Политэкономика

10.10.2016

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Газпрон: кто кого поимел

Газпрон: кто кого поимел
  • Участники дискуссии:

    5
    7
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 


Александр Лукашенко пытается перевести газово-экономический спор в политическую плоскость, чтобы «выехать». Очевидно, что в случае чисто экономического конфликта подставляется один Газпром, а вот когда ставится под сомнение эффективность интеграции, страдает политический имидж Кремля, да и всего ЕАЭС.
 

«Они не могут с нами конкурировать ни по качеству, ни по цене, ни по нашей организованности. Поэтому применяют такие административные, порой бандитские методы», — говорил Лукашенко в 2014-м, комментируя очередной продовольственный конфликт с РФ.
 
Это косвенно признавали и сами представители российской верхушки, причем не только в отношении молока, но и в отношении нефтянки. Как, например, Игорь Шувалов, откровенно пояснивший, что один из последних крупных нефтяных конфликтов возник из-за того, что по уровню переработки нефти на своих НПЗ россияне заметно отстали от белорусов. Именно на нефтегазовом направлении разворачивались основные экономические войны против Беларуси, а уж говядина с молочком — это так, приятное дополнение.
 
При этом нынешняя газовая война в СМИ проходит очень тихо. Белорусы авансом переиграли россиян с флагом на Паралимпиаде — мы все-таки живем не в сказке Оруэлла, и залить с телевизора помоями вчерашних братьев, которых только что нахваливали, не так-то просто. Поэтому Россия в ответ на газовые претензии Лукашенко уныло огрызается про разбодяженное белорусское молоко и жалуется на контрафакт, а не включает очередного «Крестного Батьку».
 
Вспомним, как в 2010 вслед за газовой развернулась информационная война.

«Хлопающая» революция Дианова оказалась одним из эффективнейших оппозиционных изобретений, которое доставило немало проблем белорусским силовикам. И на этом напряженном фоне крутился российский «Крестный батька» и новостные сюжеты НТВ, которые тогда каждый день резались на 5-10 минут (из белорусского эфира вырезали, как ОМОН винтит оппозиционный актив).

Причем работали эти технологии не столько на белорусскую аудиторию, сколько на российскую, которой надо хоть как-то отвечать на вопрос «почему мы топим ближайшего союзника». Ведь не из-за отказа отдавать предприятия за копейки, правда?
 

Мирный атом: пчёлы против йода
 
Оппозиционный экономист Заико подначивает: «Кремль очень циничен. Уже надоело. Хочется такого нормального человеческого отношения к Беларуси и к нашим проблемам».

Мне лично хочется закрыть лицо рукой — эта братия не одно десятилетие пилит российский сук, на котором мы все сидим, кормятся с этого, построили хаты или переехали в Прагу, но вот одного им не хватает — человеческого отношения, да.
 
Впрочем, справедливости ради, отметим, что оппозиция раскручивает газовый конфликт как-то вяло. Разгадка одна: говорят А, но не говорят Б (потому что Б не пробашляет Евросоюз). А именно: очевидно, что строительство атомной станции должно положить конец подобным газовым войнам, однако мы напомним, что строительство АЭС дружно помоили все без исключения оппозиционные ресурсы (совпадение, да?), а теперь как-то трохі няёмка вспоминать о двух строящихся энергоблоках. Российский газ — плохо, белорусская АЭС — тоже плохо, и только рекомендации МВФ — хорошо. От них нам всем будет счастье, потому что, мол, загнанного коня надо пристрелить.
 
Отдельный вопрос — почему госпресса не крутит тему атомной станции в ответ на газовую войну. «Газпром» и «Росатом» — корпорации-конкуренты, стоило бы поиграть на их противоречиях. Например, вместо двух энергоблоков анонсировать строительство четырех с целью сокращения закупок газа. А уж там будет видно, как у нас говорили на районе: «обещать и любить — это бесплатно».
 
Премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков по этому поводу заявлял:
 


«Что касается природного газа, то его цена в начале 2014 года составляла 165 долларов за тысячу кубометров. Это было при курсе российского рубля 32−33 за доллар. На 1 января 2015 года у нас цена на газ стала 142 доллара. При этом доллар стал стоить более 60 российских рублей. Логично, что газ уже должен стоить порядка 80 долларов, а у нас 142».
 

 
России, конечно, сейчас тяжело, но получается, что Беларуси в два раза легче, чем Смоленской области.

Россияне в ответ утверждают, что Минск «нецивилизованно» установил газовую цену, но спросим, цивилизованно ли Москва в ответ сократила поставки нефти? Минск, по крайней мере, ссылается на равнодоходность цен по газу, а на что ссылается Москва при сокращении нефтяных поставок? Хотя далее наши точно так же юридически обоснованно в полтора раза подняли тариф за транзит нефти, на что россияне тормознули на границе белорусскую говядину.

Короче, международное право курит в сторонке.
 

Однако отметим очень важный момент: при кажущейся «одинаковости» нефтянка важнее газа, поскольку экспорт нефтепродуктов приносит «чистую» валюту, а газ — расходная статья, он идет на внутреннее потребление.
 

Что имеем в остатке? Путин в свое время призывал отделять мух от котлет, но, видимо, мухи и ныне там: совершенно очевидно, что интересы Газпрома, Роснефти и других заинтересованных олигархических структур противоречат интересам Евразийской интеграции, тем самым тормозя решения, принятые на высшем уровне.
 
Одновременно падение цен на нефть и кризис на валютном рынке лишили Беларусь финансовых опор, ограничили приток валюты. Поэтому каждая валютная копейка, за которую покупается братский газ — на счету. Хотя в оппозиции так не считают, там, видно, все багатые:
 
— При таких размерах спорных сумм (200-300 млн долларов, цена газового вопроса — А.Л.) Абрамович обычно смеётся. У него яхта в два раза дороже.
 

Итак, что пишут наши хлопцы с оппозиционных сайтов на американские и евросоюзные бабки? Оппозиция упорно долбает три тезиса:
 


➤  Белорусская экономика неэффективна.

➤  Евразийская интеграция невыгодна.

➤  Союзное государство заморожено.
 


Мы по доброте душевной подкинем еще один. Наша экономика выстроена на российской энергетической марже и сильно зависит от цены на энергоносители. Правда, эту древнюю мысль оппозиционные аналитики сейчас как-то подзабросили, потому что ведет она… правильно, к строительству АЭС.
 
С другой стороны, голоса в духе «хватит кормить» часто звучат в России, независимо от политической погоды, что вообще забавно. Сумели ли сами россияне выстроить конкурентную экономику за огромные нефтяные и газовые прибыли? Броня крепка, танки быстры, но экономика точно так же зависит от цен на энергоносители. Поэтому да, поучите Батьку жизни.
 
При этом отметим важную общую тенденцию: белорусская оппозиция интересы Газпрома и иных олигархических кругов пытается выдать за некие общероссийские.
 

Одновременно оппозиционеры ставят под сомнение целесообразность интеграции вообще и пытаются навязчиво всунуть в экономическую проблему дивный новый «русский мир» — фактически помогая России, которой сами боятся до посинения, в политическом давлении на республику.
 

Можно, конечно, много спорить о частностях и в десятый раз пинать оппозицию, но при этом очевидно и то, что экономические конфликты и грубое давление отдаляют Беларусь от России сильнее любых проплаченных аналитиков или припадочного «Молодого фронта», который пафосно копает окопы в гомельском лесу.

По факту, то, чего не смогла за 25 лет сделать наша оппозиция, легко делает Газпром, хотя и по другим мотивам.
 
И здесь, по нашу сторону границы, которой, в общем-то, нет, можно орать во все горло, что король голый, но в российском информационном поле белорусская позиция — глас вопиющего в пустыне. Покопайте ведущие российские СМИ и найдите среди новостей хоть одну пробелорусскую оценку по газовому спору.

Что, не нашли? Привет вам от «Газпром-Медиа Холдинг».
 

Более того, в маститой российской прессе ранее появлялись провокационные обвинения в адрес Беларуси — 7 июля Reuters со ссылкой на свои источники заявило, что значительное сокращение поставок в Беларусь российской нефти связано не с экономическими, а с политическими причинами.

Таким образом, пояснил некий «источник», Александра Лукашенко «наказывают за его заигрывания с Западом и критические замечания в адрес России».
 
Под эту дудку на определенных маргинальных ресурсах появились старые вопли о том, что Батька, мол, продавал соляру хохлам, допрыгался, и вот вам имперская ответка от пацанов. Очевидно, эти товарищи надеются, что на фоне обострения российско-белорусских отношений их срочно подкормят.
 


Так вот, сообщаем любителям считать чужую солярку: в Украину продавались нефтепродукты Мозырьского НПЗ, 42% акций которого принадлежит российской «Славнефти». А основные акционеры «Славнефти» — это «Роснефть» и «Газпром нефть». Так что белорусская «соляра для АТО» — на 42% российская. Вау, да?
 

 

Нефтяные рамсы
 
Россия не едина и не неделима — несмотря на внешнеполитические перемены, это, увы, по-прежнему конгломерат олигархических кланов. А они, как могут, тянут одеяло на себя.

Чисто для иллюстрации: две госкорпорации, «Роснефть» и «Газпром», судятся за доступ к месторождению на Сахалине. Возможна ли в Беларуси аналогичная ситуация, когда, скажем, два нефтеперегонных завода, мозырьский и новополоцкий, публично борются за сферы влияния?

Хочется сказать, что нет, но не зарекаюсь — повторюсь, 42% акций Мозырьского НПЗ принадлежит российской «Славнефти». Тем не менее, в Беларуси такие процессы управляемы, и уж точно не возможна ситуация, когда руководители субъектов хозяйствования гнут внешнеполитическую линию.
 
Впрочем, ничего нового. Вот что говорил Лукашенко еще в 2007 году:
 
— Россия хотела бы приватизировать не только отдельные предприятия, которые мы поднимали в 1990-е годы за счет нашего благосостояния... Сегодня в основном эти предприятия работают эффективно. Они хотят приватизировать не только эти предприятия (да ладно приватизировать — бесплатно прихватить) — они хотели бы приватизировать всю страну.
 
Кстати, а что там было, в 2006-2007 годах? А был похожий сценарий, с одной лишь изюминкой — глава Газпрома Алексей Миллер тогда заявил белорусскому премьеру Сергею Сидорскому на переговорах: «Если вы не хотите входить в состав России одной губернией, можете войти шестью».
 

Фраза глубоко и точно характеризует газпромовское понимание белорусско-российской интеграции, задач Союзного государства и прочая прочая.
 


Вообще нынешняя русско-белорусская газовая война напомнила бородатые времена эдакой десятилетней давности, когда пафосная евразийская миссия России сводилась исключительно к обслуживанию газовой трубы и перекачке нефти из обледенелой тундры в цветущие Европы.

Сегодня Россия меняется, но, как показывают последние события, олигархические группировки во власти по-прежнему тянут ее в ту степь, куда им выгодней.

Поэтому неудивительно, что Беларусь воспринимается ими не как геополитический союзник, а как точно такая же корпоративная группировка, перед которой можно гнуть пальцы, рамсить, кидать ответку и демонстрировать прочие понятия, которые заменяют в этой среде союзнические договоренности.

Тогда становится и более понятным поведение белорусского лидера, который настойчиво гнет жесткую линию — в этой среде иначе никак.
 
Насколько линия Минска эффективна — узнаем ближе к концу года. Имеющий уши да услышит белорусский посыл об оптимизации интеграции.

Но чтобы не питать лишних надежд, обратимся к Виктору Пелевину, который еще в 2005 писал о сырьевой системе управления, которая сложилась вокруг российской трубы:
 


Элита здесь делится на две ветви, которые называют «хуй сосаети» (искаженное «high society») и «аппарат» (искаженное «upper rat», «верхняя крыса»). «Хуй сосаети» — это бизнес-коммьюнити, пресмыкающееся перед властью, способной закрыть любой бизнес в любой момент, поскольку бизнес здесь неотделим от воровства. А «аппарат» — это власть, которая кормится откатом, получаемым с бизнеса. Выходит, что первые дают воровать вторым за то, что вторые дают воровать первым.
 

                                         

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

ОГП, Немцов и первые грязные схемы российско-белорусской «интеграции»

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Землю – крестьянам, Канопацкой – Range Rover

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Материализация молодежной политики

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Почему России невыгодно включение в свой состав Беларуси

СТОИЛО ЛИ МЕНЯТЬ АФИНЫ НА ВАРШАВУ?

Упрёк не заслужен, Юрий. Я ясно написал, что благодарен сэру Александеру за то, что он лупил нацистов и коммунистов. В том числе и в Латвии, разумеется. Он и его солдаты и моряки,

СОЮЗНОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Улыбнуло. Хотите лицо сохранить? Валяйте. Посмотрим, что Вы запоете после выборов. Продолжайте пока в этом духе, наверное. добавляет здоровья и продлевает жизнь)

Защитить союзную безопасность: в чем суть «сигналов» RAND Corporation?

А Вы меня не просвещаете. Вы называете мои факты и аргументы бредом, а меня деградировавшим человеком. Так что у меня к Вам встречное предложение, давайте мы с вами не будем ничего

Откровенный разговор с Юрием Асеевым, бывшим бойцом отряда Айдар, журналистом и правозащитником

Хотел написать пожелания герою репортажа, но решил, что это грех.У меня знакомый вна Украине немножко в школе учился. Начались события, его приглашали поехать повоевать, отказывалс

Панамамаска

Этим занимаются все.Другое дело,насколько успешно-вопрос.Пока СССР был не такой как все,на него работали,часто почти бескорыстно..например атомную бомбу помогли создать невероятно

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.