Клуб путешественников

18.01.2020

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

ГРЕЦИЯ: РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОЕЗДКИ

ГРЕЦИЯ: РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОЕЗДКИ
  • Участники дискуссии:

    4
    4
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


В ноябре автору этих строк довелось посетить одну из самых интересных и много значащих для любого человека стран – Грецию. Поездка была просто незабываемой. Сразу же хотел бы рекомендовать компанию «Марс Трэвел», специализирующуюся на организации высококлассных туров в эту страну для белорусов и россиян. Кроме рассказа о впечатлениях, есть повод поговорить о том, на каком свете Греция сегодня, спустя полгода после парламентских выборов и с учетом непростых тенденций в ЕС и регионе.

Эллада впечатляет. Как человеку, некогда сдававшему госэкзамен в лицее по истории искусств и при этом кандидату исторических наук, автору было особенно важно своими глазами увидеть все те памятники историко-культурного наследия, которые знакомы со школьной скамьи, наверное, любому культурному человеку в мире – от Парфенона до Фермопил и от Дельфов до Микен. Буквально каждый шаг здесь дышит историей. К этому добавим великолепные пейзажи, где горные ущелья тесно соседствуют с морским простором, пляжами и яхтами, а патриархальные улочки средиземноморских городков – с рядами вилл самого продвинутого архитектурного дизайна.

Грецию населяют сегодня порядка 11 миллионов жителей. Причем чуть ли не половина – официально четыре миллиона, а по словам греческих собеседников, так и все пять – проживают в Больших Афинах, распространившихся ныне едва ли не на весь полуостров Аттика и включающих массу пригородов, в том числе порт Пирей (благодаря которому страна в мировых лидерах по морским перевозкам и величине флота) и фешенебельную Глифаду к югу от собственно Афин, где мы с моей девушкой останавливались первые две ночи и выбегали на утреннюю пробежку по набережной.

Нам очень повезло с гидом. Ирина, обаятельная этническая гречанка, переехавшая некогда из бывшего СССР, ведет в полном смысле слова авторские туры по классическим местам Эллады. Великолепное знание истории – включая и военную, и историю искусства, и дела церковные (а посещали мы, помимо всего прочего, и знаменитые монастыри Метеоры в горах Фессалии). Свободное владение и русским, и греческим языками без акцента. Глубокое знание местных реалий и знакомство с самыми разными нужными для успеха поездки людьми – от владельцев уютных морских ресторанчиков до игумена монастыря и директора фабрики меха…

Особенно хотелось бы подчеркнуть уровень и качество гостиниц. Мы за семь ночей останавливались в четырех. В Афинах это были четыре звезды в одном квартале от моря в престижнейшем пригороде Глифада, центре т.н. Афинской Ривьеры.
 

На якоре стоит множество яхт, от совсем компактных до сущих крейсеров. Греция – мировой лидер в строительстве яхт. Район полон вилл – как и по всей Греции, тут предпочитают авангардную архитектуру 1920-50-х (например, в стиле Баухауза), словно конструктор «Лего», только из стекла и мрамора. Масса ночных клубов, ресторанов и магазинов с персоналом, говорящим по-английски. И даже реабилитационный центр для черепах!
 

Глифада – у Саронического залива, где мы с моей спутницей купались после пробежки вдоль набережной в пять утра. Вода была утром теплее воздуха, и это в ноябре!

Еще с вечера разведав дорогу к морю, мы решили перенести купание на утро. И оказались правы: если вечером на пляже шумели веселые компании, то утром – ни души. Поэтому мы смело оставили всю одежду на лавочке метров за триста от воды и пошли плавать. Однако уже в такой час вдоль моря каждые пять минут громыхал трамвай. Пассажиров еще нет, но он все равно ходит.

Транспорт в Афинах на высоте, все точно по расписанию, есть три линии метро. Дороги впечатляют своим качеством – они были радикально улучшены в 80-е и теперь не уступают бельгийским или датским.

Несмотря на качество транспорта, греки предпочитают автомобиль. Нас впечатлило, с какой скоростью мчатся по городским улицам и шоссе водители. А с учетом того, что «зебра» и светофор попадаются нечасто, переход на другую сторону улицы – затея не из легких.
 
Названия улиц живописны – чего стоит один проспект Посейдона!
Парадокс: две трети греков считаются живущими в городской черте, но на деле это 2-3-этажные дома, тянущиеся вдоль дорог. Вот и пойми, город это или деревня. Греки говорили нам, что все мечтают жить в таких и, как только заработают достаточно, переселяются подальше от суеты настоящих городов…

Кроме Афин, в стране лишь еще один крупный город – Салоники (точнее, Фессалоники), прозванный второй столицей. Там свыше миллиона жителей. В аэропорт Афин мы прилетели, а вот улетали домой как раз из аэропорта Салоник (оба рейса – одной из двух греческих авиакомпаний, «Эгейские авиалинии», Aegean Airlines). Афины и Салоники в числе мировых лидеров «ночной жизни».

Кроме них, лишь три города переваливают за 100 тысяч – Патрас на полуострове Пелопоннес, Гераклион на Крите и Лариса в Фессалии. Но ни там, ни, увы, на великолепных островах мы не были. Однако и того, что мы посетили, хватило с лихвой, чтобы получить море впечатлений.
 
Вообще говоря, в Греции 18 объектов всемирного наследия ЮНЕСКО (16-е место в мире). И еще 14 в списке кандидатов на включение.
Мы начали с мыса Сунион. Это оконечность Аттики, упомянутая еще Гомером. Тут расположены руины храма Посейдона, рядом были серебряные рудники Лавриона, где в шахтах в жутких условиях трудились рабы. Тут пытался высадиться флот Ксеркса во время греко-персидских войн. Сунион – фактически гора, с которой открывается роскошный вид на море с трех сторон.

Впечатлило и посещение минерального озера Вульягмени, где в воде есть радон и при этом обитают особые рыбки гарра-руфа (или рыба-доктор), поедающие ороговевшую кожу. Мы с удовольствием подверглись этой щекочущей процедуре. И купались в теплой воде (она редко бывает ниже 20º даже зимой из-за подземных источников, а в тот день где-то 25º), а рядом с лежаками сновали официанты из расположенного тут же бара.

Впрочем, можно было забраться в дальний конец набережной и уединиться. Живописные скалы с пещерами, нависшие над водой, создавали романтичный фон. Озеро заканчивается полуподводной пещерой, которая до сих пор до конца не исследована из-за труднодоступности. И хотя проникать в нее запрещено, мы наблюдали, как этот запрет нарушали какие-то отчаянные головы…

Затем – тур по Афинам. Конечно, Акрополь с Парфеноном и красочная церемония смены караула у Дворца Парламента – бывшей резиденции короля (кстати, Константин II, отстраненный военной хунтой в 1973-м, еще жив, ему скоро исполняется 80).



Подъем на Акрополь в ноябре не утомляет даже пенсионеров (которых, кстати, было немало – в основном американцев). Но Ирина рассказывала, как ей случалось водить экскурсии в чуть ли не 50-градусную жару летом.

Мы наблюдали живописную церемонию поднятия флага солдатами (это делается каждое утро в память о подвиге Манолиса Глезоса, сорвавшего нацистский флаг с Акрополя в 1941-м; герой-коммунист еще жив и в свои 97 все еще активен в местной политике).

Акрополь прекрасен – это и храм Афины-Ники (Победительницы), и Эрехтейон с его колоннами-кариатидами (фигурами дев), и, конечно, Парфенон. Греки не могут забыть, как в начале XIX века британский посол в Османской империи лорд Элгин варварски выломал и увез на Альбион более 20 статуй с его фронтонов, 15 метопов на тему битв кентавров с лапифами и пол-фриза над главным входом, а также одну из кариатид Эрехтейона и ряд других реликвий. Предъявив, как недавно выяснилось, поддельное разрешение султана.

Причем считал, что спасает эти шедевры от гибели – мол, ни туркам, ни грекам дела до них нет. Это возмутило многих британцев, включая Байрона.

Впрочем, сами греки и турки относились к руинам Акрополя, мягко говоря, без пиетета – их разбирали на строительные нужды, плиты превращали в столы трактиров, а саркофаги – в поилки для скота. Тем не менее на законные требования Греции вернуть сокровища Лондон отвечает чуть ли не теми же аргументами, что и лорд Элгин. Судьба покарала его: он разорился, продал награбленную коллекцию вдвое дешевле, чем потратился, и умер от сифилиса в Париже, скрываясь от кредиторов…

Сегодня в Парфеноне идут реставрационные работы.



Впечатлила и церемония смены караула у Дворца парламента на центральной площади столицы – Синтагма. Ирина посоветовала нам пристроиться за шеренгой гвардейцев (эвзонов), идущих на смену своим сослуживцам, и тем самым занять лучшие места для обзора. И в самом деле, за нами ринулись толпы туристов. Эвзоны – элита греческой армии, туда отбирают парней не ниже метра девяносто. Служить в их рядах большая честь. Греки говорили нам, что у них уклонение от службы в армии – страшный позор. Эвзоны маршируют в особой униформе, с помпонами на ботинках и в юбках. Когда они шествуют по улице, полиция перекрывает движение.

Второй наш отель, Kalamaki Beach Resort – и тоже 4 звезды – был рядом с древним Коринфом. Как и первый, он сочетал фешенебельность и уют: там мы с девушкой могли спокойно выйти на балкон на рассвете обнаженными и знать, что нас никто не увидит.
 
А купание в бурном море вечером и в бассейне с подсветкой в 5 утра, когда все спят… Незабываемо! Сонный ресепшионист глазам не верил: мы собрались купаться в такую рань!
Из номеров полотенца выносить нельзя, надо платить залог в 5 евро за выдаваемые на ресепшне (он потом возвращается). Накануне мы боролись в море с волнами метровой высоты, кроме нас купались лишь пожилые немцы, прибывшие на библейскую конференцию. Мы разговорились и здоровались затем как старые знакомые.

Кухня во всех гостиницах была выше всяких похвал. Утром обильный шведский стол, на вечер мы особо заказывали ужин в ресторане – здесь это торжественный пир!

Во всех отелях – обилие телеканалов: дюжина греческих, CNN, BBC и Euronews на английском, «Дойче Велле» на немецком, есть французские, итальянские, испанские. И даже два-три российских! По Euronews мы услышали, что прибывший в тот день в Грецию с визитом Си Цзиньпин подписал с премьер-министром Мицотакисом соглашение о крупных инвестициях в Пирей, чтобы превратить его в крупнейший порт Средиземноморья и важное звено «Одного пояса, одного пути».

Из Коринфа, расположенного почти на Истмийском перешейке, соединяющем Пелопоннес с остальной Грецией, мы ездили на экскурсию по Арголиде – северо-востоку Пелопоннеса. Наиболее памятно посещение древних Микен. Четыре с половиной тысячи лет назад это был крупнейший город древней цивилизации. Особенно впечатляют Львиные врата, которые мы видели много раз на иллюстрациях, а вот теперь вживую...



Посетили и мавзолей царя Атрея – огромный курган, вымощенный изнутри каменной кладкой. Микены начал раскапывать грек Кириакос Питтакис еще в 1840-х, но основной успех достался Генриху Шлиману, что нашел Трою и доказал, что «Илиада» основана на исторических событиях. В 1870-х он провел масштабные раскопки и в Микенах. В том числе найдя знаменитую золотую маску Агамемнона. Раскопки продолжаются…

Затем было посещение древнего Эпидавра, с его святилищем бога врачевания Асклепия и потрясающим музеем (именно там хранится немало античных шедевров, знакомых нам по учебникам истории искусств, вроде статуй-куросов). И не менее впечатляющим древним театром с уникальной акустикой, рассчитанным на 14 тысяч зрителей, где выступали величайшие оперные исполнители последних 65 лет – например, Мария Каллас и Монтсеррат Кабалье.

Видели и Навплион, первую столицу после провозглашения независимости, со средневековой крепостью на горе, напоминающей, что эти места были в руках Венеции.

Возвращаясь в отель, мы побывали на Коринфском канале, прорытом в конце XIX века в самом узком месте перешейка и делающем Пелопоннес островом. Это сильное зрелище: он идёт посреди отвесных стен, возвышающихся на 75-80 метров. Над ним – мосты, с одного из которых мы его и фотографировали, в то время как рядом с нами вниз прыгали с тарзанкой экстремалы. Между прочим, за это удовольствие взимают €60.



Затем наш путь лежал на север, в Фессалию. По дороге мы проехали через Фермопилы, где царь Леонид и его 300 спартанцев героически пали, сдерживая Ксеркса. На самом деле там стояли еще 700 воинов из полисов-союзников, но подвига это не умаляет: неприятеля было в разы больше.
 

Кульминацией этого этапа поездки стало посещение великого античного святилища в Дельфах на склоне знаменитой горы Парнас. Там жрица-пифия (она же знаменитый Дельфийский оракул), впадая в транс от вдыхания особых паров в расщелине, сообщала ответы Аполлона на вопросы желающих.
 

Греки считали Дельфы осью мироздания, пупом земли. Когда после восстановления независимости они обратились к великому наследию, оказалось, что святилище давно в земле, на его месте обычная деревня. Жителей отселили, святилище раскопали, и теперь туристы идут потоком. Часто это школьные группы – как из разных уголков самой Греции (там посещение памятников старины – обязательный пункт школьной программы), так и из других стран.

Мы поднимались по дельфийским тропам на вершину горы рядом со школьниками из США и Франции, помимо прочих. Впечатлило, что подростки европейского вида во французской группе были в явном меньшинстве. Но это так, к слову…

Дельфийское святилище включает целый городок – с храмом Аполлона, театром и сокровищницами, которые возводились разными полисами со всей Эллады в честь своих побед или иных успехов, в благодарность Аполлону. Например, афиняне посвятили самое роскошное из них победе над персами при Марафоне. Есть там и великолепный музей.

Мы продолжили путь на север в Фессалию. Массу впечатлений оставил визит в горные монастыри Метеоры, словно парящие на скалах на высоте 600 метров, где можно купить освященные православные иконы и приобщиться к суровому аскетическому духу византийского православия. Это один из объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Когда-то на этих каменных столпах было 24 монастыря, ныне лишь 6 – 4 мужских и 2 женских. Первый был построен еще в Х в. Мы посетили один, открытый для туристов. И забежали в другой, закрытый, пользуясь дружбой Ирины с игуменом. Греки произносят «МетЕора», с ударением на втором слоге, это второй по почитаемости монастырский комплекс страны после самого Афона.
 
Кстати, в Греции православная церковь не отделена от государства! Православных здесь 97-98%. Большая часть страны подведомственна греческому патриархату, но Афон и ряд территорий (в основном острова) – константинопольскому.
Греки – люди верующие: некогда приверженность православию помогла выстоять под османским игом. Тут рекорд ЕС по числу верующих: свыше 80%, причем 16% называют себя глубоко верующими и только 3,5% не ходят в церковь (во второй по набожности в ЕС стране, католической Польше, таких 5%). Мы постоянно видели прихожан, протискивающихся к древним византийским иконам в Метеорах через толпы туристов.

На верхотуру, в монастырь, можно попасть по мосту, который не виден на фото, из-за чего многие не представляют себе, как туда вообще можно взобраться. Но до 1920-х гг. монахи поднимались и спускались в… сетке! Бывало, срывались и погибали.

Атмосфера в монастыре потрясает. Ощущаешь дух глубокой веры и веков. При этом внизу, у подножия, близ церкви, стоит магазин, где можно купить освященные и неосвященные иконы, буклеты о Метеорах, крестики, а заодно продегустировать красное вино и даже греческую водку «уза» или «цепура».
 

Все сотрудницы знают русский язык, а в день нашего визита работала белоруска из Баранович! Радуясь встрече с земляками, она подарила нам ряд сувениров и буклет. И сказала, что тут особенно любят туристов из Беларуси: они не шумят, очень дисциплинированны, куда им сказали, туда и идут.
 

В принципе, в Греции есть и религиозные меньшинства. В первую очередь, мусульмане. Их до сирийского кризиса был 1% населения – в основном, у турецкой и албанской границ. Но теперь появились беженцы… Есть очень старинная иудейская община, исторически называющаяся романиотами. При османах их было до 80 тысяч, ныне осталось лишь примерно 5,5 тысяч.

Католиков – около 250 тысяч, но в основном это иностранные граждане, живущие в Греции. Есть и свои униаты – Греческая Византийская церковь, чей обряд схож с православным, но она признаёт папу римского главой. Имеются евангелисты – 30 тысяч. До 20 тысяч пятидесятников, почти 30 тысяч свидетелей Иеговы. А в последние годы возрождается… античное язычество (политеизм): 2 тысячи практикующих, но до 100 тысяч считают себя сочувствующими, не уходя от православия.

Следующий пункт – фессалийский городок Кардица.
 

Мы разместились в живописном небольшом и очень уютном отеле «Невроз» (это слово означает не то, что вы подумали, а «Оленёнок»). Гостиница впечатляет тем, что ресепшн со стороны улицы находится… на среднем этаже! Потому что рельеф позволил выстроить с другой стороны горного склона еще четыре этажа… вниз!
 

Незабываемы оказались утренние пробежки по крутым улочкам спящего патриархального городка. С гор – великолепный вид на море.

И, наконец, финальная остановка – в западной части греческой Македонии близ албанской границы, в еще более высокогорном городке Кастория, прилепившемся к крутым склонам вокруг озера Орестиада (где купаться нельзя из-за водяных змей).

Это столица греческого производства шуб. Там мы посетили магазин шуб, а затем фабрику меха, принадлежащую семейству Пападопулос, где у вас на глазах делают шубы и рассказывают о технологии производства. И любую можно тут же купить.

Нас угощал кофе и чаем сам хозяин, 80-летний г-н Пападопулос.

Греческие скорняки прославились еще в византийские времена, при Османах уже были торговые дома, а расцвет производства шуб и верхней одежды из меха начался к концу XIX в. В Кастории более тысячи фабрик шуб. Мех закупают в основном в скандинавских странах, США и Канаде. Нам показывали, как шуба шьется из множества полосок меха, как правильно выбирать мех. Есть эксклюзивные модели, от €30 тыс.
 
Средняя шуба – где-то €2-3 тысячи, можно торговаться. Полушубок реально купить за полторы тысячи, а то и дешевле. Меньше всего цена на полушубок из бобра – тысяча евро, можно сторговаться за 800-900.
Наш последний отель был очень высоко в горах, виртуозный водитель Стефанос (говорящий по-русски) лихо доставил нас по серпантину туда, и перед нами предстала группа живописных зданий с черепичными крышами, где номера имеют отдельный вход и систему регуляции отопления, ибо в горах пришлось сменить шорты на джинсы. Температура около 18-19º, гулять по горным тропинкам на закате при полном отсутствии ветра комфортно. В ноябре в горах очень красиво – это разгар золотой осени…

В тот вечер Ирина организовала прощальную вечеринку и обучала девушек танцевать сиртаки.

Рано утром мы выехали в аэропорт Салоник…

Каждый день – либо после экскурсии, либо по дороге в очередной отель – обедали в живописных ресторанах, в Аттике и Арголиде предлагающих прежде всего рыбу и морепродукты, в горах же у кухни всё больший акцент на мясе. Цены кусаются – за тарелку супа или осьминога можно заплатить €14. Но и порции такие, что заказывать лучше одно блюдо на двоих. И, конечно, вина и «метакса» выше всяких похвал. Хороши и сорта греческого пива (например, Fix – лауреат 18 международных медалей и премий, Mythos или Zythia).

Поскольку туристический сезон уже кончился, мы иной раз оказывались единственными гостями, и нам уделялось повышенное внимание. Хозяин мог обслужить лично или подарить бутылку отменного оливкового масла.
 
Продолжение следует 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

СТОИЛО ЛИ МЕНЯТЬ АФИНЫ НА ВАРШАВУ?

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Cексуальные отношения в старину и любовная магия под Новый Год

Вадим Гигин
Беларусь

Вадим Гигин

Декан факультета философии и социальных наук БГУ

Когда язык объединяет

Вслед дню рождения Пушкина

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

«Матильда»: нежная инъекция монархизма

RAIL BALTICA КАК СМЫСЛ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЛАТВИИ

Если только прокатиться, чтобы увидеть результат. И еще подтвердить старую шутку: "Мы за границу только на танках!")

Прозападные СМИ готовят почву для «майдана» в Беларуси

Знаете, я считаю АГЛ сильным человеком. Выдерживать такое столько лет, не каждому дано. Он не идеален, как любой человек. Но он в основном честнее, принципиальнее многих, И главно

БЕЛАРУСЬ: страна где Верховный Совет победил

Тратить полчаса на просмотр Дюкова? Если ему есть что сказать, пусть кратко изложит словами.

«Мы, дети, голодали». Нацистская оккупация Латвии глазами выжившего узника «Саласпилса»

Стало быть, не прочли по ссылке.

Почему победа так значима для русских? Война и «русский вопрос» (Часть 2)

То есть Вы не согласны с его оценкой как националиста? К ней я пришел после чтения текста, есть немало свидетельств этого. Но аргументировать не буду. Националист в меру, не зловре

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.