Как это делается

11.07.2018

Роман Химич
Украина

Роман Химич

Кругом враги

Украинские конфликты 2016—2018 годов

Кругом враги
 
От автора
 
Идея настоящих записок возникла в конце августа 2017 года по ходу одной из сетевых дискуссий. Вместе с белорусскими коллегами мы обсуждали подъём восточноевропейского ревизионизма и рисков, которые возникают в связи с этим для Украины. На тот момент конфликты Украины с Венгрией и Польшей были в полном разгаре, давая обильную пищу для размышлений.

По ходу дискуссии мне пришла в голову мысль, что известное сходство исторического пути Украины и Беларуси создаёт предпосылки для их совместного противостояния попыткам ревизии и реванша. Несмотря на то, что оба государства движутся в разных, если не противоположных направлениях, а их идеологии, по большому счёту, антагонистичны, наличие общей угрозы может нивелировать различия. Мне стало интересно помыслить возможную конструкцию такого союза, заодно обсудить вероятные сценарии развития конфликтов между Украиной и её западными соседями.

Загоревшись идеей, я пообещал Алексею Дзерманту подготовить обзор вопроса для публикации на IMHOclub. На тот момент у меня уже были многочисленные наброски и намётки, так что сделать всё я предполагал к середине октября — годовщине скандала с лайнером Белавиа, с которого я веду отсчёт нового этапа украинской истории. Скоро сказка сказывается, да долго дело делается. Работа над материалами цикла безобразно растянулась, завершившись, по большому счёту, только в конце мая. Девять месяцев, да.

 
Я не являюсь политологом или исследователем межгосударственных отношений, поэтому выбрал ракурс, связанный с областью моей профессиональной деятельности. Я описываю и анализирую этот конфликт, — точнее, ряд взаимосвязанных сюжетов, — опираясь на собственный опыт сопровождения конфликтов в отношениях между компаниями, государством и частными лицами. Этот анализ основан на соответствующей системе взглядов, которую мне в своё время пришлось разработать. Безусловно, инструментарий такого рода имеет границы применимости, о которых я помню и прямо их заявляю. В любом случае за неимением чего-то лучшего (а сколь-нибудь детальный разбор украино-польского конфликта мне до сих пор не встречался) практическую ценность имеет и такой взгляд.
 
К сожалению, украинское государство играет из слабой позиции. Украина истощена и обескровлена, у неё нет ресурсов для конфронтации по всему периметру своих границ. Увы, украинское общество в который раз оказалось в острой ситуации без поводырей и лидеров.

Если говорить про украинское государство, оно не в состоянии эффективно действовать в любой сложной ситуации, тем более ситуации конфликта. Такими же беспомощными выглядят и статусные интеллектуалы. Абсолютное большинство их комментариев украино-польского, например, конфликта, которые попадались мне на глаза, сводятся к двум вариантам. Это либо сеанс самовнушения — «не надо нервничать, политические технологии, не более того, никаких практических следствий не будет», — либо столь полюбившиеся в наших краях упражнения в hate speech, на этот раз в адрес подлых мадьяров и коварных ляхов. Которые, разумеется, ещё пожалеют и умоются слезами, ещё прибегут мириться, но получат во-о-от такую дулю прямо под нос. Попросту говоря, балом правят психологические защиты и деструктивные эмоции.
 
В этой ситуации я взял на себя труд проанализировать общедоступную информацию касательно украино-польского конфликта. Безусловно, мой анализ не является исчерпывающим. В частности, он не содержит детальных рекомендаций, всех возможных стратегий и контрстратегий сторон, многих других аспектов вопроса. Причина этого — чрезмерный объём трудозатрат, неприемлемый для меня как для автора, решавшего задачу pro bono. Тем не менее вниманию читателей будут предложены некоторые возможные сценарии конфликта и подходы к его решению.
 

Итак, предлагаю вашему вниманию краткий обзор событий 2016—2018 годов и анализ украино-польского конфликта. В тексте вы найдёте множество ссылок, по которым доступны фактологическая база и дополнительная информация. Мои соображения по некоторым очень важным вопросам оформлены в виде отдельных публикаций, также доступных по ссылкам в тексте.
 
Я буду рад получить обратную связь, а также информацию любого рода, в первую очередь ту, которая не вписывается в мои построения. Хочу попросить всех, кто пожелает поделиться со мной своими соображениями или полезными сведениями, чётко отделять факты от умозаключений, а умозаключения — от предположений. Для меня умозаключения это результат корректных мыслительных операций над сведениями, которые можно принять в качестве фактов. Если же в дело идут интуиции, априорные суждения и т.п. материал, который не может быть проверен, тогда это ваши предположения. Которые тоже мне интересны, но именно в таком качестве, а не «как оно есть на самом деле».
 
Не могу обещать полноценную переписку, развёрнутые ответы и прочее. Прошу отнестись к этому с пониманием — для меня это даже не хобби, скорее общественная нагрузка. Также прошу отнестись с пониманием к неизбежным опечаткам, орфографическим ошибкам и тому подобным изъянам редактирования. Тщательная вычитка текста объёмом около двухсот тысяч знаков сама по себе представляет приличный кусок работы, на который у меня уже не осталось времени и сил.
 
Хочу поблагодарить Георгия Касьянова и Юрия Шевцова за целостный взгляд на происходящее в регионе Центральной и Восточной Европы, Александра Харебина за ценные замечания и соображения, Дмитрия Тужанского за содержательный анализ украино-венгерского конфликта, Алексея Дзерманта за побуждение сделать эту работу.
 

 

1. Кругом враги
 
 
В конце октября 2016 в истории Третьей украинской республики начался новый этап. Его причиной стало сочетание ряда обстоятельств, таких как всеобъемлющий институциональный кризис украинского государства, навязчивая идея об исключительности и всемирно-историческом значении происходящего в нашей стране плюс совершенно искренний инфантилизм. Употребление этой гремучей смеси украинским истеблишментом и значительной частью гражданского общества привело, в конце концов, к ожидаемому результату. Вдобавок к тяжелейшему военно-политическому кризису с участием одной из крупнейших мировых держав на востоке украинское государство столкнулось с конфликтами уже по всему периметру своих границ.
 

Хронология конфликтов
 
Первой под раздачу попала Республика Беларусь. 21 октября 2016 года авиалайнер государственной авиакомпании Белавиа был под угрозой оружия принуждён к возвращению в киевский аэропорт Жуляны, где с него сняли одного из пассажиров, якобы представлявшего угрозу национальной безопасности. В тот же день его отпустили, позволив покинуть территорию Украины без каких-либо препятствий. Официальные представители украинского государства почти месяц размышляли над тем, стоит ли извиняться перед соседями. Результат этих размышлений толком не известен, инцидент замяли по обоюдному согласию в обмен на торговые преференции для Беларуси.
 
Затем, уже в январе 2017 года, пришёл черёд стратегического партнёра и адвоката Украины в Евросоюзе. При попытке въехать на территорию Украины для участия в официальных мероприятиях был задержан и выдворен мэр Перемышля Роберт Хома. Всё те же компетентные органы приняли решение запретить ему на пять лет въезд в Украину якобы за антиукраинскую деятельность. В отличие от белорусов реакция поляков оказалась и быстрой, и жёсткой, и предельно эффективной. Вместо того, чтобы трактовать ситуацию как недоразумение и пытаться урегулировать её путём переговоров, поляки сходу инициировали дипломатический конфликт и практически моментально принудили украинскую сторону сдать назад. Роберт Хома узнал о запрете 17 января, а уже 21-го украинское государство отменило своё решение, сопроводив отмену приличествующими случаю реверансами.
 
Инцидент с мэром Перемышля стал поворотным пунктом в украино-польских отношениях. Спустя неделю после того, как этот инцидент был формально исчерпан, Ярослав Качиньский заявил, что «польско-украинские отношения сегодня находятся под знаком вопроса». Ещё через неделю, 6 февраля он высказался уже предельно категорично, заявив буквально: «я чётко сказал господину президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. Этот вопрос для меня ясен, поскольку мы и так проявили огромное терпение, но всему есть предел».
 
Ярослав Качиньский является фигурой №1 в польском истеблишменте, в качестве председателя партии «Право и Справедливость» фактически контролирует и правительство, и правящую коалицию. Обращает внимание не только факт его непосредственного вовлечения в конфликт между Польшей и Украиной, но и бескомпромиссность занятой им публичной позиции.
 
Пока украинское государство пыталось убедить польских партнёров в неуместности столь резких оценок, инициатива перешла к представителям гражданского общества. Десятого января неизвестные патриоты (а может агенты Путина) разрушили памятник польским жертвам украинского национализма в Гуте-Пеняцкой. Восстановленный в конце февраля, он был снова разрушен в середине марта. Заодно осквернили польские могилы в Подкамене и Львове.
 
В ночь с 28 на 29 марта агенты Путина (а может радикальные патриоты) обстреляли из гранатомёта польское консульство в Луцке. На следующий день группа в составе примерно 150 человек, которые заявили себя в качестве украинских поляков, блокировала автотрассу Львов-Рава-Русская.
 
Конец апреля был отмечен новой вспышкой активности на почве политики национальной памяти в обоих странах. Поляки демонтировали памятник УПА в Грушовичах, а Украинский Институт национальной памяти приостановил легализацию польских мест памяти в Украине. После этого в украино-польских отношениях наступила продолжительное затишье, продолжавшееся почти полгода, до начала октября.
 
Отдохнув и набравшись сил за время летних каникул, с первых же дней осени «державницькі сили» с удвоенной энергией продолжили строительство новой Украины. 5 сентября Рада одобрила законопроект о реформе образования, запустив цепную реакцию сразу нескольких конфликтов. Камнем преткновения стали нормы, касающиеся обучения на языках национальных меньшинств. Уже 7 сентября свою озабоченность высказала Румыния. Наши южные соседи посчитали нарушением прав румынской общины планы свернуть среднее образование на её родном языке. Румынская дипломатия настаивала на том, что в соответствии с Конвенцией по защите национальных меньшинств украинское государство обязано признавать за меньшинствами такое право.
 
Реакция Румынии, вполне корректная и дипломатичная во всех смыслах, оказалась прологом к жесточайшему прессингу, который устроила Украине Венгерская республика. Первая реакция венгров поступила 8 сентября и уже в ней имела место яркая метафора: «Украина ударила Венгрии ножом в спину». Через три дня, 11 сентября министр иностранных дел Петер Сиярто сообщил, что Венгрия прекращает поддержку Украины на международном уровне. Через две недели от политики игнорирования международных усилий Украины венгры перешли к прямому противодействию им.
 
26 сентября правительство Венгрии решило блокировать любые шаги ЕС, направленные на дальнейшее сближение с Украиной. 10 октября Петер Сиярто заявил о намерении инициировать пересмотр соглашения об ассоциации Украины с ЕС. 27 октября стало известно, что Венгрия заблокировала заседание комиссии «Украина — НАТО», назначенное на декабрь.
 
В начале ноября на украинскую тему заговорил Виктор Орбан, хранивший молчание с самого начала украино-венгерского кризиса. Его выступление не оставило надежд на то, что конфликт может быть улажен даже ценой отказа Украины от языковых норм, предусмотренных реформой образования. Лидер венгерского государства озвучил целый ряд претензий в части двойного гражданства, языковой политики в целом и даже реституции церковного имущества.
 
Соответствующий фон межгосударственному конфликту создавали радикально настроенные граждане с обеих сторон. Ещё 13 октября в Будапеште возле посольства Украины прошла акция «Самоопределение для Закарпатья». Её участники требовали не только самоопределения Закарпатья, но и «свободу русинским, польским, болгарским, румынским, армянским национальным общинам, которые проживают на территории нынешней Украины».
 
С самого начала склок вокруг украинской реформы образования обращало внимание, что в них не принимает участие Польша. Более того, 25 октября Польша и Украина подписали декларацию, которая гарантирует права польского нацменьшинства на обучение на родном языке. Это вселило в украинских комментаторов надежду на то, что поляки извлекли уроки из недавней конфронтации, переосмыслили свои подходы и, в общем, встали на путь исправления. Зазвучали голоса, что надо-де различать серьёзный, ответственный национализм здорового человека, как у поляков с украинцами, и позорный национализм курильщика, как у венгров и прочих румын.
 
Очень скоро без остатка развеялись и эти надежды. Второго ноября глава МИД Польши Витольд Ващиковский сообщил, что Польша запускает процедуры, которые не позволят людям, «демонстрируюющим крайне антипольские взгляды«, посещать страну. К ним он отнёс и людей, которые «демонстративно носят мундиры СС «Галичина», и тех, кто препятствует восстановлению польских мест памяти. «Те лица, которые демонстрируют и используют административные инструменты против Польши, также столкнутся с последствиями«, — отметил Ващиковский. По его словам, он «размышляет над тем, стоит ли рекомендовать визит президента Польши в Украину». Ключевой тезис его выступления звучал так: «мы поняли, что нас используют».
 
В интервью министра, которое дало старт очередной эскалации украино-польского конфликта, отдельно прозвучала тема «польского Львова» и других населённых пунктов Западной Украины. В лице Ващиковского польское государство прямо заявило о своём желании утвердить хотя бы в символическом пространстве их статус как польских. Соответственно, категорически отвергаются соответствующие права украинцев и собственно концепция освобождения Западной Украины от польской оккупации.
 
Этому демаршу предшествовал очередной скандал на ниве исторической памяти. Незадолго до этого из Украины вернулась польская делегация во главе с вице-премьером Петром Глиньским. Одной из тем переговоров с министрами культуры и юстиции Украины Евгением Нищуком и Павлом Петренко стали поиски захоронений поляков на территории Украины. Как заявил по её итогам замдиректора Института национальной памяти Польши Кшиштоф Швагжик, Украина блокирует поиски захоронений поляков на своей территории, в том числе жертв Волынской трагедии.
 
6 ноября в Ровенском областном краеведческом музее состоялся круглый стол, посвящённый т.н. «волынскому эксперименту», который в 1928-31 гг. осуществляли польские власти, пытаясь наладить польско-украинские отношения, разрушенные в ходе украино-польской войны. С украинской стороны прозвучали резкие оценки мероприятия как провокационного, а событий тех лет как оккупации украинских территорий Польшей. Возглавлявший польскую делегацию вице-консул Польши в Украине Марек Запур заявил, что украинского государства в то время не существовало, Львов это польский город и руководствуясь логикой украинской стороны можно утверждать, что Украина точно так же оккупировала Крым и Донбасс.
 
В тот же день в интервью радио «Trojka» Витольд Ващиковский снова обвинил украинскую сторону в том, что она «использует» польское государство в расчёте на то, что эта поддержка никогда не иссякнет. «Российская агрессия не может быть отговоркой, чтобы не решать двусторонние проблемы», — заявил глава МИД. Среди спорных вопросов глава польской дипломатии упомянул не только вопросы исторической политики, но и возвращение польской общине в Украине церковного имущества.
 
В ходе слушаний в Сейме 9 ноября заместитель министра иностранных дел Бартош Цихоцкий вновь заявил весьма критическое отношение к политике Украины. В частности, он заявил, что решения, которые сегодня принимает Украина, ставят под сомнение стратегическое партнёрство между странами. Цихоцкий заявил о необходимости для правительства реагировать «на ситуацию, когда видим решение наших партнёров, даже наших союзников, которые противоречат отношениям союзников, партнёров или соседей».
 
Два дня спустя в и без того остром конфликте возникли новые, в том числе совершенно неожиданные сюжеты. В комментариях агентству ПАП Цихоцкий заявил о том, что Украина всё ещё «не рассчиталась за катынское преступление». Эта характерная оговорка позволяет предположить, что демонизация Украины внутри правящего крыла польского истеблишмента идёт полным ходом. В ходе этого интервью вновь прозвучал вопрос об имуществе католической церкви.
 
Шокированная таким натиском, администрация Порошенко инициировала проведение срочных консультаций на уровне Консультативного комитета президентов Республики Польша и Украины. По итогам встречи, состоявшейся 17 ноября, Украина согласилась, что запрет на разведку и эксгумацию останков польских граждан на территории Украины должен быть отменен и что совместные эксгумационные работы в Украине должны быть возобновлены. Также была подтверждена взаимная готовность к проведению встречи на высшем уровне в декабре этого года.
 
Итоги встречи возбудили в комментаторах с украинской стороны надежды на если не урегулирование, то замораживание конфликта. Однако буквально на следующий день, 18 ноября польские пограничники не пустили в страну ответственного секретаря Государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий Святослава Шеремета. Ему было сообщено о запрете на год въезда в Польшу и Шенгенскую зону в целом. Таким образом Святослав Шеремета является первым украинцем из так называемого «черного списка» Ващиковского, которого не пустили на территорию Польши.
 
Наконец, спустя год после памятной истории с белорусским авиалайнером украинские государственные мужи и девы снова нашли возможность самовыразиться в адрес северного соседа. Всё началось 25 октября с задержания в Минске сотрудниками КГБ украинского гражданина, журналиста «Украинского радио» Павла Шаройко. На протяжении трёх недель оба государства, и белорусское, и украинское хранили инцидент в тайне. Насколько можно судить постфактум, ни Украина, ни Беларусь не были заинтересованы в раздувании скандала, поэтому солидарно придерживались обычной для такого рода случаев практики молчания. Причиной этого была крайняя щекотливость ситуации: бывший сотрудник Главного управления разведки МО Украины, полковник запаса Шаройко обвинялся белорусскими «коллегами» в организации шпионской сети.
 
14 ноября на заседании Третьего комитета Генеральной ассамблеи ООН был принят обновлённый проект резолюции по правам человека в оккупированном Крыму. Резолюцию поддержали представители 71 государства. Ещё 25, включая Беларусь, проголосовали против и 77 государств воздержались. Хотя список тех, кто выступил против, возглавили Индия и Китай, замминистра иностранных дел Украины Сергей Кислица обозвал их всех «российской ратью». Первый вице-спикер Верховной Рады, представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трёхсторонней контактной группы Ирина Геращенко сосредоточилась на Беларуси, обвинив её в неспособности придерживаться нейтралитета вопреки статусу переговорной площадки. «Это второй нож в спину Украине после подобного голосования в прошлом году», — заявила она.
 
На протяжении двух следующих дней медийное пространство Украины заполонили аналогичные по стилю комментарии представителей украинского истеблишмента. Экс-депутат Игорь Мирошниченко заявил о необходимости диверсионно-разведывательной деятельности на территории Белоруссии с целью «вырвать страну из сферы влияния РФ».
 
На этом фоне 17 ноября руководство Украинского радио обнародовало информацию о задержании Павла Шаройко, о котором-де узнало только сейчас. Украинские эксперты, правозащитники, медиабойцы, бывшие и действующие политики, включая вице-премьер-министра комментировали этот факт, используя яркие, хорошо запоминающиеся метафоры. Наличие у задержанного звания полковника и его служба в ГУР в этих комментариях либо не упоминались вовсе, либо подавались как нечто несущественное.
 
20 ноября белорусский КГБ официально подтвердил задержание и распространил подробности дела, включая материалы оперативной видеосъёмки, признательных показаний Шаройко и т.п. Первый секретарь посольства Украины Игорь Скворцов был объявлен персоной нон грата и покинул Беларусь. Власти республики обвинили его в том, что именно он являлся куратором шпионской сети, являясь ещё одним сотрудником ГУР МО Украины.
 
В тот же день ГУР МО Украины заявило о том, что утверждения о её причастности к разведывательной деятельности на территории Беларуси не соответствуют действительности. Тем не менее президент Украины своим Указом № 378 уволил Владимира Синькевича с должности заместителя председателя Службы внешней разведки Украины.
 
21 ноября Украина выслала сотрудника посольства РБ в ответ на объявление Игоря Скворцова персоной нон грата. МИД Украины не сообщило ни имени, ни должности белорусского дипломата.
 
24 ноября ситуацию прокомментировал Александр Лукашенко. Обращает внимание отсутствие агрессивных оценок с его стороны. В частности, он говорил о своём «понимании» и причин, побуждающих Украину вести разведывательную деятельности на его территории, и причин использования журналистики как оперативного прикрытия. Лукашенко отрицал наличие «руки Москвы» и, по его словам, был посвящён в «разработку» Шаройко с её первых дней. Насколько можно судить, белорусское руководство не считало нужным эскалировать ситуацию.
    
   
Окончание здесь
          
          
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«Междуморье» как региональная угроза

И серьёзная тема для России

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Угроза из-за Буга

Как остановить Польшу

Роман Химич
Украина

Роман Химич

Белорусский вариант

Украинские конфликты 2016—2018 годов

Роман Химич
Украина

Роман Химич

Польский фронт

Украинские конфликты 2016—2018 годов

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    15
    63
  • Последняя реплика:

Привычка

ну, это перебор. - читается что якобы Торчиков решил духовно возвыситься надо мной, потому что у него есть велосипед. (- я знаю что у голландских у всех есть велосипед и мешок луко...

«Единый трезубец» против «русской угрозы»

Очень мило с вашей стороны.))

Сбежать как можно скорее

Болд получился случайно. У меня нет намерений ни на кого кричать, да и со зрением пока более-менее.

Идёт охота...

кто из нас больший лжец?======= Сие очевидно.Даже если я напишу "здравствуйте" Вы проинтерпретируете как поддержку Шноре и Седлениекса.НИ В ОДНОЙ из трех приведенных цитатах н...

Новый IMHOclub

Нажимаю кнопку вверху "показать все (комментарии)", чтобы найти нужный комментарий - и написав ему реплику, ее отправляю - но в этот момент опять все комменты "сжимаются", даже мое...