05.08.2019

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Латвийский Минздрав легализует эвтаназию

Латвийский Минздрав легализует эвтаназию
  • Участники дискуссии:

    21
    60
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Латвия движется по пути дегуманизации медицины. Минздрав разрабатывает правовое регулирование «последней воли» тяжелобольных, не совместимое с клятвой Гиппократа.

Министерство здравоохранения Латвии и Латвийское общество врачей работают над правилами, согласно которым будет исполнена последняя воля пациента, если тот не захочет, чтобы его возвращали к жизни и реанимировали. При этом процесс отказа от реанимационных мероприятий планируется максимально упростить.

Чтобы пациент мог однозначно выразить свою последнюю волю, будет достаточно зафиксировать его пожелание в системе «Э-здоровье» или через сайт Latvija.lv, пишет газета «Сегодня» со ссылкой на министра здравоохранения Илзе Винькеле («Новое единство»). По словам главы Минздрава, это избавило бы человека от необходимости всегда иметь при себе, например, нотариально заверенный документ, в котором тот просит не реанимировать его в случае наступления критической ситуации.
 
На мой взгляд, это серьезный шаг в сторону дегуманизации латвийской медицины путем легализации эвтаназии. И что еще хуже, это путь к легализации эвтаназии принудительной или насильственной.
Эвтаназией называют приближение смерти больного по его просьбе какими-либо действиями или средствами, включая прекращение искусственных мер по поддержанию жизни. Эвтаназия относится к проблемам, мнения по которым очень резко расходятся. И если одни страны законодательно закрепляют «право на смерть», то другие запрещают эвтаназию в любом виде.

Не стану здесь входить в рассуждения об эвтаназии как таковой. Для меня лично «право на самоубийство» — один из самых сложных экзистенциальных вопросов. Не пытаясь его разрешить здесь и сейчас, ограничусь указанием на требование безусловной добровольности ухода из жизни через эвтаназию. Но о какой доброй воле, о каком свободном выборе можно говорить в случае, когда человек тяжело и тем более безнадежно болен?
 

Но в буржуазной Латвии туго со свободой вообще и свободой выбора в частности, поэтому у нас «право на самоубийство» превращается в право на убийство. В европейской Латвии додумались получать согласие на самоубийство по интернету. Так, дескать, удобнее и волнений меньше — ни дать ни взять, «э-гильотина».
 

Урегулирование вопроса о последней воле пациента защитило бы от стресса и необоснованной ответственности родственников человека, заявила президент Латвийского общества врачей Илзе Айзсилниеце. Мол, в семье не всегда имеется единое мнение о том, продолжать ли поддерживать жизнь больного, и не всегда мнение родственников соответствует интересам пациента.

Какая забота о потребителях медицинских услуг в эпоху их дефицита и вздорожания! Как говорится, все во имя человека: по словам г-жи Айзсилниеце, декларирование своей воли через интернет позволило бы облегчить положение тяжелобольных, не желающих мириться с качеством своей жизни, а кроме того, «такой сервис» (Айзсилниеце называет это услугой!) позволил бы скорректировать больному свою волю в случае необходимости, причем совершенно бесплатно.
 
Посмотрите, какое у нас отзывчивое и дружественное государство. Оно готово безвозмездно, то есть даром, предоставить человеку ускоренную отправку на тот свет.
И всякая «необоснованная ответственность» снимается с самого человека, с его родных и близких, с врачей и Минздрава, с Латвийского государства, наконец. Спите спокойно, живые и мертвые.

К тому же какая экономия для бюджета! Доза снотворного и яда всяко дешевле правильного лечения. А какие заманчивые перспективы для незаконного обогащения, какое искушение для тех, кто будет принимать решение, помогать больному в принятии решения и принимать решение вместо больного.

Зная, как функционируют подобные сервисы, можно не сомневаться в том, что даже бездушная машина («Искусственный интеллект») поучаствует в надлежащем оформлении «последней воли», защищая «от стресса и необоснованной ответственности» всех на свете.
 
Просчитывают ли законодатели риски от возможных, вероятных и неизбежных ошибок и злоупотреблений? Смею думать, что они их не только не учитывают, но и закладывают.
Г-жа Айзсилниеце манипулирует сознанием, склоняя общество к согласию с легализацией эвтаназии. Но именно потому, что «в семье не всегда имеется единое мнение о том, продолжать ли поддерживать жизнь больного, и не всегда мнение родственников соответствует интересам пациента», именно потому, что не всегда интересам пациента соответствуют и действия врачей, да и всей нашей системы здравоохранения, нацеленной в лучшем случае на экономию бюджетных средств, а в худшем — на извлечение выгоды, следует максимально ограничить пользование «правом на смерть».

Стоит только однажды допустить законность эвтаназии, как сфера ее практического применения начнет расширяться. «Окно Овертона» в этом вопросе следует держать наглухо закрытым, оставляя замысел самоубийства и исполнение этого замысла целиком на совести самоубийцы. Никаких индульгенций.
 
Нельзя мириться с существованием лазеек для безнаказанного устранения нежелательных лиц, к какой бы имущественной прослойке они не принадлежали.
Общество должно противиться дальнейшей дегуманизации государства и такой важной отрасли нашей жизни, как медицина.

«У историков нацистского геноцида принято считать так называемую программу эвтаназии, осуществление которой началось осенью 1939 года, своеобразной «школой» для персонала последующих лагерей смерти.

Около ста врачей вместе со своими ассистентами и охранниками приобретали опыт в центрах медицинского убийства, технические специалисты разрабатывали наиболее эффективные способы конвейерного истребления людей, работники СМИ продумывали PR-стратегии «правильной подачи» информации о массовых расправах.

Ясная эволюционная линия связывает медицинские убийства с индустриальными убийствами в лагерях смерти», — пишет в книге «Совесть нацистов» Клаудия Кунц.

И единичные медицинские убийства ведут к тому же самому, демонстрируя нам общее направление развития европейского либерализма, эволюция которого однажды уже привела к нацизму. Осенью 1946 года Нюрнбергский трибунал осудил этот путь и в целом, и в частностях.

Отрезвленное ужасами войны человечество на время опомнилось, но снова стало забываться в угаре экономических трудностей. Однако будем помнить слова клятвы Гиппократа, которой клянутся будущие врачи:

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла…».
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Легенда о Латышских Стрелках

По воспоминаниям участников описываемых событий

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

28 оттенков зеленого: за что латвийских «зеленых» исключили из европейской экологической партии?

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

Теперь и в русских школах: в Латвии учат ненавидеть «русскую душонку»

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Ян Берзин. Латыш, создавший советскую разведку

ДУХОВНОСТЬ И КОЛБАСА

Прости Константин.Я инвалид по зрению,поэтому иногда делаю ошибки и при проверке не вижу их.Впредь постараюсь быть внимательней.Конечно же 180 млн.!

О домашнем насилии

Вариант, когда ребёнком потом занимаются любящие люди( обычно бабушки и дедушки) наилучший выход. Имеет шанс вырасти в любви..Я про Использование "ребёнок как инструмент".

СТАНЦИЯ ИЗ ПРОШЛОГО

А через года три ВСЯ СТРАНА превратилась в один большой Рижский рынок....

ДЕТСКИЙ САДИК ВНУКОВ РАДИ

Валерий, разве Вам не известно, что люди, совершившие поступки без всякого принуждения и даже с радостью, могут сожалеть о них?!

Легенда о Латышских Стрелках

Этот фильм как раз о нападении на отделение полиции на Бастионном бульваре.В начале года была премьера фильм 1906 Интересно смотреть когда видишь знакомые места - центр, Маскачка,

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.