У соседей

14.03.2019

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Эстонский урок

Эстонский урок
  • Участники дискуссии:

    13
    51
  • Последняя реплика:

    11 дней назад


На первый взгляд, выборы в Эстонии закончились очень тривиально. До сих пор коалицию составляли партии, занявшие второе, третье и четвертое место на прошлых выборах. В оппозиции была крупнейшая партия и две мелкие: одна «Свободная» — умеренная, вторая «Консервативная» — отмороженно националистическая.

В результате оппозиционная партия реформ, некий аналог нашего «Единства», выборы выиграла, все правительственные потеряли больше или меньше, «Свободная» вылетела, а Консервативная удвоила свой результат. Теперь реформисты могут выбирать себе партнеров: у бывшей коалиции менее половины мест, а с консерваторами никто не хочет блокироваться.
 

Так очень часто и бывает: народ устает от власти, голосует за оппозицию. А бурный прогресс популистов-националистов – столь же типично европейское явление, как и нежелание партнеров с ними разговаривать. Но есть одна причина, по которой эти итоги одновременно и очень печальные, и очень поучительные для нас с вами.
 

В Латвии нам часто говорят, что наше традиционно этническое голосование очень неудачно с точки зрения демократии. Голосовать надо по экономическим соображениям.

Не знаю, почему так решили теоретики – видимо, им просто этого хочется. Во всех демократических странах, где есть меньшинства, они создают свои партии и более или менее поголовно за них голосуют. В Финляндии – шведская партия, в Румынии и Словакии – венгерские, в Македонии и Черногории – албанские, в Болгарии – турецкая, в Израиле – арабские. В Бельгии вообще есть полный комплект идеологических партий отдельно для валлонов и фламандцев.
 
То есть наша система, когда русские голосуют за «Согласие» и РСЛ, а латыши за все прочие партии – норма, а не исключение.
Но вот в Эстонии все происходит именно по предлагаемой нам модели. Русские избиратели большей частью отдают свои голоса Центристской партии – она и возглавляла коалицию. Но кто-то голосует и за более левую Социал-демократическую партию, и даже за националистическую Исамаа.

Это бы все ничего, но в СДПЭ, и даже в Исамаа есть русские политики, которые вовсе не засунули свой язык кое-куда. Например, Виктория Ладынская из Исамаа добилась, чтобы к таксистам в почти чисто русских городах Северо-Востока Эстонии не применялись жесткие требования на знание эстонского. Можете себе представить, что сделал бы с такой коллегой Райвис Дзинтарс?
 

Еще интереснее фигура социал-демократа Евгения Осиновского. Ему еще нет 33 лет, но он уже четыре года возглавляет партию. А до того стал министром образования и заявил, что система 60/40 в преподавании в русских школах ничего не дает, и надо бы вернуться к обычным русским школам. Правда, вскоре после этого Осиновский министром образования быть перестал: от греха подальше его бросили на здравоохранение. Совершенно очевидно, что такая карьера в Латвии невозможна в принципе.
 

Но большинство русских политиков сосредоточено, конечно, в Центристской партии. Ее часто сравнивают с «Согласием». Действительно, партия бессменно возглавляет столичное самоуправление. Долгое время ее возглавлял Эдгар Сависаар – некий аналог Яниса Юрканса: немолодой народнофронтовский лидер, который вступился за обиженных русских и стал их кумиром.

Однако при Сависааре партия постоянно оставалась в оппозиции – опять-таки как «Согласие». Но вот около трех лет назад Сависаара сменил Юри Ратас и вскоре возглавил правительство. Казалось бы, сбылись мечты? Ведь нам все время твердят, что представители русских должны войти в правительство, и все проблемы будут решены.

На самом деле центристы отличаются от «Согласия» тем, что русские избиратели вовсе не настолько преобладают в их электорате, как в Латвии. Ведущую роль играют эстонские политики, и партия имеет устойчивый эстонский электорат. А Юри Ратас стал вполне респектабельным эстонским премьером, мало отличающимся от своих латвийских коллег. Вроде Валдиса Домбровского: молодой, скучный, не особенный националист, но отнюдь не русофил.

Эстонские власти не давали никаких привилегий русскоязычному населению. Тем не менее на них обрушился шквал критики: ни реформисты, ни тем более консерваторы никак не зависят от русского электората, это чисто эстонские партии.
 

Например, перед самыми выборами разразился скандал в Кохтла-Ярве. В этом почти чисто русском шахтерском городе решили гимназию сделать двухпоточной – наряду с эстонским открыть еще и русский поток. Какой кощунство – дети чумазых шахтеров будут учиться рядом с истинными арийцами!
 

Другой провал – налоговая реформа. У нас же неполиткорректно заявлять, что мы – русская партия. А поскольку все остальные правые, и надо чем-то отличаться, то центристы объявили себя немного левыми. А левые должны быть за прогрессивный налог. В результате появилась громоздкая система, похожая на нашу, где обязательно подавать декларации и потом многим приходится доплачивать. Выгода неочевидна, а мороки много. И на этом правые реформисты тоже отобрали немало голосов.

Но самое главное, вероятно, не в этом.
 
И центристы, и социал-демократы потеряли голоса на Северо-Востоке, где проживают почти одни русские. Не то, чтобы они перекинулись на другие партии – просто активность была очень низкой. И здесь корень зла во внешней политике.
Потому что Эстония осталась страной НАТО. И проводила всю ту же антироссийскую политику. Причем было очевидно, что для господ депутатов и министров эта политика вполне естественна.

До прихода центристов к власти избиратели связывали с ними огромные надежды. Казалось, что они проснутся в другой стране – если не любящей своих инородцев, то относящейся к ним с пониманием. На деле ничего подобного не произошло.

Русские Таллина еще как-то с этим смирились – в городе нет однородно русской среды, как в Нарве или Силамяэ. В Таллине партия потеряла мало. А на Северо-Востоке потери оказались роковыми.

Это легко можно объяснить: Россия – рядом, телевидение можно принимать без всяких кабельных сетей. У половины нарвитян огороды на российской стороне. Разумеется, у всех полно родных и друзей по обе стороны границы. И просто становится стыдно голосовать за политиков, которые желают зла твоим близким.

Параллельно проходил еще один процесс: социал-демократы и «Исамаа» теряли эстонские голоса, отдавая их реформаторам и консерваторам. Потому что их избранники связались с русскими, которые только маскируются под эстонских патриотов, а на самом деле – опасные агенты Кремля.
 

Посмотрим, что будет дальше. Реформаторы пришли к победе под лозунгом полного и быстрого перевода эстонских школ на эстонский язык. Они в союзники возьмут только тех, кто это требование поддержит. Для эстонских русских это катастрофа страшнее нашей: язык очень трудный. Его толком не знают ни учителя, ни ученики – вспомним нарвских таксистов.
 

Но, конечно, любые партнеры, кого возьмут, пойдут на эти условия: уж слишком сладок вкус власти.

Не знаю, что будет делать Осиновский, но это судьба одного политика.
 
Для эстонского большинства всех трех партий-претендентов вопросы русского образования не являются приоритетными. А вот русским избирателям придется задуматься о своем электоральном поведении.
Была бы в стране русская партия – она могла бы организовать протесты, как ЗаПЧЕЛ в 2004 году, и серьезно уменьшить энтузиазм эстонизаторов образования. А на местных русских политиков рассчитывать нечего: они у себя в партиях в меньшинстве.

На самом деле это уже второй случай в истории Эстонии, когда отказ от собственного политического представительства оказался роковым. В апреле 2007 года, когда сносили «Бронзового солдата», общественники отчаянно его защищали. Но политической силы, способной возглавить сопротивление, не было.
 

Эстонский урок для нас заключается в двух важнейших выводах. Во-первых, крайне глупо игнорировать мировой опыт и отказываться от собственной русской партии. У большинства – свои интересы, у меньшинства – свои. И они, к сожалению, всегда пренебрегут нашими ради выгодной сделки со своими людьми в других партиях.
 

А во-вторых, участие в правительстве – это не столько победа, сколько фактор риска. Потому что большинству не нравится, когда меньшинство им правит. А голосов у большинства больше, и рано или поздно оно возьмет реванш. И тогда будет мстить за свое унижение в прошлом – они только так это и оценивают.

Очевидно, так произойдет в Эстонии уже скоро. А в Риге – после того, как «Согласие» потеряет власть. При демократии власть всегда временная, не надо этого забывать. Поэтому разумно иметь сильную и, главное, преданную своему избирателю оппозицию.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Выборы в Молдове: кто победил и что будет дальше?

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

«Мягкая сила» Прибалтики выветрилась из сознания россиян

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Анисим должна покаяться!

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Выборы на Украине: феномен Зеленского как элемент маскарада

Лопата, штора, резиновые сапоги, рога лося и большая политика Славомира Адамовича

Дык, и бивни мамонта там не особый дефицит - в Холмогорах из них до сих пор разные "штучки-дрючки" режут, правда, цены стали "капиталистическими". :)

«Демографический пылесос»: Польша опустошит Беларусь с помощью Карты поляка?

Время все расставит по своим местам

ЗАПАДНЫЙ И РУССКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ

Малоуважаемый Юрчик . Вчера вы дважды привели измышленные вами ложные сведения из моей биографии . За что , доказательно уличив , я дважды назвал вас лжецом и потребовал объяснений...

Какая часть тела требует воли?

https://www.rubaltic.ru/…/25032019-politsayskaya-akademiya…/

Случайности не случайны

Тополя бы жили, да сгубила их Атмода. Помню, как яростно нападали с трибуны НФЛ на тополя. Видимо, тополя напоминали им тех, кто в подпитии пел Тополя, тополя,В город мой влюблённы...