Лечебник истории

10.04.2019

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

Лев, сын Давида

Лев, сын Давида
  • Участники дискуссии:

    11
    24
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


У каждого красного деятеля должна быть своя чёрная легенда. На иных напустили столько густого и вонючего дыма, что развеиваться начал он только сейчас. Иных усердно продолжают окуривать.

Троцкий Лев Давыдович вот уже восемьдесят лет как помер, точнее, был подло убит вероломным компаньоном (отчего-то финал истории Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова вспоминается здесь). Но чёрный дым коромыслом стоит вокруг него до сих пор.

Потому что, скончавшись физически, в идейном смысле Троцкий, как и учитель его Ленин, несомненно и ярко жив. Уж по крайней мере, на многострадальной родине своей.
 

Это на цивилизованном Западе товарищ Троцкий — изъеденный профессорами и подёрнутый молью левачковый симулякр. Иное дело у нас. У нас от него корчит, коробит и корёжит и консерваторов, и либералов, и монархистов, и анархистов, и коммунистов — всех подряд.
 

Актуальность абсолютная. Политическому деятелю такие годы спустя это, конечно, как медаль.

Ядерным грибом копна волос, очёчки сверкают и крючочком бородёнка. Во взгляде прочитываются тщеславие и ярость пошедшего вразнос школьного учителя. Выражение лица как всегда неприятное, таким он, как говорится, парнем был, да.

Мне не очень нравится, чисто по-человечески, Троцкий, потому что этот деятель чересчур любил бахвалиться и свистеть. Свистит, как Троцкий, — помните, несколько грубее говаривали в Совдепе.

Другое дело, что Льву действительно было чем бахвалиться, и свистел он чаще всего тоже по делу. Нынешние же его изобличители настолько глупы и невежественны, что на полном серьёзе приводят липовые цитаты про Россию — вязанку хвороста в костре мировой революции, которую нужно превратить в страну белых негров.
 
Обвинения Троцкого в леваческой русофобии предвзяты и объясняются банальным антисемитизмом и банальной безграмотностью.

Воевал в гражданскую он исключительно свирепо и успешно. Суть здесь в том, что свирепо воевали все и со всех сторон, успешно — единицы. А свирепствовал какой-нибудь Корнилов никак не меньше, причём до того ещё, как по-настоящему разгорелось:

«железной рукой восстанавливая дисциплину, приказал расстрелять сотню солдат и положить их тела вдоль дороги, привязав к ним дощечки с надписью, что они были расстреляны за «грабежи и убийства», якобы совершенные ими в г. Калуше».

Так что в милитарных жестокостях Троцкий отнюдь не был первопроходец. А вот тот факт, что ему удалось прямо среди хаоса и войны строить армию и побеждать, действительно уникален. И страну он тоже строил, примкнувший к большевикам, так, что из кожи, точнее из кожанки, вон лез, — а вовсе не хворост вязал.

Отдельный и очень интересный вопрос — роль Троцкого в революции. Великолепный деятель и технолог, он безоговорочно держался второго плана, признавая авторитет и первенство Ленина. С его-то честолюбием и амбициями! Тут видно, что интересы дела были для него глубоко первичны.

Чтобы понять, чего ему это стоило, возьмём небольшой отрывок из знаменитых мемуаров нашего героя и посчитаем, сколько раз в нём упомянуто местоимение «я»:

«Так я стал школьником. Я рано вставал, торопливо пил свой утренний чай, запихивал в карман пальто завёрнутый в бумажку завтрак и бежал в школу, чтоб поспеть к утренней молитве. Я не опаздывал. Я спокойно сидел за партой. Я внимательно слушал и тщательно списывал с доски. Я прилежно готовил дома свои уроки. Я ложился спать в положенный час, чтоб на другое утро торопливо пить свой чай и снова бежать в школу под страхом опоздать к утренней молитве. Я аккуратно переходил из класса в класс. Встречая кого-либо из учителей на улице, я кланялся со всей возможной почтительностью…»
 
И вот такой, любящий поякать, Лев Давыдович дисциплинированно держится второй роли весь ленинский период.
После смерти Ленина в аппаратную схватку вступает с неохотой. Подковёрная возня его явно тяготит. Его конёк — эмоции, порывы, свершения и движения грандиозных народных масс; но Большая Эпоха прошла. Теперь ключ к власти прячется где-то среди бумажек в канцелярии Кремля.

И он проигрывает, проигрывает даже с некоторым облегчением. В отличие от умершего Ленина, гениального и универсального, Лев Давыдович не может сочетать в себе холодного философа, пламенного вождя и железного письмоводителя. Канцелярская интрига ему не даётся, да он и не собирается в ней преуспевать.

Может быть, и жаль.

Кто в теме, кто читал Троцкого и прочих деятелей, кто изучал документы эпохи, — тот знает, что к году двадцать пятому Давыдыч представлял собой гораздо более умеренного деятеля, чем тот же Сталин, которого сегодня пытаются представить чуть ли не православным консерватором.

Что демон революции старался не притеснять мужика, не левачить на селе, не трогать церкви и активно разрабатывал автаркийную программу индустриализации.

Что он, пожалуй, единственный деятель большевизма, не стеснявшийся высказываться в исконно русофильском ключе, превознося характер народный.

Впрочем, всё это уже история, а историю, увы, не усваивают, а придумывают, у нас в особенности. Поэтому каждый, кому делать нечего, может активно ненавидеть давно ушедших Троцкого, Сталина, Милюкова, св. Николая Кровавого и т.п., косплеясь в их давно ушедших в историю схватках.

Но вот непосредственно Троцкого всё же советую почитать, вне зависимости от вашего отношения к этой фигуре. Потому что уж очень многое он в своё время предвидел. Именно этим он и неудобен нынешним хозяинам жизни, а вовсе не тем, что «русофоб», «палач» и т.п.

Чего стоит одно это, уже активно тиражируемое, прозрение:
 
«Финансовый капитал стал несравненно могущественнее, а мир — неизмеримо теснее. Русский капитализм мог бы быть теперь только кабально-колониальным капитализмом азиатского образца…

Реставрация буржуазной России означала бы для «настоящих», «серьёзных» реставраторов не что иное, как возможность колониальной эксплуатации России извне.

В Китае иностранный капитал орудует через компрадоров, т.-е. китайскую агентуру, нагревающую руки на грабеже собственного народа мировым империализмом. Реставрация капитализма в России создала бы химически-чистую культуру русского компрадорства, с «политически-правовыми» предпосылками деникински-чанкайшистского образца.

Всё это было бы, конечно, и с богом и со славянской вязью, т.-е. со всем тем, что нужно душегубам для «души»».

Это — в рамочку. В этом соль и суть.

Поздний Троцкий — диссидент, мыслитель и литератор.
 
Да-да, надо понимать, что энкэвэдэшные придурки с ледорубом, быть может, зачеркнули новую главу в истории русской литературы. Он только-только начинал писать безупречно, без лишних вычурности и пафоса.
Большой любитель красного словца, Лев Давыдович в наши дни интересен не столько этим самым словцом, сколько сутью, корреляцией записок его с текущим моментом. Поэтому такие работы, как «История русской революции» или «Преданная революция» нужно изучить однозначно.

«Моя жизнь» написана ещё и в лучших традициях старой мемуаристики.
 
Со всеми этими трудами лучше ознакомиться, прежде чем, как Троцкий, свистеть на Троцкого. Они весьма полезны для понимания не только истории, но и текущего момента.
А момент, он ведь всегда повторяется, человечество вертится в колесе Вечного Возвращения, как белка. Один только пример: сколько уж свистели на батьку Троцкого с его «ни мира ни войны», а сами два года уже со всех конфликтных сторон нимиранивойнюкают, только называют это своими гибридными достижениями.

На несчастном Донбассе Путин с Сурковым до того донимиранивойнюкались, что превратили на многие годы в зону апокалипсиса. Может быть, у Троцкого на переговорах в Бресте тоже получалось не очень, но он, в отличие от этих, быстро исправлялся.

Да, Лев Давыдович, которому борщебородые сочинители из числа писателей-деревенщиков и не только напридумывали столько липовых цитат о белых неграх, внезапно оказался автохтоном. Почвенным, сермяжным вождём, сумевшим предвидеть будущее. Вспоминать его можно и нужно, у него есть ключи ко многому из того, что происходит здесь и теперь.

Про наше настоящее из своего прошлого он проницательно сказал:
 
«Это был бы капитализм особого типа: по существу колониальный, с компрадорской буржуазией, капитализм, насыщенный противоречиями, исключающими возможность его прогрессивного развития.

Ибо все те противоречия, которые, согласно нашей гипотезе, могли бы привести ко взрыву советского режима, немедленно перевоплотились бы во внутренние противоречия капиталистического режима и приобрели бы вскоре ещё большую остроту
».

Кто будет спорить с Троцким? Я не буду.
 


Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Большевистский «темнейший»

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Белорусская Красная Армия 100 лет назад: первые бои

В марте 1919 года польские легионы развернули интервенцию в Беларусь

Виталий  Матусевич
Беларусь

Виталий Матусевич

ТРИ ЮБИЛЕЯ (Часть 1)

Почему большевики разогнали Белорусский съезд

Вадим Елфимов
Беларусь

Вадим Елфимов

Политолог, кандидат исторических наук

Счастливое число истории

Историческая память — это то, что делает народ народом

На орбиту социализма

Да простит меня уважаемый, Лев Криштапович, автор спича, но статья, пышущая жаром близких мне эмоций, по содержанию, лишь крылатый призыв-лозунг, с которым лично я полностью соглас

Холокост в Восточной Европе и конкуренция памяти

Владимир, ты забываешь две основные вещи - религия многие века была основным определяющим признаком, который делил всех людей на своих и чужих.Этническая составляющая даже в начале

Договор о ненападении между СССР и Германией: просчет альтернатив

"Джек-потрошитель", Гитлер, Дракула...их НЕ ЗАБУДУТ по ДРУГОЙ причине, надеюсь сообразите по КАКОЙ !

Бердяевский опыт историософского истолкования Русского мира

Да, я НЕ УВАЖАЮ (мягко сказано) Татьяну Жданок, за всё то ЗЛО, которое она лично принесла ( и приносит) русскоГоворящим жителям Латвии. Я не против русского мира, я против балаболь

Поговорим о ТУТ БАЕ

Доброго дня и здоровья , Вам, Юрий. Экая незадача постигла, но, то не печаль, а повод появится ни раз и ни два, а постоянно на ТУТ быть активным читателем). Помнится, у соседе

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.