Политика

22.01.2020

Александр Дюков
Россия

Александр Дюков

Историк

Историк Дюков: Фраза «один народ – один Рейх» не является конкурентоспособной в современном мире

Историк Дюков: Фраза «один народ – один Рейх» не является конкурентоспособной в современном мире
  • Участники дискуссии:

    21
    131
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Историк и политолог Александр Дюков в разговоре с изданием Украина.ру выступил против предложения члена Конституционной комиссии Богдана Безпалько внести в Основной закон положение о возможности присоединения к РФ любого из регионов Украины и Белоруссии, посчитав его провокативным.

В конце прошлой недели Безпалько в интервью Украина.ру, отвечая на вопрос нашего сайта о том, какие положения он хотел бы внести в российскую Конституцию, работая в президентской комиссии, в частности, сказал:

«Мне бы очень хотелось, чтобы право на ирреденту — воссоединение всего Русского мира — было закреплено не просто в законодательстве, но и в Конституции России. Тогда бы любой регион не только Украины, но и Белоруссии имел бы возможность присоединения к России на основании этого положения Конституции, а не только положения о праве наций на самоопределение».

Это его заявление вызвало скандал, как на Украине и в Белоруссии, так и в самой России. В частности, известный историк Александр Дюков написал в социальных сетях о своем негативном отношении к заявлению Безпалько.

— Александр, что в этом интервью вам показалось провокативным?

— Да, идея, высказанная Безпалько о том, что в Конституции Российской Федерации может быть прописан пункт об ирреденте, то есть о возможности присоединения к территории России, это действие, направленное на ухудшение отношения нашей страны с ее соседями. Оно провокативно.

Это действия, направленные на то, чтобы наши соседи подозревали Россию в проведении подрывной деятельности против них с целью оттяпать часть их территории. Это идея, которая работает исключительно на наших оппонентов. Это идея, которая своим итогом будет иметь отталкивание наших соседей в руки наших стратегических противников.

Если бы наши враги захотели бы ухудшить положение России на постсоветском пространстве, то я бы на их месте сделал именно такое заявление от члена Конституционного совета, от группы по корректировке Конституции.

Мое отношение к господину Безпалько глубоко негативное, о причинах здесь я распространяться не буду. Но эти причины носят фундаментальный характер.

— В таком случае вам сразу вопрос: чей Крым?

— Крым, безусловно, принадлежит Российской Федерации.

— Но наши стратегические противники говорят, что в 2014 году Россия вопреки международному праву…

— Во-первых, Россия не действовала вопреки международному праву, не нужно повторять слова стратегических противников. Во-вторых, она поступила в соответствии с чрезвычайной ситуацией, которая заключалась в том, что…

— Хорошо, назовите международный закон, в соответствии с которым украинский на тот момент Крым был присоединен к России.

— К России был присоединен не украинский Крым, а Крым, вышедший из состава Украины и имевший на это право. Признание выхода из состава Украины и присоединения его к России не противоречило международному праву.

Существует целый ряд разработок отечественных и зарубежных юристов, которые это показывают.

— Но кто тогда из стран Запада признает это присоединение?

— Оно не признается по политическим мотивам.

— Хорошо. Вот вы говорите, что те идеи, которые высказывает господин Безпалько, будут пугать наших соседей. А вот присоединение Крыма, что, не испугало наших соседей?

— Присоединение Крыма осуществлялось в чрезвычайной ситуации, которая заключалась в том, что на Украине произошла незаконная смена власти — государственный переворот, который сопровождался вооруженным массовым парамилитарным насилием в отношении противников, пришедших к власти людей.

Все это в краткосрочной перспективе приводило к настоящей войне — к кровавому этническому конфликту между русскими и крымскими татарами на территории Крыма.

Соответственно в этой чрезвычайной ситуации Россия осуществила меры по предотвращению этнического конфликта, этнической резни на территории Крыма и в соответствии с мнением местного населения, которое приняло решение о выходе из Украины и о присоединении к России, пошла навстречу этим требованиям.

Хочу обратить внимание на следующий момент: если бы не сложившаяся чрезвычайная ситуация, которая действительно была чрезвычайной, если б не необходимость предотвращения кровавого этнического конфликта на этой территории, никакого присоединения Крыма никогда не было бы.

Господин Безпалько считает, что практики, которые являются чрезвычайными, нужно имплементировать в российское законодательство и сделать не чрезвычайными, а нормативными. То есть то, что произошло с Крымом в чрезвычайных обстоятельствах, будет происходить и дальше. Прекрасно! Эта идея приведет к тому, к чему она приведет.

— Чей Донбасс?

— Донбасс в соответствии с Минскими соглашениями является частью Украины. Незаконные действия киевских властей привели к тому, что на территории Украины образовались две народные республики, которые были вынуждены защищаться с оружием в руках и которые ставят вопрос о возможности выхода из состава Украины. Те преступления, которые были совершены украинской стороной, включая военные преступления…

— Все-таки Донбасс украинский?

— Донбасс — это территория, которая на данный момент входит в состав Украины, но которая с определенным основанием хочет отсоединиться от Украины.

— Правильно ли я вас понимаю, что в случае реализации Минских соглашений над Донецком и Луганском снова будет поднят украинский государственный флаг, или неправильно?

— Я сейчас не вижу никаких перспектив реализации Минских соглашений.

— В данном случае мы сейчас говорим о том, как должно быть в идеале.

— Было бы, конечно, хорошо, чтобы война была бы остановлена, и Минские соглашения были бы реализованы…

— Мы сейчас говорим об идеале: раз Донбасс украинский, то должен ли в случае реализации «Минска» над столицами ДНР и ЛНР быть поднят жовто-блакитный флаг?

— Я не являюсь гражданином Украины и ДНР и ЛНР, это должны решать ДНР и ЛНР в диалоге с Украиной.

— Новороссия должна, по-вашему, быть присоединена к России? Вы саму идею Новороссии принимаете? Одесса и Харьков — это украинские города?

— На данный момент и Одесса, и Харьков являются украинскими городами.

— Если население Одессы и Харькова захочет присоединиться к России, то как должна будет поступить Россия?

— Во-первых, это будет зависеть от официально выраженного мнения. Во-вторых, это будет зависеть от тех обращений и от той ситуации, в которых эти обращения поступят к нашей стране.

Я не считаю, что в Конституции надо прописывать вещи, которые с нашим устройством никак не связаны. Давайте в Конституции пропишем моменты, связанные с нашей внешней политикой в отношении США или Польши, или Германии. Почему вопросы, связанные с нашей внешней политикой, должны быть прописаны в Конституции?

— Давайте не будем уходить в дебри…

— Это не дебри. У вас просто травма из-за того, что вы были выброшены из вашей страны. А я сейчас говорю о своей стране.

— До 2014 года Россия не ставила вопрос о присоединении Крыма. Мало того, в 1997 году был заключен Большой договор между Россией и Украиной, согласно которому Россия признавала Украину в тогдашних границах, то есть вместе с Крымом.

Вы говорите, что предложение Безпалько вызовет негативную реакцию у наших соседей и бросит их в объятия наших врагов. Так что, до 2014 года в таком случае все было нормально — Украина не была в объятиях наших врагов?


— Нет. Это просто наша политика на этой территории оказалась плоха, а действия наших оппонентов оказались хороши.

— А как же нам тогда надо было действовать? Россия ж признавала и украинский суверенитет, и границу, и спонсировала украинскую экономику.

— Необходимо было работать. Работа шла исключительно с элитами и бизнесом.

— И как же нужно было работать на Украине?

— Допустим, образовательные программы с обучением украинцев в российских вузах…

— Сразу вопрос: пресс-секретарь «Правого сектора» времен евромайдана и войны в Донбассе Артем Скоропадский окончил севастопольский филиал МГУ. Как тут быть?

— Дело же не в том, кто и что окончил.

— Ну, вы же предлагаете обучать украинцев в российских вузах, чтобы они к врагам в руки не попали.

— Дело в том, чтобы эта сеть, которая создается на территории Украины, чтобы она поддерживалась и была работающей.

— Конституционные изменения, которые предлагает Безпалько, будут Украиной восприниматься как, по вашим словам, подрывные действия со стороны России, а создание ее же сети, что, не будет Украиной восприниматься как подрывная деятельность, как формирование Россией пятой колонны на территории Украины? Это будет восприниматься как дружеский акт?

— Это зависит от качества работы российских дипломатических органов, а также других органов. В зависимости от этого все это и будет восприниматься.

— В чем заключается нормальность работы российских дипломатических органов?

— Во-первых, в поддержании контактов с элитами, которые существуют. Помимо этого она заключается в работе и воспитании местных общественных сил и гражданского общества и с рядом других проектов, которые должны осуществляться. Наши оппоненты закачивали в Украину весьма значительные средства для создания сетей гражданского общества, которые потом были использованы для организации переворота. С нашей стороны подобной работы не велось. И это привело к трагическим последствиям.

— Еще раз, ваши слова о закачивании российских средств для создания пророссийских сетей гражданского общества, что, не будет восприниматься Украиной и ее правящими кругами как подрывная работа, в чем вы сейчас обвиняете Богдана Безпалько? Или это будет воспринято с радостью и на ура?

— Это, конечно, будет воспринято негативно. Но мое заявление как эксперта — это мое заявление как эксперта. А заявление члена комиссии по внесению изменений в Конституцию — это заявление немножечко другого уровня. Внесение в Конституцию — это еще более серьезная вещь.

Создание гражданских сетей на Украине будет воспринято негативно. А заявление, что мы будем претендовать на часть вашей территории, — это заявление негативного характера. И вызовет оно немножечко другие последствия.

А то, что есть определенные травмы у нашего общества, связанные с происходящим, это не говорит о том, что необходимо уничтожать позицию России на международной арене, ухудшать возможности работы нашего МИДа заявлениями типа заявлений господина Безпалько.

— Смотрите, те, кто поддерживает господина Безпалько, считают, что в Надднепрянской Украине и в Белоруссии, и в Российской Федерации живет один и тот же народ — русские, поэтому они должны жить в одной стране, не должно быть отдельных Украины, Белоруссии и Российской Федерации, а должна быть воссоздана историческая Россия. Как вы относитесь к этой идее?

— То, что касается идеи о воссоединении русского и белорусского народов в одном государстве, то я не имею абсолютно ничего против воссоединения как русского, белорусского, украинского, молдавского, казахского и любых других народов в составе одного государства. Однако происходить это должно в порядке, как это происходит обычно. Например, как это происходило в объединении различных стран в Евросоюз.

Не в результате, когда Франция и Германия прописывали, что мы претендуем на чьи-то территории, а в результате народного волеизъявления. Вот такое объединение, на мой взгляд, является совершенно понятным. Стремиться к такому объединению на постсоветском пространстве правильно.

— Давайте я еще раз повторю свой вопрос: сторонники Безпалько считают, что никаких украинцев и белорусов не существует, а на Надднепрянской Украине и в Белоруссии живет точно такой же народ, как и в России, — русский. Поэтому этот русский народ должен жить в одном государстве. Как вы к этому относитесь?

— Я не считаю, что фраза «один народ — один Рейх» является конкурентоспособной в современном мире.

— То есть вы против этого?

— Я считаю, что любые объединения на постсоветском пространстве — политические и экономические — могут только приветствоваться.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

России не надо думать, что страны бывшего СССР никуда не уйдут от нее

Павел  Шипилин
Россия

Павел Шипилин

Политический аналитик

АГОНИЯ МИНСКИХ СОГЛАШЕНИЙ

Юрий Шевцов
Беларусь

Юрий Шевцов

Директор Центра по проблемам европейской интеграции

Мир должен привыкнуть к сильной России

А что ждёт Латвию?

Андрей Бабицкий
Россия

Андрей Бабицкий

Российский журналист

Российский Крым — это навсегда

И свободный Донбасс тоже

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.