Занимательная экономика

26.04.2016

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Диета имени Гарри Поттера

Какие реформы предлагают Беларуси

Диета имени Гарри Поттера
  • Участники дискуссии:

    2
    3
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 


В начале этого года на суд общественности был представлен объемный труд «ФИНАНСОВАЯ ДИЕТА: реформы государственных финансов Беларуси» под редакцией помощника Президента по экономическим вопросам, доктора экономических наук Кирилла Рудого.
 



Интересно то, что сборник получил хорошие отзывы и рекламу как в государственной1, так и в независимой2 прессе, а над его составлением работали представители негосударственного «экспертного сообщества» — центра BEROC3, Исследовательского центра ИПМ4 и т. д.

В значительной степени произведение можно считать успехом именно негосударственного экспертного сообщества — впервые их взгляды на экономическую политику, серьезно отличающиеся от того, что обычно именуют «белорусской моделью», были озвучены на таком высоком уровне — под брендом помощника Президента.

По замыслу авторов, сборник состоит из четырех разделов. Первый объясняет читателю, почему Беларуси необходимы структурные реформы, а три последующих предлагают более-менее конкретные рецепты реформ бюджета, налогов и социального обеспечения.


Хвост виляет собакой

Итак, в первом разделе сборника авторы характеризуют текущую экономическую модель как государственный капитализм. Понимая под этим экономику, «в которой государство играет основную роль предпринимателя, работодателя, владельца средств производства, распределителя прибыли»5.

Белорусский госкап, однако, знавал лучшие времена, и творческий коллектив ярко описывает серию системных «ловушек», в которые Родина уже влезла обеими ногами и названия которых вызывают в памяти сагу о юном волшебнике Гарри Поттере: ловушка ресурсного проклятия, ловушка долгосрочной стагнации, ловушка конфликтующих соседей — и далее в том же духе.

Тем не менее главную проблему момента авторы формулируют четко и не без изящества:

 


«Госкапитализм Беларуси является моделью переходной экономики. Она отличается от восточноевропейской «шоковой терапии» и китайского варианта постепенного реформирования экономики отсутствием целенаправленных структурных реформ (или их декларации). При этом структура белорусской экономики изменяется естественным образом (растет сфера услуг и частный сектор) под влиянием глобальных, региональных процессов, не связанных с трансформацией управленческих решений»6.
 



Другими словами, госаппарат не реформирует экономику... но она как-то сама реформируется и тянет за собой аппарат. Которому приходится реагировать, хронически отставая.

Главным системообразующим элементом «белорусской модели» на ранней её стадии были государственная собственность на средства производства, и в первую очередь крупная государственная промышленность, которая управлялась через доведение плановых заданий — от объемов экспорта до роста заработной платы.

И это влияло на всю страну. Например, можно было (при наличии денег) довести среднюю зарплату в государственном производстве до 500 долларов, и остальным приходилось подтягиваться.

Однако за последние пару десятилетий снизились как вес промышленности в национальной экономике, так и доля госсектора. На данный момент в нем занято 49% населения, и он дает примерно такой же процент ВВП7. Более того, если в 2010 году показатели доводились до 140 предприятий, то в 2013-м — только до 778.

Теряя в процессе такой эволюции институциональные рычаги контроля и управления, власти все более вынуждены полагаться на рычаги неформальные. От кулуарных «джентльменских» договоренностей с субъектами бизнеса до стимулирующих проверок и наказаний — вроде регулярного закрытия Минторгом то одной, то другой торговой сети, за резкое повышение цен или недостаточный ассортимент белорусских товаров.

Однако если государство рулит процессом не через институты и прозрачные правила, а вручную, неформально и по-джентльменски, возникает вопрос: а чем оно отличается от джентльменов удачи? И как долго эти ситуативные заплатки будут работать?..

А фоном к этой «ловушке управления изменениями» выступают растущий внешний долг, инфляция и множество других неприятностей.

В общем, моменты с оценкой текущей ситуации и обнаружения «багов» в существующей системе, без сомнения, являются лучшей частью книги. В большинстве случаев тут не поспоришь, и с этим действительно надо что-то делать.


Не радикал, но реформатор

Из такой оценки ситуации — в сфере отношений собственности мы если еще не в капитализме, то стремительно к нему приближаемся — вполне логично (для сторонников капитализма) следует упор на реформы в организации государственных финансов и в социальной сфере, которым и посвящена большая часть книги.

В основном эти сферы нас от классического капитализма сейчас и отделяют — и именно им предлагается «финансовая диета».

Авторский коллектив, без сомнения, разделяет ценности так называемой Чикагской школы9, которые вращаются вокруг того, чтобы обеспечить свободу бизнеса от каких только возможно ограничителей, передать максимум государственных функций частнику и в самых неожиданных местах посадить маленького хозяйчика, желающего остаться с большой прибылью.

При этом относительно высокую (по состоянию на какой год?) стоимость трудовых ресурсов авторы рассматривают как одну из «ловушек» для белорусской экономики.

Авторы стараются не выглядеть крайними рыночными фундаменталистами и регулярно делают многочисленные реверансы как социальным ожиданиям населения, так и патерналистским привычкам власти. Иногда выходит даже забавно.

 


«На данном этапе нужна новая идея, которая зарядит активную часть общества (средний класс, ученых, госаппарат, предпринимателей) и объединит весь социум»10 — заявляет коллектив и предлагает целый букет таких идей: «коллективный либерализм», «социализированная экономика», «позитивная экономика».
 



При этом различия между между вариантами — сугубо пропагандистско-стилистические. В сущности, все три предполагают расширение рыночных отношений, максимальную свободу бизнеса, приватизацию, хозяйчика — и далее по списку.

Но не говорите, что народу не предложили выбор.


Народ неправ

Собственно, когда дело доходит до народа и его выбора, тут-то и начинается настоящая песня.

За последние лет тридцать накоплен колоссальный негативный опыт реформ по рецептам Чикагской школы, который не является секретом и для наших экономистов.

Представленный в книге список11 возможных издержек и выгод от проведения реформ я свел в табличку для удобства восприятия:

    


Похоже на то, что нам предлагают римейк начала 90-х, чтобы получить на выходе сокращение населения и нормальную периферийно-капиталистическую экономику а-ля Латвия/Литва, раз в 7-10 лет падающую в кризис.


Ах да, и еще инвестиции. Резонно предположить, что в сравнении с этим ловушки ресурсного проклятия и социальных расходов не покажутся среднему человеку чем-то действительно пугающим.

Авторы это тоже понимают и передают пламенный привет всем, кто считает, что за свободным рынком неизбежно последуют демократия и народовластие:

 


«Оптимальным является симбиоз единомышленников — старых и новых кадров. При этом «новички» должны прийти извне системы и политики, чтобы избежать лоббирования общественных интересов и зависимости от общественного мнения»12.
 



Но если опираться не на общество и его интересы, то на что же в тяжкую годину перестройки опираться? Ответ давно известен и обкатан во многих странах.

 


«В этом заключается важный феномен структурных реформ: реформаторы вызывают доверие, если реформы действительно непопулярны, но проводятся до конца, международные орагнизации, кредиторы и инвесторы верят в них и вознаграждением становится приток финансовых средств — кредитных ресурсов и прямых инвестиций»13.
 



А если воспользоваться еще одним озвученным предложением и привязать эмиссию к валютным резервам, законодательно лишив правительство возможности в случае острой нужды допечатать денег, то мы получим страну, полностью находящуюся в заложниках у иностранных кредиторов — зато желаемые реформы станут по настоящему необратимыми.

Где-то на этом месте авторы резко вспоминают, что они все-таки не радикалы, и огонь иссякает...


Продающий текст

После такого следующие два раздела выглядят даже как-то скучновато. По сути, они представляют собой реферативный обзор модных тенденций в области налоговой и бюджетной реформ, без жесткой привязки к белорусским реалиям. Реклама идеи как таковой.

Главная предложенная новация — бюджетирование, ориентированное на результат. Которое отличается от обычного распределения бюджетных денег тем, что... ориентировано на результат, а не абы что.

«Постойте! — скажет въедливый читатель. — Но если бы раньше люди ориентировались не на результат, то Александр Великий не дошел бы до Индии, Королев не запустил Гагарина в космос и древние в шкурах до сих пор пилили бы бюджет, состоящий из мешка репы. Да и те самые плановые задания для госпредприятий — чем не ориентация на результат?»

Бюджетирование, ориентированное на результат, — это общемировой модный фетиш последних лет тридцати. Академического определения у него нет — это ряд похожих методик, которые могут заметно различаться по странам.

Общее место — при утверждении бюджета акцент делается не на утверждение сметы расходов, детально расписанных по статьям и по календарю, а на принятие амбициозного плана и выделение под него денег, которые исполнитель может расходовать с высокой степенью самостоятельности.

Предполагается, что меньший контроль за целевым расходованием средств дает большую свободу для поиска эффективных решений — и при этом компенсируется усиленным контролем за результатом. Вот тебе деньги — крутись как хочешь, отвечаешь головой.

В этом нет ничего плохого, и схема, как несложно догадаться, периодически использовалась человечеством и ранее. Однако есть ряд нюансов.

Во-первых, современный экономический мейнстрим считает вмешательство государства в экономику злом, поэтому схема сейчас предлагается не для плановых заданий предприятиям, а для социальной сферы — образования, здравоохранения, культуры.

Во-вторых, в современной трактовке она предполагает «развитие конкурентных начал» — амбициозные планы конкурируют за финансирование, и аргументом тут является в том числе и ранее достигнутый результат. Это развитие либеральной парадигмы «деньги — успешным» в практике социальной сферы часто приводит к тому, что хорошая школа/больница получает больше денег и становится еще лучше, а плохая получает еще меньше и продолжает деградировать.

И в-третьих, в современной трактовке схема предполагает постепенный «аутсорсинг государственных функций» — то есть передачу этих функций частнику. По большому счету, это подготовка к ликвидации всего заведомо нерентабельного и приватизации того, что может принести прибыль.


Удивительно, но при том что реклама бюджетирования, ориентированного на результат, занимает почти сотню страниц и в красках расписывает, как ориентироваться на результат лучше, чем на абы что, последние два пункта, которые и являются основным смыслом этого метода в современном мире, проговариваются очень и очень вскользь.

Складывается впечатление, что авторский коллектив пытается ненавязчиво «продать» обществу и государству это бюджетирование просто как актуальную и современную управленческую концепцию, рассчитывая на то, что сказав «а», впоследствии придется сказать и «б», — и вопрос об «аутсорсинге государственных функций» встанет тогда, когда поворачивать назад будет уже слишком накладно.

Впрочем, может, мне просто показалось...


Выгодно для экономики

Последний раздел посвящен реформированию системы социальной защиты с конкретными рецептами для Беларуси.

Тут скукота сразу заканчивается, и становится ясно, что у нашего творческого коллектива есть еще порох в пороховницах. Прежде всего речь идет о пенсионной реформе.

На данный момент расходы на выплаты пенсий в Беларуси составляют примерно 10% ВВП14 — примерно как в среднем по Европе. При этом средняя пенсия в Беларуси составляет около 43-50%15 от средней зарплаты.

Однако доля пенсионеров в обществе растет. Особенно вызывающе ведут себя женщины, которые живут слишком долго. Если среди всех мужчин пенсию получают 15%, то среди женщин — аж 30%.

Если дальше все пойдет в том же духе, то в 2035 году на пятерых трудоспособных будет приходиться три пенсионера, а не два, как сейчас. А на выплаты пенсий придется расходовать не 10% ВВП, а примерно 14%.

К 2050-му ситуация по прогнозам еще ухудшится, но дальше, если планету не разнесут в щепки, стабилизируется.

Рост числа пенсионеров имеет и другие негативные последствия — рост зарплат из-за сокращения рабочей силы (в их логике, это плохо — бизнесу тяжело) и рост пенсий, которые привязаны к зарплатам.


Совершенно логично возникает вопрос — из каких статей взять деньги на дополнительные траты?

Вариант увеличения отчислений в Фонд социальной защиты населения (по сути увеличение налогов) авторы отметают. Бизнесу это будет невыгодно, и он «уйдет в тень». А работающая женщина в тень не уйдет. Поэтому...

 


«Таким образом женщины для экономики являются более выгодным трудовым ресурсом, чем мужчины: их больше, они более здоровые, дисциплинированные, исполнительные, образованные и менее оплачиваемые. С учетом увеличения сферы услуг в Беларуси и сокращения тяжелых мужских профессий более востребованными становятся качества, присущие женщинам. Все это подтверждает выгодность для экономики повышения женщинам пенсионного возраста»16.
 



Если поднять пенсионный возраст для женщин до 60 лет, то до 2025 года можно будет избежать увеличения пенсионных трат. Но дальше делать хорошо для экономики придется и мужчинам тоже. Вот после увеличения пенсионного возраста обоих полов до 65 лет они могут расслабиться примерно до 2045 года.

Кроме того, предлагается отвязать размер пенсий от средней зарплаты и привязать его к показателям ВВП, что, по прогнозам, снизит размер пенсий с 40-50% от средней зарплаты до 32%17.

Да, тяжело. Но вы же хотите, чтобы бизнес не ушел в тень и было выгодно для экономики?

Посмотрите еще раз на табличку выгод и издержек от реформ в начале статьи — никто не обещал, что будет легко. Нам, между прочим, еще цены на услуги ЖКХ освобождать.


P.S. Подводя итоги, можно констатировать, что у Кирилла Рудого сотоварищи вышел хороший презентационный сборник. Который презентует, во-первых, команду потенциальных «младореформаторов», готовых отреформировать белорусскую экономику в интересах бизнеса, не заморачиваясь общественными интересами и не впадая в зависимость от общественного мнения.

А во-вторых, он презентует общие контуры желаемых реформ, которые должны понравиться бизнесу, желающей стать бизнесом бюрократии и тем сторонникам Чикагской школы, которые понимают, что лихим наскоком в духе то ли Гайдара, то ли Пиночета, не получится — и придется идти мелкими шагами. Сама книга и есть один из таких шагов.

И, да, ловушки из Гарри Поттера — ресурсное проклятие, долговой навес, управление изменениями — действительно существуют. Их даже больше, чем «экспертное сообщество» видит. И с ними нужно что-то делать. Иначе сделают эти — и мало не покажется. Собственно, судя по пляскам вокруг темы повышения пенсионного возраста, — уже началось.


 


Примечания

1 Рецепты финансовой диеты
2 Экономике Беларуси поставили диагноз и прописали «Финансовую диету»
3 beroc.by
4 research.by
5 «Финансовая диета: реформа государственных финансов Беларуси». Ред: Кирилл Рудый. Минск. «Звязда». 2016. Стр. 21
6 «Финансовая диета: реформа государственных финансов Беларуси». Ред: Кирилл Рудый. Минск. «Звязда». 2016. Стр. 73.
7 Там же. Стр. 31,31.
8 Там же. Стр. 36.
9 Чикагская школа
10 Там же. Стр. 79.
11 Там же. Стр. 84.
12 Там же. Стр. 83.
13 Там же. Стр. 84.
14 Там же. Стр. 370.
15 Там же. Стр. 370.
16 Там же. Стр. 383.
17 Там же. Стр. 394.

 

                                                      

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Без двоемыслия

И либералам есть место на этой планете

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Материализация молодежной политики

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Цель «айти-реформ» – поставить школу на коммерческие рельсы

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Цены: стоять!

Может ли государственное регулирование побороть дороговизну и что говорит об этом мировая практика

ДУХОВНОСТЬ И КОЛБАСА

Читаем Александра Зиновьева.Всего не надо - достаточно последнего заявления - "какой же я был глупый болван1"

СТАНЦИЯ ИЗ ПРОШЛОГО

А через года три ВСЯ СТРАНА превратилась в один большой Рижский рынок....

ДЕТСКИЙ САДИК ВНУКОВ РАДИ

Валерий, разве Вам не известно, что люди, совершившие поступки без всякого принуждения и даже с радостью, могут сожалеть о них?!

О домашнем насилии

Некоторые дамы,используют брак как попытку состояться,подняться на ступеньку выше по социальной лестнице и рождение ребенка для них-инструмент.А ребёнок сей данной даме нужен был л

Легенда о Латышских Стрелках

Этот фильм как раз о нападении на отделение полиции на Бастионном бульваре.В начале года была премьера фильм 1906 Интересно смотреть когда видишь знакомые места - центр, Маскачка,

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.