Клуб путешественников

18.02.2018

Сергей Панкратов
Россия

Сергей Панкратов

К очагам предков — 3

Дивеево, Пронск, Касимов

К очагам предков — 3
  • Участники дискуссии:

    9
    36
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

 



Эта поездка задумывалась как повторная к первой в 2010 году, названной «Путешествие к очагам предков». О нём можно прочесть в интернете благодаря IMHOclub, чьим членом и даже спикером я являюсь не один год.

Часть 1. Путешествие к очагам предков в пространстве и во времени
Часть 2. Путешествие к очагам предков — 2. Большое Болдино

 


 



...Перекусив в машине на скорую руку чем бог послал, а точнее, что нам положили жёны, мы двинулись в Дивеево. Расстояние небольшое, 170 км, и мы добрались еще засветло, почти не плутали и не ругались с Леной. Так мы нарекли женщину из навигатора.




В этой гостинице на первом этаже мы сняли двухместный номер. Туалет, ванная, холодильник, телевизор, охраняемая стоянка — что еще надо неприхотливым странникам.




Дивеевский женский монастырь.


Описывать Дивеевский монастырь, полное название Серафимов Дивеевский во имя святой Троицы женский монастырь и Святуя Канавку не буду, в интернете достаточно информации. Отмечу лишь то, что основателем монастыря была матушка Александра, в миру — Агафья Семёновна Мельгунова, рязанская помещица.

Такого количества роскошных соборов на один квадратный километр мне встречать не доводилось. Так же как и собрания людей, разве что вспомнить демонстрации на 1 Мая и 7 Ноября в советское время. Но настроения людей совершенно разные. Там праздничный подъем и оживление, предвкушение застолий, а здесь люди, глубоко погруженные в себя, многие, как это видится, на пороге отчаяния, в последней надежде на помощь Бога.




Матушка Александра, основательница монастыря.






Преподобный Серафим Саровский, наследовавший матушке Александре.


Мощи св. Серафима Саровского покоятся в центральном Свято-Троицком храме. Очередь паломников к мощам Святого была гигантской, начиналась на площади перед собором и, несколько раз изгибаясь, через боковой вход пропадала в соборе. Мы прошли в собор через главный вход и ограничились тем, что поставили свечки на подсвечник в непосредственной близости от мощей и помолились.




Свято-Троицкий собор и паломники, вся площадь перед собором заполнена паломниками.




Собор Троицы Живоначальной и Спасо-Преображенский за ним.








Смеркалось, мы присоединились к паломникам и прошли один круг по Святой Канавке.


День второй. 10 августа. Четверг

Переночевав в гостинице, мы рано утром пешком отправились на окраину села к источникам. Их в Дивеево несколько: Казанский (самый древний), целителя Пантелеймона, матушки Александры и Иверский.




На фотографии часовня и купальня в честь Казанской иконы Божьей Матери. В купели мы трижды облились святой водой из ведра. Вода в купели была настолько холодной, что окунуться в нее мы не решились. Наличие ведра в купальне позволяло сделать вывод, что вариант с ведром тоже «зачетный». Зачем иначе нам было истязать себя струями арктического холода. Невольно вспомнилось, что в девятом круге Дантова ада самые грешные из грешников вмёрзли в лёд по шею и испытывают вечные муки холодом.

На выходе мы набрали святой воды. Вода была бесплатной, а вот тара под неё продавалась неподалёку, по цене пятилитровой бутыли минеральной воды.

После завтрака мы опять сходили в Дивеевский монастырь и сделали ещё один круг по Святой Канавке.









Виды монастыря и интересный хачкар (крест-камень) — подарок армянской апостольской церкви.

Из Дивеева я уезжал под сильным впечатлением от места, не приходилось видеть раньше такого количества богомольцев и такого количества роскошных культовых построек, собранных в одном месте. Всё село с населением почти 7 тысяч душ ориентировано на паломников и их обслуживание, вокруг монастыря расположены десятки торговых точек, гостиниц и столовых. Толпы народа снуют из конца в конец монастыря, среди них служители церкви, часто с совершенно будничными выражениями лиц. Это атмосфера суеты и какой-то налет торгашества как-то снижают впечатления.

Около одиннадцати утра мы сдали наш номер в гостинице и выехали в путь. Впереди была Рязанская губерния и Пронская земля, бывшее Пронское княжество, малая родина моих предков. И 350 километров до Рязани и 60 от Рязани до Пронска. Так планировалось, но не так получилось.

В Пронск мы приехали после семи вечера, гораздо позже, чем планировали, изрядно поплутав по дорогам Рязанщины ( «Ты помнишь, Алёша, дороги Смолещины?») и настоявшись в пробках на федеральной трассе М5. Наша Лена выслушала много недобрых слов о рязанских дорожниках.

Нежданно-негаданно заехали в город Кадом, о котором никогда прежде не слышали, и который был нам не по маршруту. Заехали «не туда» и сильно «не туда», потеряв полтора часа времени и сколько-то бензина. Лишь уютные улицы маленького городка и красота этого монастыря скрасили нашу досаду.




Уже дома я прочитал о Кадоме, что он, как и Пронск, имеет многовековую историю, также упоминается в Никоновской летописи и также в советское время утратил статус города и теперь — ПГТ, посёлок городского типа, с 5255 жителями, а в 1861 году там жило 7365 человек. Кадом — город с богатой историей, был в составе Касимовского ханства, в Смутное время был захвачен поляками, возможно, они, как и мы, просто заблудились. В 1652-1764 годах в городе существовал мужской монастырь.

Сколько десятков, а может быть сотен русских городов, городов коренной Руси, в советские времена были заброшены, сколько средств из Союзного бюджета вкладывалось в развитие национальных республик, в ущерб России. В среднеазиатские республики, в те же республики Прибалтики. Там строились дороги и развивались города, там было лучшее обеспечение, заработная плата за один и тот же труд различалась в два-три раза, а теперь они клянут русских оккупантов. Ленинская национальная политика во всей красе...

Да и сейчас мы проехали весь Кадом, мимо Милостиво-Богородицкого женского монастыря, на верхнем снимке, через мост над рекой Мокша и попали на дорогу в никуда, проехать по которой практически невозможно — одни воронки, как после бомбёжки, и ямы. Пришлось вернуться в Кадом, спрашивать дорогу на Сасово и возвращаться далеко назад.

Владимира Ивановича Панкратова, нашего Пронского товарища по поездке 2010 года мы обрели в полном здравии, несколько постаревшим, но таким же энергичным и увлеченным. К Анатолию Григорьевичу Шаркову, краеведу, историку-любителю и художнику мы заехали сразу, так как дорогу к его дому запомнили лучше, но не застали его. Но зато встретили женщину, которая знала и Шаркова, и Панкратова. Вот преимущество маленького города, благодаря ей вспомнили дорогу до Владимира Ивановича.

Не стали обременять его просьбой о ночлеге, гостиница «Пронские просторы», на которую мы надеялись, то ли еще не открылась, то ли уже закрылась. Он подсказал нам гостиницу «Каскад» в Новомичуринске, всего-то в 20 километрах от Пронска. Одним словом, мы поселились в номере люкс (другие были заняты) гостиницы «Каскад». Спальная комната с двумя раздельными кроватями, гостиная с диваном, журнальным столиком и письменным столом, ванная комната даже с биде. Вся обстановка, и мебель, и сантехника — хорошего качества.


День третий, 11 августа, пятница



Утро мы начали с гостиничного кафе, завтрак был включен в стоимость номера, и в 8 утра встретились с Владимиром Ивановичем у здания Администрации Пронска. Первая поездка — в Спасо-Преображенский мужской монастырь.





Время его основания не известно, в документах 16-го века монастырь упоминался как старый. Весь двадцатый век монастырь пребывал в запустении и, вот в феврале 2011 года было принято решение о его восстановлении.




Монастырь на старом фото.


Сейчас в монастыре проживают игумен Лука (Владимир Иванович познакомил нас с ним), два послушника и около десяти трудников, которые «живут и трудятся во Славу Божию». Обновлено водоснабжение и канализация, отреставрирован, единственно сохранившийся, Трехсветительский собор, чудесным образом в монастырь вернулась икона Пресвятой Богородицы «Утоли мои печали».










Угловая башня, точнее остатки оной и крепостных стен. Вся территория монастыря была раньше обнесена крепостной стеной, теперь практически разрушенной.






С разрешения игумена сделал несколько фотографий. А также мы с Сергеем написали списки «за здравие» и «за упокой», поставили свечки.




Дорога в монастырь и река Проня.




По этой дорожке мы прогулялись в окрестностях монастыря, они живописны.





Конечно же, побывать в Пронске и не искупаться в реке моих предков, было бы непростительным упущением. Погода благоприятствовала нам.







Съездили на источник, который тоже считается святым. От купания в купели мы отказались в пользу посещения краеведческого музея. Там всё также, те же экспонаты, поговорили с музейными дамами. Удивительное дело — они вспомнили нас спустя семь лет! Уже из дома послал им на электронную почту записки о первой поездке. Вторично заехали к Шаркову, и опять на дверях висел амбарный замок. А стены дома увешаны картинами. Творит Анатолий Григорьевич!





К сожалению, Виктора Андреевича Ананьева в живых мы не застали. В 2010 году ему было 78 лет. Дорогу до Верхов знал только он. Владимир Иванович сделал предложение довезти нас до места, но уверенности в его голосе не было. Мы решили не рисковать. Тем более, что дороги и тогда практически не было, мы ехали в основном по краю вскопанных полей и тропкам в лесу. Ко второй половине дня Владимир Иванович заметно устал и охотно принял наше предложение отвезти его домой.

А нам снова в путь — в славный город Касимов.





Дорога с неплохим асфальтовым покрытием извивалась в густых хвойных лесах, очевидно, выбирая твердую почву среди болот. На одном участке дороги нас застал мощный, почти тропический ливень. Других происшествий не случилось.

В Рязанской области мало дорожных указателей — это минус, но совсем нет гаишников — это плюс.


Касимов. Живописнейший город на левом берегу Оки, раскинувшийся на высоких холмах и уютно прячущийся в зелени оврагов. В 2015 году Касимов был включен в туристический маршрут Золотое кольцо России. Даже мимолетное знакомство с городом говорит о том, что это верное решение. Судя по количеству и качеству соборов, церквей, дворянских и купеческих особняков город Касимов знал более счастливые времена. Это были 18-й и 19-й века. От века двадцатого я не заметил почти ничего стоящего, такое впечатление, что город вымер на век, люди его покинули, строения разрушались. А какие строения!





Но прежде всего мы нашли ночлег, гостиницу «Дилижанс» в районе автовокзала, которую я выбрал еще дома. Декоративные элементы фахверкового стиля на фасаде радовали мой глаз. Двухместный номер с ванной, кондиционером, холодильником, телевизором и всего за 1400 рублей за сутки. Еще по 100 рублей — завтрак. Автовокзал удобно расположен на главной улице города — Советской, один конец улицы направлен в сторону Мурома, куда нам ехать завтра, второй — в сторону центра. Мы пошли в центр.







Улица Советская упирается в Вознесенский кафедральный собор. За собором расположена площадь — Соборная. На ней находятся сразу шесть (!) памятников архитектуры федерального значения.

Первый — Вознесенский собор, построенный в середине 19 века на месте старого. Проект собора был составлен рязанским губернским архитектором Н.И. Воронихиным, племянником известного петербургского архитектора А.Н.Воронихина. В советское время собор «потерял» колокольню, так и стоит без неё.




Два фрагмента Вознесенского собора.




Торговые ряды, постройка 1818-1824 годов. Три мощных корпуса в стиле ампир с классическими фронтонами и колоннадами. Архитектор И.С.Гагин. В настоящее время идёт их реставрация.








Благовещенская церковь в древнерусском стиле, постройка 1740 года, на краю площади, на склоне в сторону Оки.

Успенская церковь на нижнем снимке построена на средства купца М.А.Милованова в 1775 году. Красивая колокольня в стиле русского барокко. Видны следы начавшейся реставрации.






И там же на Соборной площади огромное здание Краеведческого музея, бывший дом купцов Алянчиковых. Трёхэтажный особняк в начале 19-го века был самым большим в городе.




Дом Наставиных, первоначально принадлежал княгине Путятиной. Сохранность его оставляет желать лучшего. Как и очень многих достойных в архитектурном отношении строений. И всё это на одной Соборной площади.




Средняя школа №1. До революции — женская гимназия. Архитектор И.С.Гагин.




Вечернюю прогулку по Касимову завершу фотографией Касимовского нефтегазового колледжа. До революции здесь располагалось механико-техническое училище, открытое в 1896 г. В основе здания — особняк питейного откупщика, коммерции советника М.А.Якунчикова, построенный архитектором (опять же) И.С.Гагиным.


Четвёртый день. 12 августа. Суббота

Позавтракав в кафе при гостинице, мы пошли по историческим местам бывшего стольного града Касимовского ханства, желая посмотреть ханскую мечеть и могилу Казанской царицы Сююмбике. К этому у нас, как жителей Казани, был особый интерес.

В 90-е годы прошлого века, после развала государства, в годы правления президента Ельцина и его известного «берите суверенитета, сколько хотите», казанские гиды с восторгом рассказывали, что Сююмбике, последняя правительница казанского ханства, после взятия города войсками Ивана Грозного, гордо отвергла домогательства русского царя и покончила с собой. Причем «ушла» красиво — заставила Ивана Грозного построить высокую башню в семь ярусов за семь дней, поднялась на седьмой ярус — «проститься с милым краем» — и бросилась вниз.

На самом деле она была увезена в Москву почти за год до штурма города и была выдана собственными татарскими вельможами, в надежде уладить отношения с русским царём или хотя бы отсрочить войну. В Москве Сююмбике была насильно выдана замуж за касимовского хана Шах-Али (Шигалея русских летописей). Ни Шах-Али, ни Сююмбике этого брака не хотели.

Из путеводителя по Касимову мы узнали, что в городе сохранилась старинная мечеть и усыпальница хана Шах-Али. Внутри усыпальницы восстановлено несколько надгробных камней. Восемь надгробий с надписями, по которым определили, что похоронен сам Шах-Али, его любимая жена Булак-Шад и еще шесть родственников. Девятая могильная плита без надписей, предполагают, что именно под ней похоронена Сююмбике.

Шах-Али увёз Сююмбике из Москвы в Касимов, но, по рассказу «Казанской истории», «не любил он её, несмотря на её красоту… и жила она у него запертая, в отдалённой и несветлой комнате, словно в темнице, и не сходился он с нею спать…»

Оснований для такого отношения к Сююмбике было больше, чем достаточно.

Во-первых, она была замужем за младшим братом Шах-Али Джан-Али (Яналей, русских летописей), убитым во время дворцового переворота в Казани в пользу крымского хана Сафа-Гирея. И у Шах-Али были основания подозревать, что Сююмбике принимала участие в этом перевороте. Сразу после убийства мужа она стала женой Сафа-Гирея. А после его смерти — полновластной правительницей Казани.

Во-вторых, не желая выходить замуж за Шах-Али, она пыталась его отравить. Эпизод описан в «Казанской истории». В результате от яда погиб слуга, Шах-Али остался жив.




Башня Сююмбике. С гравюры Э.Турнерелли, начало 19-го века.

Дозорную башню в Казанском кремле, с которой Сююмбике якобы хотела спрыгнуть, построили много лет спустя, скорее всего в начале 18-го века, но «с легкой руки» Казанского краеведа 19-го века Карла Фукса, её называют Башней Сююмбике. Но, если в 19-м веке и при советской власти это была просто романтическая история, не имевшая с историей ничего общего, то в 90-е годы Сююмбике стала, среди национально озабоченной татарской интеллигенции, чуть ли не героиней и символом борьбы с русской оккупацией.

Конечно, никого не волновало то, что во время взятия Казани русскими войсками, среди которых союзные Москве татарские отряды по численности не уступали защитникам Казани, Сююмбике находилась в Москве. Что в 1552 году ей было 36 лет и она дважды вдова, и мать двоих детей, а Ивану Грозному только 22 года. Еще в 19-м веке сорокалетних называли стариками, а тут — 16-й век, женщина, да еще женщина в мусульманской стране. Просто диву даешься полету фантазий этих людей.


Дорога до бывшей татарской слободы проходила через Соборную площадь, за Краеведческим музеем она стала спускаться в сторону Оки, виляя между частными домами, утопающими в зелени садов. Впереди мы увидели минарет. Естественно, что мечеть располагалась на красивом возвышенном месте, называемом местными «татарской горой».







К сожалению, много интересных особняков брошены, стоят без окон, без дверей.









И вот она — мечеть, наследие Касимовского ханства, существовавшего с 1452 до 1681 года (в вассальной зависимости от Москвы).





Минарет постройки 15-го века — самое древнее каменное строение города. В Казани, кстати, нет зданий старше второй половины 16-го века. Основное здание мечети постройки 18-19 веков на фундаменте 15-го века. Усыпальницу Шах-Али хана мы не нашли, а калитку, ведущую во двор мечети закрыли перед нами люди, похожие скорее на абреков, чем на касимовских татар. Это было сделано нарочито демонстративно, мы поняли. Уже дома я прочел, что краеведческий музей недавно передал мечеть мусульманской общине Касимова. Насколько она местная эта община? Это вопрос.




Фотографию мечети взял из интернета. Пытался сделать снимок с этого ракурса, но мне мешало солнце. Фотографию усыпальницы также взял в интернете.





Касимовское ханство (царство) прекратило свое существование в 1681 году после смерти, не имевшей наследников, последней владелицы Фатимы-Султан.


Вернувшись в гостиницу и собрав вещи, мы выехали в сторону Мурома, указатель на главной дороге стоял. Спасибо! Но до Казани было далеко, если не будем плутать — 656 км.

Дорога домой запомнилась красивыми видами Мурома и Арзамаса — городов, которые хотелось бы посмотреть более подробно, чем из окна машины.




Арзамас, снимки из окна автомашины.




Едем по Нижегородской области.




Место нашей последней трапезы перед Казанью, точнее последней в общепите. Где-то в Нижегородской области после моста через Оку.




Проезжая по мосту через Суру, мы решили сделать небольшой привал с купанием, отдыхом и перекусом.

Федеральная трасса М7 была намного приятней для езды, чем М5, но и она преподнесла сюрприз в виде «пробки» в районе административной границы между Чувашией и Татарией. С сожалением потеряли полтора часа времени и добрались до дома в половине одиннадцатого вечера. Слава Богу, вернулись с добрыми впечатлениями, без происшествий и поломок.


...Итак, поездка заняла четыре дня (а кажется, что много дольше), проехали — 2064 км, истрачено 110 литров А92, расход бензина 5,3 литра на 100 км — и это при работающем кондиционере!
 
〠 〠 〠
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Иван Лизан
Россия

Иван Лизан

Публицист

Красноярск — душа и сила Сибири

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Прогулка по...

Новая рубрика в ИМХОклубе

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.