Как это делается

04.04.2016

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Как стать Сябрам Рады

БНР — это как Столетняя война

Как стать Сябрам Рады
  • Участники дискуссии:

    4
    7
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

  
Недавно национально-сознательные граждане шумно отпраздновали1 День Воли — очередную годовщину провозглашения Белорусской Народной Республики в 1918 году. Загадочная пожилая леди по имени Ивонка снова поздравила2 всех белорусов с этим днем, а журналисты объяснили, почему это важно. Ивонка — «сапраўдная беларуска з натуральнай мовай»3, а возглавляемая ею организация показывает пример другой Беларуси и поддерживает традицию.
 

Честно говоря, эта ежегодная возня не вызывала у меня особого интереса, пока в один прекрасный день я не увидел заголовок, сообщавший о том, что очередной национально-сознательный журналист «стал сябрам Рады БНР»4.
 
— И как стал-то? — подумал я. — Его укусил другой сябра Рады?..
 
Пришлось все-таки лезть в книжки, чтобы понять, как эти пожилые леди и джентльмены внезапно становятся нашим «флагом, на который нужно равняться»5.
 
На самом деле БНР — это как Столетняя война. Там была серия конфликтов 14-15-го веков, позже получившее общее историческое название. А здесь — серия политических интриг, закрученных вокруг Беларуси в ХХ веке и объединенных общей аббревиатурой — БНР.

Разумеется, и попадали в эти Рады по-разному.
 

Иногда они возвращаются
 
Первая, классическая интрига с объявлением белорусской независимости группой энтузиастов в 1918 году, закончилась в 1925-м роспуском структур, признанием БССР и возвращением костяка активистов на Родину6.

Более того, многие деятели БНР, которые с большевиками мириться не собирались, просто плюнули на это дело. Роман Скирмунт — землевладелец и бывший глава Рады увлекся польской политикой и баллотировался в Сенат — такие всегда на плаву, он и при царе в Думе сидел. Бывший «министр» и будущий бургомистр Минска при немцах Вацлав Ивановский преподавал в варшавском вузе и т.д.

От Рады остался пожилой Василий Захарко с небольшой компанией соратников, который умер в 1943-м. Это был конец.
 
Для того чтобы стать сябрам той, первой Рады, нужно было как минимум избираться делегатом на 1-й Всебелорусский съезд в декабре 1917-го и войти в его руководство...
 
На заре века ты был юн, много читал, и, быть может, даже писал стихи. Вступал в какой-нибудь народнический кружок, считал себя социалистом и, как умел, пытался агитировать рабочих или крестьян. В 1907-м был бит жандармами и, возможно, даже сидел.

Потом были мировая война, работа с беженцами и — семнадцатый год. И эти непонятные большевики, которые тоже социалисты, но совершенно другие, и которых все больше вокруг.
 
Вы с товарищами собираете съезд, тебя избирают единомышленники, но... вы понимаете, что опоздали. Власть уже взял и надежно держит другой Совет и другой съезд, он не собирается делиться и за ним вся мощь, хоть и подгнившего, но Западного фронта империи. Вас просто разгоняют.
 
Но, кажется, ветер переменился — немцы вышибают ваших недоброжелателей из столицы. А вы решаетесь на старую игру «провозгласи собственную страну и получи профит».

Дальше — немножко позора с «письмом Кайзеру» — и нулевой результат. Потом такие же заигрывания с поляками, литовцами, украинской Радой — с тем же эффектом. Идет гражданская война, и в цене только те вожди, за которыми есть армии. У большевиков армии есть, они пережили кризис, оклемались и возвращаются — нужно бежать.
 
И вот ты сидишь такой в Праге или Берлине, пьешь пиво и думаешь: ну вот я и Сябра Рады... А в БССР сейчас бывшим приятелям научные степени дают и должности в Инбелкульте, они не ждут непонятно чего, они работают. И ты допиваешь это пиво, собираешь манатки и домой! Чем бы это все ни закончилось.
 

Чёрная метка
 
Первую попытку реанимации почившей Рады предприняли немцы в конце 1943 года, просто назначив её из числа лояльных аборигенов.

Но, поскольку, даже нацисты понимали, что сябрам Рады некрасиво просто «стать», комплектом к ней следовал 2-й Всебелорусский конгресс в 1944-м, который должен был продемонстрировать преемственность по отношению к 1-му Всебелорусскому съезду 1918 года и придать Центральной Раде некоторую легитимность. Конгресс хронологически совпал с началом операции «Багратион», что многое говорит нам о его участниках.
 
В эмиграции руководство Центральной Рады продолжало считать себя истинными наследниками Рады БНР, не отказавшимися от идеалов молодости и яростно сражаться на страницах малотиражек с «предателями» из обновленной Рады БНР, пока не вымерло физически к 90-м.
 
Если ты решил стать Сябрам Рады и связать свою судьбу с немцами в июне 1944-го, когда ни то, что Курск и Сталинград, а Украина уже снова советская, значит ты или по-настоящему одаренный парень, или настолько ненавидел советы и коммунистов, что что Курск со Сталинградом не имели значения — «лучше ужасный конец, чем ужас без конца».
 
Хотя, скорее всего, ты вляпался еще в 41-м заняв какую-нибудь опустевшую должность, и если не замочил руки в крови, а организовывал хозяйство под немцами — считай счастливчик. Мог бы связаться с подпольем и замолить грешки — таких много было в 44-м, но либо не захотел, либо не сложилось.
 
И вот ты такой ехал в Минск, на 2-й Всебелорусский Конгресс, а маршал Рокоссовский уже последние стрелки на карте рисовал, подкрепления подтягивались и саперы по ночам, тайком снимали мины.
 
И ты становишься настоящим Сябрам Рады... а потом садишься в вагон и бежишь на запад, пока не догнали. Потому что красные уже рванули вперед, чтобы смять немецкую группу «Центр» остановившись только на Висле.

А «ужасный конец» — это только звучит красиво и пафосно. И пока ты бежал, над головой пролетали самолеты со звездами на крыльях — твои дети будут в мемуарах писать про эти самолеты и звезды и крылья, так оно в память врезалось.
 
А добежав до Германии или Франции, ты понимал, что нацистов и в Европе не жалуют. Твоя Рада — клеймо, с которым можно оказывать мелкие услуги ЦРУ, но сложно быть «правительством в эмиграции». Для этого нужны биографии почище.

А дальше — лагерь для беженцев, страх, что выдадут на Родину и там пристрелят как собаку, склоки за место на корабле в Америку и борьба за выживание7.
 

Ловкость рук и никакого мошенства
 
Следующая интрига началась в 1947-м. Большое количество собравшихся в Европе беженцев, сотрудничавших на родине с оккупантами отчаянно нуждались в пятновыводителе для своей политической биографии.

Оригинальную идею ребрендинга предложил бывший соратник Захарко молодой Микола Абрамчик. Он предъявил публике печать Рады и «тестамент»-завещание Василия Захарка, на основании которых предложил считать Раду БНР живой, себя ее председателем, а темные времена сотрудничества с наци забыть как страшный сон — Рада БНР ведь с ними никогда не сотрудничала8.
 
Шалость удалась. В ранге сябра Центральной Рады какой-нибудь Ауген Калубович был недостаточно хорош, а в статусе сябра Рады БНР стал хорош достаточно. В 60-70-е весь этот дружный коллектив бывших коллаборационистов работал в белорусской редакции радио «Свобода» и на других «голосах», неся нам сквозь «глушилки» идеалы демократии.
 
Как стать сябрам Рады? Если ты не из счастливчиков, воевавших в Армии Андерса, то наверняка из «бывших», которым на родине светит что-то очень неприятное.
 
Но ты не из упоротых, ты гибкий. И когда приходит какой-то фраер и трясет своей печатью и каким-то «тестаментом», ты, конечно, понимаешь, что это трагикомедия — царь Николашка «сдал Россию, как эскадрон», а пан Захарко завещал «республику» как конюшню? Что это абсурд — передавать власть посредством сундука с погремушками. Так только в сказках бывает.
 
Однако это открывает определенные двери. Ты можешь продолжать борьбу с большевизмом уже не в качестве парии с нацистским прошлым, а как уважаемый представитель «правительства в изгнании». Можешь быть уважаемой публичной персоной, работать на радио, например.

Последовательный арийский воин из БЦР Франц Кушаль потом трудился в Америке лифтером, а точно такой же Борис Рогуля стал доктором медицины и получил чин виртуального генерала несуществующей армии.

Ты соглашаешься, короткое голосование в лагере для беженцев, и ты — Сябра Рады. Париж стоит мессы.
 

Новая кровь
 
К середине 90-х в истории Рады БНР началась новая веха — поколение, покинувшее Беларусь в немецком обозе начало покидать бренный мир.

Это уже как-то забылось, но до 1997 года нас точно так же поздравлял и поучал в роли Председателя Рады эталонный гитлеровский «полицай» (он реально в железнодорожной полиции служил при немцах) Иосиф Сажич. Ветеран радио «Свобода» Галина Рудник вспоминала9, как в конце 50-х все материалы белорусской редакции подвергал цензуре специально обученный американец — дружную компанию «бывших» заносило даже по меркам американской антисоветской пропаганды.
 
И вот, наконец, лед тронулся. В 1997 году Раду БНР возглавила Ивонка Сурвилла. Забавно, но в мемуарах Ивонки10 нет ничего про то, как она стала Сябрам Рады. Рада, как воздух, окружала ее с рождения, а новостью стало только кресло главы этого учреждения.
 
Ты — дочь Сябра Рады. И из воспоминаний о своей Родине у тебя только эти самые звезды на крыльях пролетающих самолетов, от которых вы много лет назад убегали. Да рассказы родителей — то ли сказка то ли быль, о кровавых комиссарах и сибирских лагерях. Это уже и не Родина — после такого-то.

Однако, спасибо предкам, ты потомственный профессиональный белорус, и это открывает определенные двери — ты можешь получить хорошее образование и работу. Ты выходишь замуж за Сябру Рады и летишь в солнечную Испанию организовывать радиовещание на Беларусь.
 
На дворе конец 50-х, Испанией железной рукой правит Франсиско Франко, которому 20 лет назад Гитлер и Муссолини помогли выиграть гражданскую войну. В стране нет никаких парламентов, зато армия методично добивает остатки сопротивления, а приговоренных к смерти романтично душат гарротой — лучшего места, чтобы нести ценности свободы на Беларусь, придумать сложно. Но тебе не до мелочей.
 
Дальше — собственная НГО, потом Фонд помощи жертвам Чернобыля — респектабельная политическая карьера. Шли годы, уходили люди и Рада понемногу дозрела до мысли, что пора сменить старого фашиста на благопристойную даму.

И ты сидишь такая на пенсии, пьешь кофе и смотришь в интернете, как пул дружественных журналистов лепит из тебя едва ли не английскую королеву: традиции, преемственность, равнение на флаг... Жизнь удалась.
 
В конце 90-х приток свежей крови продолжился — Раду обильно пополнили граждане независимой Беларуси. По старой традиции — журналисты демократических СМИ — «Свободы», «Белсата» и т. д. Это очень удобно, когда в качестве журналиста ты можешь воспеть самого себя как политика и как высокий моральный авторитет.

Они не очень-то распространялись, какие ходы их туда привели. И я не буду гадать. Может быть еще сами расскажут — у каждого Сябра Рады должно быть право на собственный 1925 год.
 
А у нас есть право почитать книжки, понять кто собрался под флагом, на который нам предлагают равняться и сделать выводы. Будем этим правом пользоваться.

 
 

Примечания

1 https://www.facebook.com/svaboda.org/videos/1166380313386230/?pnref=story
2 http://gazetaby.com/cont/art.php?sn_nid=111313
3 http://www.svaboda.org/content/article/27633779.html
4 http://stara.belsat.eu/be/articles/14282/
5 http://www.svaboda.org/content/article/27633599.html
6 http://news.tut.by/culture/470687.html
7 О нелегкой судьбе коллаборационистов на чужбине можно почитать, например, в книге «Беларуси кангрэсавы камитэт Амерыки», Алег Гардзиенка. Смаленск, 2009.
8 Подробнее про эту драму можно прочитать: Наталля Гардзіенка, Лявон Юрэвіч «РАДА БНР 1947-1970. Падзеі, дакументы, асобы». Мінск. Кнігазбор, 2013.
9 «А за тым, каб не было ніякіх парушэньняў, сачылі так званыя «дараднікі» (фактычна — цэнзары)... А мая праца цяпер выглядала так: да абеду я мусіла прачытаць сп. Шэнклэнду па-ангельску ўсе скрыпты беларускай і ўкраінскай рэдакцыяў. Гэта ня мусіў быць дасканалы пераклад. Ён проста хацеў ведаць слова ў слова, што там было напісана. Частку скрыптаў ён адкідаў або прасіў перарабіць». Галіна Руднік, «Птушкі пералётныя», стр. 117.
10 Івонка Сурвіла. «ДОРОГА. Стоўпцы — Капэнгаген — Парыж — Мадрыд — Атава — Менск», Радыё Свабода, 2008.

 
                                
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

#БНР100: разбор технологии

Выводы из действий оппозиции и власти после 25 марта

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

ВЕК ВОЛІ НЕ ВИДАТЬ

Есть такое слово — надо 200!

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

ЕСТЬ ИДЕЯ, Г-ЖА СУРВИЛЛА

Письмо главе Рады БНР

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Баба Яга против Европейских игр

Сладострастная отрава — золотая Мтацминда

Поэтому и фильм . Но куда более актуальна "дружба" армян с "азерами" . Причём в веках . В кине нет правды жизни . А что , за окном не хватает ?

КУЛАКИ

Да к слову, у Вас в "Трех юбилеях", нет ссылки со второй части на третью. С первой на вторую есть, а со второй на третью нельзя перейти. И если кто-то хочет все части прочесть, пос

«Советский Союз развалился из-за Чернобыля»

"Это очень мудро. Иначе страна кавежно потеряет свой легитимитет и здесь будут вежливые человечки. Этого нам не надобно. Если ви это хотите вам надобно знать что правительство это

Горизонт интеграции: "сложные вопросы" для Путина и Лукашенко

Чувак очевидно прогрессирует - до этого выдавал комментарии из максимум пяти слов, а тут осилил коментарий из целых шести!!! И при этом проявил чудеса сьвядомо-аналитического мышле

ПРАВОСЛАВНЫЙ КОММУНИСТ, ГРУЗИЯ-ОПЯТЬ-МАЙДАН, ВЫБИТЫЕ ГЛАЗА, ПУТИН, ДУШИЛИ ЭСТОНЦА...

В интервью каналу "День ТВ" (В youtube выложено) Гаврилов сказал, что в настоящее время заканчивает духовную семинарию и собирается принять сан.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.