Как это делается

04.05.2016

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Ласковые грантососы

О теневой политической экономике в Беларуси

Ласковые грантососы
Как мы уже писали, Николай Статкевич пытается сформировать полюс объединения оппозиции, однако «правая коалиция» брыкается и в Конгрессе Статкевича участвовать не хочет.

И те, и другие сейчас пытаются заручиться поддержкой региональных организаций, чтобы перетянуть на себя одеяло в координационном «Совете демократических организаций».

Одна из отговорок «правых» по поводу Конгресса: у них нет ресурсов, чтобы его проводить. Видимо, ресурс есть у Статкевича.

 

Финансирование Николая Статкевича связывают с белорусским бизнесменом Сманцером. Так, на сотрудничество Сманцера и Статкевича указывал Глава государства на пресс-конференции после выборов; сам же Статкевич финансирование со стороны Сманцера отрицает, однако подтверждает, что обращался к нему за помощью.
 
 

Справка

Сманцер Александр Леонидович, 1961 г.р., уроженец Минска. С 1993 г. — соучредитель «Химпромагроинвеста», экс-президент российского ТОО «Болфеа Интрепрайз ЛТД». В 1996 г. избран председателем совета ликвидированного АКБ «Магнатбанк». До 2001 — 2004 гг соучредитель ПК и ТО «Альцеста», ПКФ «Троттер», ЗАО «Футбольный клуб Динамо Минск» и ряда других коммерческих структур.
 

 

Если порыться в интернете, можно почитать про то, как Чиж отжимал у Сманцера футбольный клуб «Динамо», а также про политические взгляды самого Сманцера; там же Шеремет прямо пишет, что Сманцер являлся кошельком оппозиции. После проваленной «джинсовой революции» 2006 года Сманцер имел статус советника сопредседателя политического совета КДС.
 
Напомним, в 2004 году Александр Сманцер получил 6 лет колонии за то, что предоставил Белорусскому металлургическому заводу через английскую компанию кредит в 65 млн. долларов. Про эпопею вокруг БМЗ можно подробно почитать здесь.

В частности, утверждается, что борьбу за контроль над прибыльным предприятием вели два влиятельных ведомства — КГБ и КГК. Бывший директор Филиппов на страницах белорусских СМИ прямо обвинил тогдашнего главу КГК Анатолия Тозика в том, что тот добивается привилегий для отдельных фирм. Филиппову удалось уехать в Россию, но его партнер по совместным проектам на БМЗ Сманцер получил 6 лет.
 
Отметим, что просить денег у подобного бизнесмена-спонсора гораздо удобнее, чем иметь дело с рядом иностранных организаций и фондов, связи с которыми автоматически компрометируют политиков.

Проблема в том, что таких потенциальных «кошельков» — единицы, поскольку чтобы ими стать, нужно: а) сидеть за границей; б) иметь зуб на батьку за отжатые активы; в) ориентироваться в оппозиционной расстановке сил и поддерживать там личные контакты.
 
Единственным аналогом Сманцера я могу назвать Леонида Синицына; в СМИ утверждалось, что в 2010 бывший руководитель Администрации Лукашенко финансировал «Говори правду»; а впоследствии Некляев и Федута пытались получить у него прайс на мутное движение «За государственность и независимость».
 
Само собой, деньги — тайна за семью печатями, и финансовые вопросы прячут как можно глубже.
 

А теперь интересное наблюдение.
 
Как ни удивительно, но, по моим сведениям, в сфере деятельности общественных объединений крутятся значительно большие деньги, чем в чисто политической. Видимо, всякие НГО-НКО в Беларуси меньше мониторят, и это позволяет спокойно распиливать нормальную денежку.

Алгоритм простой: собираете 10 человек учредителей, регистрируете местное общественное объединение в юротделе исполкома. Потом 3-4 месяца осуществляется какая-нибудь липовая деятельность (классика — семинары с фотографированием и записями в социальных сетях). Затем наступает самый важный этап — подготовка отчета и впаривания его спонсору.
 
Если при этом вы не лезете в политику и занимаетесь экологией/культурой/спортом/охраняете птушак и т.д. — то будет вам счастье.
 
Это косвенно подтверждает информация, опубликованная «Радио Свобода» — вот графика с их сайта.
 





 
Считаем по первой картинке: на пятилетку выделяется 130 миллионов, причем только 10% из них — на «гражданское общество», это условные 13 лямов. Делим их на пять — получается чуть более двух миллионов в год.

Примерно половина, допустим, воруется, остается миллион. И большая часть этого миллиона — расходы на СМИ, деятельность НГО и финансирование всяких независимых инициатив.

До собственно партий и движений доходят копейки; а после Украины — так вообще ничего.

На второй картинке дополнительно учтены поступления от США — цифры получаются чуть больше, но все равно сопоставимые.
 

Еще наблюдение: финансирование далеко не одинаково; наиболее активно грантовые проекты реализуют шведские и немецкие организации; но единого алгоритма в действиях НГО-НКО нет.

Если раньше, например, руководители политических структур оппозиции строем ехали на поклон в Вильнюс, скажем, к Маккейну на семинары NDI/IRI — типа координировать действия (см. фото); то здесь каждый сам ищет себе крышу.
 



 
Достаточно прибыльным остается т.н. «независимое наблюдение», построенное на фальсификации количества наблюдателей.
 
Например, в интернете есть сведения, что лидеры одной оппозиционной левой партии довели до руководства вильнюсских офисов NDI и IRI информацию, что наблюдение за выборами в местные Советы в рамках инициативы «За справедливые выборы 2014» осуществляли порядка 2 тыс. граждан на 1 тыс. участков.

Между тем, услуги координаторов, которые проводили наблюдательную кампанию, оплачивались исходя из цифры, заявленной Центризбиркомом — 255 представителей.

Т.е. сведения были завышены в восемь раз с целью присвоить гонорары «мертвых душ».

Цена вопроса — баксов 50 на каждого наблюдателя; координаторам оплачиваются также мобильная связь и проч. Вроде копейки, но, по сути, деньги из воздуха. «Айраевцам», которые далеко не дураки, такая арифметика очень не понравилась.
 
Кроме того, в сытые времена существовала практика поощрения активистов. По итогам кампании руководство все той же партии обещало 500 долларов десятке лучших активистов по стране; между тем, «айраевцы» выделили гонорар из расчета 1000 у.е.

Куда делась разница — можно только догадываться.
 

Сейчас наблюдательные инициативы по-прежнему остаются хорошим бизнесом; а вот финансирование партий и движений значительно сократилось.
 
Строго говоря, теперь «грантососы» — это не политики, как обычно утверждает БТ, а именно НГОшники, воротилы теневой политической экономики.
 
Хотя, конечно, остались и приятные исключения. Допустим, Федута, который ушел из «Говори правду», теперь катит бочки на своих экс-коллег, намекая, что ГП сейчас единственная организация оппозиции, которая пользуется успехом у американских доноров.

В 2015 Дмитриев грамотно обошел коллег по цеху, позиционируя Короткевич как единственного «реального» кандидата, способного собрать подписи и выступить в качестве единого кандидата.

Материал Федуты наглядно иллюстрирует, что предвыборные конгрессы проводятся исключительно для доноров; ими же принимается и решение о дальнейших действиях. Очень рекомендую к прочтению, цинизм зашкаливает.
 


 

Зато сейчас Татьяна Короткевич ездит по вашингтонам, а успешный Дмитриев демонстрирует свой «лексус» и багатую куртку. Анархист Олиневич в книжке «Еду в Магадан» утверждает также, что после выборов 2010 года Дмитриев построил квартиру. Поэтому, как говорит белорусская поговорка, «ласкавае цялятка дзвюх матак сасе»...
  
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Когда лгут всем

Даже своим хозяевам

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Народ и «Хартия» едины?

Как работает оппозиционная пресса в Беларуси

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Слово о полку Игореве

В силовом блоке ищут слабое звено: как пропаганда работает против МВД

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Конопацкая хочет узаконить геноцид беларусов?

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    8
    12
  • Последняя реплика: