Как это делается

05.12.2016

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Информвойна и немцы

Как западные спецслужбы работают по Беларуси

Информвойна и немцы
  • Участники дискуссии:

    6
    10
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 
На примере работы некоторых граждан ФРГ — мы наглядно покажем, чем плохой полицейский отличается от хорошего, как работает немецкий кнут и пряник, и немножко приоткроем завесу тайны вокруг федеральной разведки БНД и их добровольных помощников.
 


Каждый новый западный куратор пытается переформатировать оппозиционную систему, как в свое время это сделал Ханс Георг Вик. Петер Лизеганг, которому недавно отказали во въезде в Беларусь, конечно, никакой не куратор, но зато наглядно отражает старый западный подход в отношении Беларуси — «конфронтацию».
 
После Украины «ястребы», однако, здорово, обломались и стали не нужны. Оказалось, что правыми радикалами сложно крутить, а игра не стоит свеч — в результате евромайдана государственная система управления начала разваливаться, а ЕС получил проблемный регион и головную боль.
 
Однако познакомимся поближе с Петером Лизегангом. Кто же он такой?
 

Преемственность поколений
 
Согласно собственному рассказу, Петер Лизеганг «открыл для себя Беларусь» в 1997-1998 годах. В 2001, 2004, 2006, 2008 гг. являлся наблюдателем на выборах, в том числе и долгосрочным.
 
Вот обычная фотка: утренник в немецкой гимназии. Слева — лысый пацан с волевым лицом, член правления «немецко-белорусского общества», Петер Лизеганг, недавно открывший Беларусь. А рядом сидит какой-то седой дедушка.
 



 
Так вот дедушка — это Ханс Георг Вик, бывший руководитель федеральной разведки и архитектор белорусской оппозиционной системы.
 
Петер Лизеганг крайне неосторожен. Конечно, прямых доказательств его работы на Федеральную службу безопасности нет, но нам хватит неформальных связей с Виком — главным немецким спецом по РФ, работы по линии ОБСЕ еще в бытность Вика, руководящей должности в мутном «немецко-белорусском обществе», аналитики по Беларуси (см. ниже) и отказного штампа в паспорте, который просто так не дают.
 

Каких взглядов придерживается «невъездной» Лизеганг?
 
Сложно представить себе белорусов, поучающих немцев демократии и даже излагающих некие инструкции. Однако обратное поведение давно ни у кого не вызывает вопросов.

Чем же занимался руководитель «немецко-белорусского общества»?
 
А он свои взгляды скрывать не трудился. Сразу после плошчы-2010 Лизегангом было подготовлено информационное сообщение, больше похожее на докладную записку. Вероятно, именно она сыграла решающую роль в получении бана.
 
Есть в интернете и переводная статья «Оранжевый кошмар Лукашенко», больше похожая на репортаж из социалистической Албании. Воспринимается она как тупой пропагандистский материал, поскольку написана для западного читателя и журналист специально использует штампы «холодной войны». Тем не менее Лизеганг пролез и туда, вставил полкопейки.
 
А вот для «Die Tageszeitung» Лизеганг комментирует хлопающие акции 2011 года. Здесь уже не сказки про Северную Корею, а вполне грамотный анализ.

Описана новая форма протеста (впервые появляется координация через интернет), присутствует анализ экономического положения в республике, предлагается альтернативная стратегия распределения грунтовых средств — не через организации, которые контролируются режимом, а напрямую активистам.
 

Заканчивается статья по методичке Шарпа — уверенным ожиданием провокаций и применением огнестрельного оружия со стороны властей. Классная статейка от человека, который, по идее, должен укреплять белорусско-немецкие отношения.
 

А вот большое интервью для БДГ с интересным резюме: чтобы привнести в Беларусь демократию, надо отрубить экспорт нефтепродуктов в ЕС и менять ментальность. Ну да. А если сама не поменяется, то будем ждать, пока милиция начнет шмалять — похоже, в БНД работают асы социологии. Любопытно, кстати, как Лизеганг не одобряет мягкие действия собственного МИДа и покойного Вестервелле, который ездил на переговоры к батьке перед выборами — в принципе, достаточно типичные оценки силовика.
 
А здесь Лизеганг анализирует структуру протестного электората, действия «сил безопасности», прямо выступает за визовые санкции и критикует оппозицию за отсутствие единого кандидата. Наверно, Вик научил.
 
Лично у меня возникает предположение: Лизеганг — агрессивный и недалекий оперативник. Грубо работал, много и неудачно трепался в прессе, пытаясь влезть в шкуру «эксперта» и «фрилансера», стал не нужен после смены западной политики. Вероятно, думал напоследок порулить и выслужиться, структурировать оппозицию — но, увы, пулю из говна не могут сделать даже немецкие инженеры. Поэтому сейчас ставится новая задача — изменить структуру говна.
 
Видимо, такова изнанка «белорусско-немецкой дружбы».
 
Причем приведенные Лизегангом расклады достаточно верны, специфичны и, кстати, малопонятны самим белорусам, кто не в теме. Поэтому весьма сомнителен некий праздный интерес Лизеганга, который лично присутствовал на плошчы даже не в качестве ОБСЕшника, а, с его слов, политического туриста.
 
При этом последние 6 лет этот друг дружил с нами удаленно из Германии, болтался непонятно где (якобы организовывал журналистские семинары), а теперь всплывает в связке с радикалами — сейчас расскажем, какими.
 

Быть или не быть? Бон или шавка? На говне или на моде?
 
Наверняка именно эти экзистенциальные вопросы волнуют прогрессивную белорусскую молодежь.

Чем же Лизеганг занимался в последнее время? Интервью он перестал раздавать, зато осенью 2016 Петер организовал семинары для «молодых спортивных журналистов, активных фанатов и их менеджеров из Белоруссии, Украины и России».

Что это были за семинарчики? Обратимся к пресс-релизу БАЖа — он достаточно забавен. Можно подумать, что нужны Петеру не белорусские боны и анархосы, а какая-то либеральная некоммерческая ЛГБТ-организация.

Судите сами:
 


«Фанаты активно высказывают свою общественную позицию против антисемитизма, расизма и гомофобии, выступают за прогрессивную культуру памяти и против коммерциализации футбола».
 

 
Клёвый набор ценностей, учитывая, что в ЕС почти весь околофутбол ультраправый. Только город-герой Минск считается «шавкоградом», что само по себе интересный прецедент по меркам Европы. Однако такая повестка неудивительна: нельзя же проводить семинары про шмот, моду, говно, тяги, пеструх и зигование — Европа такое не пробашляет. А что пробашляет?
 


«В преддверии Чемпионата мира по футболу в России эта встреча служит площадкой для обсуждения идей и путей их реализации с целью долговременного сотрудничества между футбольными фанатами из Восточной и Центральной Европы».
 

 
По-моему, они все люто бьют друг друга или выясняют, кого будут бить совместно. Сотрудничеством это можно назвать очень условно. Сами же «фирмы» больше напоминают маленькие ОПГ, они очень закрыты и на такие семинары точно не поедут отчитываться.
 


«Предусмотрены встречи с представителями объединений и организаций, которые непосредственно отвечают за фэн-культуру и самоорганизацию болельщиков».
 

 
У нас за «фэн-культуру» и «самоорганизацию» отвечает 3-е управление ГУБОПиК, которое свой хлеб ест ой не зря. Думаю, в Европе ситуация аналогичная. Интересно, с кем они там встречались?
 
Сама по себе попытка грубо «пробить», прощупать белорусских ультрас — дело гиблое, да и ГУБОПиК не зря ест кашу. Если бы бритый немец с квадратной челюстью начал подваливать к минским бонам или шавочкам, предлагая им «повысить политическую культуру», «самоорганизоваться» и пр., его бы моментально взяли за одно место органы.
 

Подобные фанатские сообщества, как ультраправого, так и анархического толка — сплошное сборище агентуры, что периодически вскрывалось при задержаниях, к примеру, вернувшихся из АТО пацанчиков, при накрывании граффитистов и ряде обычных уголовных разборок, которые быстро попадают в поле зрение МВД.
 

Логично, что немцам лучше везти бонов или шавочек в Германию, чтобы фильтровать, поить шнапсом, собирать информацию, а главное, искать пишущих, способных вести свой блог или сайт — формировать информационную поддержку, растить лидеров мнений и пр.
 
Вообще, любопытно, работали ли раньше западные организации по радикалам. ЗУБР, «Молодой фронт» поддерживали связи с ОУНовцами, проводили совместные тренировки с пострелушками и прочее, но все это вряд ли организовывали западные спецслужбы.

Если мы вспомним «систему Ханса Георга Вика», то он, наоборот, пытался «причесать» оппозицию, посадить ее за стол, научить выбирать единого кандидата, да и вообще нянчился, как с сопливым капризным дитенком.

Впрочем, за это Вика и терпели. А вот если бы где-то были организованы антибелорусские тренировочные лагеря, это стало бы реальной отмашкой для белорусских силовиков и самого Лукашенко, да и наверняка всплыло бы в прессе.
 
Но в итоге замахнулись немцы на рубль, а настреляли на копейку — выдернули на семинар Артема Гарбацевича из «Нашей нивы» (см. фото — он второй справа в нижнем ряду).
 


 

Паренек он непростой, имеет прямой выход на субкультурщиков, специализируется на фанатах, катался к «Азову», а также делал местным бонам, шавочкам и пошугу всяческую рекламу в «Нашей ниве».

Короче, для немцев он крайне удобен, поскольку располагает информацией о радикалах в Беларуси, а также об их приключениях в украинских подразделениях и белорусско-украинских связях.

Неудивительно, что хлопчика поощрили премией от немецкого Фонда Аденауэра.
 
Зачем немцам белорусские ультрас, прыгающие под «Брутто»? Во-первых, сбор информации по РПГшникам — сама по себе важная задача, в открытом доступе ее нет.
 
Кроме того, боновские мутки могут быть действительно, как указано в пресс-релизе, заточены на чемпионат в России 2018 года.
 

Возможная задача — максимально перессорить русских и белорусов, создать организованную провокацию с участием рос-бел-фанатов и российской полиции — а главное, максимально осветить ее через блоги и проч.
 

Ну и самый тупой вариант — эффективно организовать фанатское сообщество против ментов, снабдить их правовыми знаниями и, хехе, навыками письма — милиция не любит публичности и прессы. Внешние силы могут быть заинтересованы в потенциальной дестабилизации через РПГшников, тем более, что наши, наоборот, сейчас работают на упреждение: в последнее время громких инцидентов с болельщиками не было, а фанатам даже разрешили носить символику с белым конем.
 

Сделал три подхода, четвёртый — за Аденауэра
 
Вот что самое любопытное в этой истории.
 
Как я уже писал, скорее всего Петер Лизеганг попал в списки невъездных сразу после площади. Не зря наш немецкий друг моментально отсюда свалил, шесть лет не казал носа и только брехал из-за кордона, причем достаточно остро и по делу.

Тем не менее визу на въезд в РБ ему почему-то выдали. Скорее всего, наши службы всё это время выясняли, с кем контачил господин Петер, и только в конце тормознули на границе, когда раскрытие уже стало для немца  очевидным.
 
Но у немцев есть два разных подхода к Беларуси. Назовем их условно «конфронтацией» и «вовлечением».

Лизеганг, пацан с кирпичным лицом из двухтысячных, заряжен на конфронтацию по шарповской методичке — организацию гражданских протестов. Именно в этом ключе он рассуждал об изменении финансировании оппозиции, едином лидере, экономическом положении, «катализаторе» протестов — случайном столкновении, массовом выходе протестующих и прочей шарповской классике.
 
Радикалы в шарповской схеме тоже нужны. Как показал майдан, если менты не ведутся, бойню могут начать и ультрас, и титушки, и вообще любые парамилитаристские гопники с повязкой на рукаве. А можно и пошмалять с балкона из винтовки — но такое, конечно, обычной правой гопоте не доверят.
 

Впрочем, в белорусской ситуации такие как Лизеганг сейчас бесполезны — с шарповскими схемами наши органы уже научились эффективно работать. Вот его и бросили на достаточно черновую работу, пробивать РПГшников.
 

После вероятного раскрытия Лизеганг станет отработанным материалом, и вряд ли мы о нем еще услышим что-то публичное.
 
Деятельность белорусского отделения Фонда Аденауэра, более тонка и опасна. Запад действует по схеме «вовлечения», «диалога», работает уже не на смену элит (объединение оппозиции, финансирование политпартий и пр.), а на смену структур — нам пытаются продвигать реформы, вовлекают в диалог представителей власти, аккуратно уводят от России.

Тем не менее Германия по-прежнему решает свои задачи. Пока Лизеганг пытается обучать бонов письму, Фонд Аденауэра пробашливает другим бонам аналитический журнал, чтобы те за немецкие копейки собирали открытую информацию о военно-политической ситуации в Беларуси.
 
Такая аккуратная работа Запада порождает и внутреннюю конъюнктуру — как грибы, вылезают из-под диванов эксперты, которые за три копейки расскажут вам, как Россия готова захватить РБ брянскими танками и вагонами-теплушками.
 

А при чём здесь «Наша нива»?
 
Смотрите: сначала одних РПГшников используют, чтобы хлопать других. Так, уже упомянутым журналистом Гарбацевичем был подготовлен ряд материалов о пророссийских организациях — казаках и прочих. В этой среде все друг дружку знают, а возможно, что-то было слито по наводке «Молодого фронта», «Информнапалма» и др., которые мониторят подобные организации.

За расследования Фонд Аденауэра (которым, напомню, в Беларуси руководит герр Вольфганг Зендер) Гарбацевича наградил премией. Зачем? Чтобы примазаться, или, так сказать, лоялизироваться, войти в доверие. Немцы показывают, что ФРГ уважает суверенитет Беларуси, не поддерживает радикальные организации и даже готова помочь выщемить любое пророссийское влияние. Ну и заодно делает красивый реверанс в сторону «Нашей нивы».
 
В свою очередь, белорусская власть на эту деятельность пока смотрит сквозь пальцы. Почему-то принято считать, что вместе с немецкими фондами в республику придут и немецкие деньги. Они-то придут, конечно, но вот только в те ли руки — с инвестициями в промышленность или кредитами деятельность фонда никак не связана, а вот раздавать мелкий прайс экспертам и журналистам немцы уже начали.
 

Происходит изменение финансирования оппозиции, перераспределение общих потоков.
 

В цене сейчас не пацаны, способные устроить мордобой (чего до сих пор не может понять Змицер Дашкевич и даже, наверное, тот же Лизеганг), а блогеры, эксперты, лидеры мнений и прочая шваль, которая может связно изложить антироссийскую (или любую другую) повестку своей целевой аудитории.

При этом желательно тонко всунуть ее в тематические статьи — исторические, спортивные, футбольные, экономические, даже, наверное, про гендерсекс можно что-нибудь придумать. Именно этому учат на журналистских семинарах, которые организуют различные фонды.
 
А «Наша нива» — это медиапахан, который находится на острие информационных процессов и фактически полностью формирует информационную политику в свой целевой (т.е. оппозиционной, субкультурной) среде. Подружился с «НН» — считай, подружился с оппозицией.

Само собой, они  с немцами найдут друг друга, если еще не нашли. Тем более что финансовое положение большинства оппозиционных СМИ сильно ухудшилось, а значит, они включатся в любые проекты, где зазвенит копейка.
 
Любопытная деталь: новость о Лизеганге была подписана инициалами М.Б. — Миколы Бугая, то есть самого Андрея Дынько. Значит, новость легла близко к сердцу редакции «НН» и, наверно, расстроила.

А вот и еще одна замечательная фотка. Как говорится, в ней всё.
 



 
Слева направо: Вольфганг Зендер, эксперт BSB Дмитрий Мицкевич, о котором мы уже писали, Александр Маслак — член совета партии «Национальный корпус» (полк «Азов»). И далече, на заднем плане, притаился серый кардинал Дынько. Такие разные, но все-таки они вместе.
                                 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Несвижское восстание поднятое поляками против белорусов

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Конфликт интересов

Почему Варшава не может нормализовать отношения с Беларусью

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Анисим должна покаяться!

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

ЧУДЕСА НА ВИРАЖАХ

Как «налоговый маневр» отзовется в белорусской политике

«Мягкая сила» Прибалтики выветрилась из сознания россиян

- абажаю жареную селёдку. подготовить как обычно, нарезать кусками сантиметра по два, поставить на сковородку столбиками вперемешку с морковкой, - столбиками, залить небольшим коли...

«Демографический пылесос»: Польша опустошит Беларусь с помощью Карты поляка?

В среду сын открывал больничный и выписывал лекарства.Никаких прлблем не было

Случайности не случайны

сидел на лавочке в скверике напротив Старого рынка=========================Вы там сами то бывали? Там нет сквера "напротив" старого рынка. Сейчас то место, где был рынок- часть эт...

Как «лесные братья» в Латвии против немцев боролись

опять двадцать пять. неужели Вы не понимаете значение слова "если". такое в приципе возможно, тем более для неруси. а бурление, о котором я говорю, ощущается не так как то, которое...

Самооблучение пропагандой

да нормально - нет ни одного человека идентичного другому, как и отношения к чему-либо. на мой взгляд для консенсуса главное чтобы понятия совпадали. вот Илтыня пишет слово баррика...