Лечебник истории

22.12.2018

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Константин Калиновский — титан оппозиционного манямирка

Константин Калиновский  — титан оппозиционного манямирка
  • Участники дискуссии:

    14
    140
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Одним из наиболее значимых столпов оппозиционного манямирка  является видный политический и революционный деятель Константин Калиновский. Буквально из каждого утюга оппозиционеры неистово верещат о том, что он, как настоящий белорус, боролся за будущее белорусского народа и мы должны помнить и чтить память о нем.   

Об одном таком же «белорусе» и «белорусском» восстании я уже писал недавно. Теперь рассмотрим следующего известного революционера — Калиновского. Насколько он был белорусом и как он радел за Беларусь. 

Я не буду рассматривать как и зачем создавался коммунистами миф о народности восстания, о его поддержке в среде белорусов и о том, что Константин Калиновский был белорусом. До меня это вполне разборчиво и конкретно написал Александр Гронский.

Я же рассмотрю только само восстание, часть жизни и личность Викентия. 

Итак, начнем с самого начала. Род Калиновских происходит из Мазовии (1). Мазовия, как вы могли догадаться, не имеет никакого отношения к Беларуси, так как это попросту — Польша, что ни на есть самая настоящая. 

Упоминается род впервые начиная с конца XV века. В дальнейшем он претерпевает деление на 13 ветвей, внесённых в I и IV части родословной книги Виленской, Гродненской, Витебской, Волынской, Ковенской, Минской, Могилевской и Подольской губерний и в списки дворян Царства Польского (Список дворян, внесенных в родословную книгу Подольской губернии. — Каменец-Подольский: Изд. Подольского Дворянского Депутатского Собрания, 1897. — С. 53. — 377 с).

Герб Калиновских — является польским дворянским гербом (2). Это уже говорит о том, что не был Константин Калиновский никаким крестьянином, а был вполне себе паном из достаточно древнего рода, герб свой имел и владения были, правда, до второй половины 18 века, когда поместье в Браньской земле в приграничьи Беларуси и Польши было продано (3).

А теперь немного про само восстание. О том, насколько оно было белорусским, красноречивее любых возгласов современных фантазеров от оппозиции будет, например, воззвание Литовского провинциального комитета от 1 февраля 1863 года. Называется «Манифест польского правительства».

В Манифесте все жители объявляются свободными, «как старопольская шляхта». Все решения московского правительства объявляются недействительными, потому что: «это земля польская, а не московская» (параграф 2), жители должны защищать «польский край». Завершается манифест лозунгом «Боже, спаси Польшу!».



Так же для сведения, следует отметить, что в это время главой Литовского провинциального комитета являлся Викентий Константин Калиновский. Но и это еще далеко не все говорящие факты.

Так, в 1973 году московским издательством «Наука» при АН СССР была издана научная работа В.М. Зайцева «Социально-сословный состав участников восстания 1863 г. (Опыт статистического анализа)». Следует отметить, что нападки, мол, это все фальшивка, можно отметать, хотя бы потому что советская наука как раз изо всех сил и пыталась придать этому восстанию народности и белорусскости.

Помимо всего прочего, следует учитывать, что других данных у оппозиционеров на самом деле нет, есть только бурные фантазии из манямирка. А мы, как здравомыслящие люди предпочитаем факты. 

А факты таковы:

В Северо-Западном крае (белорусские и литовские земли) перед восстанием проживало 1.958.892 крестьян (75,12% всего населения), 332.066 мещан (12,73%), 7.226 купцов (0,28%), 156.273 дворян (5,99%), 17.136 (0,65%) и другие сословия. Из 8375 осужденных за участие и соучастие в восстании — 1833 крестьянина (22,36%), 479 мещан (5,84%), 5136 дворян (62,67%), 275 — священнослужители (3,35%), 244 однодворца и гражданина (2,98%) и 229 представителей других сословий (2,6%). Один репрессированный приходится на 16 ксендзов, 43 дворянина, 768 мещан, 1051 крестьянина.

Восстание было локальным: 74% осужденных приходится на Виленскую, Ковенскую и Гродненскую губернии. Один репрессированный приходится на 169 жителей мужского пола Ковенской губернии, 295 — Гродненской, 313 — Виленской, 488 — Минской, 896 — Витебской, 910 — Могилёвской. Показательно количество вооруженных столкновений с российскими войсками: в Ковенской губернии — 117 (50% от всех), в Гродненской — 58, в Виленской — 38, в Минской — 21, в Могилёвской и Витебской стычки носили случайный характер.



Среди репрессированных участников восстания 95,11% исповедовали католицизм, 3,15% — православие, 1,21% — иудаизм, 0,53% — прочую религию. Это развенчивает миф о  том, что православное население принимало активное участие в польском бунте.

Отбросив населенную литовцами Ковенскую губернию, не сложно подсчитать, что в белорусских губерниях среди повстанцев лишь 15% были крестьянами. При этом, нужно учитывать, что Виленская губерния имела значительное литовское население (23,6%). Также не следует забывать: большое число мятежников в Гродненской губернии — этнические поляки. Дворяне составляли 71,1% инсургентов в белорусских губерниях, то есть подавляющее большинство.


 

Материальную помощь польским повстанцам оказывали, в основном, шляхтичи, что уже исключает народность восстания. 


 
Агитировать народ приходилось также панам, а отнюдь не мужикам-крестьянам, что тоже не говорит о народности восстания.  


 


А теперь рассмотрим немного то, что писал и говорил сам Константин Калиновский. Например, в своем «Пісьме Яські-гаспадара з-пад Вільні да мужыкоў зямлі Польскай» (лето 1863 г.):
 

"...ці ж мы, дзецюкі, сядзеці будзем? Мы, што жывемо на зямлі Польскай, што ямо хлеб Польскі, мы, Палякі з вякоў вечных".




Так же, не менее интересным будет и Манифест Жонда Польского в Литве и Беларуси от 1 февраля 1863 г. (в это время его возглавлял Констатнтин Калиновский):
 

"§ 2. Польскі Нацыянальны ўрад аддае аселым сялянам, панскім і скарбовым, на вечныя часы ў поўнае ўладанне без чыншаў і выкупаў тую зямлю, якую яны мелі да гэтага часу, а ўсе распараджэнні маскоўскага ўрада адмяняе, таму што гэта зямля польская, а не маскоўская.

3. За гэта сяляне павінны, як шляхта, бараніць польскі край, грамадзянамі якога з'яўляюцца з сённяшняга дня.

4. Парабкі ж, адстаўныя салдаты і ўсе неаселыя, якія толькі пойдуць бараніць польскі край ад маскалёў, атрымаюць самі ці іх сем'і ва ўзнагароду надзел зямлі сама меней у тры моргі.

5. Польскі ўрад узнагародзіць грамадзян за панесеныя імі ахвяры з нацыянальных фондаў.

6. Калі хто не будзе паслушны гэтаму Маніфесту, ці ён пан, селянін, чыноўнік або хто іншы, будзе пакараны паводле польскіх ваенных законаў.
Божа, збаў Польшчу!".




Газета «Chorągiew swobody» №1, января 1863 г. (редактором первых двух номеров был Константин. Калиновский):
 

«Выдвигая принцип равноправия всех сословий и вероисповеданий, без ущерба для чьей бы то ни было собственности и свободы совести, призывая к единству действий все без исключения слои польского общества во имя свободы и независимости, Провинциальный комитет не сомневается в том, что тем самым он выражает всеобщие стремления и единодушные требования всей страны... На клевету, которой захватчики осыпали проявления нашего духа, которой они стремились осквернить даже наши молитвы, для того чтобы разъединить нас с нашими младшими братьями, мы ответим братским согласием, мощным союзом против них. Везде, где национальный траур, топча святотатственные трактаты угнетателей, грозно обозначил границы польской земли, нас объединяет солидарность принципа и цели».




Еще более показательным моментом являются и методы принуждения поддерживать восстание. Так, например, приказ от польского правительства над всем краем литовским и белорусским к народу земли литовской и белорусской гласит:
 

«За вашу долю кровь проливают справедливые люди, а вы, как те Каины и Иуды Искариотские, добрых братьев продавали врагам вашим! Но польское правительство спрашивает вас, по какому вы праву смели помогать москалю в нечистом деле?! Где у вас был разум, где у вас была правда? Разве вспомнили вы о страшном суде Божьем? Вы скажете, что делали это поневоле, но мы люди вольные, нет у нас неволи, а кто хочет неволи московской — тому мы дадим виселицу на суку» (4).


Вот еще немного заметок о том, как белорусские крестьяне поддерживали Калиновского и польских повстанцев.







Я думаю, что этих фактов будет более, чем достаточно, чтобы понять, что Константин Калиновский был поляком и сражался за Польшу и ни о какой Беларуси и белорусах даже не помышлял никогда.

Все его думы о Беларуси и белорусах были придуманы советской историографией с целью показать его как борца с российским императором, с этой же целью он еще во времена СССР сделался белорусским национальными героем.  
А на вооружение оппозиции он попал уже совсем с другими целями и по другим причинам. Они и за царя-то выступят, если надо будет коммунистам подгадить, а потом и против царя, если понадобиться еще кому-нибудь гадость сделать. Традиции у них такие странные.  
 

У меня складывается впечатление, что манямирок оппозиции впитывает в себя все, что угодно, лишь бы назло белорусам. Никак вот не нравится история нашего народа оппозиционерам, не хотят они ее понимать и уважать, не нравятся им наши герои и все пытаются они заменить наших героев чужими.


Не просто так вся оппозиция смотрит на Польшу и пытается притянуть ее сюда всеми доступными способами. В их уютном манямирке, населенном сетевыми хомячками, нет места белорусской истории и вообще белорусскому народу, и их героями постоянно становятся то нацистские прихвостни, то польские интервенты, то фейковые государственные образования, то просто иноземные захватчики.
 


Сноски:

1 — Калиновские // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907; Захарченко Р.С. Калиновські // Енциклопедія історії України : у 10 т. : [укр.] / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. ; Інститут історії України НАН України. — К. : Наукова думка, 2007. — Т. 4 : Ка — Ком. — 528 с. : іл. — ISBN 978-966-00-0692-8.; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.

2 — 
Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.

3 — Мысліцелі і асветнікі Беларусі: Энцыклапедычны даведнік. Менск: Беларуская Энцыклапедыя, 1995. ISBN 985-11-0016-1
 

4 — Хрестоматия по истории Беларуси с древнейших времён до 1917 г. Часть 1. Под редакцией К.М. Бондаренко. Минск, 2008. С. 526


 


Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

К 100-летию создания БССР. Отцы-основатели белорусской государственности

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

Его звали Никита

Три исторических основания будущего России

Как не стать Азиопой и найти свой путь в современном мире

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Как анархист-латтгалец из Витебской губернии в Якутии Советскую власть устанавливал