ЛАТВИЯ. ОБЩЕСТВО

15.09.2022

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Медовая ловушка

Суббота. Проза. Стихи. Камера

Медовая ловушка
  • Участники дискуссии:

    1
    1
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Сидя в маленькой тюремной камере с тремя китайцами и десятью тысячами беспощадных клопов, Марис Штинькис вспомнил, что все началось с письма, пришедшего на его электронную почту.

     Письмо приглашало в секс-тур по Индонезии. О сексе не говорилось прямо, но заголовок «Каникулы в раю» и более, чем прозрачные намеки в тексте письма, не оставляли сомнений.

      Штинькис порадовался прогрессу современных технологий. Год назад он побывал в Индонезии, в том числе на знаменитом курорте в Бали, и разместил красочный репортаж о своей поездке в социальных сетях.

      О сексуальных приключениях он, разумеется, умолчал.  Но умный алгоритм все понял. И с тех пор Штинькис регулярно получал рекламу туристических путешествий, включающих в себя, наряду с познавательной, и сексуальную составляющую.

    В этот раз сексуальная составляющая предстала в образе сочной смуглянки, встречающей Штинькиса в аэропорту Джакарты. Они вместе добрались на такси до отеля. В номере смуглянка сразу разделась и помогла раздеться Штинькису. Замедленным движением, как делают актрисы в порнофильмах, она облизала губы. После чего подошла к дверям номера и трижды в нее постучала.

    В номер ввалились двое полицейских. На ломаном английском они сообщили голому Штинькису, что он арестован.

   На его вопль «Но она же совершеннолетняя!» один из полицейских покрутил головой и ответил длинной тирадой, из которой Штинькис понял только одно слово – «Россия».

     Сидя в тюремной камере с засорившимся туалетом, который никто и не думал чинить, Марис Штинькис снова и снова прокручивал в памяти тот весенний день, когда он, владелец компании DDD, подписал договор со столичной мэрией.

    Компания обязалась выполнить работу, имеющую большое политическое значение: демонтировать памятник русскому солдату с девочкой на руках. Глава государства сравнил снос этого символа оккупации с прорывом человечества в космос.

   В финансовом отношении договор был весьма привлекателен. Правда, в приватной беседе мэр города дружески посоветовал Штинькису не афишировать участие его компании демонтаже памятника.

- Едва ли Путин пришлет своего агента с «новичком», — с наигранной веселостью произнес мэр. – Но ты же знаешь этих русских…

     По спине Штинькиса пробежал холодок. Но финансовые соображения взяли верх. Работа была выполнена. Благодарное письмо главы государства украшало офис DDD.

    «Ты же знаешь этих русских…», — слова мэра, сказанные три года назад, вспыхнули в голове Штинькиса, как большая световая реклама. – А знаю ли я русских? – спросил себя Штинькис.

   Не лучше, чем китайцев. Он бросил взгляд на сокамерников, сидевших на корточках в углу камеры. Вот зачем они сидят на корточках, когда могут более удобно расположиться на койках?

   Двери камеры открылись со страшным лязгом, от которого сердце всякий раз проваливалось куда-то вниз. Надзиратель сообщил Штинькису, что к нему пришел адвокат.

   Лицо адвоката было покусано клопами. Вероятно, ему часто приходилось бывать в тюрьме. Поинтересовавшись платежеспособностью клиента, он ввел его в курс дела.

    Оказалось, что еще за год до сноса солдата с девочкой в российский уголовный кодекс была внесена новая статья. Она предусматривает до пяти лет лишения свободы за разрушение памятников, связанных с русской военной историей. Статья действует как в России, так и за ее пределами.

    На основании Соглашения о взаимной правовой помощи между Россией и Индонезией российская генеральная прокуратура требует выдачу гражданина третьей страны Мариса Штинькиса., против которого в России возбуждено уголовное дело по той самой статье.

- Мы будем добиваться, чтобы вас не выдали. Но каковы были мотивы вашего личного участия  в сносе памятника? – поинтересовался адвокат.

- М-мм… Финансовое… Отчасти.

- Корыстный мотив – это плохо. Давайте что-нибудь другое.

- Россия напала на соседнее государство. Демонтаж памятника – акция поддержки государства, ставшего жертвой агрессии.

     Не очень-то логично, вы не находите? И не забывайте, что вы не в Европе. Мы далеки от этих событий. И наше правительство больше волнует подписанное торговое соглашение с Россией… Окей, я подумаю… Вы можете перевести часть гонорара авансом?

… — Ну что, Сергей Дмитриевич, good job как говорят наши заокеанские заклятые друзья, — седой полковник крепко пожал руку молодому капитану. – Взяли голубчика голенького в прямом смысле. Работала медовая ловушка. Уже кормит клопов в индонезийской тюрьме…

- Когда можно сдать выдачи?

- Да вот боюсь, что никогда. С заклятыми друзьями прорабатывается сложный многоходовой обмен, где этот прибалтийский секс-гигант идет мелким довеском.

- Жаль, — вздохнул капитан.

- Вопрос решается на самом верху, — строго сказал полковник давая понять, что дальнейшая дискуссия неуместна.

PS. Все совпадения случайны. Рассказ не одобряет и не прославляет политику России. Наоборот, он написан с заботой о гражданах Латвии. Чтобы они крепко подумали, прежде чем ехать в экзотическую страну, где их могут схватить длинные руки российских спецслужб. (От автора)


СТАРЫЙ ЧЕКИСТ
 

Самогонка и есть самогонка,

Как "бурбоном" ее ни зови.

Ну давай, опрокинем

легонько,

Шурави ты моя, шурави.

Не сбылось ни одно, ни другое,

А на третье, конечно,

компот.

Ты вчера не вернулся из боя,

Значит, завтра тебе повезет.

Карты лягут, как планы

генштаба,

На броне, несмотря

ни на что,

Мы ворвемся в предместья

Пенджаба,

Как какой-нибудь цирк

шапито.

С каждым днем тяжелеет

авоська,

Что в ней, кроме грехов

и обид?

"Эй, солдат, угости

папироска!"

Волк тамбовский тебя

угостит.

А любовь не подарок наркома,

Не пришпилишь к усталой

груди.

Как записка из мертвого

дома -

Этот шепот: не бойся,

не жди.

Вот допьем и опять

за работу,

(Если с песней — работа

легка).

Разбудите конвойную роту!

Я — последний поэт ВЧК.

Тчк. Многогранник стакана,

Как граната, зажат в кулаке.

И упругий басок Левитана

Колобродит в соседнем леске.

Ты и я — молодые, в ушанке,

Девятнадцатый, кажется,

год.

Мы простимся с тобой

на Лубянке

Или встретимся,

наоборот.

(ВЛ. 1995 г.)


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктория Андрейман
Латвия

Виктория Андрейман

Руслан Панкратов: «Боль не бывает долгой, так я думаю»

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Есть ли жизнь после памятника?...

Тюремный вестник 23

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Тюремнный вестник 22

Молчание ягнят

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

«Придется быть не только против Путина, но и против Пушкина»...

МЫ НИКОГДА НЕ СТАНЕМ БРАТЬЯМИ...

Всех поголовно не накажешь. Раз все поголовно говнят сейчас и прекратат потом. Но это неважно - наказать всех поголовно. Главное, что будут петь гимн России тогда. По3.14т немного

Поляка захейтили

Раньше я никак не реагировал на такие сообщение журналистов или должностных лиц. Однако сейчас уже приходит информация прямо с передовой и именно с участка фронта в ДНР. Не так дав

Часть 2

Был и у меня друг детства, который тоже начал где то с несовершеннолетия и стал завсегдатаем различных зон, от усиленного режима и до особого режима в приполярье. "Дослужился" до о

Ненужное фуфло?

А кстати, Вы в курсе, почему римляне строили акведуки, а не нормальные водопроводы?

Русская жительница Дрездена

Правильно. И начали с Европы. Как с лохов без ЯО.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.