Параллельная реальность

28.02.2016

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Как справились с миллионами беженцев

В ЕС-2015 и СССР-1941

Как справились с миллионами беженцев
  • Участники дискуссии:

    47
    601
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Окончание. Начало — здесь


Советская система управления

А теперь приведу цифры и результаты решений управленцев Советского Союза во время Великой Отечественной войны.

Население на начало войны в СССР было 190 миллионов человек, т.е. в два с половиной раза меньше, чем сейчас в Евросоюзе (505 миллионов). Начало войны — 22 июня 1941 года.

Через три дня по приказу Сталина организован Совет по эвакуации при СНК СССР. В течение июля-ноября 1941 года из зон возможной оккупации на восток (Поволжье, Урал, в Западную и Восточную Сибирь, в Среднею Азию и Казахстан) было эвакуировано свыше 2,5 тысячи предприятий — многие с высококвалифицированными рабочими, инженерами, техниками и членами их семей.

Всего за эти пять месяцев было эвакуировано 17 миллионов человек, одновременно в восточные регионы было перемещено 2,4 миллиона голов скота. Кстати, что касается постоянно муссируемого «русского антисемитизма» — по данным ЦСУ СССР, на 15.09.41 среди населения, подлежавшего эвакуации, русские составляли 52,9%, евреи — 24,8%.

Регистрация при эвакуации была максимально упрощена. На снимке — карточка, заполнявшаяся при эвакуации.





Не убежден, что везде соблюдались права человека, как сейчас их представляет современная общественность. И вовсе не думаю, что тогда не было человеческих потерь и грубых ошибок, но речь шла о жизни и смерти миллионов людей и о перемещении в десятки раз большего их количества на расстояния, в несколько раз большие, чем при европейском коллапсе 2015 года.

На узловых станциях железных дорог были организованы эвакуационные пункты. Они принимали и отправляли эшелоны с людьми, обеспечивали их питанием и медицинским обслуживанием.

Цепь эвакопунктов протянулась на тысячи километров от прифронтовых железнодорожных станций юга и запада страны — до Восточной Сибири и Средней Азии.

Были организованы столовые. Работали душевые, санпропускники. Непросто было напоить и накормить тысячи людей, дать им возможность помыться, провести санитарную обработку.

И все это выполняли не волонтеры, а специально организованная и управляемая система.

Из-за нехватки пассажирских вагонов для перевозки людей при формировании эшелонов включали вагоны пригородных поездов, электрички.

И все равно пассажирских вагонов не хватало, поэтому для перевозки людей приходилось использовать и крытые грузовые вагоны с минимальным их переоборудованием. В вагоны, рассчитанные на 36 человек, часто набивалось 80-100. Иногда люди ехали и на открытых платформах вместе с оборудованием, прикрываясь от дождя и холода брезентом. Но обычно для женщин с детьми все же старались включать в эшелон несколько крытых вагонов.

Никто не роптал — сознание навалившегося горя делало людей терпимыми к транспортным и бытовым невзгодам.


Для обеспечения контроля за ускоренным продвижением эшелонов с людьми начальник пассажирского управления Народного комиссариата ПС ежедневно, не позже 22.00, собирал сведения со всех железных дорог о продвижении вагонов с людьми за истекшие сутки и об освобождении их по прибытии на место. Поступившие и обработанные сведения тут же отправлялись Госкомитету обороны.

Спрос был строжайший. Эшелонам, в которых было более тридцати вагонов с людьми, присваивали постоянные номера на всем пути следования до конечной станции разгрузки. Уплотненный график составляли так, чтобы за сутки эшелоны проходили по 500-600 км.

Позволю себе привести пример советской системы управления самой масштабной операцией эвакуационных перевозок периода войны.

Вот слова ее непосредственного организатора и одного из руководителей, заместителя наркома путей Ссообщения Н.Ф.Дубровина:

 

«16 октября 1941 г. двух заместителей наркома путей сообщения: меня (я отвечал за перевозки грузов для народного хозяйства и за эвакуационные перевозки) и Г.В. Ковалева (ведавшего организацией движения на железных дорогах) вызвали в Кремль. Один из залов Кремлевского дворца заполнили руководители наркоматов, центральных учреждений и ведомств. От имени ГКО В.М. Молотов сообщил присутствующим, что положение на фронте под Москвой крайне напряженное, враг — на ближних подступах к столице. Сегодня же, 16 октября, до конца дня и в ночь необходимо вывезти из Москвы все наркоматы, учреждения и ведомства.

Председатель ГКО И.В. Сталин спросил Г.В. Ковалева и меня, сколько железнодорожники могут за ночь отправить из Москвы поездов. Посоветовавшись между собой, мы ответили, что НКПС может дать 100 поездов. С этой цифрой согласились.

Сразу же возникла сложнейшая проблема — вагоны. Ведь только в ночь для перевозки людей потребуется не менее 5-6 тыс. вагонов.

Эвакуационные составы отправлялись с Казанского и Северного вокзалов. Посадкой людей руководила группа ответственных работников НКПС во главе с начальником пассажирского управления В.К. Мартышевым, за порядком следили работники военной комендатуры.

Железнодорожники Московского узла собирали весь подвижной состав, пригодный для перевозки людей. Отбирались все крытые грузовые вагоны, вагоны пассажирских и пригородных поездов, электрички. На железнодорожные пути были поставлены даже вагоны метрополитена. Разместив в них людей, поезда тут же отправляли в тыл.

Очень помогало то, что в это время на фронт под Москву прибывали дивизии сибиряков. После выгрузки войск составы с вагонами, оборудованными нарами и печами, сразу подавались под погрузку эвакуируемого из Москвы населения. Сортировочные станции узла формировали поезда и непрерывно подавали их к платформам Казанского и Северного вокзалов.

В 18 ч 20 мин 16 октября были отправлены первые эшелоны, а к 10 ч утра 17 октября удалось сформировать уже свыше 100 поездов. За ночь они вывезли из Москвы около 150 тыс. человек.

Ответственное задание правительства железнодорожники Московского узла выполнили с честью».



Вдумайтесь: за сутки было передислоцировано 150 тысяч человек, огромное количество оборудования, документов и инвентаря.

В дальнейшем за четыре месяца из Москвы и Московской области в восточные районы страны было отправлено пятьсот крупнейших предприятий оборонного значения, эвакуировано 2 миллиона человек, 1,5 миллиона из них были москвичи.

В отличие от сегодняшнего положения с беженцами в Европе, работа советских железнодорожников по пассажирским перевозкам во время ВОВ была просто героической. Работали сутками, почти без сна, зачастую под авиабомбёжками и артиллерийскими обстрелами.

Большую помощь в выполнении сложнейших задач без бюрократических проволочек оказывали все звенья советской и военной структур, и прежде всего — ВОСО.

Так, в летние месяцы 1942 года сложилось тяжелое положение на дорогах Северного Кавказа и Закавказья. Железнодорожники не справлялись с обработкой лавины поступавших поездов. Тогда на станции были направлены руководители наркоматов, организованы эвакоотряды и отдельные рабочие батальоны.

В результате была увеличена скорость переброски вагонов с оборудованием через Каспий в Красноводск и далее в Казахстан и Среднюю Азию.


А вот пример народного менеджмента.

Пока я говорил только о передислокации огромной массы людей, с которой справлялись советские управленцы и железнодорожники. Но привезя людей на место, их нужно было распределить для проживания и организации быта на новом месте.

Всего за время войны было эвакуировано 25 миллионов человек. Жилищный фонд Союза был не столь богат, как сейчас в Германии. И тем не менее люди ужимались, принимали новых переселенцев с детьми и стариками, иногда с ранеными — и как-то организовывали это убогое военное общежитие нашего многотерпеливого народа.

Хочу особо подчеркнуть — единого советского народа.

Так, например, в моноэтническом Узбекистане, численность населения которого в то время была около 6 миллионов человек, получили кров (а очень многие — и своих новых родителей) 200 тысяч детей-сирот.

Поэтому крайней неблагодарностью выглядит, на мой взгляд, теперешнее отношение многих россиян к выходцам из Средней Азии.

Кто в те тяжелейшие годы требовал от вновь прибывших знания национальных языков по месту нового размещения? Но когда стало тяжело этим народам, Россия стала отгораживаться от них, так же как и от других иностранцев. Но для людей, заставших то время, они — наши, а не иностранцы.

Кстати, случаев коллаборационизма и предательства со стороны лиц, призванных из Средней Азии, было значительно меньше, чем среди выходцев из других регионов СССР.


В то военное время помимо размещения приходилось обеспечивать людей едой. Для этого направляли эшелоны с зерном, собранным на территориях, которые должны были быть оккупированы. Зерно часто загружали в цистерны после их обработки паром. Обратно на фронт в тех же цистернах отправляли горюче-смазочные материалы, например, из Закавказья.

Посмотрите фотоматериалы того периода.


















Так собирали людей для эвакуации. Эвакуировали всеми видами транспорта.








Бомбежки, уничтожение мостов и железнодорожных путей делали работу по организации железнодорожных перевозок не просто затруднительными, а требовали героического труда всех звеньев транспортных работников.





Организационная работа советских управленцев в местах эвакуации:





Дети, оставшиеся сиротами в результате войны — включая и тех, которые побывали в оккупации:





И наконец, вера в победу заставляла управленцев даже в те тяжелейшие для страны времена заботиться о сохранении культурных корней нашего народа:






 
* * *

Итак, сравните приведенные в этом разделе цифры с сегодняшними цифрами беженцев в различных странах Европы.

Сравните и условия, в которых происходили перемещения людских потоков.

Сравните, в конце концов, и технический уровень сегодняшнего транспорта — и использовавшегося во время войны.

Еще один вывод, который напрашивается из вышеприведенных цифр и снимков.

Способность советских людей в минуты опасности переносить дискомфорт своего существования несравненно более высокая, чем это можно ожидать от населения большинства европейских стран.

Поэтому надежды недоброжелателей России на то, что какими-то санкциями можно чего-то добиться — это в высшей мере наивность и непонимание души России.

А стоило ли совершать такие подвиги? Перемещать 25 миллионов человек туда и частично обратно? Напомню, что под оккупацией в Союзе оказалось 74 миллиона человек, 16 миллионов погибли. Стоило?

А может быть, следовало поступить, как Дания — сдать за один день свою страну и из 3,8 миллиона потерять всего 2,9 тысячи человек?

Или как Норвегия (2,95 миллиона жителей), которая, сдав страну при несколько большем сопротивлении (три недели), потеряла всего 2,1 тысячи человек...

В других странах Европы относительные цифры были несколько большими, но это за счет фашистской политики уничтожения евреев. То же, согласно планам Рейха, предполагалась сделать в случае победы и с большей частью населения Союза.


Заключение

Когда начинаешь анализировать столь разные результаты работы советских управленцев и менеджеров демократической, насквозь толерантной Европы, приходишь к неутешительным выводам:

1. До принятия решения современные менеджеры не в состоянии быстро и качественно анализировать возникающую ситуацию. И это в условиях высокотехнологичных IT-систем управления и при современном уровне логистики пассажирских перевозок.

2. В результате принятие решений затягивается на недопустимо длительное время. И решения принимаются по второстепенным, а не по главным вопросам. Лишь бы обозначить свое участие в решение проблемы.
 
3. Затягивание решения связано со страхом допустить ошибку, которая в дальнейшем может привести к потере престижной работы с высоким должностным окладом.
 
4. Чем выше иерархический уровень менеджмента, тем больше страх, тем больше затягивание с принятием срочного решения.

5. Подбор менеджеров высшего звена зачастую проводится по политическим и партийным пристрастиям, а не по профессиональной пригодности, что еще больше усугубляет проблемы, указанные в п.п. 1-4 настоящего перечня.

 
Что же позволило советской системе управления справиться с многократно превосходящей по объему работой по перемещению людских потоков во время Великой Отечественной войны?

1. Четкое и быстрое определение целей на основе тщательного анализа обстановки.

2. Моментальное принятие решений и доведение их до исполнителей. Часто даже без бумажной волокиты.

3. Больший страх за несвоевременное принятия решения, чем за принятие ошибочного.

4. Атмосфера, когда речь шла не о материальном благополучии управленца, а о жизни его самого и его семьи.

5. Формирование конкретных планов и постоянный контроль за их выполнением на всех уровнях управления.

6. Инициативное выполнение заданий с использованием всех возможных средств реализации поставленных задач. Даже без согласования с вышестоящим начальством.

Поэтому советская система управления, выработав во время войны обязательные и четкие формы организации производственных процессов (и не только при эвакуационных перевозках, но и при разворачивании в течение месяца-трех огромных предприятий на новых местах), в дальнейшем позволила вести общественное и экономические развитие страны не на несбыточных предсказаниях экспертов, а на строгих планах, которые сейчас почему-то стали называть «дорожными картами».

А советские управленцы, не скованные страхом лишиться из-за неправильно принятого решения «бентли» или дачи в Подмосковье, проводили эти планы в жизнь. Причем планы составлялись не на месяц, не на год, а на пятилетку.

И скажите — когда эти планы не выполнялись? Досрочно — выполнялись, с опозданием — никогда.

Вот и решайте — синонимы ли «менеджер» и «управленец»...

 

P.S. И, наконец, позволю себе предложить способ улучшить работу Европарламента, который вряд ли будет реализован. Суть предложения: установить оклады брюссельским менеджерам в размере чуть выше среднеевропейской заработной платы. Чтобы при принятии решений они волновались не о потере большого оклада, а о том, как на самом деле улучшить положение в ЕС. Возможно, тогда на этих должностях окажутся действительно профессионалы, а не дрожащие за свои зарплаты нерешительные шкурники. Премии лучшим выплачивать по результатам репрезентативных общеевропейских опросов.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Довольно ненависти, друзья!

Пора перейти к насилию...

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Бешенцы на подступах

Продолжение

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Бешенцы

Как новый коллективный Гитлер

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Он не будет взрывать самолёт, на котором я полечу

Шутка

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.