Лечебник истории

14.10.2018

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как оппозиция перешла на сторону Наполеона

Как оппозиция перешла на сторону Наполеона
  • Участники дискуссии:

    4
    16
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 

 



С момента обретения нашей страной независимости оппозиция тщательно, из год в год, пыталась притянуть за уши европейскость, старательно стирая нашу идентичность. Так, например, оппозиционные структуры пытались и пытаются заменить наши традиции западными, продвигая идею существования рыцарства в наших землях.
 
Но не только Средневековье страдает от дел разного рода мифотворцев, не обошли они и Отечественную войну 1812 года. Взяли себе на вооружение «литовские» полки, созданные Наполеоном, и на основании их существования начали из каждого утюга вещать о том, что это была не Отечественная, а гражданская война.

 


 

 
Оппозиционеры постоянно тиражируют тот факт, что Наполеон обещал восстановить Речь Посполитую. Но, как говорится, «обещать — не значит жениться», а уж обещать, чтобы заручиться военной поддержкой, вообще не грех.
 
28 июня Выбыцкий закончил свою речь перед Наполеоном следующим образом: «Скажите только, государь, что Польское королевство существует, и ваш декрет всем миром будет признан за реальность».
 
Наполеон, отвечая ему, стал настаивать на той мысли, что ему приходится мирить много противоречивых интересов и осуществлять немало обязательств.
 


«Я люблю вашу нацию, — сказал он, — я сочувствую всему вами сделанному, я разрешаю ваши новые усилия; все, что будет зависеть от меня для осуществления ваших резолюций, я сделаю; если ваши усилия будут единодушны, вы вправе надеяться, что враги ваши вынуждены будут признать ваши права, но в этих отдаленных странах на единодушие усилий населяющих их жителей вы должны опирать все ваши надежды на успех.
 
Я высказался в том же смысле и при первом моем появлении в Польше; считаю нужным прибавить, что мною гарантирована австрийскому императору целость состоящих под его властью государств, и поэтому мне невозможно допустить никакого шага, который поколебал бы мирное обладание им тем, что осталось у него от польских провинций.
 
Если Литва, Самогития, Витебск, Полоцк, Могилев, Волынь, Украина, Подолия будут одушевлены теми же чувствами, какие я нашел в Великой Польше, Провидение, несомненно, увенчает успехом наше великое дело; оно вознаградит вашу преданность родине, которая сделала вас столь заслуживающими сочувствия; этой преданностью вы завоевали себе мое уважение и покровительство» (см. «Историю консульства и Империи» Тьера, брюссельское изд., 1858 г. Т. XIV, стр. 115 и 116).
 

 
То есть, простым языком, даже нуждаясь в поддержке тех, кто еще недавно давал присягу российскому императору, а теперь поспешно давал ему, он никаких конкретных обещаний так и не дал. Мол, ну вы там, попашите немного, головы-то буйные подставьте, а потом посмотрим.

Интересно, много ли среди оппозиционеров готовы работать за обещания? Если да, то пишите мне, я найду вам занятие с пользой для Родины!
 
Автор мемуаров, доктор фон Брандт, сообщает, что один из весельчаков, солдат его роты истолковывал слова императора так: «конфедерация, провозглашенная в Варшаве с разрешения Наполеона, означала в сущности то, что французы так же охотно будут грабить Литву, как они уже ограбили Польшу».
 
Меня вообще в принципе удивляет, почему оппозиционеры с таким энтузиазмом ратуют за то, что будет восстанавливаться Речь Посполитая, являющаяся чуждым для нас государством. Вообще в том, что ничего удивительного в обещаниях Наполеона нет свидетельствует и тот факт, что точно также восстанавливать собирался и российский император.
 
Такая практика имеет тысячелетнюю историю — наобещать с три короба, а потом, воспользовавшись услугами доверчивых людей, еще и на шею к ним сесть, и ножки свесить и так задорно ими побалтывать, аки дитятко.
 
Так же действовал и Наполеон и нет ни одного факта, который бы хоть косвенно свидетельствовал о том, что он добрый самаритянин из Евангелия от Луки.
 
Но да ладно, Речь Посполитую Наполеон не стал восстанавливать, и вместо этого создал три государства — Герцогство Варшавское, Великое Княжество Литовское со столицей в Вильне — включало Виленскую, Гродненскую, Минскую губернии и Белостокскую область, переименованные в департаменты и княжество Белоруссия со столицей в Могилёве — охватывало Придвинье и Приднепровье (Витебскую, Смоленскую и Могилевскую губернии).
 

Начнем с Герцогства Варшавского. Оно было настолько суверенным и независимым, что являлось протекторатом Франции во главе с королем Саксонии Фридрихом Августом III, Наполеон сам утвердил Конституцию Герцогства, она утверждала правительство, Государственный совет, двухпалатный парламент из палаты депутатов и сената и независимые суды.
 
В 1808 году в стране был введён т. н. Кодекс Наполеона — французский кодекс гражданского права, который был разработан группой юристов во время правления первого консула Французской республики (затем императора) Наполеона Бонапарта. В Герцогстве отменили крепостное право, крестьяне получили личную свободу, но земля осталась во владении помещиков.
 
Готовясь к войне с Россией, французский император превратил Герцогство в свой плацдарм. Польская шляхта, мечтая о «Великой Польше», оказывала всестороннюю поддержку. На польские деньги строились укрепления, создавались продовольственные базы. Польскую армию довели до 60 тысяч, затем до 85 тыс. К войне 1812 года Герцогство выставило 100-тысячное войско. И это по самым нескромным оценкам.
 
Литовское княжество возглавило временное правительство. Официально оно называлось Комиссия временного правительства в Великом Княжестве Литовском (Komisja Rzadu Tymczasowego w Wielkim Ksiestwie Litewskim) — КВП ВКЛ. Этот коллегиальный орган высшей гражданской власти был создан по декрету Наполеона от 19 июня (1 июля) 1812 года.
 
КВП состояла из 7 комитетов, каждый из которых возглавил один из членов Комиссии. Комитет продовольствия и магазинов (складов) — Станислав Солтан (1756-1836); финансов — Карл Прозор (ок. 1760-1841); полиции — Юзеф Сераковский (1765-1831); военный — князь Александр Сапега (1773-1812); судебный — Франц Ельский (1738-1821); внутренних дел — граф Александр Потоцкий, народного просвещения и духовных дел — ректор Виленского университета Ян Снядецкий (1756-1830) . Секретарем Комиссии стал Юзеф Коссаковский.
 
Подборочка руководства собралась на редкость удивительная для независимого ВКЛ. Анатолий Тарас, являющийся еще одним свядомым экспердом не обращает на это внимание, да и сознательно утаивает некоторые нюансы, в частности то, что Юзефов Коссаковских было очень много, и для идентификации требуется больше информации. Как я понимаю, на это и был расчет, чтобы ввести в заблуждение читателя и минимизировать вероятность проверки приводимых Тарасом данных.
 
Станислав Солтан — русско-литовский род Солтанов, сам же является сыном Станислава Солтана и Елены Ремер из рода Рёмер, происходящий из Саксонии, одна из ветвей которого переселилась в Курляндию в 16-м веке, а уже в 17-м — в Польшу.
 
Карл, который, как выяснилось, на самом деле Кароль Прозор с таким прямо исконно белорусским именем из польского дворянского рода, восходящего к 17-му веку (Прозоры // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.).




Кароль Прозор.
 

 
Юзеф Сераковский с польской фамилией и, опять же, с исконно белорусским именем, да и род, что не удивительно, опять же польский (Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1; Sierakowski, die Familie // Биографический словарь Австрийской империи; Часть 2 Гербовника дворянских родов Царства Польского, стр. 15), причем с конкретно таким польским гербом «Огоньчик» (Bartosz Paprocki. Herby rycerstwa polskiego. Kraków, 1584; Simon Okolski. Orbis Polonus. Krakow, 1642. T.1-3.; Ks. Kacper Niesiecki. Herby i familie rycerskie tak w Koronie jako y w W.X.L. Lwów, 1728.; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.).
 
Александр Сапега несколько выбивается из стройных польских рядов, но именно несколько выбивается. Имя хоть из наших, но кроме имени на тот период времени уже ничего русско-литовского в Сапегах не оставалось. Да и Александр являлся представителем Коденской (Польша) линии магнатского рода Сапег, был сыном Юзефа Сапеги и Теофилы Яблоновской (польский княжеский род).
 
Франц Ельский — представитель польско-белорусского рода (В.К.Лукомский. Ельские // Новый энциклопедический словарь: В 48 томах (вышло 29 томов). — СПб., Пг., 1911—1916; Ельские // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1) с польским гербом (Bartosz Paprocki. Herby rycerstwa polskiego. Kraków, 1584.; Simon Okolski. Orbis Polonus. Krakow, 1642. T.1-3.; Ks. Kacper Niesiecki. Herby i familie rycerskie tak w Koronie jako y w W.X.L. Lwów, 1728.; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.).
 
Александр Потоцкий — представитель магнатского польского рода Потоцких (Хржонцовский. Записки Хржонцовского (1770—1820) / Публ. и примеч. И. И. Ролле // Русский архив, 1874. — Кн. 1. — Вып. 4. — Стб. 898—951.; Потоцкие // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.; Долгоруков П. В. Российская родословная книга. — СПб.: Тип. Э. Веймара, 1856. — Т. 3. — С. 224; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.), который успел послужить, как Наполеону, так потом и российскому императору.
 
Ян Снядецкий — сын пивовара и бургомистра местечка Жнин (Польша) (Дарашэвиіч Э. К. Снядэцкі Ян // Мысліцелі і асветниікі Беларусі. Энцыклапедычны даведнік / гал. рэд. Б. I. Сачанка. — Мінск: Беларуская энцыклапедыя, 1995. — С. 314—316. — 672 с. — 6000 экз. — ISBN 985-11-0016-1.; Верховский Ю. Н. Снядецкий, Иван Андреевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.).
 
Юзеф Коссаковский — вообще Юзефов Коссаковских полно и какого именно имеют ввиду змагары, не известно и самим змагарам. Например, один из братьев Казимир после Варшавского восстания был обвинён восставшими в измене в пользу России, быстро осуждён и публично повешен 9 мая 1794 года. Его имения были конфискованы повстанческим правительством (Andrzej Zahorski, Józef Kazimierz Kossakowski [w:] Polski Słownik Biograficzny, t. XIV, 1968—1969, s. 268—272; Корвин-Коссаковский, Иосиф // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.). Также был арестован и Антоний, правда, ему удалось избежать повешения, в отличие от его двух братьев.
 
Но в материале речь не об этих Коссаковских. Имеется в виду Антоний Юзеф Коссаковский, который принадлежит польскому шляхетскому роду с польским шляхетским гербом, известным с 13 века — Слеповрон (Bartosz Paprocki. Herby rycerstwa polskiego. Kraków, 1584.; Simon Okolski. Orbis Polonus. Krakow, 1642. T.1-3.; Ks. Kacper Niesiecki. Herby i familie rycerskie tak w Koronie jako y w W.X.L. Lwów, 1728.; Лакиер А. Б. Глава семнадцатая, § 90-1. Общие замечания о польских геральдических эмблемах или знаменах // Русская геральдика. — М.: Книга, 1990.; Лукомский В. К., Модзалевский В. Л. Малороссийский Гербовник. Издание Черниговского Дворянства. Спб., типография «Сириус», 1914.; Gajl T. Polish Armorial Middle Ages to 20th Century. — Gdańsk: L&L, 2007. — ISBN 978-83-60597-10-1.).
 


Что у нас в итоге получается? Все такое независимое ВКЛ, возрождаемое Наполеоном, на которое так молятся наши свядомые, было таким же польским, как и Герцогство Варшавское. В руководстве марионеточного государства, обязанного поставлять солдат и провизию для Наполеона, не было ни одного представителя ни литовцев, ни предков белорусов. Вот такое вот национальное возрождение, однако, получается.
 

 
Вообще, немного отвлекаясь от темы, не могу не заметить, что видный змагар-эксперд Анатолий Тарас регулярно критикуется историками. Например, В.А. Григорькин неоднократно замечал, что Тарас вырывает фразы из контекста, занимается трактовкой и искажением фактов, а также практически никогда не дает ссылок, что затрудняет проверку подлинности его утверждений. Также уровень профессионализма Анатолия можно поставить под сомнение после его высказывания, будто бы 11 км в сутки — это скорость бегства.



Не хочу ничего говорить про физические способности Тараса, но это расстояние преодолевается за три часа легким непринужденным шагом даже женщинами.
 

Теперь вернемся к нашей непосредственной теме.

Контролем за суверенностью и тотальнейшей независимостью занимался императорский комиссар барон Л.П.Э. Биньон, назначенный Наполеоном тем же декретом от 19 июня (1 июля). Высшая военная власть в ВКЛ принадлежала военному губернатору Литвы, дивизионному генералу, графу Д. ван Гогендорпу (голландский политический деятель). Ему подчинялись военные губернаторы департаментов. Общее политическое руководство Великим княжеством (и Белоруссией) от имени Наполеона осуществлял министр иностранных дел Франции герцог Ю.-Г. Марэ.
 
КВП сначала возглавлял С. Солтан — по 11 (23) августа; а с 12 (24) августа — военный губернатор Д. ван Гогендорп. Свою документацию Комиссия вела на польском языке.
 
Аналогичная ситуация была и с княжеством Белоруссия, которую возглавил, видать для подчеркивания суверенитета, 57-летний маркиз Клод Эмануэль де Пасторе. На этих территориях по приказу Наполеона, что тоже как бы очень даже красноречиво говорит о степени независимости новых государственных формирований, начали создаваться вооруженные силы с целью применения их в войне с Россией.
 
На это даже было выделено 500 000 франков, что по тем временам очень даже внушительная сумма. Далее необходимо рассмотреть командующий состав «литовских» войск, где, как и в правительстве свежеиспеченного ВКЛ, не было практически никого, кроме поляков.




 
Теперь немного о том, как радостно встречали завоевателей из Франции местные жители.

Например, 12-тысячный гарнизон Витебска боялся покинуть город, чтобы не встретиться с жителями окрестностей. Также говорящим фактом было то, что французы держали около 30 000 солдат на территории нашей страны, чтобы охранять свои склады и коммуникации.
 
Есть, конечно же, и обратные примеры. Так, например, змагарский эксперд Александр Балябин утверждает, что все население Борисова, в том числе и крестьяне, радостно встречало французов криками: «Vive Napoleon! Vive l’empereur! Vive le liberateur!»
 
Это какие такие крестьяне в наших землях владели французским языком? Вот такая малюсенькая оплошность эксперда выявляет то, что он сознательно перевирает историю. Да и ссылки на свои утверждения в большинстве случаев он забывает приводить.
 


Зато есть ссылка на белорусского историка, экономиста, этнографа М. В. Довнар-Запольского, происходившего из польского шляхетского рода Побог (Лакиер А. Б. § 91, № 195 // Русская геральдика. — 1855.; Kasper Niesiecki. Korona Polska przy Złotey Wolnosci starozytnemi Rycerstwa Polskiego y W.X. Litewskiego Kleynotami. Lwow: 1740.; K. Niesiecki, J.N. Bobrowicz и др. Herbarz Polski. Lipsk: 1839—1845.; В. К. Лукомский, В. Л. Модзалевский. Малороссийский гербовник. СПб: 1914. Репринтное издание. Київ: «Либiдь», 1993.; Ян Длугош. Грюнвальдская битва. М.-Л.: Изд. АН СССР, 1962.), который утверждал, что с убытием из города русских войск «в Борисове немедленно составилась временная комиссия для охраны города и для торжественной встречи французов. В составе ее вошли Борисовские помещики: Пий Тышкевич, Осип Воллович, Иосиф Слизень, Иосиф Стацевич и Ян Норвид...».
 

 
И опять двадцать пять — на многие вещи свядомый эксперд Балябин не дает ссылок и делает голословные утверждения, рассказывая о том, что поддерживали даже крестьяне, а потом дает ссылку на профессионального историка, повествующего о том, что поддержали паны.
 
Про крестьян Балябин предпочитает остаться голословным, а вот про панов дает ссылку, причем опровергающую его собственное утверждение. В цитате Довнара-Запольского нет ни одного упоминания о наличии крестьян в толпе приветствующих.
 
Или мнение обычного белоруса таких «историков», как Александр, уже не волнует, или в приветствующих Наполеона можно смело записывать крестьян, все равно же крепостные, чего с них взять? Следил бы лучше «историк» Александр за нитью своего повествования…
 

Теперь — миф о том, что во французскую армию прямо ломились толпами, а в русскую никто не хотел.

Итак, наполеоновские шпионы и эмиссары направлялись в Россию (в белорусские, украинские и литовские губернии) и вели массовую агитацию среди населения, особенно крестьян, уговаривая их уклоняться от рекрутских наборов, воздерживаться от уплаты налогов, прятать от русских запасы продовольствия и фуража и беречь их для будущего освободителя «от русского ига» (Літвіноўская Ю. Героі і здраднікі (вайна 1812 г. на Беларусі) // Спадчына. — 2003. — №2. — С. 17—19).
 
В таких условиях в марте 1812 г. в белорусских губерниях проходил рекрутский набор в русскую армию. Он проходил сложно. Крестьяне не везде шли в рекруты добровольно. Но в целом планы рекрутских наборов в русскую армию в Белоруссии выполнялись. Только в 1811 г. здесь было набрано 14 750 человек, а за период с 1796 по 1812 г. — более 179 000 человек. Большинство из них проходили службу на территории Белоруссии. Шесть дивизий 1-й русской армии были укомплектованы исключительно уроженцами белорусских губерний (Літвіноўская Ю. Героі і здраднікі (вайна 1812 г. на Беларусі) // Спадчына. — 2003. — №2. — С. 17—19).

А вот что происходило у Наполеона — он потребовал от Польши и ВКЛ поставить в его армию 300 000 солдат и офицеров, 4000 лошадей и необходимое для их обеспечения количество мяса, муки, крупы, фуража.
 




Но набрать планируемое количество войск из Польши и Литвы Наполеону не удалось. Польша дала только 75 000 пехоты и конницы, ВКЛ — 11000. Минская и Виленская губернии собрали по 3000 рекрутов, Гродненская — 2500, Белостокская область — 1500. Из них было сформировано 9 полков — 4 конных и пехотных (Гісторыя беларусі. У 2 ч. Ч. 2. ХІХ — ХХ стагоддзі: Курс лекцый/ П.І. Брыгадзін, У.Ф. Ладысеў, П.І. Зялінскі і інш.. — Мн.: РІВШ БДУ, 2002. — 656с.).
 
Слабый отклик среди населения Белоруссии нашли также призывы Временного правительства ВКЛ вступать в народную гвардию и жандармерию. В народную гвардию вступили только студенты Виленского университета, а в жандармерию в Гродненской губернии удалось завербовать только 856 человек. Не лучше обстояло дело и в других губерниях.

Всего на территории Белоруссии на службу к Наполеону во время войны перешло около 50 000 человек. В основном это были крупные польские помещики, представители польской интеллигенции, католического духовенства и ополонизированной белорусской шляхты, которые мечтали о возрождении Речи Посполитой в границах 1772 года (Літвіноўская Ю. Героі і здраднікі (вайна 1812 г. на Беларусі) // Спадчына. — 2003. — №2. — С. 17—19).
 


Вот так вот воодушевленно встречали белорусы армию Наполеона, и это без учета массового мародерства впоследствии. Я уже молчу про миф о том, что во французскую армию записывались добровольно.
 

 
Каждый рекрут за счет своего «пана» (помещика) должен был иметь верхнюю одежду из сукна серого или тёмного цвета, полотняные штаны, белье, две рубашки, фуражку, две пары сапог, провиант на 15 дней и 28 рублей наличными.
 
А то, как паны поддерживали Наполеона мы уже рассмотрели выше. Также приведу в пример интервью с Александром Гронским. Он утверждает:
 


«Затрагивая белорусскую тематику в 1812 году, мы попадаем в ловушку модернизации истории.

Люди, которые имеют белорусское самосознание, идентифицирующие себя как белорусы, появились не в начале XIX века. В то время не мыслили категориями «белорус-небелорус». Поэтому нельзя сказать, что белорусы воевали по обе стороны фронта. Те, кто воевал, считали себя поляками, русскими, «тутэйшымi» — кем угодно, но не белорусами.

Можно, конечно, утверждать, что они не подозревали, что они белорусы, но если это так — получается, что не было никакого внутреннего конфликта. «Нейтрализация» термина — это, скорее, не научный ход, а политический.

На любой войне есть люди, которые становятся на сторону противника. После Второй мировой войны это стало называться «коллаборационизмом». Не будем осуждать тех, кто перешел на сторону Франции, — люди делали свой выбор.

Для перешедшей к Наполеону шляхты война действительно не была отечественной. Высший слой белорусских земель говорил по-польски, имел польское самосознание, помнил времена Речи Посполитой (это было официальным наименованием государства). Шляхта воевала вовсе не за Беларусь, не за какое-либо белорусское самоопределение, она сражалась за возрождение Речи Посполитой».

 

 
В итоге получается, что Наполеона поддержали практически исключительно поляки и небольшая часть белорусов и литовцев, насильно затащенных в «Великую армию» своими панами, решившими загребать жар чужими руками.
 

Вот мы и рассмотрели вкратце очередной свядомый миф о том, что война 1812 года не являлась для белорусов Отечественной.

Можно было бы привести еще немало свидетельств тому, что война 1812 года была Отечественной для белорусов, но и так это уже очевидно.
 
Так что белорусские реконструкторы, взявшие на вооружение труды свядомых экспердов, в очередной раз выставили себя не в лучшем свете, предельно обнажив огромную пропасть в знаниях и просто повальное незнание истории собственной страны.
 
Оппозиционные силы путем создания всех этих мифов пытаются стереть нашу идентичность, навязав нам новую — мифическую. Они утверждают, что это необходимо для повышения уровня самосознания и самоидентификации...
 


Что я могу сказать по этому поводу? А вот что — британцам не пригорает от того, что были кельты, потом были римляне, потом саксы, потом норманны. Они впитали в себя все эти культуры, в результате которой и получилась уникальная идентичность, они приняли всю свою историю такой, какой она была, понимая, что это всё и создало их величие — империю, над которой никогда не заходит солнце...
 

         

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Несвижское восстание поднятое поляками против белорусов

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

НеНаша гісторыя и Сало духа

Тихо не будет, это мы гарантируем

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» как лакмусовая бумажка

Белорусской реконструкции

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» и двойные стандарты оппозиции

Калиф на 24 часа

BB.lv: Как россиянин отстоял право на дочерей в схватке с «ювеналами» Швеции

Возвращение «золотого тельца» или на пороге Апокалипсиса

То что вы не в состоянии с аргументами остоять свои же утверждения, или точней текст, который вы тут копипастовали под своим именим, это факт. Ибо человек, который компетентен в во...

К 100-летию создания БССР. Отцы-основатели белорусской государственности

Землю крестьянамЗаманить крестьян лозунгом , а потом отобрать......

Апрельские тезисы Лукашенко: курс на транзит власти и реформу Конституции?

В каком смысле "в Сколково"? У его компаний - резидентов? Вполне возможно.

Насредин из Бобруйска

Да.Согласен.Любая деятельность,осмысленная,нацеленная на результат заставляет думать.Нас никто не учит ДУМАТЬ целеСОобразно.