Лечебник истории

28.07.2020

Оксана  Челышева
Финляндия

Оксана Челышева

Журналист, правозащитник

Ее звали Мария Теребилова

Ее звали Мария Теребилова
  • Участники дискуссии:

    15
    57
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Ее звали Мария Теребилова. Она жила в городе Сураж на Брянщине. Город, куда я очень любила приезжать к дяде Володе. Мария Теребилова умерла на 95м году жизни. Она была одним из «Праведников мира».

Во время войны Мария Семеновна Теребилова (1926-2020) и ее родители, жившие тогда в деревне Княжи, более года, до освобождения района в сентябре 1943 года, укрывали в своем доме местного еврея Шхину Долгинова — единственного скрывшегося при массовом расстреле местных евреев нацистами и коллаборационистами в апреле 1942 года, когда было уничтожено около 600 человек.

Теребилова вспоминала:
 
Три ночи он приходил на могилу в надежде, что кто-то из близких выжил. И все три ночи из могилы шел жуткий стон. На третьи сутки могила стихла. Как он выжил в лесу, не евши три дня, я не знаю. Но потом, перебрав в голове все дома, куда он мог податься, он решил пойти в Княж, где тогда жили мы. Его никуда не пускали: у всех же маленькие дети, все боялись расправы. По деревне даже ночью ходили патрули. Как он умудрился прокрасться через всю деревню незамеченным, я не знаю. Мы жили в самом крайнем доме, и я ясно помню, как он к нам постучался.
 
Вот сейчас я забываю, куда и что кладу, а история, как Шхина к нам попросился, у меня четко сохранилась в памяти. Он так тихонько постучался в дверь.
Наша семья тогда была на подозрении: брат, комсомолец, служил в армии, а батька работал в советском сельсовете. Каждую ночь мы чего-то боялись: у нас уже забрали и коров, и свиней, и пчел. И вот — стук. Батька мой по натуре менее смелый был, чем мама. Он лежал на печи и сказал: «Феодосия, сходи, посмотри». Мама спрашивает: «Кто там?» Шепот: «Я, Долгинов, пустите обогреться». Мама говорит: «Семен, там Долгинов стучится». А отец: «Ты с ума сошла?! Их третьего дня всех расстреляли». А стук продолжается.

Через три минуты мама дверь открыла. Шхина упал на порог и обхватил ее ноги. Пустили мы его в хату погреться — и так и жил он у нас года два, наверное. Ховали его летом на чердаке, зимой — в подполе. Он никуда не выходил: при надобности родители подавали ему наверх судно, а потом, украдкой, судно мыли. Ночью пускали на печку — погреться. Спать мы все ложились не раздеваясь, чтобы, если что, тикать, не мешкая.

Тогда же еще время было голодное, грязное. Вши ползали. На всю деревню было три бани, куда по очереди ходили мыться все жители.

Мы ходили туда, окружая Шхину кольцом. Он мылся, а кто-то из нас баню сторожил: баню вытопим, батька ведет его мыться, а мама в мыльную садилась, и, как только кто сунется, она кричит: «Уйдите! Моюсь я». Умная женщина была.

Как нам было тяжело, вы представить не можете: страх вечный, и спать уже невозможно не раздеваясь. Уже я просила: «Мама, давай мы его выгоним». Весной все девочки гуляют, летом на дудочке играют, а мы только ходим крадучись и по сторонам поглядываем.
 
А мама мне говорила: «Твой брат на фронте. Мы Шхину спасем, а бог — твоего брата». И прятали мы его. Одни на всю деревню.
Кормили его, кусок от себя отрывали. Боялись, а вдруг с ним чего случится? Жалко, да и как хоронить, если что, непонятно.

Как Сураж освободили, Шхина устроился в контору, которая гуманитарную помощь распределяла. Помню, принес пальто с искусственным мехом, так я в нем замуж потом пошла, форсила. Потом он в Москву перебрался, к родственникам. В гости все приглашал, и мы даже ездили один раз — муж мой шофером работал, так мы с ним поехали. И родители ездили.

Детей у него больше не было, никто не родился: только та девочка, ребенок, которую эти бандиты застрелили. Как Шхина умер в 1967 году, родителям моим телеграмму отбили, и они на похороны ездили.
 


Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

136 неизвестных героев Латвии: о ком хранит память музей Жаниса Липке

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

«Немцы были очень довольны»

Пособники нацистов убили в Литве 200 тысяч евреев. Теперь с них снимают ответственность за холокост

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Блокада Ленинграда и Холокост: общая трагедия как предостережение для Европы

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Холокост в Восточной Европе и конкуренция памяти

Советская нация — от возникновения к распаду

А никто его докторскую не видел, как и научных работ или эссе на тему экономики. Все попытки что-либо выведать заканчивались фразой "сам дурак". 

Диверсия против Ивана Грозного

Вчера фоном посмотрел две серии. Это просто слабенькое кино. Актёры никакие и вызывать эмоции уровня Филея это кино не в состоянии. Никакой энергетики у этого искусства нет. Ну а ч

Демократия как технология порабощения

РСЛ нынче за монархию? Или как? Осталось всех заставить молиться Богу, что бы опереться на авторитет Церкви для легитимизации власти. Но, к сожалению, не получится. Текст слабоват

Христиане идут

Бессмысленно. У айтишников на удаленке зарплаты те же самые, а жизнь куда дороже. Вот врачи - вполне возможно. Правда не очень хорошо знаю, как в Литве с языковым гестапо.

Западный фетиш протеста

Скажите пожалуйста, о какой приграничной торговле России и Белоруссии Вы говорите, если они находятся в едином экономическом пространстве? Между странами нет границы, как таковой.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.