Союз писателей

01.01.2018

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

«Ира, ты — дура»

Последний кризис. Продолжение

«Ира, ты — дура»
  • Участники дискуссии:

    4
    5
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Мишель сидела почти по центру в первом ряду. Белая блузка и черное платье — атрибуты корпоративной внешности — сидели так, будто гордились, что их носит именно она. Внешне спокойную девушку выдавали лишь пальцы рук, которые периодически совершали однотипные движения.

Группа к третьей неделе обучения в холдинге уже привыкла, что тренировка начинается с входящего звонка Мишель. Диалог она вела легко. Навыки общения выгодно отличали её на общем фоне. Основная проблема была быстро сориентироваться в программе «Your car» и подобрать для клиента нужный автомобиль. Всякий раз, когда время поиска затягивалось, тренер «клал трубку» и начинался «разбор полетов». У остальных же основной трудностью было выйти из мертвой петли в той самой точке, когда «клиент» узнавал максимально низкую цену запрашиваемого автомобиля, на его реальные потребности. Здесь типичные возражения «клиента»: а зачем вам это? — накапливались подобному снежному кому и, как правило, оканчивались словами: «Спасибо. До свидания!» Речь даже была не в этих набивших оскомину двух словах, а в том тоне, с которым они произносились. Тон имел однозначный посыл: «Это — фиаско, братан!»

Разбор полетов напоминал по своей сути один из психологических трюков, о котором Артур узнал пару месяцев назад. Психолог усаживает группу за один стол и говорит примерно следующее: «Сейчас зайдет Ира. Наша с вами задача, пока она будет молча слушать, критически обсуждать её внешность под разными надуманными предлогами. Начнем…»

Мило улыбаясь навстречу неизведанному входит Ира. Здоровается и садится за общий стол. И тут начинается:

— Привет, Ира. Ты сегодня так интересно выглядишь. Такое необычное платье синего цвета.

Ира смущенно улыбается. И в тот же миг с другого конца стола летит:

— Да синий сейчас не в моде.

И понеслась:

— Ладно цвет, фасон-то какой странный, такое на себя может надеть только заурядность.

— А может, она просто хочет выпендриться? Посмотрите, у нее и сумочка к платью не подходит. Как будто говорит: я не дружу с этим платьем, и вообще это не моя хозяйка.

— Да и сапоги… Кто сейчас такие носит носит? Безвкусица — ладно, а может, она и впрямь дура?

И здесь все наперебой начинают утверждать, что Ира — дура, приводя самые нелепые аргументы. На лице Иры появляется стальная маска. Она продолжает слушать этот балаган без возможности участия. Дальше психолог просит её пересесть в дальнюю сторону кабинета, закрыть уши и наблюдать за происходящим.

Ира не знает, что сейчас ведущий меняет стратегию: «Слушаем внимательно. Заканчиваем этот балаган. Ира абсолютно нормальная привлекательная девушка. Она сейчас нас не слышит, а только имеет возможность за нами наблюдать. Сейчас начнем говорить о том, почему она в действительности заслуживает самых теплых слов. Обсуждаем так же бодро, как и то, что «Ира — дура». Периодически оглядываемся на нее и улыбаемся.

Ира видит, что продолжается бурное обсуждение. Члены группы иногда оборачиваются на нее, и у каждого на лице какая-то странная улыбка. Наверное, насмешка? «Не могут успокоиться, твари!» — мелькает у нее в голове, а по щекам начинают струиться слезы.


Инерция. Мы слишком сильно цепляемся за свой опыт, особенно тот, что связан с сильными эмоциями. А тем временем жизнь продолжает течь дальше, меняя, подобно реке, свое направление.

На четвертой неделе прессинг со стороны тренеров спал: они говорили значительно медленнее, никуда не торопили, допускали паузы. Но стажеры продолжали ассоциировать себя с тем негативным опытом, который получили на прошлой неделе. Разбор полетов сопровождался словами: «Ну почему ты в очередной раз не выяснил потребности клиента? Мы уже говорим об этом в пятый раз! Почему ты не делаешь выводы?! Может, я говорил в быстром темпе? Неделя только началась, а ты уже не можешь сосредоточиться, что с тобой?»

Несмотря на очевидную постановочность сюжета, включающего элементы трагикомедии, некоторые на самом деле начинали верить, что они какие-то не такие. Проявлялось это в том, что уже в самом начале разбора в ответ на вопрос тренера: «Как сам-то оцениваешь свой звонок?» — стажер отвечал: «Да все плохо…» Далее следовало самобичевание в надежде, что меньше придется услышать от тренера. Единственным способом уберечь свою психику, который владел на тот момент Артур, было отделить «зерна от плевел»: я как личность — зерно, мои ошибки — плевелы. Вопросы, которые ставит тренер во время разбора по отношению ко мне нужно переводить в плоскость обсуждения ошибок, не давая возможности обсуждать меня как личность. Обсуждаем ошибки и ищем способы их устранения. Точка.


По обе стороны от Мишель сидели два настоящих русских богатыря. Вид сзади напоминал госпожу со своими телохранителями. Когда эта троица оборачивалась в профиль, становились заметны выдающиеся подбородки каждого. Странник знал, что это один из важнейших элементов, подчеркивающих приоритетный способ решения проблемы в конфликтной ситуации. Учитывая, что тренеры фенотипически относились к противоположной категории, очень интересно было наблюдать за развитием противостояния.

Левый богатырь — семейный — быстро смекнул, что от прямого столкновения нужно уходить. Богатырю справа опыта супружества явно не хватало, что и вылилось в типичное «иду на Вы». Его так и прозвали — Безумный Бакс (ББ). Люди с глубоко посаженной нижней челюстью, да еще и облеченные какой-никакой властью, такого не прощают. ББ пришлось отправиться пару раз на территорию для дообучения. К своему счастью, он сумел перестроиться и закончил обучение вместе с группой. Сильной стороной Бакса была открытая улыбка. Он умел смеяться глазами, в которых не потух огонь жизни. Артур отметил это для себя и потому относился к ББ с особым уважением.

То, что в окружающем нас мире люди обыкновенно считают мелочами, может быть их главным достоинством. Еще из курса судебной медицины Странник помнил критерий Lacassagne: minimis curat medicina forensis. Что в переводе на «молодежный» означает: рулят мелочи. Причем не только в судебной медицине.
 
 

Предыдущие публикации:

Выбор. Введение в рассказ «Последний кризис»

Глава 1. Начало Круга
Глава 2. Путешествие
Глава 3. Меня зовут Сэм

Глава 4. Мёртвые учат живых
Глава 5. Женский вектор
Глава 6. Апрель 2008. Сельва Амазонки, Перу

Глава 7. Критерии
Глава 8. Владимир Вольфович
Глава 9. Новозаветное общество

Глава 10. Омут
Глава 11.
Inception

Глава 12. Замысел. Эпилог

Секретные материалы 
МАРС 2.0. Священные границы
СССР 2.0. Священные границы 
Треугольники бывают разные
Мужчина — чудом уцелевший мальчик 
Хранители
 
     

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

Азимов: неизбежность госсоциализма

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Букварь

Рассказ — фантастика

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

Беларусь — партизанский отряд в центре Европы

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

Настоящее рождается в будущем

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.