Национальная оборона

13.09.2019

Николай Маратович Межевич
Россия

Николай Маратович Межевич

Доктор экономических наук, профессор

Любой локальный конфликт в Прибалтике развернется в масштабное противостояние

Любой локальный конфликт в Прибалтике развернется в масштабное противостояние
  • Участники дискуссии:

    1
    1
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


В Нижегородской области России стартуют российско-белорусские военные учения «Щит Союза — 2019». Несмотря на удаленность от западных границ России и Беларуси эти учения все равно трактуются в контексте противостояния с НАТО в Восточной Европе. О том, в каких формах сегодня проходит это противостояние, реален ли сценарий военного конфликта в Прибалтике и хотят ли в НАТО войны, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований (РАПИ) Николай МЕЖЕВИЧ.

— Г-н Межевич, Балтийский регион безопасности привлекает сегодня очень большое внимание, которое обращено на противостояние России и стран Североатлантического альянса. Насколько зачастую крайне агрессивная политическая риторика Прибалтийских государств соотносится с вероятностью реального регионального конфликта в регионе?

— Для начала хотелось бы отметить, что на самом деле в Балтийском регионе, помимо повестки конфликтности между Россией и НАТО, существует множество других линий, которые зачастую находятся в тени. Но мы о них все же должны знать.

В частности, я бы отметил проблематику, связанную с Республикой Беларусь, с ее нейтральным статусом, с одной стороны, но ее участием в ОДКБ и Союзном государстве — с другой.

Помимо такой сверхмасштабной повестки отношений России и НАТО, в региональной системе безопасности Балтийского региона существуют и такие факторы, как Беларусь — Литва, Беларусь — Польша.
 
Другой важный момент — в данном регионе, а в принципе, как и во всем мире, все сильнее переплетаются вопросы военной и экономической безопасности.
И в этом смысле доклад «Безопасность в Восточной Балтике», который подготовила Российская ассоциация прибалтийских исследований, посвящен сразу и военной безопасности — это вторая и третья главы, — и вопросам экономической и информационной безопасности, и это первая глава.

Почему так получилось? Действительно ли постоянное акцентирование внимания на военной безопасности в Таллине, Риге, Вильнюсе, Варшаве означает, что завтра война? Ответ должен быть следующим: нет.

Конечно, вероятность конфликта достаточно велика. И мы с моим коллегой из Балтийского федерального университета Юрием Михайловичем Зверевым делаем такой вывод на основании системного военно-стратегического анализа, где каждый танк, каждая пушка проанализированы и загнаны в соответствующие таблицы. Тем не менее мы делаем вывод, что стороны не стремятся к конфликту.

— Все стороны?

— Понятно, что не стремится к конфликту Москва, понятно, что не стремится к конфликту Минск.
 
Но к военному конфликту, и я это подчеркиваю, не стремится и Монс — штаб-квартира НАТО. Да и Вашингтон не стремится к этому.
Многочисленные командно-штабные учения показали, что локальный конфликт в современном мире имеет тенденцию выходить за пределы региона.

Давайте спросим у наших читателей — если в конфликт втягивается Варшава, является ли это конфликтом региональным? Вероятнее всего — нет. Потому что Польша — это крупная страна с большим военным потенциалом. И хотя у нее есть интересы и на западе, и на юге, и на севере, проблемная территория с точки зрения Варшавы — это восток. Поэтому не очень понятно, как локализовать конфликт, если он будет, и локализуем ли он вообще.

Сформулируем еще жестче.
 
Даже малый конфликт на границе между Россией и Эстонией, предположим, вполне может со временем, достаточно быстро, развернуться в масштабное противостояние. Понимание этого факта в целом существует, хотя об этом не много говорят.
Есть доклады RAND Corporation (американский исследовательский центр — прим. RuBaltic.Ru), где тезис о том, что Запад в военном конфликте не заинтересован, аккуратно прописан. А вообще наши оппоненты заинтересованы в том конфликте, в котором они безоговорочно побеждают.

— Возвращаясь к вопросу о взаимосвязи военной и экономической сфер, можно ли утверждать, что истерия стран Балтии по поводу «угрозы с Востока» продиктована сугубо прагматическими целями этих же государств, которые тем самым хотят получить экономическую поддержку от Запада?

— Действительно, когда начинаешь присматриваться в течение уже не первого десятилетия к риторике Таллина, Риги, Вильнюса, Варшавы, то обнаруживаешь, что за броскими фразами скрывается рациональный расчет. Но он не только экономический, но и политический.
 
В эпоху до Трампа вообще все было предельно просто — сегодня мы покричим о русской угрозе, а завтра нам подарят какую-то технику или пришлют денег. В этом смысле система работала десятилетиями.
Нам иногда оппоненты, например, из Вильнюса, говорят: «Вы лишились нашего доверия после 2008 года и окончательно его растеряли после 2014 года». И я таким людям отвечаю: «Простите, давайте тогда почитаем вашу прессу и заявления вашего министерства иностранных дел от 2004, 2005, 2006 годов».

Тогда собеседники, как говорят в молодежной среде, «сливаются». Потому что сохраняется одна и та же риторика — и в 2005, и в 2008, 2014 и других годах. Признаться в этом трудно — но это так.

Действительно, в дотрамповскую эру Запад был донором безопасности прежде всего в экономическом аспекте, и уже затем — в военно-политическом.

В последние годы при Обаме начались массированное развертывание сил в Прибалтике, усиление военного контингента в Польше. Однако количественное усиление не такое уж и гигантское, и этот вывод мы делаем в нашем докладе «Безопасность в Восточной Балтике». Поэтому западные эксперты, которые к нам приезжают, говорят: «Да, появилось еще 10, 40, 50 танков, но у вас ведь больше!»

Да, действительно, у нас больше, особенно если считать танки до Урала.
 
Давайте тогда и вы будете считать все свои танки, пушки, самолеты. Тогда надо считать не только Балтийские флоты, но весь флот НАТО.
И, опять же, диалог не получается. Оппоненты начинают размахивать руками и говорить о том, что так считать нельзя. Но почему? Ведь Балтийское море — это свободное море. Какие у нас существуют гарантии, что завтра, если, конечно, немного огрубить ситуацию, ударные авианосцы США не окажутся у Кронштадта? Конечно, мы понимаем, что только идиот сможет засунуть их в Финский залив, но теоретически это возможно.

— В таком случае, насколько серьезно стоит относиться к наращиванию военного контингента США и НАТО в Прибалтике и Польше?

— Во-первых, наращивание идет на основе ротации. Танкисты, артиллеристы, летчики знакомятся, давайте скажем прямо, с потенциальным театром военных действий и уезжают к себе домой. Годами идет такая замена. Получается, что очень значительные контингенты НАТО, в первую очередь кадровые, являются специалистами по данному региону. Они знают рельеф, местность, погодные условия. Пилоты и артиллеристы, танкисты и связисты узнают театр военных действий.

Естественно, в случае гипотетического конфликта они все мгновенно будут здесь.
 
Поэтому мы не должны ориентироваться на то, сколько профессионалов находятся в регионе в тот или иной конкретный день, а должны представлять, сколько профессионалов получили переподготовку в конкретном регионе, в нашем случае — в Восточной Балтике.
— В этом контексте какие ответные меры принимают Россия и Беларусь?

— Здесь я бы хотел отметить очень важный момент. Существует много спекуляций на тему, что Минск уходит, что президент Республики Беларусь смотрит куда-то не туда.
 
Давайте все-таки обозначим, что Беларусь имеет право на встречи, контакты, диалог со всеми странами мира. В этом смысле я не вижу никакой проблемы, если в Беларусь приезжают американские, европейские или иные делегации.
Например, китайские представители непрерывно сидят в Минске. Здесь важно другое. Александр Григорьевич Лукашенко неоднократно заявлял, и у нас нет ни малейшего основания сомневаться в этих словах, что именно Россию он видит основным военным союзником.

— Буквально через неделю начнутся военные маневры «Щит Союза — 2019», и в этот раз они пройдут достаточно далеко от границ Альянса — в Нижегородской области России. Учитывая такую отдаленность от НАТО, сохранится ли спекулятивная риторика со стороны Запада?

— Конечно, получающие зарплату люди, начиная от военных атташе в Москве и заканчивая военными аналитиками на Атлантическом побережье США, все это отметили, записали и проанализировали. Безусловно, те, кому нужно, заметили демонстративную миролюбивость России и Беларуси. Заметили, что учения вынесены туда, где со времен поляков 1612 года (русско-польской войны 1609–1618 гг. — прим. RuBaltic.Ru) иностранных войск не было. Эти учения проходят там, где никаких государственных границ нет, не было и не будет. Но у меня нет оснований предполагать, что кто-то нам протянет руку в ответ.
 
Россия и Беларусь сделали очень важный шаг — пошли на известные издержки, связанные с транспортировкой войск, выведением на не совсем типичный театр военных действий ради поддержания мира и безопасности в регионе.
Думаю, что это решение абсолютно правильное.

— Насколько вообще сопоставимы по военной мощи российско-белорусские учения и балтийские учения НАТО?

— Если составить график военных маневров сухопутных войск, ВВС, военно-морских сил НАТО в Балтийском регионе, то мы практически не увидим паузы между ними: одни учения переходят в другие. Какие-то локализуются только в Эстонии и Латвии, что-то происходит в Польше и Литве, какие-то маневры совершает германо-датский контингент — а я напоминаю, что это тоже Балтийское море, — к каким-то учениям привлекаются условно нейтральные Финляндия и Швеция. Учения идут постоянно.

Если бы на этом фоне российский МИД и Министерство обороны делали заявления по поводу каждых учений, им бы пришлось купить магнитофон и одну и ту же реплику запускать в непрерывном режиме.

Наши учения происходят гораздо реже и по численности контингента, как правило, уступают учениям НАТО в Балтийском регионе.

— Приглашаются ли наблюдатели со стороны НАТО на российско-белорусские маневры?

— Насколько мне известно, такие приглашения разосланы. Здесь же есть еще один нюанс. Пригласить пригласили, но гости могут и не прийти.

— И при этом Альянс продолжает заявлять о непрозрачности учений…

— Ситуация, в которой НАТО будет довольна, однозначна — полная и безоговорочная военно-политическая капитуляция. Поскольку такого варианты мы предложить не можем, то Альянс, как было справедливо отмечено, недоволен.

— В большей степени мы говорим с Вами об Альянсе как о едином целом. Однако если разобрать его на составные части — страны, то можно ли говорить о полном консенсусе среди участников НАТО? Есть ли какие-то противоречия среди государств-членов по вопросам региональной безопасности в Прибалтике?

— Есть несколько интересных нюансов. В целом НАТО настроено глубоко антироссийски.
 
Однако в хорошем сумасшедшем доме всегда есть обычные палаты и палаты строгого содержания.
Так, экс-президент Латвии г-жа Вике-Фрейберга выступила с идеей создать еще один военный договор между Эстонией, Латвией, Литвой и Польшей в дополнение к НАТО. Это делается на том основании, что этим странам больше всего угрожает Россия.

Хочу заверить, что эта информация уже вызвала удивление и скептическую медицинскую улыбку не только в Москве, но и в штаб-квартире НАТО в Монсе, потому что вхождение страны в Альянс не предполагает вхождение в какие-либо еще военные организации.

Это говорит о градусе паранойи, которая захватила современную Ригу, Таллин, Вильнюс и Варшаву.

— Что стоит ожидать от Балтийского региона безопасности в ближайшем будущем?

— В краткосрочной перспективе ситуация вряд ли изменится. А про среднесрочную перспективу говорить очень трудно. Важно понимать, что Балтийский регион больше не является регионом мира и согласия, спокойствия и бизнеса, каким он позиционировался на рубеже XXI века.
 
 

   Денис Ивановский rubaltic


 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

«Наши западные партнёры» и их гибридные угрозы

Идеологические диверсии Польши

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Форт Трампа: решение Польши или план НАТО?

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Оккупации Литвы 14 сентября не будет

Капитуляции Минска тем более

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Зачем Беларусь держит порох сухим?

Висящее на стене ружьё иногда стреляет

«Борьба за идентичность». Как польские националисты навязывают «карту поляка» белорусам

карту русского,которой нет  "Карту русского" следует взять в кавычки. А то звучит некорректно и нетолерантно: она же не только русским могла бы понадобиться. Когда-то говорили

«ПиС» не скис

На сегодняшний день Польша самая успешная страна в Европе по темпам роста, соседям есть с чего брать достойный пример эффективности польской власти. Еще несколько лет и Польша впол

Американцы провоцируют конфликт России и Беларуси

Трампу понравится.Не знаю. Он сразу в твитере озвучит цифры помощи. Скажет доколе. А в добавок напомнит что Белоруссия не помогала в Нормандии и вьетнамской войне.

ЕСЛИ БЫ КУРДЫ БЫЛИ РАЗУМНЕЕ...

Все таки тянет Вас порассуждать по теме "Есть ли справедливость в мире" :).По мне нет ее и не будет. А по поводу курдов, турков, персов. Этот бурлящий котел на ближнем востоке надо

Латвия и Мальта: исторические параллели и перпендикуляры

Rakstīšu latviski, lai Jūs apzinātos, ka kļūdāties. Ja cilvēks ir pieradis izteikties ar gariem teikumiem dzimtajā valodā, viņš to pašu dara arī svešvalodā. Tāpēc radas gramatiskas

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.