Гуляш и бархат

Короткий век восточноевропейского социализма
 
Недавний скандал в соседней Польше, где отец демократии, лидер легендарной «Солидарности» Лех Валенса, как выяснилось, долгие годы был платным доносчиком, дает повод грустно улыбнуться: когда побег из социалистического лагеря возглавляет «сексот», это действительно забавно.


И тем не менее Польша теперь член НАТО, ЕС, и знаменитого «маленького электрика» в качестве национального бренда сменил «польский сантехник»1 — собирательный образ трудового мигранта из «новой Европы», ищущего счастья в Европе старой.

А еще это повод вспомнить об этом социалистическом лагере. О том, из чего он поднялся, почему упал и почему впереди нас наверняка ждет еще немало подобного рода сенсаций.


Каша из топора

Когда в 1944 году советская армия пришла в Восточную Европу, товарищ Сталин, наверняка мечтал превратить тамошние страны в клоны Советского Союза и начать строить коммунизм.

Однако для этого не хватало одной детали — живых коммунистов.

После многих лет фашистского господства живые товарищи сохранились только в глубоком подполье, лагерях, или, кто успел сделать ноги, в СССР. В Польше или Чехословакии, ситуация была менее печальной, а где-то совсем плохой — вся вышедшая из подполья компартия Румынии не насчитывала и тысячи активистов2.

Решить непростую задачу построения коммунизма без коммунистов была призвана конструкция под названием народная демократия.

Простенько схема выглядела так. С приходом Красной армии прекращалась деятельность правых, благо повод был — их лидеры, сотрудничали с нацистами едва ли не поголовно.

Из всего остального сбивались блоки и фронты, которые должны были сформировать местную власть, потом пойти на выборы, победить и легитимировать дружественные СССР коалиционные правительства с широким участием коммунистов, которые бы контролировали и направляли остальных.

Ситуацию ярко очертил албанский коммунист Сейфула Мелешов:

 


«Мы открыли двери Фронта тем, кто сотрудничал с оккупантами, но не замочил свои руки в крови, и тем, кто боролся с оружием в руках против нас, а затем перешел на нашу сторону»3.
 



И это не гипербола. Первым лояльным СССР премьером Венгрии, к примеру, стал генерал Бела Миклош, в 1941-м покорявший вместе с немцами Украину, но к 1944-му смекнувший, что ветер дует в другие паруса. Три кресла в его правительстве заняли представители компартии.

Принцип «широкого антифашистского фронта» на первых порах был универсален для всех освобождаемых от фашизма стран.

США и Британия на освобожденных территориях тоже репрессировали коллаборационистов, забирали их собственность (так стал государственным и концерн Renault во Франции и семейный бизнес Гавелов в Чехословакии) и создавали коалиционные правительства с хотя бы символическим участием коммунистов.

С той разницей, что СССР в своей зоне особо покровительствовал левым, а союзники включали зеленый свет либералам и христианским демократам.


Заклятые друзья

Как только граждане освобожденных государств сообразили кто может стать новой партией власти, приток активистов в компартии принял характер цунами.

Венгры принимали в свои ряды до 100 тысяч человек в месяц; румыны, у которых в 1944-м не было и тысячи активистов к 1947-му нарастили численность в семьсот раз4.

Не то чтобы старая гвардия не понимала опасности такого притока сомнительного качества неофитов, но логика электоральной борьбы диктовала свое.

Это нервировало партнеров по коалиции — младшенькие, которых взяли в правительство на чтобы угодить СССР, энергично работали локтями, претендуя на всю полноту власти.

Вызревал конфликт.

С одной стороны — коммунисты с социал-демократами или социалистами на подхвате. С другой — так называемые «аграристы» — умеренно левые крестьянские партии выступающие за социализм, но видящие его смысл в благополучии мелких сельских хозяев (собственно, в Венгрии они Партией мелких сельских хозяев и назывались).

У них была массовая поддержка, авторитет (многие участвовали в сопротивлении фашистам), они были не против экспроприации банков, но при словах «колхоз» и «пролетариат» глаза у них наливались кровью.

Кроме того, можно запретить правые партии, но правый электорат от этого не исчезнет. Этот электорат стекался в имеющиеся враждебные коммунистам и СССР партии — то есть к аграристам.


Отношения с союзниками тоже ухудшались. После победы над общим противником СССР и западные державы стремительно превращались в соперников и активно закреплялись на занятых территориях. В 1947 году из правительств Франции и Италии были исключены представители компартий.

СССР тоже не зевал — в том же 47-м лишился престола король Румынии. Двадцатилетний Михай І-й, прозванный за юный возраст и двусмысленное положение «королем-комсомольцем», был в общем лоялен СССР, но социалистических монархий не бывает, а Румынии предстояло стать страной социалистической.

Что-то похожее на развязку наступило в 1947-1948 годах. В занятых советской армией странах прошли выборы, на которых аграристы, национальные социалисты и другие противники советского пути были (не без помощи т.н. «административного ресурса») на голову разгромлены лояльным СССР блоком партий.

Однако советское правительство понимало цену подобной победы и не стремилось к эскалации. Если в тогдашнем СССР разгромленные оппозиционеры получили бы билет на Колыму, то в какой-нибудь Польше у них были все шансы получить кресло в правительстве.

Не то чтобы репрессий, судов и расстрелов не было, но их масштабы были несопоставимы с советскими. Кадры приходилось беречь.


Memento mori

Разгромленные оппозиционеры тоже на конфликт не нарывались. Оппозиционная Польская крестьянская партия PSL, официально получившая на выборах 1947 года 10% голосов, скрепя сердце признала новый курс и с тех пор имела места в парламенте.

Венгерская Партия мелких сельских хозяев сменила руководство и вошла в возглавляемый коммунистами Национальный фронт независимости, а её лидер Иштван Доби пребывал на разных министерских постах до своей смерти в 1968 году.

Среди правивших в регионе партий редко встречалось название «коммунистическая» — по сути это бывшие фронты в которых коммунистический костяк за годы борьбы основательно оброс не только союзниками, но и бывшими соперниками.

Возможно, со временем удалось бы добиться идейной унификации, однако, в дело вмешалась природа — 5 марта 1953-го умер Сталин. Спустя девять дней к нему присоединился его чехословацкий протеже Клемент Готвальд, а сразу после знаменитого ХХ съезда КПСС в 1956-м отдал богу душу польский лидер Болеслав Берут.

Новая хрущевская метла мела по-новому, и заботливо отобранные товарищем Сталиным старые кадры пошли на мороз.

К власти приходили опальные старые лидеры и молодые карьеристы. Избавившись от почти десять лет надоедавших сталинских «нянек» они получили возможность творить по зову души и собственному усмотрению.


Зов души в разных странах различался, и на деле «социалистический лагерь» являл собой пестрый набор разных политико-экономических моделей.

Если в Чехословакии и Болгарии уклад действительно очень напоминал советский, то в Восточной Германии экономика а-ля СССР (с небольшими вкраплениями частного сектора) дополнялась непривычной нашему человеку многопартийностью.

В Венгрии власть одной партии (при альтернативных выборах из нескольких кандидатов) сочеталась с частными ресторанчиками и мастерскими.

А в Польше кооперативы-«колхозы» развалились, в школы вернулись уроки катехизиса, и Крестьянская партия вошла в правящую коалицию, увеличив присутствие в Сейме с 10% до 26%.

Румынские же товарищи лепили местный аналог «чучхе», замешанный на изоляционизме, национализме и болезненном культе «гения Карпат» Николае Чаушеску.


Полная тарелка социализма

Благодаря этому разнообразию подходов был накоплен огромный теоретический и практический опыт движения к социализму без советских эксцессов 30-х — опыт кооперации, самоуправления на госпредприятиях, альтернативных выборов и т.д.

Но наибольшую историческую известность получил опыт движения скорее от социализма — венгерско-польская модель, прозванная гуляш-коммунизмом (в венгерском оригинале — gulyáskommunizmus).

Заявленная цель была — обильно накормить подданных гуляшом, то есть подтянуть уровень потребления и бытового комфорта до западных стандартов.

Но методы достижения были характерны не для марксистов-коммунистов, а для тех самых послевоенных аграристов — упор делался на частную инициативу мелкого хозяина.

К примеру, советская экономическая наука выделяла три степени кооперации. Наш колхоз примерно соответствовал третьей — самой глубокой. А доминирующие в Польше сельскохозяйственные кружки — kółka rolnicze — толком не дотягивали даже до первой, и скромно именовались «подготовительным этапом».

В кружки объединялись для совместной покупки и использования техники, потому, что тогда государство возмещало большую часть стоимости.

По большому счету, в Польше на селе доминировал мелкий частник, минимально причесанный под советские идеологические стандарты.

Значительный частный сектор сохранялся также в торговле и сфере услуг. Государственной, «советской» была крупная и средняя промышленность.


В рассчитанных на широкого читателя советских книгах о братских соцстранах экономический раздел обычно являет странное нагромождение цифр в стиле «за годы народной власти производство куриных яиц выросло на...».

И это неспроста — если бы советскому человеку открыли всю правду про какой-нибудь венгерский социализм, он бы решил, что или с советским социализмом нужно что-то делать, или в Будапешт пора снова вводить танки.

Венгерские реформы шли с середины шестидесятых и к восьмидесятым дошли до «разукрупнения предприятий», массовой сдачи в аренду общепита, распада сельхозкооперативов на индивидуальные хозяйства, малых частных предприятий и запуска на внутренний рынок иностранной продукции — конкуренции ради.


Трест, который лопнул

И тут возникает вопрос. Мы помним, что заставляло выходить на перестроечные митинги жителя Минска, Киева или Ленинграда.

Наш человек не хотел «работать на дядю», а хотел иметь возможность хотя бы подрабатывать частным образом. Хотел плюрализма — чтобы выбирать, как в Америке, из двух партий; не стесняться «святить» куличи в церкви на Пасху; и читать в «комсомолке» что-то погорячее, чем отчеты о партийных пленумах и битвах за урожай.

Но если все восточноевропейцы, кроме румын, уже имели эти радости в той или иной степени, откуда «бархатные» и не очень революции? Откуда такой накал страстей?

Дело в том, что именно аграристская, мелкособственническая мечта к уже к началу 80-х оказалась на грани банкротства.

В Польше первые звоночки прозвенели в 70-м. После войны в стране выросли государственные животноводческие комплексы, ориентированные на валютный экспорт. Мелкий частник не мог их обеспечить кормами, поэтому их обеспечивал Советский Союз — по льготным ценам.

Никита Сергеевич Хрущев пытался, аки нынешний МВФ, обусловить экономическую помощь требованием «структурных реформ» — дальнейшей коллективизации и механизации сельского хозяйства.

Однако польские товарищи стояли за своего частника как в 1920-м на Висле, и все закончилось ничем.


Решительней к вопросу подошел Леонид Ильич Брежнев, при котором поставки кормового зерна сократились почти втрое (с 3 миллиардов тонн до 1,2 млн.)5.

И ситуация начала выходить из под контроля — в Польше начались перебои с продовольствием.

За перебоями последовало повышение цен, волна забастовок и беспорядки 1970-го в Гданьске со штурмом милицейского офиса и несколькими десятками убитых.

Закончилось все отставкой руководства и приходом к власти нового лидера Эдварда Герека, который элегантно разрулил проблему залив недовольство взятыми в долг деньгами — за десятилетие его правления внешний долг Польши западным государствам сравнялся по размеру с советским (25 миллиардов по нашим временам выглядит жалко, но в 1981-м это было много).

Однако к концу 70-х цены на нефть выросли, кредиты стали дороже, да еще и надо было отдавать старые. Загнанный в угол Герек решил провернуть знакомый фокус с повышением цен. По стране снова покатилась волна забастовок и беспорядков.

В Венгрии все было не столь драматично. Хотя ситуация усугублялась относительной открытостью экономики и шоп-турами населения в соседнюю капиталистическую Австрию, вымывающими из страны валюту.

Оказавшись в долговой яме, венгерское руководство в 1982 году сделало решительный шаг из социалистического лагеря — вступило в Международный валютный фонд, что открывало доступ к новым кредитам.

Советское руководство было против. Но было послано — и, ко всеобщему удивлению, утершись, проследовало в указанном направлении.


Болек и Сварщик

В 1980-м в Польше все вернулось к ситуации бунтов 70-го. С той разницей, что кредитов никто не давал и произошла смычка бунтующих рабочих с либеральной интеллигенцией.

Восходящая звезда новоиспеченного профсоюза «Солидарность» Лех «Болек» Валенса, настаивал на участии в переговорах «правительство-рабочие» еще и «экспертов» из числа столичной интеллигенции, которые дополняли оркестр любимой песней про тоталитаризм и реформы. Бастовали едва ли не все и что с этим делать было непонятно.

Тут то и появился второй наш герой — генерал Войцех Ярузельский, прозванный «сварщиком» за неизменные темные очки на больных глазах. Генерал должен был решить все проблемы польского руководства грубой силой.

И он их решил.

Встав в 1981 году во главе государства, Ярузельский ввел военное положение, и, казалось, уже распадающийся госаппарат внезапно обрел впечатляющую эффективность.

Лидеры оппозиции и многие активисты были «изолированы» на неопределенный срок, армия вышла на улицы, спецслужбы громили типографии и уничтожали тиражи.

А официальные профсоюзы занялись делом, «отжимая» у «Солидарности» и активистов и саму нишу решения трудовых споров.

Волна забастовок пошла на спад, и польская экономика, несмотря на санкции, впервые за долгое время начала демонстрировать какой-никакой рост.

Более того, если перед военным положением правящей партии доверяло только 12% населения, а «Солидарности» более 40%, то к 1987-му ситуация практически перевернулась — 44% у правящей ПОРП и 16% у «Солидарности»6.


Тем удивительнее было то, что в 1987 году Ярузельский вынес на референдум пакет реформ, по сути означавших сворачивание социалистического эксперимента.

Главный вопрос звучал:

 


«Выступаете ли вы за полное осуществление представленной Сеймом программы радикального оздоровления экономики, направленной на значительное улучшение условий жизни общества, если это потребует двух-трехлетнего периода быстрых и трудных перемен?»7
 



Население ответило вежливым отказом («за» проголосовало 44,2%), а попытки протащить либерализацию цен явочным порядком натолкнулись на новый рост забастовочного движения.

И генерал понял, что придется подключать по-настоящему крутых ребят, которые не будут ни у кого ничего спрашивать, — демократов-рыночников.


Голосуй, не голосуй...

Судьбу страны решил диалог — серия неформальных встреч власти и оппозиции (лидеры которой давно вышли на свободу) в 1988 году, увенчавшаяся официальным круглым столом в 1989-м.

Стороны быстро нашли общий язык. Один из членов оппозиционной делегации Яцек Куронь вспоминал:

 


«Люди, которые участвовали с нами в переговорах, не только не были сталинистами, но не были даже идейными коммунистами. Это были прагматики, реалисты, понимающие, что принцип централизованного руководства провалился, и теперь надо как можно быстрее и лучше перейти к новому принципу руководства»8.
 



Недовольных представляли тоже не злые рабочие — более 50% делегации были теми самыми «экспертами» с научными степенями и должностями.

Стороны договорились о двух вещах.

В июне 1989-го должны были пройти выборы в двухпалатный парламент на которых «Солидарность» получала 35% мест в Сейме и могла свободно конкурировать за Сенат. А в августе должны была начаться «шоковая терапия» в экономике.

На волне такого «национального единения» и «прогресса демократии» о результатах референдума 1987 года никто не вспоминал. Более того, на предстоящих выборах складывалась беспроигрышная для польских элит ситуация — когда за кого бы ни проголосовали граждане, они все равно голосовали за приватизацию и либерализацию цен, о которых все политические игроки договорились заранее.

«Солидарность» предсказуемо победила, выбрав все предлагаемые места в Сейме и заняв практически весь Сенат.

После чего произошел курьезный, но показательный случай. Соратники главы государства спешно рванули с тонущего корабля власти — 11 депутатов правящей коалиции в Сейме (а там еще 5 партий сидело, кроме правящей Польской объединенной рабочей) проголосовали против Ярузельского и поставили под вопрос его избрание президентом, что входило в договор заключенный между властью и оппозицией.

Валенса поступил как джентльмен (или платный агент на крючке компромата) — 11 оппозиционных депутатов воздержались от голосования, что позволило не допустить осложнений от незапланированного предательства.


В остальных странах Восточной Европы (за минусом, опять-таки, Румынии, где «гения Карпат» вынесла на кладбище дружная компания его же собственных генералов) передача власти также произошла в результате «диалогов».

И если в Чехословакии хотя бы сперва прошли массовые митинги граждан, а потом уже начались круглые столы, то в Венгрии и Болгарии — сперва начался диалог с оппозицией, и только потом на площадь подтянулись воины света.

Снова не обошлось без курьезов — в Болгарии спешно собранная из числа «партийных диссидентов» и гениальных местечковых писателей оппозиция, в 1990-м с треском проиграла «первые свободные выборы».

Тоталитарный режим решил не заморачиваться с повторными и просто отдал власть правительству парламентского меньшинства — чего не сделаешь ради реформ.

 


Один за одним бывшие члены социалистического лагеря входили в новый период своей истории. В эпоху, когда никто не регулирует цены, зато ведущие партии еще до выборов делят места и решают какой быть экономической политике. Когда профсоюз может пресечь забастовку недовольного «шоковой терапией» населения не хуже, чем солдаты генерала Ярузельского. В эпоху «восстания элит» и «реставрации классовой власти».
 

                                


Примечания

1 Польский сантехник
2 Волокитина Т.В. «Москва и Восточная Европа», стр.137
3 Волокитина Т.В. «Москва и Восточная Европа», стр.40
4 Волокитина Т.В. «Москва и Восточная Европа», стр.139
5 Носкова А.Ф. «Польша в ХХ веке. Очерки политической истории», стр.731
6 Носкова А.Ф. «Польша в ХХ веке. Очерки политической истории», стр.845
7 Носкова А.Ф. «Польша в ХХ веке. Очерки политической истории», стр.835
8 Носкова А.Ф. «Польша в ХХ веке. Очерки политической истории», стр.846

                                   

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    21.03.2016 07:59
    №1 Игорь Чернявский Латвия
    когда побег из социалистического лагеря возглавляет «сексот», это действительно забавно
    =================================================
    Дык, это же закон жанра - когда всякие провокаторы, стукачи, доносчики - возглавляют протестное движение, что бы свергнуть других провокаторов, стукачей, доносчиков. Без этого, власть нельзя поменять в принципе. 
    Думаете, почему так рьяно бдят, что бы все эти "мешки КГБ" не получили огласку.. 
    Поддержали: Элла Журавлёва, Сергей Муливанов, Ринат Гутузов, Сергей Т. Козлов
     
  •  
    21.03.2016 09:13
    №2 Элла Журавлёва Россия
    Как тут не вспомнить Папу римского Ионна Павла II 

    Есть версия, что идея развала СССР через свержение просоветских режимов в Восточной Европе целиком принадлежала Ватикану. 7 июня 1982 года Рейган посетил Папу, это была их первая встреча. Соглашение о проведении совместной тайной компании в Польше получило название «Священный союз»
    Испанский священник и исследователь Лопес Саес считает, что вопрос о приходе Войтылы (Иоанна Павла II) к власти решался в 70-х годах в Белом доме и бизнес-кругах США. 
    Польша стала решающим звеном в противостоянии новой эпохи, переломным моментом в борьбе коммунизма и капитализма. Банк Ватикана перечисляет «Солидарности» 500 млн долларов через итальянский «Banco Ambrosiano», было решено  наводненить антикоммунистической литературой страны Восточной Европы, Украины и Прибалтики, что должно было дестабилизировать ситуацию в СССР. 

    Апрель, 1989.  Валенса приходит к власти и подписывает соглашение о политических и экономических реформах. В 1990 он становится президентом Польши и избавляется от малейших признаков социалистической системы.

    Как и было задумано, события в Польше запускают цепную реакцию в странах Восточной Европы под общим названием «эпидемия антисоциализма». 

    Поддержали: Сергей Балунин
     
    •  
      21.03.2016 09:22
      №3 Элла Журавлёва Россия Элла Журавлёва (№2)
      Вот тут ещё две  интересные цитаты.

       Исследователь Тимоти Гартон Эш рисует тонкую взаимосвязь: «Без Папы не было бы Солидарности; без Солидарности не было бы Горбачева; без Горбачева не было бы падения коммунизма».

      3 марта 1992 года на страницах туринской газеты «La Stampa» Горбачев подвел итог чуме конца XX века, стоившей жизни миллионам людей: «Теперь можно сказать, что все, что произошло в Восточной Европе в последние годы, было бы невозможно без папских громадных усилий»
      Поддержали: Виктор Юрчик
       
      •  
        21.03.2016 11:29
        №6 Виктор Юрчик Беларусь Элла Журавлёва (№3)
        Гартон прав: поляки и многие беларусы, до сих пор говорят о Войтыле - "Наш ПАПА", о генсеках СССР,  на просторах СЭВ и Варшавского договора так  не говорили - Никогда.
         
        •  
          21.03.2016 11:44
          №7 Элла Журавлёва Россия Виктор Юрчик (№6)
          Про поляков понятно, но белорусы-то почему его тоже называли нашим папой?
           
          •  
            21.03.2016 11:49
            №8 Виктор Юрчик Беларусь Элла Журавлёва (№7)
            Называют беларусы-католики. Почему-? Потому, что тоже своим считают.Думаю Вы не удивились бы, если бы я сказал, что некоторые Пушкина своим считают или Шевченко. Никакой разницы - механизмы те же.
             
            •  
              21.03.2016 11:56
              №9 Элла Журавлёва Россия Виктор Юрчик (№8)
              Ну, если с этой точки зрения... Тогда он и наш:
              Церковники хлебальники разинули. Замешкался маленько Ватикан, А мы им Папу римского подкинули - Из наших, из поляков, из славян.
              )))
              Поддержали: Александр М.
               
              •  
                21.03.2016 12:03
                №10 Виктор Юрчик Беларусь Элла Журавлёва (№9)
                Конечно - Наш!.
                 
              •  
                23.03.2016 03:44
                №19 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№9)
                Фамилия Войтила совершенно очевидно показывает, что его предки литовцы. :)
                 
                •  
                  23.03.2016 07:39
                  №20 Элла Журавлёва Россия Kęstutis Čeponis (№19)
                  Вполне возможно))
                   
                  •  
                    23.03.2016 23:32
                    №21 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№20)
                    В 1978 году Кароль Войтыла в возрасте 58 лет стал первым в истории поляком, избранным понтификом.

                    -----------------------------------------------------------------------

                    "У Лидского замка долгая и интересная история. Его основатель – Гедемин - в завещании отдал замок сыну Кейстуту. В 1346 году Лидская волость была отдана Кейстутом Ольгерду Гедеминовичу. Позже Ольгерд отдал Лиду своему фавориту - Войтыле. Он был простого звания и остался в истории, как бесчестный жулик и вор. После смерти Великого литовского князя Ольгерда Войтыла втерся в доверие к новому хозяину Ягайло. Войтыла получил боярство и начал оказывать влияние на государственные дела, которые сводились к собственному обогащению. После кутерьмы междуусобиц Войтылу повесили, хоть он и женился на сестре Ягайло."

                    17.12.2013 Реставрация Лидского замка близится к концу http://www.postkomsg.com/premier/
                    Поддержали: Элла Журавлёва
                     
                    •  
                      23.03.2016 23:37
                      №22 Элла Журавлёва Россия Kęstutis Čeponis (№21)
                      Что-то не очень порядочные предки были у Войтылы - жулики и воры.
                      А по вашей ссылке попала на чью-то биографию. Пойду искать Лидский замок. Давно его не видела.
                       
                      •  
                        24.03.2016 00:48
                        №23 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№22)
                        Необязательно именно он его предок. :)

                        Просто хотел дать конкретныйц пример литовского языческого имени, хорошо известного по письменым источникам, от которого пошла и фамилия - а она в Литве распространенная.

                        На литовском полонизированная фамилия пишется Voityla, но исходная литовская форма была Vaitila.


                         
                      •  
                        24.03.2016 00:58
                        №24 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№22)
                        Оказывается, что и его мать была литовского происхождения.

                        Римский папа Иоанн Павел II был Каролом Йозефом Войтылой.

                        Друзья в Вадовице, городе, где проживали 8 000 католиков и 2 000 евреев и который находится в 35 милях к юго-западу от Кракова, называли Войтылу Лёликом.

                        Лёлик родился в 1920 г.

                        Он был вторым сыном Карола Войтылы-старшего, отставного армейского офицера и портного, и Эмилии Качоровской Войтылы, школьной учительницы литовского происхождения.

                        http://www.sem40.ru/rest/interesting/14295/


                         
                      •  
                        24.03.2016 01:15
                        №27 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№22)
                        Вот нашел более подробно:

                        родственные связи с иоанном павлом вторым

                        http://www.slideshare.net/kilina/1-10130156


                         
                        •  
                          24.03.2016 01:17
                          №28 Элла Журавлёва Россия Kęstutis Čeponis (№27)
                          Ссылка не работает, ресурс заблокирован.
                           
                          •  
                            24.03.2016 01:29
                            №31 Kęstutis Čeponis Литва Элла Журавлёва (№28)
                            А у меня работает...

                            Ну тогда выложу тут:

                            http://www.slideshare.net/kilina/1-10130156

                            родственные связи с иоанном павлом вторым 1 1. «Папа Иоанн Павел ІІи Литва” 2. Фрагмент международного проекта«Загальнолюдські Цінності: спадок Папи ІванаПавла ІІ та Андрія Шептицького»инициатор проекта- Кіровоградська обласна молодіжнагромадська організація «ЄВРОПА – НАШ ДІМ»http://europekirovograd.blogspot.comКуратор проекта - Margarita Kalyuzhna, Украина, КировоградКуратор работы «Папа Иоанн Павел ІІ и Литва” –учитель методист нравственного воспитания (религии) Наталия Колесникова, Вильнюс, Литва 3. Девиз«Посредством Библии Бог говорити являет Себя, а также указываетпрочную основу и определенныеориентиры для человеческогоповедения» Папа Иоанн Павел І І 4. Актуальность и оригигинальностьПо слову Папы Иоанна Павла ІІ «С одной стороны, Западпостоянно демонстрирует действие евангельскойзакваски, но в то же время, с другой стороны, неменьшую силу проявляют течения, противоречащиеевангелизации. Метят они в самые основы человеческойнравственности».Данная работа позволит исследовать понятие ценностив контексте их понимания Папой Иоанном Павлом ІІ, чтоявляется актуальным для старшеклассников исоответствует их возрастным и психологическимособенностям. 5. Цель:Формировать активную жизненную позицию,развивать чувство сопричастности к духовномунаследию ОтечестваЗадачи: беречь и приумножать традиции и ценности своего народа, своей национальной культуры, сформировать представление о том, что в основе истинной нравственности лежит вера в Бога, и помочь осознать, что не может быть безрелигиозной нравственности, изучить и представить обстоятельства визита Иоанна Павла ІІ в Литву в 1993г наладить сотрудничество с образовательными учреждениями на Украине ( г. Кировоград) 6. УчастникиУчащиеся старших классов средней школы с русскимязыком обучения Лукишкю, г. Вильнюс, Литва 7. ОписаниеРабота представляет собой:1. экспресс – исследование «Нравственные ценности»,2. ряд уроков нравственности по теме проекта,3. рассказ о визите Иоанна Павла ІІ в Литву в 1993г.4. исследование родственных связей Ианна Павла ІІ с Литвой,5. Духовное завещание Иоанна Павла II 8. 1. Экспресс – исследование «Нравственные ценности»Учащимся классов было предложено выполнить задания:написать сочинение-рассуждение «Какой смысл вы вкладываете вслово «ценности»?, сформулировать общечеловеческие ценности ипостроить их иерархию.Результаты были получены следующие:К ценностям респонденты отнесли:здоровье, дом, любовь, свободу, работу, семью, богатство,безопасность, образование.Иерархий ценностей:Любовь, семья, здоровье (объединили с безопасностью), дом,богатство, свобода, работа, образование. 9. 2.Ряд уроков нравственности по теме проектаВ Литовской общеобразовательной школепреподается в сетке часов предмет«Нравственное воспитание (религия)».Несколько уроков мы посвятили нашейпроектной работе.Конспекты уроков представленыотдельным файлом. 10. 3.Визит Иоанна Павла ІІ в Литву в 1993г.4 сентября 1993 года в 15:00 в Вильнюс впервые вИстории Литвы прибыл папа Римский Иоанн Павел II(до интронизации — Кароль Юзеф Войтыла) –предстоятель Римско-католической церкви с 16октября 1978 по 2 апреля 2005 года.Во время визита Папы Римского в Литву, которыйПродолжался 4 дня, Иоанн Павел II, кроме Вильнюса,посетил Каунас, Шауляй , Шилуву.7 сентября 1993 г. папа Иоанн Павел II лично посетилКрестовую гору, совершил там богослужение иблагословил отсюда Литву и всю Европу. 11. Памятные места, которые посетил Папа: гора Крестов,Святые ворота 12. Памятная доска уСвятых ворот, гдеИоанн Павел II4сентября 1993 г.совершил молитву 13. А в нынешнем, 2011 году в Каунасе, в паркеСогласия, где в 1993г. Иоанн Павел IIпроповедовал, открыт памятник.В честь торжеств состоялась так же презентациямюзикла "Кароль" о жизни Иоанна Павла II.Партию папы исполнил известный литовскийМаэстро МикалаускасВ этом же, 2011 год, Правительство Литвыутвердило программу создания нового маршрутадля туристов по местам, связанных с пребываниемв стране Папы Римского Иоанна Павла II. 14. 4.Папа Иоанн Павел ІІ и Литва:родственные связи 15. В Литве мы встретились с ЯнинойКотвицкой и взяли у нее интервьюПани Янина является логопедомсредней школы им. АлександраПушкина в Вильнюсе.В их семье бережно хранятвоспоминания о своихродных, ведут родословиесемьи. Бабушка Пани Янины поотцовской линии, ЭмилияКачеровска является двоюроднойсестрой Иоанна Павла II.Пани Янина представила намродственные связей с Папой и далаИнтервью. 16. JANINA KOTVICKAJA Vilniaus A. Puškino vid. mokyklos logopedė TĖVASAnicetas – Algirdas MOČIUTĖ Voras EMILIJA KAČEROVSKA PROSENELIS Juozas Kačerauskas SESUO EMILIJA KAČEROVSKA SŪNUS KAROL JOZEF WOJTYLA Jonas Paulius II 17. Семейные реликвии:пропуск на встречу с Иоанном Павлом в 1993г. статьяв газете о семье Качаровских, монета достоинством в10литов с изображением Иоанна Павла II. 18. Интервью с Яниной КотвицкойВопрос: Представьтесь, пожалуйста.Пани Янина: Я работаю логопедом, пишу диссертацию о дислексии(нарушении чтения). Мы с мужем воспитали четырех детей. Ониуже взрослые.Вопрос: Вы знаете о том, что Вас с Папой Иоанном II связываютродственные узы. Кто в вашей семье хранит память о родных иблизких, занимается родословной? Пани Янина: Мой отец, когда мы с братом были еще детьми, часторассказывал о родных, показывал фото, на которых былизапечатлены члены нашей семьи. Некоторые фотографии быликонца 19-начала 20 века. Я всегда с интересом слушала этирассказы, она находили живой отклик в моем сердце, ярасспрашивала у отца о тех или иных подробностях. 19. Папа был родом из богатой немецкой семьи фон баронов Орс.Детей вопитывала гувернантка, за домом смотрели слуги. В семьеу всех были разные фамилии.Дед – Юрген фон барон Орс, бабушка –Эмилия Кочаровска.Прадед по материнской линии Йозас (Йозапас) Качеровскис(1885-1974) и мать Иоанна Павла Эмилия Качеровска (по другимданным Качераускайте) являются братом и сестрой, а их дети-Эмилия Качеровска и Кароль Войтыла (будущий Папа Римский) –двоюродными братом и сестрой. Несколько слов следует сказать о том, почему так менялисьфамилии в семье.Юргис Орас - производная от Юрген фон Орс, Качеровскис-этолитовский вариант польской фамилии Качеровский,Качераускайте-литовский вариант фамилии Качеровскис длянезамужней девушки (для замужней – форма Качераускене). 20. Дело в том, Литва находится на перепутье дорог, и историчекискладывалось так, что при Польше фамилии были измененены напольский лад, при Литовской республике-на литовский лад. А таккак государство часто менялось, то и фамилия подчас в одномпоколении изменялась по нескольку раз. В семье отца фон Орспоменяли сознательно на Орас, опасаясь притеснений. А немецкиеимена трансформировались в литовские: Аницет стал Аницетасом,Ольгерд-Альгирдасом, Геноэфа-Генуте. Во время войны пришлосьскрывать свое немецкое происхождение, и некоторые члены семьивынуждены были бежать в США.Вопрос: Пани Янина, ваша семья знала о том, что с Папой ИоанномПавлом II вас связывают родственные связи. Во время визитаИоанна Павла II в Литву в 1993 году Вам удалась встретится с ним?Пани Янина: К сожалению, В Литве не приветствовалалось открытоговорить о своем родстве. Даже бабушке Эмилии, которой ПапаИоанн Павел является двоюродным братом, не удалосьповидаться. 21. Ватикан запрещал в то время афишировать родственные связиИоанна Павла II с Литвой. Когда мы хотели изучить архивы своейсемьи, нам было отказано в доступе к ним. Правда, во время визита вместной газете была опубликована небольшая статья о родственныхсвязях Папы с Литвой, но официально на государственном уровне вовремя визита Папы В Литву об этом не говорилось.Вопрос: Пани Янина, можно ли сказать, что осознание того, что ввашем роду есть человек, Католической Церковью причисленный клику блаженных, повлияло на вашу жизнь?Пани Янина: Да, конечно, во-первых, я горжусь этим родством. Своюработу-помогать больным детям я воспринимаю как призвание,Богом данную миссию. Те испытания, которые мне приходится вжизни нести, я принимаю, как Богом посланные, и они толькоукрепляют мою веру. Я совершенно точно ощущаю духовную имолитвенную связь с Иоанном Павлом, и это помогает мне в жизни.Большой спасибо за интервью! 2011-08-25 22. 5.Духовное завещание Иоанна Павла II«Память и идентичность» (Jan Pawel II. «Pamiec i tozsamosc».Krakow: wydawnictwo «Znak», 2005), в которой понтификразмышляет о демократии, морали и вере, о правах человека и осудьбах Европы – сегодняшней и будущей, стала, по сути,нравственным завещанием Иоанна Павла II, окончившего свойземной путь спустя две с небольшим недели после польской«премьеры» своего труда.«С одной стороны, Запад постоянно демонстрирует действиеевангелической закваски, но в то же время, с другой стороны, неменьшую силу проявляют течения, противоречащие евангелизации.Метят они в самые основы человеческой нравственности.Не является ли это также новым образом тоталитаризма,прикрываемого видимостью демократии?»Расматривая в своих трудах вопросы нравственности, Павел Иоаннеще и еще раз подчеркивает, что нельзя нравственностьрассматривать вне религии и вне Церкви. 23. «Игнорирование Бога, практический материализм, аморальность,обожествление секса через порнографию и различныеизвращения, оккультизм, магия, сатанизм, атеистическийгуманизм, а также другие формы атеизма являются наибольшимиискушениями нашего времени.Атеизм представляет собой большое зло, так как, игнорируя илиотрицая Бога по своей вине, человек грешит против религиознойдобродетели (ср. Катехизис Католической Церкви, 2125).Сатана, как гений подозрительности и отец лжи, в своейстратегии искушения склоняет верующих к магическомупониманию молитв и таинств. Дьявол стремится к тому, чтобы мыхотели, чтобы Бог исполнял нашу волю, а не того, чтобы воляБожья исполнялась в нашей жизни.Христос же хочет, чтобы мы полностью доверились Ему ипрепоручили всю свою жизнь, чтобы Он мог вести нас, ибо толькоОн лучше всего знает, какой путь в жизни наилучший для нас».

                             
  •  
    21.03.2016 09:27
    №4 Виктор Юрчик Беларусь
    Смешно как то про "Болека и Польшу", на фоне "агента влияния" и руководимой им компартии СССР многомиллионной. Неужели кому -то "полегчает от соломинки в чужом глазу".
     
  •  
    21.03.2016 14:59
    №11 Борис Бахов Латвия
    Какая мне разница, помер покойник от насморка или холеры?
     
  •  
    21.03.2016 15:19
    №12 Александр Усовский Беларусь
    "Что-то похожее на развязку наступило в 1947-1948 годах. В занятых советской армией странах прошли выборы" Дальше можно не читать, товарищ не в теме. Красная армия ушла из Чехословакии осенью 1945 года.
     
  •  
    21.03.2016 15:53
    №13 Юрий Васильевич Мартинович Литва
    Платные или бесплатные агенты были всегда и при любой власти. Ничего необычного в этом нет. Необычно только то, что, если стучать нынешней власти, то это нормально, а вот стучать прошлой власти, то это уже преступление. Мог ли быть Валенса стукачем? Запросто. Электрик, человек мобильный, везде бывает, много видит и много слышит. Глаза и уши на большой судоверфи спецслужбам очень нужны.
    Поддержали: Валерий Курочкин
     
  •  
    21.03.2016 20:50
    №16 Андрей Иванович Сорокин Россия
    Интересно , добились ли своего те на кого стучал Болек?

    Если добились- вот где обрушение реала.
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить