ПРАВОЗАЩИТА

01.10.2021

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

ИЗ ТАЛЛИНСКОЙ ТЮРЬМЫ ПРИШЛО ПИСЬМО

От Сергея Середенко

ИЗ ТАЛЛИНСКОЙ ТЮРЬМЫ ПРИШЛО ПИСЬМО
  • Участники дискуссии:

    16
    57
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Все шесть с половиной месяцев, пока политический узник Эстонии, известный правозащитник Сергей Середенко находился под следствием по мутному обвинению в антигосударственной деятельности, у его соратников и друзей на воле не было никакой возможности связаться с ним – переписка и любые контакты с подследственным были запрещены. 

После передачи дела в суд, переписка была разрешена. И вот — первое послание из неволи, написанное его коллеге Елене Григорьевой, где Сергей коротко отписывает свое житье-бытье в тюремных застенках. Причем, делает это с юмором, что, конечно, радует. 

Судя по тексту и стилю письма, правозащитник активно готовится к суду, намеченному на конец октября. Он не только настаивает на своей полной невиновности, но и как специалист по Конституционному праву, подготовил ходатайство о производстве конституционного надзора в отношении инкриминируемой ему статьи УК ЭР… 

Это само по себе говорит о том, что «русский омбудсмен» в тюрьме не сломился и не пал духом. И он готовится дать бой эстонским «охотникам на ведьм»! 

Из письма С. Середенко:

 
Прекрасная Елена, приветствую!

Пишу тебе длинное письмо (это предупреждение!), посему за один присест не получится. Тем более, что рассказать есть чего.
Во-первых, позволь поблагодарить тебя за то, что тут называют «подогрев» – за передачу. Судьба ее почти печальна, и в ежедневнике записана так: «Прислала посылку Лена Григорьева».

Еще один сеанс унижения — при мне раскрывали посылку и говорили, что из нее будет уничтожено. Шоколадная плитка — запрещено. Письмо и ежедневник — уничтожить. Перепали мне только шерстяные носки, но за них — огромное спасибо! Сейчас в дожди — самое оно!

Сообщаю, что до 24 августа я был «на запретах» – мне были запрещены свидания, переписка, звонки. Передачи в принципе разрешили, но с учётом всех тюремных ограничений — сама видишь. Но зато представь, как весело мне ходить по камере в шерстяных носках, связанных товарищем по партии!     

Теперь меня отдали под суд и в связи с этим сняли запреты. Надолго ли — не знаю, и пользоваться этим счастьем в полный рост мне пока сложно — как ты понимаешь, у меня в камере нет ни телефонной, ни адресной книжки. Телефон приносят раз в неделю на 30-60 минут, в зависимости от настроения «телефониста». Открывают «кормушку» в двери и ставят туда проводной телефон. Шнура хватает на то, чтобы подтянуть его к стулу. Подтянуть стул к телефону нельзя — он привинчен к стене. Мудрые люди просто снимают со шконки матрас и кладут его рядом с дверью. Звонят лёжа.

Адрес с твоего уничтоженного письма я списать не догадался (все происходило быстро, как у напёрсточников на вокзале), и был уверен, что у меня его нет. Но потом подумал ещё раз — и вуаля! У меня же есть акт об обнаружении запрещённых предметов (дарю на память, акт о передаче мне носков сохраню для себя на память), а в нем — твой адрес! Так что, лови маляву, партайгеноссе! 
И, кстати, если решишь мне написать, то обязательно дай свой номер телефона. А, если получится и будет не лень, то и телефоны общих знакомых…

Живу я тут в информационном аду. Реально. По ТВ тут только эстонские каналы и латвийские «русскоязычные» каналы, ВВС, Euronews и российский  «оппозиционный» канал «Настоящее время». То есть, эстонская пропаганда льется в уши с 06.00 до 23.50 (потом отключают электричество, а значит, и ТВ). Из газет есть выбор — либо случайный (Postimees) на эстонском, либо ещё более случайная российская «оппозиционная» «Новая газета», мало чем от РМ отличающаяся.

 По радио тут 6 каналов, из которых 2 религиозных. «Тюремная библиотека» – это стеллаж на галёрке с отжатыми у граждан бандитов книгами. Выбор — соответствующий, т. е. абсолютно случайный. Например, прочёл «Поэтов Александрии». 

Короче, адский ад настолько, что по весне был уверен, что летом — война. Не шучу.

Про географию. С юга — аэропорт, туда самолеты садятся. С севера – карьер, там взрывают. Взрывают так, что свежая тюрьма уже пошла трещинами. Что с запада и востока, подсказывает название деревни на почтовом адресе — Soodevähe Küla. Т.е. между болотами мы тут. 

Про моё уголовное дело. Долго что-то знакомое крутилось в голове, но всплыло вот совсем недавно: раньше это называлось «антисоветская деятельность». Слышал по радио реакцию А. Блинцовой  по поводу моего заключения — порадовался за здоровые инстинкты у коллеги. «С этой статьёй что-то не так», – сказала она (вроде бы). Над этим «что-то не так» я работал довольно долго, и к концу апреля родил ходатайство о производстве конституционного надзора в отношении этой статьи УК, которому отчего-то до сих пор хода не дают. 

Практически не имею никакого представления о том, что говорят и пишут о моем деле за пределами эстонского инфополя. Слышал, что вы провели пикет у здания Госпрокуратуры, что было какое-то заявление МИД РФ… Из эстонского же рупора можно сделать вывод, что больше всего их интересует здоровье господина Навального… 

Когда меня «приняли» и привезли после суточного обыска в Охранку, то первое, что я услышал, это то, что я точно сяду и что менять меня (как шпиона!) они ни на кого не будут… 

О самочувствии: я в порядке. Сразу поделил свои эмоции пополам: у меня полное неприятие обвинения и полное приятие заключения. По сравнению с недавним прошлым тут курорт, по сравнению с европейскими (Дания, Финляндия, Норвегия) тюрьмами — отстойный отстой. Этим знанием со мной граждане бандиты поделились.
После 24-го августа меня перевели из-под «запретов» в парную «крытку» с соседом — милейшим эстонцем. В детстве у него было хобби — он вырезал из газет и коллекционировал некрологи. Ему 50, но говорит, что в душе ему 16. Я поправляю: не 16, а 2х8. По 8 лет за каждое из убийств. Въехал я к нему в хату богатым барином — с телевизором и кипятильником. Как же можно меня не любить, если ещё и кофе есть?

Кстати, спасибо всем за денежные переводы — мне собрали что-то около 500 евро поначалу, так что хватило и на чайник, и на телевизор (их тут надо покупать, с воли передавать нельзя). «Магазин» тут раз в две недели, в сумме скромно уходит 100 евро в месяц. Если интересно, могу прислать магазинную распечатку — охренеешь от цен.
А пару дней назад соседа у меня забрали. Его выдергивал к себе местный безопасник и допытывался, не агитирую ли я его…Ну, как сказать. Во-первых, мы, два не первой свежести мужичка, объявили свою камеру свободной от политкорректности и разрешили расизм. Сразу жить стало веселей. Во-вторых, я стал заставлять соседа учить наизусть сонеты Шекспира. На русском. Мотивируя это тем, что при его долгах исполнителям и 8 зубах хороший сонет — это единственный способ заиметь тёплую женщину на ночь себе под бок…
Теперь, во временном одиночестве, начну шалить. Планов пошалить много, один расскажу. Тут надо за пределами хаты передвигаться с биркой на шее. На моей фото + страшно информативная надпись «Riigikeel A”. Я написал запрос, что это значит? Ответили, что категория госязыка, чтобы всем издалека было видно, что я, тварь неэстонская, державной мовой владею едва-едва…
На очередном «собеседовании» в Охранке я потребовал себе переводчика. «Зачем, вы же хорошо говорите…» «Ложь! – говорю я, – Вот у меня документ есть, что ни хрена я не знаю…» Побежали за переводчиком. 

Попросил сделать с этой бирки копию. Сначала принесли бумагу о том, что я согласен на то, что деньги за копию (12 центов, вроде как) будут сняты с моего тюремного счета. Подписал. Потом у них что-то щёлкнуло, и они пришли выяснять, на хрена мне это надо. Говорю, что собираюсь на них в Языковой Департамент написать. Ибо не хрен тюрьме раздавать категории «Государственного языка» (их нет в природе, есть категории эстонского). Ушли. Через день лязгают дверными запорами: «Середенко! Замена таблички!» Принесли новую — без «госязыка». Но ничего, гады, вы мне ещё за Севастополь ответите… 

Лена, смешного тут так много, что скучать практически не приходится. Вот, например, приходил с казенным визитом ко мне еще в одиночку по весне «безопасник», которого тут все просто «опером» кличут. Мол, как я тут? Зашел в хату, сел на стул и показывает мне рукой на шконку — садись, мол, разрешаю. Я ему в ответ говорю, что это моя фраза. «Какая?» – «Присаживайтесь. Я ведь хозяин в этой хате, а вы — гость. Причём незваный». Мужчина побагровел и выдал монолог о том, что тут все — его. А моего тут — ничего. Короче, сбежал.

Суды начнутся в конце октября. Говорят, за этим можно как-то следить в компьютере. Адвокат говорит, что правовых оснований объявлять процесс закрытым нет, но ведь это Эстония. Тем не менее, рад буду всем.

Что еще очень важного? Грохнули мой ФБ. Надо как-то поднять хай на эту тему и восстановить его, ибо нет никаких сомнений в том, что его грохнули с подачи Охранки. На самом деле это важно: 1/3 «доказательств» по делу — из моего ФБ, а доступа к доказательствам в мою защиту у меня нет.

Еще очень нужен секретарь на воле… Все, прощаюсь пока.

С комприветом Сергей!

P.S. Это письмо — не секретное. Т.е. можно делиться им кусками на твой выбор. Претензий с моей стороны не будет.

ПОДДЕРЖКА И ПОМОШЬ

ПОДДЕРЖАТЬ ПИСЬМОМ (письмо отправляется на адрес тюрьмы):

Sergei Seredenko, Tallinna vangla, Linnaaru tee 5, Soodevahe küla, Rae vald, 75322 Harjumaa

ПОДДЕРЖАТЬ ДЕНЬГАМИ (деньги перечисляются на личный тюремный счет):

Получатель платежа:
Rahandusministeerium (Министерство финансов)
Адрес получателя: Suur-Ameerika 1, Tallinn, Estonia
IBAN получателя: Swedbank EE932200221023778606, или
                               SEB EE891010220034796011, или
                               Nordea Bank EE701700017001577198, или
                               Danske Bank EE403300333416110002

Пояснение к платежу: Sergei Seredenko 12.05.1963

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

В Латвии требуют свободы эстонского правозащитника

Политкорректный человек

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Оттепель?

Латвийские политические заключенные стали возвращаться домой

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Правозащитники из стран Балтии рассказали о преследованиях

В Совбезе ООН

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Евродепутаты обращаются к судьям

Дело эстонского правозащитника Сергея Середенко

ЗАДУРИЛИ ГОЛОВЫ

Если нужен ликбез то проверке гипотез, то ключевые понятия к изучению: мат статистика, научный метод, формирование гипотез, статистическая значимость

Эсесовская Родня

Так они ВСЕ воевали на восточном фронте - это выявлено. Говоря прямо - Вы считает преступниками ВСЕХ, кто воевал с немецкой стороны. И хотите сейчас спустя 80 лет ВСЕХ наказат

Литовцы сорвали Литве день победы

А как надо было - с "arvidsom"? Или переходить на латышский?

КЛИМАКСТИЧЕСКОЕ

Чисто с инженерной т.з., всем, сомневающимся в конспирологии, возможности теории всемирного заговора, и постоянно требующих доказательств её наличия:Мир - это единая система, состо

«И все-таки она вертится!»

На всю жизнь запомнилось ...---------------------И правда, с этим "явлением" больше нигде не сталкивалась. А вообще там было максимально безопасно и потрясающе романтично, закатыва

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.