Кибертрадиционализм

Кому достанутся плоды прогресса

Уважаемые читатели!

Начнём, пожалуй, с новостей.
 


Дания, как сообщает нам Британская вещательная корпорация, намерена выделить 90 миллионов крон (что-то около 14 млн долларов) на контроль рождаемости в Африке. Это не просто отдельно торчащая датская инициатива. Это инициатива, которую датское правительство озвучило в Лондоне на международной конференции и предлагает остальной Европе подхватить.

Министр Сотрудничества для Развития Улла Торнайс прямо так и сказала: «Частью решения проблемы миграционного давления на Европу является сокращение рождаемости в африканских странах».

Конечно, всё это было оформлено не только так прямо. В основном давили на гуманизм и права африканок («225 миллионов африканских женщин не получают образования из-за ранних нежелательных беременностей, не могут сделать карьеру» и так далее). Но формулировки, прикрывающие оскал европейского прагматизма, нас в 2017 году уже безусловно не должны обманывать. Речь идёт о том, чтобы к 2050 году африканское население достигло (с нынешних 1,2 млрд) не пугающих 2,5 млрд, как следует из прямой экстраполяции нынешних темпов роста, а каких-нибудь цифр поменьше.
 


Эта новость — просто одна из многочисленных демографических новостей последних дней. Тех, что в принципе сыплются постоянным потоком, обрисовывая контуры послезавтрашнего мира — но на первые строчки заголовков в СМИ не попадают, потому что там кувыркаются Трамп, КНДР, русская угроза и прочие шоу-сущности.

Эти демографические новости (об очередных антирекордах рождаемости по очереди рапортуют Норвегия, Швеция, Финляндия, Италия и так далее) отстают по популярности также и от новостей о прорывах науки — которая в последнее время прорывается главным образом в биологии, дразня (не первое десятилетие, впрочем) публику победой над раком, старостью и увеличением долголетия.

Но вот что хотелось бы сказать, уважаемые читатели. Глупо строить картину будущего — в особенности более или менее отдалённого — учитывая одни тенденции и в упор игнорируя другие.

Например, сейчас популярно мнение, что происходит Ползучая Исламизация Европы: из-за повышенной размножаемости мусульман они обречены в перспективе на победу над светским / христианским / белым большинством даже без внешнего притока. А уж с внешним притоком тем более.





Но есть нюанс.

Во-первых, иммигранты из мусульманских стран — даже если они образуют «параллельное общество» внутри европейского и слабо интегрируются в него, как турки в Германии — тем не менее активно перенимают «демографическое поведение» окружающей среды. Так, за последние полвека немецкие турки сократили темпы рождаемости втрое — и сейчас уже, видимо, пересекли черту воспроизводства (это когда женщина рожает за жизнь меньше двух детей, то есть в перспективе популяция будет сокращаться).

Во-вторых — вопреки опять-таки попсовой убеждённости, что Европу продолжает захлёстывать иммигрантская волна из жёлтой жаркой Африки и тапочково-хиджабного Ближнего востока — на самом деле ЕС сумел-таки за последние полтора года прикрутить краны. По сравнению с катастрофическим 2015-м, когда в Европу пролезли порядка полутора-двух миллионов граждан третьего мира — уже в 2016-м цифры были куда скромнее, а в нынешнем 2017-м вообще вернулись к докризисным, не слишком значительным цифрам. О чём также рапортуют отдельные «государства благосостояния»: например, Норвегия недавно отчиталась о том, что число мигрантов упало до уровня середины 90-х.

И в-третьих — Европа тут и там, на уровне национальных правительств, уже прикручивает гайки распространению того, что можно назвать «традиционной исламской культурой». То есть если сегодня правительство в Австрии предлагает запретить мусульманские детсады, то можно быть более или менее уверенными, что послезавтра будут придушены и прочие механизмы системного воспроизводства среди граждан с «мусульманскими корнями» тапочково-хиджабной матрицы поведения.

Так что мы возьмём на себя смелость предположить, что особой исламизации Европы в генеральной перспективе не будет.

Вернее, она могла бы теоретически случиться, если бы мусульманские общины в Европе в последние годы не выступили столь мощно, нарисовав на себе большими буквами «мы представляем угрозу». Но это было сделано, и это было сделано явно преждевременно — у коренных европейцев всё ещё имеется подавляющее преимущество в силе. И нет сомнений, что «правая» Меркель и «центристский» Макрон (вернее, их наследники) будут придушивать рассадники традиционной ближневосточной матрицы в своих странах одинаково методично. Просто исходя из требования момента.

Так что Европу — ну и Америку, и нас с вами, и Азию, весь остальной мир — ожидает плюс-минус примерно одинаковое будущее. Просто Африка, отставшая от передовых стран на сотню лет по меньшей мере, будет догонять.


Так вот, к чему я это всё, уважаемые читатели.

Если вам кажется, что наследниками нашей рвущей вперёд технологической светской цивилизации станут особо развитые потомки сегодняшних мегаполисных бородачей в кедах — то у меня плохие новости.





На самом деле (это тезис, и я попробую его доказать) сегодняшние светские атеистические интеллектуалы создают мир для потомков людей, к которым относятся в лучшем случае с тёплой снисходительностью, а в худшем — с холодным презрением.

В связи с этим — давайте поговорим для начала об амишах и лестадианцах.

Допускаю, что эти слова звучат как нечто из мира «Вархаммера» или «Икеи». Но на самом деле и те, и другие — это изолированные в двух разных передовых нациях религиозные общины.

Амиши — это те самые мужики в бородах и шляпах и женщины в чепцах, которые перемещаются в конных экипажах и время от времени обнаруживаются в американских сериалах и кинематографе в виде антуража для всякого Таинственного. Американская библейская секта германского происхождения, которая любит мир и традиционное земледелие и отрицает технику и прогресс. Застывшая веке примерно в восемнадцатом.  

Их мало. В 1992 году, например, их было всего 128 тысяч на все Соединённые Штаты.





Но фокус в том, что в 2015 году их было уже 300 тысяч, а сейчас где-то 315-317.
 


И я с помощью калькулятора только что подсчитал, что через сто лет их будет в Америке примерно 12 миллионов. Если, конечно, не взорвётся Йеллоустоунская кальдера, а светский мир не изобретёт для молодых амишей в период их юношеского т.н. «окольничества» какие-нибудь новые неодолимые соблазны.
 


На всякий случай: 12 миллионов — это примерно 3,5% нынешнего американского населения — которое к 2117 году изменится структурно и не факт, что вырастет численно. Вероятнее всего, пик всемирного населения вообще наступит где-то году к 2050-2060, после чего начнётся плавный глобальный спад в рамках т.н. демографического перехода.

А ведь амиши — это не единственная принципиально изолированная и при этом упорно плодящаяся американская секта. Есть и другие — десятки их — ныне рассыпанные по штатам типа Айовы и всякой Северной Дакоты, в силу своей крошечности не учитываемые даже статистикой, шныряющие под ногами большинства как млекопитающие под ногами у динозавров в конце мелового периода.

Аналогия тем более уместная, что именно млекопитающие, после того как с динозаврами что-то случилось и они выродились в воробьёв, захватили основные экологические ниши мира.


...А теперь про лестадианцев.

Это тоже религиозная протестантская община, но не настолько суровая и не американская — а финская. Известны тем, что не пьют, но дымят как паровозы, чураются светских удовольствий, но активно работают с интернетом и хайтеком, а ежегодно летом устравивают летние палаточные лагеря. Живут в общем тоже изолированно от падшего мира, особенно в своем консервативном варианте.





Так вот: в катастрофически падающей по части рождаемости Финляндии они одни (из всех местных) показывают положительный демографический эффект. Составляют, несмотря на свою нынешнюю численную ничтожность (их порядка 2% финского населения), значительную часть многодетных семей и так далее.

Сегодня их численность оценивается примерно в 100-120 тысяч человек. Применив к ним даже более умеренную шкалу, чем к амишам, мы получим через сто лет примерно 2 млн. В сегодняшней Финляндии проживают 5,5 млн жителей.  


...Наконец, можем поговорить и про нас с вами — не будем воображать, что мы составляем исключение, уважаемые читатели.

Как показывают исследования, наиболее активно демографической силой русского народа являются «ядерные воцерковленные», в смысле — граждане, составляющие ядро церковных общин.





Впрочем, это относится также к отечественным мусульманам, баптистам и другим конфессиям, в которых существуют «отшатнувшиеся от мира» и сосредоточенные на семейно-традиционном быте фракции.

И это всё, уважаемые читатели, наводит нас на следующее предположение.

Современные нам народы спустя столетие изменятся до неузнаваемости — не только технически, но и культурно. И если всё то, что формирует облик современного человечества, заодно его немного истребляет (пусть и самым бархатным образом) — то наследуют Землю люди другого облика, поведения и даже наследственности.

И как может выглядеть этот будущий кибертрадиционализм — я лично даже пока не думал.
 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить