Союз писателей

18.02.2017

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

Хроники Ливонии, версия 2.0

О чём умолчал хронист Генрих Латвийский

Хроники Ливонии, версия 2.0
  • Участники дискуссии:

    19
    105
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Когда Ярл Эрик Патлатый собирал свою дружину в диких фьордах Свейской земли, он еще не знал, куда навострит лыжи. Дело было зимой, бойцы отсиживались по своим общинным домам и пили пиво. Чтобы не потерять полезных разбойничих навыков, они время от времени воровали жилистых крепконогих и скудногрудых девиц в ближайших поселениях.

Но каждый раз уворованная прекрасная дева оказывалась родственницей кого-нибудь из бойцов. По их воинскому закону боец должен был страшной кровавой местью отплатить ворюге. Да не втихомолку, а в поединке на тяжелых мечах, в кругу своих товарищй.

Вот так за первый зимний месяц отсидки на берегу Ярл Эрик Патлатый потерял пятерых своих воинов, самых лучших бойцов дружины.

Уворованные же девы не желали возвращаться в родительские дома, потому что им было тепло и сытно жить с похитителями. Кроме того, среди женщин той земли считалось очень выгодным заполучить во временные мужья бойца из дружины Эрика Патлатого. И дети от них получались двойнями и тройнями, причем рождались только мальчики. Поэтому молодые поселянки делали все, что могли придумать, чтобы быть уворованными.

Ярл Эрик, разумеется, не мог допустить, чтобы женские прихоти развалили его боевую дружину, и потому решил объявить зимний набег. Куда и на кого набегать, он еще не придумал, но особенно выбирать было не из чего. Или на юг, через острова, и напасть на франков и пруссов, но у них регулярные армии и его дружину просто порубят, как капусту на засолку. Или на восток — там у куршей вкусная треска и много дорогого металла. Но как до них добраться... Его ладьи обмерзали на снежном берегу, а снасти лежали грудой в сараях.

Надо сказать, что зимы в тот исторический период были такие суровые, что море Балтийское замерзло все целиком, до самой земли свирепых куршей.

Как бы там ни было, Ярл Эрик Патлатый должен был получить одобрение своей инициативы местным Парламентом. Как положено в настоящем демократическом обществе.

Он собрал Большой Тинг. И важные люди Большого Тинга, старые, изрубленные в лоскуты бойцы в одну глотку закричали, что раз море отказывается им помочь, в поход надо отправляться на лыжах и немедленно. Перейти по льду Большую воду и выйти к песчаным дюнам, где свирепые курши сушат треску. Победить их, отобрать все корабли и запасы сушеной трески, а летом вернуться домой морем. Так и решили.

Но не задалась удача свеям, видно, мало жертв принесли Одину. Или скальды простудились и хрипло спели победную песню вслед уходящей дружине... Кто ж теперь поймет...

А свирепые курши как увидели отряд Ярла Эрика на льду моря, так и высыпали все на берег. Стоят так свирепо-свирепо, а в руках у каждого тяжелый меч и рыболовная сеть. Чтобы врагов отлавливать не поодиночке, а группами. Но это потом, если договориться не получится.

Начались переговоры. Ярл Эрик говорит:

— Я пришел вас завоевать и забрать всю сушеную треску, медную посуду и мечи, которые вы своровали у рыцарей Ордена меченосцев.

А предводитель куршей, седой Таливалдис, отвечает:

— Как скажешь, уважаемый Ярл Эрик Патлатый... А только сначала попробуй нашего хлебушка.

И хитро так усмехнулся в седые усы.

И тут вышли вперед красавица Марите и красавица Сармите с деревянными подносиками в руках. Подносики украшены сухими цветами и листьями папоротника. И на них — кусочки кисло-сладкого тминного хлеба, только-только вынутого из печи.

Свеи-то сильно оголодали в пути, да еще им пришлось огибать остров Готланд, чтобы по горкам на лыжах не ползать.

Так вот, как пожевали свеи хлебушек куршский, как распробовали потом тресочки сушеной с пивом ячменным, в баньку с Марите, Сармите и их подружками сходили — так и остались навсегда на этом, на нашем, куршском берегу Балтийского моря.





Попозже Ярл Эрик Патлатый отправил на родину почтовую чайку с запиской — мол, пусть Большой Тинг не беспокоится, мы попали в страшный плен к свирепым куршам и завтра они принесут нас в жертву их богине Лайме. Не поминайте лихом великих воинов, а лучше принесите за нас жертву Одину и всем его валькириям. Тчк.

Потом бойцы-дружинники распилили свои лыжи на мелкие кусочки и назвали их ярлыками (от слова Ярл), чтобы расплачиваться ими как деньгами. До сих пор на Рижском Центральном рынке продают кусочки дерева со странными знаками — рунами. Так и знайте, это — части тех самых свейских лыж. Говорят, они приносят удачу. Приезжайте, сами увидите... И хлеба заодно куршского попробуете, а может, и с собой увезете.

Разумеется, чудаки-историки извратили эту правдивую историю. Придумали, что якобы ярлыки выдавались русским князьям в качестве лицензии какими-то татаро-монгольскими ханами.

Не было ничего такого. А было великое и радостное смешение куршей со свеями, земгалов и селов с кривичами и вятичами, жемайтов с пруссами и полабами и вообще всех со всеми. Ну, поначалу немного подрались, но со временем переженились...

А потом пришли великие укры и всех перессорили. Надеюсь, временно...
    

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Удивительные победы прибалтийского губернатора

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Вымершие народы Прибалтики, которые зовут за собой

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Зеркало русской революции

К 190-летию Л.Н.Толстого

Александр Дюков
Россия

Александр Дюков

Историк

Главные мифы Прибалтики

Если смотреть из России

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.