Политэкономика

17.10.2017

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Между Майданом и Междуморьем

Политический разбор польского кризиса

Между Майданом и Междуморьем
  • Участники дискуссии:

    0
    0
  • Последняя реплика:


 

Если Польша отбросит свои геополитические амбиции с реваншистскими настроениями, то диалог между Союзным государством и Варшавой будет развиваться во взаимовыгодном и конструктивном русле.
 


Отношения между Брюсселем и Варшавой продолжают охлаждаться. Порой доходит и до лёгких заморозков.

Так, в конце прошлого месяца Еврокомиссия выразила серьёзную обеспокоенность тем, что в Польше был принят законопроект, закрепляющий право депутатов и министра юстиции назначать судей без консультаций с представителями судебной системы. По мнению еврочиновников, такие положения ставят под угрозу независимость судебной власти в стране.

29 июля против Варшавы был начат процесс привлечения к ответственности за нарушение законодательства ЕС, который может завершиться обращением в Суд Европейского союза. Результатом всего этого вполне может стать наложение санкций на страну, но пока польским властям дали месяц для официального ответа по поводу происходящего.

МИД нашей западной соседки уже успел отреагировать на заявления еврочиновников и начатую Еврокомиссией процедуру:
 


«Министерство иностранных дел приняло к сведению решение Европейской комиссии о начале процедуры в связи с невыполнением обязательств страны-члена. Мы вновь подтверждаем нашу готовность предоставить Европейской комиссии содержательный ответ».
 


Кроме того, по словам замглавы польского МИДа Конрада Шиманьского, социальная политика и организация судебной системы лежит в компетенции стран-членов ЕС, а не Брюсселя.




Действующий президент Польши, кандидат от партии «Право и справедливость»
Анджей Дуда.

 


С момента прихода к власти партии «Право и справедливость», которая в октябре 2015 года получила 51% мест в парламенте по результатам выборов, это далеко не первый спорный вопрос между Польшей и руководством Евросоюза.

Ещё в январе 2016 года новое руководство запустило реформу порядка деятельности государственных СМИ, что выразилось в том, что министр финансов Польши получил право назначать руководство данной категории медиа, а также изменять их уставы. Тогда одним из первых шагов нового руководства Польского общественного телевидения (TVP) оказался запрет на прямые включения с антиправительственных демонстраций. Оппозиция назвала это ударом по свободе слова.
 

Новый закон вызвал бурю негодования в Европе. Тогда же рейтинговое агентство Standard & Poorʼs понизило долгосрочный суверенный рейтинг Польши на одну ступень — с А- до BBB+ с негативным прогнозом, отметив, что в течение двух лет возможно новое понижение.
 

Принятие вышеперечисленных законов, а также неоднократные противоречия в отношениях с руководством ЕС сопровождались массовыми акциями протеста практически по всех крупных городах нашей западной соседки. Их проводила оппозиция, и некоторые даже стали поговаривать о возможности польского «Евромайдана».


Быть ли Майдану в Польше?

С тех пор как у власти нашей западной соседки находится правая консервативная партия «Право и справедливость», в стране время от времени вспыхивают акции несогласных и оппозиции.

В начале 2016 года в знак протеста против скандального закона о СМИ «Комитет охраны демократии» вывел тысячи протестующих практически во всех крупных городах Польши.




Протесты против закона о СМИ, инициированные правящей партией Польши
«Право и справедливость».

 


Вторая волна массовых протестов пришлась на осень прошлого года в связи с решением властей ввести полный запрет на проведение абортов.

Напомним, с 1993 года и так действуют очень серьёзные ограничения при проведении искусственного прерывания беременности: делать такие операции можно только в исключительных случаях — таких как угроза жизни матери и повреждение плода, либо если беременность наступила в результате изнасилования или инцеста. Новый законопроект предполагал запрет абортов и в вышеперечисленных исключительных случаях.

Тогда под давлением общественности закон не стали принимать. Есть вероятность, что на это оказала влияние Католическая церковь, которая тогда осудила некоторые положения законопроекта, а именно закреплённые в нём наказания для женщин, сделавших аборт.


Но настоящие «страсти» захлестнули Варшаву совсем недавно. В конце июля 2017 года тысячи поляков высыпали на улицы в знак протеста против судебной реформы.

По данным городской ратуши, только в Варшаве в протесте приняли участие 50 тысяч человек, но самое интересное заключалось в другом: польские власти обратили внимание на факт, что один из руководителей фонда «Открытый диалог» Бартош Крамек размещал на своей странице в Facebook призывы к неповиновению властям, в том числе инструкцию из 16 пунктов по организации акций гражданского неповиновения во время массовых демонстраций противников судебной реформы, предложенной правящей партией «Право и справедливость».




Украинка Людмила Козловская, президент фонда
«Открытый диалог», и Джордж Сорос.

 


Фонд «Открытый диалог» известен тем, что занимался организацией наблюдательной миссии в поддержку Евромайдана на Украине, позже блокировал поставки «Мистралей» в Россию из Франции путём убеждения польского Министерства обороны в выдаче заявления, что этим действием французское правительство резко уменьшит шансы французских компаний на победу в военных тендерах в Польше.

Теперь польский МИД намерен выяснить, финансируется ли данный фонд из средств, выделяемых на деятельность неправительственных организаций, и в каком конкретно масштабе. На этом фоне весьма любопытно выглядит факт, что в августе 2014 года были опубликованы доказательства их сотрудничества с Госдепом США во время госпереворота в Киеве.
 

Как пишут польские журналисты, «Открытый диалог» был создан в 2009 году украинцами в Варшаве, его задачей является организация и поддержка т.н. «цветных революций» в странах бывшего СССР, он тесно связан с Соросом и оппозиционной либеральной партией «Гражданская Платформа».
 

А руководитель фонда пан Крамек недавно заявил следующее:
 


«Радикальные методы сопротивления из восточных стран легализованы исключительными в истории Третьей Речи Посполитой обстоятельствами. Власть, ведущая разрушение государственных устоев в восточном стиле, должна считаться с адекватной и аналогичным образом инспирированной реакцией общества. Наша работа представляет 16 пунктов, опирающихся, кроме всего прочего, на опыт, вынесенный из миссии наблюдения и поддержки украинского Евромайдана».
 



Помимо данного фонда и леволиберальной оппозиции, в подготовке польского майдана пытаются задействовать и приезжих в страну украинцев. Так, польские СМИ обратили внимание на некоего Игоря Исаева, который является редактором портала Prostir, созданного украинцами, живущими в Польше.

На своей странице в «Фейсбуке» Исаев постоянно сообщает о последних новостях с польских протестов, а также заявляет о том, что занимается «украинизацией» польского Майдана, распространяет среди протестующих значки с надписью «PiS ПНХ».

Украинцы уже ввели в польское медиапространство такие понятия, как «Антимайдан» и «титушки».

Всё тот же Исаев на своей странице в соцсети разместил пост, где назвал проправительственную и евроскептическую акцию польских националистов «Антимайданом».





По другую сторону баррикад, которая против польского Майдана, находятся активные молодые люди националистических взглядов, сторонники действующей власти, футбольные фанаты, евроскептики, традиционалистские и консервативные движения — все силы, которые выступают за суверенитет Польши, за её большую независимость от Брюсселя.
 

Как видно, наиболее организованная и боеспособная молодёжь, которая в случае дальнейшего раскачивания ситуации способна взять её под контроль, активно поддерживает решение властей и настроена весьма недружелюбно по отношению к леволиберальным проевропейским протестующим.
 

Именно данный факт сведёт все попытки «раскачать лодку» в Варшаве на нет. На Украине именно руками местных молодых радикалов был совершён государственный переворот. Если бы националисты не поддержали Евромайдан на Украине, ещё неизвестно, как бы там всё закончилось.

Помимо этого, как показывают социологические исследования, рейтинг президента страны Анджея Дуды и правящей партии «Право и справедливость» после выборов потихоньку пополз вверх. Так, на февраль нынешнего года положительно о работе президента высказались 54% опрошенных (на выборах 2015 года он заручился поддержкой 52% избирателей).

Что касается правящей партии, то недавний опрос показал, что спор вокруг закона о судьях не только не ослабляет её рейтинг, а наоборот — добавляет ей популярности.

Да и сама оппозиция, вероятно, осознаёт вышесказанное, к тому же в её кругах есть опасения, что ситуация в стране может выйти из-под контроля, поэтому вряд ли пойдёт на более радикальные шаги и усугубление конфликта.
 

В связи с этим польский Майдан и любые сценарии насильственного захвата власти фактически равны нулю.
 


ЕС нельзя независимость:
где Польша поставит запятую?


На фоне пусть невысокого, но постепенного роста популярности правящих консерваторов среди населения есть все основания полагать, что «ПиС» (возможно, в коалиции с другими националистическими и консервативными партиями) ещё довольно длительное время будет оставаться у власти.

А судя по тому, что «ПиС» находится идеологически на противоположной стороне современным европейским ценностям и принципам, дальнейших противоречий между Варшавой и Брюсселем не избежать.

За менее чем два года нахождения у власти правые евроскептики планировали принять три вызвавших бурю осуждения в Европе законопроекта, и два из них приняли несмотря ни на что. При этом на все «обеспокоенности» и «негодования» со стороны Запада Варшава отвечает вполне конкретно, отстаивая свои позиции. Мягко указывает на то, что вправе самостоятельно разобраться со своей судебной системой, посылая таким образом сигнал, что желает иметь большую степень независимости.

Кроме того, ни руководство, ни население Польши не горят желанием принимать беженцев и мигрантов из стран Ближнего Востока в установленном Брюсселем объёме.
 
В 2015 году руководство ЕС приняло решение, согласно которому каждая из 28 стран-членов обязана принять определённое число мигрантов и беженцев из стран Ближнего Востока, а за отказ от выполнения нормы предусмотрен штраф.

Однако Польша отказалась принимать данные правила. Тогда Анджей Дуда раскритиковал миграционную политику Брюсселя, заявив следующее:
 


«Я не согласен с диктатом сильных в ЕС, когда, используя преимущество экономическое и демографическое, навязываются решения без учёта специфики конкретной страны».
 


А глава польского МИДа Витольд Ващиковский напомнил, что Польша в прошлом году выдала 1,2 млн виз для украинцев и полмиллиона для белорусов, большинство из которых решили остаться в стране:
 


«Они тоже мигранты, и я не знаю, почему мигранты с Ближнего Востока и Северной Африки должны лучше оцениваться европейскими институтами, чем мигранты из затронутой войной Украины».
 


В высказывании Ващиковского очень точно выражена суть идеологических противоречий между Варшавой и Брюсселем. Польское руководство, как видно, не готово принимать навязываемую из Европы дискриминацию мигрантов и беженцев европейского происхождения, тех же украинцев, и наделять какими-либо преимуществами переселенцев из мусульманских регионов.

Ведь действительно, в правилах квот не прописано, что каждая страна обязуется принять определённое количество беженцев с Ближнего Востока. Просто беженцев, неважно, откуда. Не секрет, что Польша действительно приняла и продолжает принимать очень большое количество приезжих украинцев.




Демонстрация против приёма в Польше беженцев с Ближнего Востока.
 


Население Польши также против приёма беженцев и мигрантов из мусульманских стран. Об этом свидетельствуют результаты соцопроса, проведённого по заказу телеканала TVP. Согласно полученным данным, 46% поляков ответили «решительно нет» на вопрос о приёме беженцев в Польше. Ещё 27% ответили «скорее нет» на данный вопрос. Лишь 4% опрошенных решительно выступили за приём беженцев.

Это свидетельствует о том, что электорат в будущем окажет значительную поддержку евроскептическим и националистическим силам, которые будут отстаивать право Польши не принимать беженцев и мигрантов.
 

Польские власти не желают выполнять все требования Брюсселя, настаивая на большей степени своей независимости, а население не жаждет создавать мультикультурное общество по германскому или даже французскому образцу. Интерес Польши в Евросоюзе один — экономика.
 

За шесть лет — до 2013 года — Польша получила 81,5 млрд евро дотаций от ЕС. До 2020-го она предполагает получить ещё 82,5 млрд евро, став, таким образом, чемпионкой по общеевропейским субвенциям, опередив Францию и Испанию, при том что вклад Польши несопоставим с тем, сколько отдают в бюджет эти две страны. Благодаря этим дотациям ВВП Польши увеличился за десятилетие вдвое, сегодняшний его рост составляет 3,5% в год.

В связи с этим перед Польшей в ближайшем будущем встанет прямой выбор: либо оставаться в Европейском союзе, принять все его правила и иметь дотации, либо стать независимым государством, самостоятельно определять внешнюю и внутреннюю политику, но лишиться финансовой помощи ЕС.

Именно от того, какой из путей выберет Польша, будет зависеть развитие её отношений с Союзным государством Беларуси и России.
 
 
Окончание: ЧЕГО ОЖИДАТЬ В БУДУЩЕМ
        

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Минск выступает за реальную интеграцию в экономике

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

«Наши западные партнёры» и их гибридные угрозы

Идеологические диверсии Польши

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«В судьбоносный момент нужно быть со своими»

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

«Беларусь как оплот против России...»

Провокация или новая политика Госдепа?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.