Культурка

11.01.2020

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Когда картон говорит о вечном

Почему украинский сериал «Крепостная» - это интересно и важно

Когда картон говорит о вечном
  • Участники дискуссии:

    16
    47
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


На протяжении весны-лета 2019 года украинские телезрители с замиранием сердец следили на телеканале СТБ за развитием сюжета масштабного исторического сериала Ф.Герчикова и М.Литвинова «Крепостная». К концу года явственно обозначился международный успех проекта: сериал стал суперхитом в Польше (которая сейчас подключилась к производству 3 и 4 сезонов) и был продан еще в восемь стран, от Литвы до Казахстана. 6 января 2020-го настала очередь и российского зрителя — показы «Крепостной» стартовали на телеканале «Россия».

Первые же рецензии на первые серии «Крепостной», последовавшие в российской прессе, были разгромными и, если быть кратким, сводились к одному: это ужасающее «шило» категории Б, и говорить здесь не о чем. Претензии — как к топорной игре актеров, так и к картонному миру, в котором живут герои фильма. Об исторических реалиях говорить попросту не стоит.

В чем-то с таким посылом можно согласиться. Актерская игра, действительно, не хай-класса, и «Крепостная» — просто раздолье для любителя выискивать в исторических фильмах всевозможные ляпы. Но ляп — это когда на генерале в «Союзе Спасения» вместо обтягивающих лосин какие-то мешковатые казацкие штаны, а в «Крепостной» же герои погружены в какой-то феерический вымышленный мир, целиком состоящий из ложных посылок и нелепостей.

К примеру, действие происходит в 1856 году, на исходе существования крепостного права в России. Давным-давно уже запрещено, к примеру, продавать крепостных без земли (1804), продавать их с публичного торга и тем более разлучая при этом членов одной семьи (1833), издан секретный циркуляр, напоминающий о том, что барщина продолжается не более трех дней в неделю (1853); крепостным разрешено выкупаться на волю в случае продажи имения с торга (1847) и самим покупать недвижимость (1848)…

Однако в фильме ничего подобного мы не увидим. Нас ждет типичная «школьная», прямолинейная картина крепостного быта: помещик-самодур, любитель лично сечь крепостных; несчастный народ, жертва прихоти своих владельцев, который, однако ж, понемногу просыпается и даже бунтует; добрые, всепонимающие дворяне, которые готовы видеть человека и в крепостных, и т.п.

Конечно же, героиню сериала хотят и продать, и купить, и в рот ей заглядывают, будто на американском невольничьем рынке — хотя подобные нравы в российской реальности остались в конце XVIII столетия. О прочих исторических казусах, действительно, даже говорить не стоит (Григорий Червинский, называющий себя Георгиевским кавалером, но никаких Георгиевских наград на мундире не имеющий, и слуга, сообщающий, что младенца назвали в честь «покойного государя Николая Александровича», возглавляют список).

Дело совсем не в них: в конце концов, «Крепостная» — просто большая картонка, на которой худо-бедно нарисованы разные люди 1850-х — так, как их себе представляют в современном украинском шоу-бизе, а к картонке какие претензии?...
 
Но не все так просто. При ближайшем рассмотрении представления эти в целом выглядят довольно-таки размашисто и в чем-то даже интересно.
В фильм введено немало свежих для сериального мира идей (например, увлечение Червинского морфием, линия с сектой скопцов), и персонажи его — вовсе не статичные, а живые, развивающиеся (чего стоит, к примеру, перерождение жены Червинского из обаятельной и милой светской барышни в монахиню, сначала духом, а затем и телом, или симпатичный купец-миллионщик Жадан).

А главное, сериал любопытен как взгляд современной Украины на общерусское прошлое. Некоторые критики уже успели обрушиться на «Крепостную» как на памфлет, выставляющий Российскую империю как царство произвола и насилия — и совершенно напрасно.

Во-первых, никакого собственно антирусского пафоса в «Крепостной» нет совсем: да, действие происходит в Малороссии, все герои (и дворяне) — украинцы, но говорят они по-русски, да и вообще «современных» аналогий и ассоциаций в сериале не просматривается.

В связи с этим происходящее на экране вовсе не воспринимается как некая «чужая», «заграничная» история, наоборот, зритель чувствует, что Малороссия 1850-х, с украинскими крестьянами, песнями, гопаком, поговорками, малороссийскими фамилиями помещиков и прочим антуражем — это часть нашей общей русской истории, часть огромного прошлого огромной России, лежавшей тогда от Камчатки до Варшавы, и проникается симпатией к персонажам (примерно так же, как мы любим и воспринимаем «своим» украинский колорит в «В бой идут одни «старики»; кстати, среди персонажей множество русских офицеров, участников Крымской войны).
 
В итоге в красивейшую Качановку, «имение Червинских», прямо-таки хочется поехать, чтобы увидеть своими глазами это роскошное место, где Глинка заканчивал «Руслана и Людмилу», где гостевали Гоголь и Шевченко.
Во-вторых, что, в крепостной России не было коллизий, описанных в сериале?.. Были, и еще сколько. «Крепостная» тем и хороша, что пытается дать достаточно широкий срез чисто человеческого отношения к проблеме крепостничества — от морально-этического до патологического. Конечно, чем-то приходится жертвовать жанра ради, идти на условности, но, в конце концов, в предках у сериала все же не «Война и мир» Толстого, а «Петербургские трущобы» Крестовского.

Однако и романы Крестовского сейчас считаются своего рода классикой. Исторические мыльные оперы ведь снимаются вовсе не об истории как таковой, прошлое там — просто фон для рассказа о любви, доброте, стойкости, предательстве, мужестве…

Сколько лет прошло с тех пор, как гремела по стране «Рабыня Изаура», а коварный прищур злобного Леонсио, третировавшего свою несчастную рабыню, помнят все до сих пор. И здесь — точно то же самое. Есть командор Алмейда (отец Григория Червинского), есть Леонсио (сам Григорий, даже усы такие же), есть Изаура — добрая, умная и образованная рабыня, т.е. крепостная Катя Вербицкая (кстати, ее играет не украинка, а русская актриса Катерина Ковальчук), есть полюбивший ее благородный дворянин…
 
Ну да, аллюзия явная, лежащая на поверхности, но все равно — чем плохо-то? Речь-то все равно о правильных, добрых вещах, пусть и рассказанных картонным языком.
О том, что подлец — это подлец, пусть даже и благородный происхождением. О том, что любовь и дружба не продаются. О том, что меняется время, и нужно к нему приспосабливаться, меняться тоже. О вере православной, кстати (герои сериала — верующие, мы это видим, и это играет очень важную роль в их судьбах). А значит, та самая массовая аудитория, которая с замиранием сердца следит за крепостническими коллизиями, глядишь, и задумается, кем ей быть, как жить дальше, чью сторону в жизни занять — добра или зла.

Современное «серьезное» искусство такими вещами уже практически нас не балует. Там на равных балансируют добро и зло, мерзавцы и святые. Выбирай, мол, зритель-читатель: у всех своя правда, и неясно, кто тут хорош, фашист или наш — мы, авторы, или и сами этого не знаем, или намеренно тебе не скажем.

Пожалуй, только картонные сказки и несут в этом мире некую определенность: хорошая Одетта в них всегда носит белое, а злодейка Одиллия — черное. И все понятно. И зритель, подумав, делает выбор.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Елена Фрумина-Ситникова
Канада

Елена Фрумина-Ситникова

Театровед

Жизнь после Зулейхи

Эдуард Говорушко
Соединенные Штаты Америки

Эдуард Говорушко

Журналист

Заметки на полях вольных заметок Валерия Суси

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Ах, как бесславно мы умрём!..

Палачи живут долго

Что Рижская киностудия рассказала о преступлениях карателей полицейских батальонов

RAIL BALTICA КАК СМЫСЛ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЛАТВИИ

Не чувствовал я себя ничьим рабом. Во всяком случае, не больше, чем сейчас. Я и сейчас не могу выбирать на выборах и ездить за границу, а тогда мне несколько раз в году была доступ

Чем отличается империя от Союза, империализм от союзности?

>>> империализм, как понимал его Ленин, — это процесс экспансии крупного капитала, власть олигархата, стремящегося подчинить себе как можно больше ресурсов.=======По-моему

Прозападные СМИ готовят почву для «майдана» в Беларуси

А я и не говорю, что он слабый человек. Я говорю, что с экономикой страны он не справляется. Будь он даже супер пупер экономистом, один человек не может в принципе со всем справить

БЕЛАРУСЬ: страна где Верховный Совет победил

Тратить полчаса на просмотр Дюкова? Если ему есть что сказать, пусть кратко изложит словами.

«Мы, дети, голодали». Нацистская оккупация Латвии глазами выжившего узника «Саласпилса»

Стало быть, не прочли по ссылке.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.