КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

08.11.2015

Марк Козыренко
Латвия

Марк Козыренко

Мебельщик

Девятеро в лодке... и на катамаране

В походе по реке Суна, что в Карелии

Девятеро в лодке... и на катамаране
  • Участники дискуссии:

    17
    96
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
А есть такой закон — движение вперед,
И кто с ним не знаком — навряд ли нас поймет.
Ю.Визбор.
 

 

О нашем походе расскажут двое: Марк — инициатор и стихийный руководитель похода, и Марина — ответственная за питание группы, по туристской терминологии — завхоз.




МАРИНА. Если вы рижанин немного за 50, и к тому же технарь с высшим образованием, то существует большая вероятность того, что вы учились в Политехе, ходили в походы с турклубом РПИ, любите бардовскую песню и наверняка до сих пор считаете те годы счастливейшими в вашей жизни.

А сейчас у вас уже брюшко, давление, тяжкий груз забот, и отпуск вы проводите на даче. В лучшем случае — в автомобильных поездках по Европе. И в глубине вашей души живет чувство, что стоит только выбраться в поход — и вернется опять то незабываемое ощущение молодости, счастья и туристского братства.

Но тащить рюкзак, когда ноги с трудом носят ваш собственный вес, уже не представляется возможным. «Мне не к лицу и не по летам...» А единения с природой хочется...

Единственный выход в этой ситуации — водный туризм! (Ну, кроме, конечно, полетов на воздушном шаре, но это не по нашим доходам.)

Вспомните, кто всегда был самый ленивый и самый разбалованный из туристов? Турист-водник! Дотащил свой 80-килограммовый рюкзак с байдаркой до реки, а дальше горя не знаешь. Вода сама тебя несет, и никаких ограничений в еде и весе. Это тебе не горники и пешники, а тем более альпинисты, которые все на себе тащат и каждый грамм считают.

Итак, мы представляем вам описание небольшого похода как вариант бюджетного проведения отпуска для всей семьи или группы хороших товарищей.

Это, кстати, главное условие удачного похода — участникам должно быть хорошо вместе. Иначе поход теряет всякий смысл.


МАРК. Летом пятнадцатого года группа самодеятельных туристов из славного города Рига отправилась в поход по реке Суна, что в Карелии.

Многие слышали, а кто-то, может, и видел знаменитый карельский водопад Кивач, так вот он как раз на этой реке, только несколько ниже по течению.

Туристы в тех низовьях не сплавляются, поскольку там заповедник организован, но некоторые участники похода изъявили желание посетить знаменитость, однако когда узнали, что подъезжать на машине ближе чем на восемь километров запрещено, желание осматривать грохочущую воду куда-то улетучилось.

Итак, все по порядку.


Началось все летом прошлого, четырнадцатого года. Одному из нас, а конкретно — мне, до чертиков надоело торчать в городе и работать без продыху, вот и возникло желание, как это было в стародавние, еще советские времена, совершить водный поход продолжительностью хотя бы две недели, а не на два-три дня, как это мы обычно в последние годы проделывали иногда по латвийским речкам.

Решено было тряхнуть стариной, набрать кое-какую группу людей с некоторым опытом.

Пригласил тех, кто оказался под рукой, с кем так или иначе профессионально сотрудничал уже несколько лет — и они не отказались.

Это были Юрий, в прошлом инженер-конструктор, и Анатолий, по жизни вообще мастер на все руки, а так же старший сын Юры — Андрей, наш «полиграф полиграфыч», потому что по образованию мастер-печатник.



Юрий, в прошлом инженер-конструктор


Кроме того, жена Анатолия (в дальнейшем — мама Марина), прослышав о такой возможности, тут же придумала приобщить сына Антона к водному, полюбившемуся ей с юных лет, туризму.

А чтобы ребенку не было скучно, мама Марина придумала потащить с нами и чужих детей, одноклассников Антоши. Учатся они все в специализированной музыкальной школе для одаренных детей (так написано в уставе школы) на левом берегу Даугавы, кто на скрипача, кто на виолончелиста, а один и на фортепиано.



Скрипач, виолончелистка и пианист


И в результате с нами пошли в водный поход трое пятнадцатилетних мальчишек — Антон, Андрей и Влад и одна такого же возраста девочка с чудесным именем Эльфрида.


МАРИНА. Мы уже в таком возрасте, когда больше радости получаешь, делясь ею, этой радостью, с подрастающим поколением. Если оно еще хочет тебя слушать. А походы — это как раз тот опыт, которого современная молодежь не имеет, а мы в свое время получали от этого огромное удовольствие, и очень хочется этим поделиться.

Когда мой давний туристский приятель Марк обмолвился, что следующим летом хочет повторить свой давний поход по реке Охте, что в Карелии, и не желаю ли я, дескать, присоединиться, я тут же согласилась.

Действительно, сколько можно ездить в отпуск в Европу? Там, конечно, тоже природа, и кемпинги, и палатки, но от одних только польских дорог уже оскомина.

А в России-матушке сто лет не были, все жаба душит за визы платить. Но раз в поход, то не жалко и визу оформить. А то ведь дети выросли, а не знают, что такое дикая природа, палатка, костер, гитара, песни, комары...

И мы стали готовиться. Изучили маршрут по Охте. Как говорил Иван Васильевич, поменяв профессию: «Кемска волость, Кемска волость... Забирайте!»

Охта впадает в Кемь, а по Кеми можно выйти в Белое море. А в Белом море — Соловецкие острова. Какая заманчивая перспектива! А по пути еще Санкт-Петербург! В общем, есть что детям показать и самим посмотреть.

Но... Полгода готовились, а за неделю до выхода мечты Марка об Охте разбились о Толиково нежелание тащиться так далеко и обносить непроходимые пороги. По описанию на Охте таковых целых два.

В результате Анатолий, будучи великим теоретиком, отыскал в интернете описание маршрута по реке Суне, и Марк сдался.

Аргументы: на 500 км ближе ехать, пороги менее сложные, маршрут короче. Ведь наш поход категории «Стар и млад», и дети вообще полные «чайники». К тому же на Суне красивейший водопад Карелии — знаменитый Кивач, и впадает она в Онежское озеро, а там хочешь — Валаам, хочешь — Кижи. Тоже прекрасная культурно-познавательная программа!

Забегая вперед, сразу скажу, что объединить поход и экскурсию очень сложно. У нас не получилось. Мы не попали ни на Кивач, ни в Кижи.

Хотя бы потому, что после 11 дней «ненаселенки» нам хотелось домой под душ, а до водопада Кивач надо было идти пешком 8 км и проезжали мы мимо него уже вечером. По Питеру ходить с немытой головой в мятой одежде тоже не хотелось, а про всякие там Валаамы после некоторых разногласий с Федеральной миграционной службой мы и не вспомнили.

Зато сам поход всем понравился. Особено тем, кто не собирался наловить много рыбы.


МАРК. Поскольку плавсредств у нас хватало с избытком — я все-таки практически матерый турист-водник (тут гордое ха-ха!), от каждого участника только требовалось обеспечить самого себя личным снаряжением, как-то: КЛМН, то есть кружка, ложка, миска, нож, одежда всяких видов, в том числе и защищающая от воды, спасательные жилеты и каски.

И народ, как оказалось, таки сумел более-менее к походу подготовиться, хотя и не обошлось без сюрпризов.

Мама Марина не сумела донести до девочки Эльфриды, что поход будет водный и какую посуду надо с собой брать, и у девочки не оказалось ни запасной одежды, ни правильной посуды, а вместо этого узкий высокий стакан, фаянсовая тарелка, чайная ложка и скромных размеров вилка и какой-то огромный, на манер старинного абалаковского, рюкзак.


МАРИНА. На самом деле походу предшествовали долгие утомительные сборы.

Во-первых, не так просто было довести до ума плавсредства. Катамаран был весьма стар. Его пришлось несколько раз клеить и по новой шнуровать.





Пробки, взамен утраченных в процессе хранения, заказали в Китае. Заказ ждали три недели. Купили и вырезали алюминиевые трубки для каркаса, чтобы не вырубать лесины на берегу для сборки катамарана. Удлинили и сделали более мощными распашные весла для большой лодки.

Кроме того, из кусков баннерной ткани спаяли и склеили 12 больших гермомешков по образцу дорогущих, продающихся в спортивных магазинах. Сэкономили таким образом приличную сумму.

Как полагается в спортивном водном походе, каждый член экипажа был снабжен спасжилетом и каской. Спасжилеты и каски в водном походе нужны на тот случай, если вас на бурном пороге выбросит за борт и начнет бить головой о камни. Такое действительно бывает. Мы не могли рисковать чужими детьми.

Спасжилеты закупили у оптовиков, каски к счастью удалось взять в прокат. Спасибо добрым людям из турклуба «Амата», которые и сами в походы ходят, и другим за недорого снаряжение дают. Ведь в магазине самая дешевая водная каска стоит 29 евро. Без касок я бы чужих детей с собой не взяла, а без детей было бы скучно.

Ну и наконец, завхозу пришлось попыхтеть, составляя раскладку.

При теперешнем разнообразии мы привыкли ни в чем себе не отказывать, но не все может храниться летом две недели без холодильника.

То есть надо было найти компромис между а) быстро, б) дешево, в)вкусно, с) чтобы нравилось всем. И чтобы хватило на весь маршрут, а сколько будет ходовых дней, никто не мог предсказать.

И лишнего не должно остаться, потому что с юности помню, что по туристским традициям все оставшиеся в последний день продукты складывают в один мешок, и этим мешком бьют завхоза.

За мою многолетнюю практику такого не случалось. В последний день народ съедал последние сухари, макароны и сало, и бить меня было нечем.

Навыки за долгие годы простоя были почти утрачены и восстанавливались с трудом.

К тому же, начитавшись описаний маршрута от руководителей коммерческих групп, мой муж-теоретик все время кричал: куда столько тушенки?! Зачем эта колбаса?! Мы будем есть свежую рыбу! Там полно рыбы! Там грибы! Ягоды! Каждый вечер уха!

«Лучшая рыба — это колбаса!» — поет группа «Манго-Манго», а я с ней полностью согласна, и еще добавлю: «А уха — из петуха!»

Потому что наши рыбаки поймали за весь поход две щучки и одну плотвичку. И если бы я положилась на теоретиков, то съели бы, наверное, меня...

А в реальности на раз поесть уходило две банки тушенки. Когда группа хотела хорошо поесть, то три банки тушенки.

А ела группа утром и вечером горячее с тушенкой или сайрой, днем — бутерброды с колбасой и сыром на перекус. Варили рис или гречку, замешивали пюре «Добельское» из пакетиков (очень вкусно!), макароны, «змеиные супчики» из концентратов, короче, ели много!

У меня на третий день сложилось впечатление, что все пошли в поход, чтобы только есть и ловить, но не поймать рыбу. Особенно свирепствовали в этом плане Юра с сыном. Их можно понять — они оба здоровенные мужики, на них приходилось много физической нагрузки. Они гребли, пилили сухие деревья, кололи дрова. И все все время готовы были пожрать!

Как, впрочем, и все остальные.


МАРК. Итак, двадцать седьмого июля на десять часов утра назначен общий сбор около мастерской мастера Толика с целью проинвентаризовывания походного барахла, рассовывания его по машинам и последующего старта к реке обетованной.

Но сюрпризы начались практически сразу же — Толик с Мариной не приехали к назначенному месту ни к десяти, ни к одиннадцати.

На наши взволнованные вопли мы с Юрой слышали безмятежные ответы Толика: «Ну что вы волнуетесь? Вы же в отпуске! Расслабьтесь и отдыхайте!»

Мы порасслаблялись еще часок, потом пошли в столовую пообедать, потом съездили на Центральный рынок за салом и луком, еще немного порасслаблялись, и наконец к трем часам Толик с Мариной прибыли.

С детьми было проще — все их вещи уже давно лежали в мастерской дяди Толика, а сами дети собрались все вместе у одного из них дома и терпеливо дожидались, когда их оттуда заберут.

Короче — примерно в четыре часа мы наконец-то тронулись в путь.

Девять практически полноразмерных людей со всем походным барахлом, шестиметровой надувной лодкой и четырехместным катамараном заполнили два газомобиля-минивэна до отказа.

Путь наш лежал через Эстонию на Псков, далее — на Питер, вокруг Питера и по федеральной трассе «Кола» до поворота на Гирвас, и далее через поселок Юстозеро до городка Поросозеро, стоящего на берегу одноименного озера. Там и планировалось начать сплав.


Поскольку выехали уже довольно поздно, на границу с Россией прибыли уже на вечернюю зорьку, и отстояв часа полтора в короткой очереди, дождались пограничного и таможенного осмотра. Российского, естественно, поскольку эстонскую границу проскочили минут за пятнадцать.

Погранцам не понравилась забитость одной из наших машин, и они попросили таможенников проверить это транспортное средство, как говорится, с пристастием.

Мы вытаскивали с таким трудом упихнутые в небольшой минивэн вещи и плакали — второй раз нам их так хорошо не уложить!

Таможенники позадавали дежурные вопросы типа «что это?», после чего один из них прочитал получасовую (я не шучу!) лекцию на тему «лучше прочитать кодекс таможенный, чтобы не приходилось знакомиться с кодексом уголовным», после чего, дав несколько ценных советов, наконец-то позволил нам покинуть пограничную зону, и мы радостно рванули вглубь страны Россия.

Итак, время — десятый час, пора как-то ночевать.

Мама Марина созвонилась с нашей общей старинной знакомой по походам Иришкой Фиолетовой (это не погоняло, это фамилия такая), ныне живущей в поселке Сиверский Ленинградской области. В свое время и она, и ее муж, оба молодые специалисты, получили, как живущие в общежитиях, круглые печати — и обидевшись на новоявленное самостийное государство, как говорится, пошарили по сторонам и нашли себе место для работы и жительства в этом самом Сиверском.

За прошедшие годы крепко там обосновались, построили дом, вырастили детей, и Ирина радостно согласилась приютить девять туристов на ночь.



У Ирины и её семьи


Примерно в два часа ночи мы до них добрались, плотно поужинали, отметили встречу и улеглись на ночлег в двух комнатах на втором этаже. Утром оказалось, что мама Марина еще не все продукты заготовила для безбоязненного выхода в ненаселенную местность и твердо поставила перед фактом необходимости пробежать по продуктовым магазинам.

В результате совершения необходимых в таких случаях мероприятий в дальнейший путь мы выдвинулись опять только после обеда, но теперь уже поперли вперед и поперли.


МАРИНА. В поселке (или городке?) Сиверском Ленинградской области живут наши друзья, бывшие рижане Ира и Олег. Олег в молодости был альпинистом, Ира тоже ходила в горы, а еще в водные походы под руководством нашего же Марка.

Теперь у них двое детей и свой дом под Питером, а в Риге в те еще времена они получили круглую печать в паспорт от нашего молодого самостийного государства. Это означало «Вы здесь никто и звать вас никак». И решили они уехать в Россию. В результате у нас образовался очень удобный пункт ночевки на пути к Питеру.

Ира нас ждала с шикарным пловом, на манер того, что мы едали в Фанских горах в альплагере «Артуч», с зирой, барбарисом и печеным чесноком. А так же с постелями на втором этаже дома.

Как было приятно вкусно поесть и вытянуть ноги после почти 12-часовой дороги! Жаль что приехали мы к ним в 2 часа ночи, когда все уже кроме Иры спали. Не удалось толком пообщаться. Мы очень благодарны нашим друзьям, что они так тепло встретили всю нашу толпу из 9 человек. Будем рады принять их в гости в Риге.

На следующий день мы спали до 10, потом завтракали, грузились, собирали в дорогу перекус, а потом еще закупались в Сиверском тем, что нельзя везти через границу, то есть картошкой, ну и заодно прочими овощами-фруктами, а также сахаром под предполагаемые ягоды и солью под обещанную рыбу (не пригодилось).

В общем, выехали после обеда и долго ехали в пробках на подъезде к Питеру. В России жизнь кипит, в отличие от нашей. Всю дорогу кто-то что-то строил по краям дороги, клали новый асфальт, строили мосты, срезали кустарники специальным комбайном на обочине.

Вдруг с Пулковских высот увидели Питер. Очень красивый город, даже на окраинах. Разумеется центра мы не видели, но окраинные новостройки произвели сильнейшее впечатление, особенно на наших детей. В Риге ведь почти ничего не строят, а тут целые районы 30-этажных разноцветных домов необычной для нашего глаза архитектуры. А потом еще пересекли Неву по изящному вантовому мосту. Очень захотелось провести в Питере пару дней на обратном пути.

Далее мы выехали на Мурманскую трассу и двинулись на север. Погода была прекрасная, не жарко и солнечно.


МАРК. Следующее приключение произошло скоро после того, как миновали Сясь.

Толик оторвался вперед и потерялся! Как впоследствии выяснилось, у Толика вообще не было никакого опыта в движении колонной, он не смотрел на движущегося сзади и не заметил, как второй автомобиль отстал.

Мы не особенно расстроились, рассудив, что около Петрозаводска-то он уж точно остановится и подождет, но, доехав до поворота на Петрозаводск, Толика там с его «Пыжиком» (Peugeot) не обнаружили.

Пришлось созваниваться. Анатолий пояснил, что они в городе у первого большого магазина возле газовой заправки у кольца, а вверенный ему личный состав в лице мамы Марины и всех четырех юных музыкантов исчез в чреве того самого большого магазина.

Мы совершили глупость, решив не ждать его в месте поворота на Петрозаводск, и поехали искать пресловутый большой магазин. В результате потеряли несколько часов, так как в Петрозаводске несколько колец, есть и с газовыми заправками, есть и без них, а тот самый Большой Магазин, как оказалось, находился не на самом кольце, а чуть в стороне и не был заметен сразу.

Было и порванное колесо, и полуразгрузка нашего «Галакси» (а как иначе достать домкрат, запаску и поменять колесо?), и поиск шиномонтажа...

Короче — на дворе уже опять практически ночь, пора как-то находить место для ночлега, а еще одной гостеприимной Иринки в обозримых окрестностях в упор не наблюдается!

После короткого, как выстрел, совещания, было принято решение проехать на перемычку между Кончозером и Укшозером, найти там первое подходящее место и на нем, поставив палатки, наконец по-человечески переночевать.

Сказано — сделано, через буквально минут сорок поисков было найдено довольно неплохое место на берегу Кончозера, разбит нормальный походный лагерь, собраны дрова, зажжена печь, а для скорости мастер Толик еще и зажег свой газовый примус, так что уже очень скоро усталые организмы приняли качественную и питательную пищу из походного рациона.





День второй закончился.


МАРИНА. Петрозаводский магазин поразил меня своими размерами и ассортиментом. Закупая в Риге продукты, я опасалась, что в связи с санкциями в магазинах не будет привычных европейских продуктов, например, итальянских макарон, копченого мяса, сыров. Все это я везла с собой.

А оказалось, что есть все! И даже больше и разнообразней, чем у нас в Риге.

Натуральное белорусское сгущеное молоко без всяких растительных жиров, сухое молоко, которого в Риге просто нет, тушенка разных видов от двадцати мясных комбинатов со всей России.

Сайра дальневосточная в два раза дешевле, чем у нас. Всевозможные чаи, концентраты, консервы — в общем, все, что только душа туриста может пожелать. В том числе гораздо больше всякой рыбы. В бассейне копошились какие-то ракообразные, плавали стерляди и карпы.

Нам, жителям некогда рыболовецкой республики, было завидно. У нас в Риге такого здоровенного и богатого магазина нет!

Когда мы с детьми вышли из этого магазина, мы поняли, что провели в нем несколько часов. На улице вечерело... Мы получили нагоняй от Толика, который искал нас по всему магазину, и не мог ни найти, ни позвонить.

Нам казалось, что из-за нас всем придется ночевать на обочине, потому мест мы не знаем, и даже карты у нас нет. Но мы заехали чуть в сторону от дороги и посередине довольно узкого перешейка меж двух длинных озер нашли отличное место, видимо, популярное у местных жителей. По крайней мере кострищ я насчитала 4 штуки, то есть 4 большие компании вполне могут разместиться там одновременно. Если, конечно, ночью музыкой не греметь.


МАРК. Наутро прозвучал очередной тревожный звоночек — одаренные дети упорно не вставали ни в восемь, ни в девять, только после десяти их удалось кое-как выковырять из палатки и отправить умываться и чистить зубы.

Сборы после завтрака заняли целую кучу времени, и это немного напрягло более старшую и опытную часть компании.

Итак, все работы сделаны и компания на двух минивэнах таки тронулась в путь — преодолевать завершающую часть пути к месту старта основной, водной части маршрута.

Для этого вернулись немного назад, снова выехали на трассу «Кола» и рванули на север, до поворота на Гирвас. Причина такого маневрирования простая — трасса «Кола» сделана просто идеально, в отличие от прочих, более местных дорог.

Повернув на Гирвас, быстро убедились в правильности избранного маршрута, а уж после Гирваса — тем более. Как говорится — чем дальше в лес, тем толще партизаны, и эти дороги идеально подтверждают это нехитрое правило, так как до Гирваса слегка разбитый асфальт, после Гирваса сильно разбитый асфальт, а после Юстозера и вовсе никакого асфальта не наблюдается.





Местные не очень обращают внимание на эти различия, носятся на совсем не старых джипиках типа «Шевроле» или «УАЗ Патриот» как сумасшедшие, но мы на наших перегруженных стареньких семейных автомобилях ползли на последнем участке крайне осторожно, потратив на преодоление последних ста километров чуть больше трех часов.

Прибыв в Поросозеро, быстренько нашли подходящее место на берегу одноименного озера, в темпе выгрузили все барахло из машин и отправили обоих владельцев автомобилей обратно в Гирвас.





План был такой — отогнать один автомобиль в Гирвас, оставить его там у кого-нибудь во дворе под присмотром, а на втором вернуться припарковать его где-нибудь в Поросозере, чтобы, дойдя до Гирваса уже по воде, ни от кого не зависеть, отправиться в Поросозеро и забрать оставшийся там автомобиль.

Но получилось иначе — добравшись до Гирваса и приступив к поиску парковочных мест, наши автомобилисты наткнулись не на кого-нибудь, а на местного специалиста, промышлявшего как раз именно этим бизнесом — приемкой под присмотр автомобилей туристов и заброской последних туда, куда им нужно, уже на своем автомобиле.

Вроде удача — но для того, чтобы наш новый знакомый Владимир мог отправиться в путь, надо было дождаться троих туристов, уже успевших договориться с ним о такой же доставке и туда же, но еще не прибывших в Гирвас.

В это время основная часть группы занималась подготовкой плавсредств к сплаву, упаковкой вещей и тому подобным.

Пианист Влад вызвался быть костровым, скрипач Андрей и виолончелист Антоха занялись сборкой катамарана, а Эльфрида выпросила спички и стала с ними опасно играть.

Мама Марина готовила ужин. Время летело стрелой, в мужиков все нет и нет.

Вечереет. Звонит телефон — мастер Толик дает установку: Владимир посоветовал нам «пройти немного вперед, и как только увидим линию электропередачи, перекинутую через озеро, и набольшой карьер на левом берегу — примерно в этом месте нам надо на правом берегу встать на ночлег».

Сказано — сделано, хоть время уже и позднее, около десяти вечера, кидаем барахло в лодку и отчаливаем…

Гребем себе потихоньку, гребем — никакой линии электропередачи не наблюдаем…

Оглянувшись назад, где-то там, очень вдалеке я увидел что-то похожее на мачты с проводами, но никакого подвоха пока еще не заподозрил.

Берега озера, должен сказать, выглядели довольно неприятными и негостеприимными, останавливаться нигде не просто не хотелось, но и не представлялось возможным, поэтому вынужденный ночной сплав в поисках линии электропередачи продолжался еще часа два.

В какой-то не очень прекрасный момент впереди послышался глухой характерный шум, который по мере продвижения вперед угрожающе усиливался и напрягал. Дети закричали: «Водопад!» Какой, к черту, на этом участке водопад? Но вода-то шумит, и все сильнее и сильнее — надо что-то делать.

Принимаю решение — подходим к шуму поближе, десантируемся на берег, осматриваемся, дальше действуем по обстоятельствам.

Берег, как выше уже упоминалось — довольно неприятный, да еще в темноте…

В общем, насилу найдя более-менее подходящее место, таки зачалились и строго-настрого наказав напуганной детворе «никуда ни в коем случае», я потихоньку пополз на разведку. Здоровенные камни, покрытые скользким мхом, мокрый лес, обломки гнилых деревьев…

Шум воды становится действительно пугающим. Постепенно пробираюсь к источнику шума… Добрался — резкое сужение, бурлящая вода, торчащие камни — да это порог на выходе из озера! Безобразие — где, черт побери, обещанная линия электропередачи?!

Достал телефон — мы в зоне! Набрал Толика — зазвучали гудки. В общем, ответившему Толику я наорал по первое число и посоветовал искать ночлег «где хотите», после чего наутро искать способ добраться до нас с детьми у выхода из озера на правом берегу.

Толик опешил, конечно, от такой вводной, но спорить не стал и отключился.

Поползав туда-сюда по негостеприимному берегу, я нашел небольшую площадку, кое-как пригодную для постановки палаток. Мы поставили две палатки из трех, кое-как в них разместились, чем-то поужинали и легли спать.

И вдруг — чу! Крики Анатолия — где вы, подсветите фонариком! Дело оказалось в том, что те ребята, которых Владимир из Гирваса забрасывал одним рейсом вместе с нашими мужиками, были байдарочниками. Они при свете луны собрали свои байдарки и не отказали в любезности подбросить наших Толика и Юру к месту выхода реки из озера, то есть — к нам!

В общем, услышав крики, мы включили свет и минут через пять оба наших мужика — с подмоченной «репутацией», но счастливые — воссоединились таки с остальной группой.

Третий день, хоть и не без уже становившимися привычными проблем закончился, завтра наконец-то уже только чистый сплав!


Утро.

Уже привычно выковыриваем детей из палатки только после десяти — ох уж эти юные музыканты!

Нас ждут первые три порога, по описанию считающиеся чуть ли не самые сложные на реке.

Позавтракали, стали собираться. Час собираемся, второй собираемся, когда пошел третий час сборов, я уже взвыл, стал кидать все вещи, до которых смог дотянуться, в гермоупаковки. Увидев мои расширенные от бешенства глаза, остальные прониклись, со своими вещами проделали то же самое — и мы наконец отчалили.

Трое пацанов под руководством Анатолия водрузились на катамаран, а остальные со всеми вещами влезли в лодку. Девочка Эльфрида оказалась чрезвычайно рассудительна и не по детски мудра, на все провокации и попытки пересадить ее на катамаран постоянно приговаривала со стойким латышским акцентом: «Шутки на воде очень неуместны!»






Пороги были именные, а именно — Пристанский, Валазменский и Мельничный, они оказались вполне себе на вторую категорию, для наших судов совершенно не опасные, единственной сложностью было не сесть на какой-нибудь камень, но прохождение тем не менее удовольствие доставило.

Уровень воды в силу ежедневно шедших дождей был высоким, что нам было на руку — помогало легче уворачиваться от камней, так как почти все они были водой старательно скрыты, и одновременно высокий уровень увеличил размер стоячих валов, что привносило нотку азарта при прохождении — обрызгивало водой, что греха таить — начинающих путешественников.

Когда прошли все эти три порога, я решил, что на первый день достаточно и скомандовал постановку на стоянку. Тем более — на левом берегу оказалось очень подходящее для этого место.

Только вытащили все вещи, только натянули стояночный тент — ка-ак грянет дождь, причем самый настоящий практически тропический ливень.

Поливало почти час, вылилось несметное количество воды, но нам, успевшим все втащить под тент было сухо и комфортно, а к тому же еще и весело. Юные музыканты тренькали на гитаре, причем на вполне приличном уровне и горланили песни, старшие расслаблялись, применяя беленькую, одна мама Марина хлопотала вокруг стола!

Дождь затих, и тут по тропинке сверху вдоль реки к нам стали приходить туристы. Туристы оказались байдарочниками из Нижнего, сильно промокшими и уставшими. Пришлось поделиться поляной.

И тут они стали через нас ходить туда-сюда как муравьи, перетаскивая свой скарб, включая многочисленные байдарки, а одна из них, симпатичная юная леди, встала среди нас и давай тараторить без умолку, выкладывая без утайки не только кто они и откуда и как сюда попали, но даже и то, чьим является имущество, конкретно на ней надетое.

Представление продолжалось больше часа, после чего девчушку отозвали и в занятой горьковчанами части поляны постепенно наступила тишина…

День четвертый закончился…



Окончание — здесь

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Марк Козыренко
Латвия

Марк Козыренко

Мебельщик

АМАТА. ПРЕДЛОЖЕНИЕ

К открытию осенне-зимнего купального сезона

Марк Козыренко
Латвия

Марк Козыренко

Мебельщик

Волки себе другие ягоды найдут!

Понемногу о разном

Марк Козыренко
Латвия

Марк Козыренко

Мебельщик

Куру-куль -- Алаш

1988

Марк Козыренко
Латвия

Марк Козыренко

Мебельщик

ОХТА ТРЕТЬЕЙ КАТЕГОРИИ

своими глазами

30 лет великому обману

Вы антрополог-социолог, чтобы такое утверждать? Или просто советский наци, для которых все аборигены на одно лицо?

Гибель гордости русского флота до сих пор вызывает споры

Если причиной взрыва бездымная пороховая лента, как вообще мог уцелеть этот рундучок?

КОЛОНИЗАЦИЯ -- ЭТО, В СУЩНОСТИ, ХОРОШО...

КОЛОНИЗАЦИЯ -- ЭТО, В СУЩНОСТИ, ХОРОШО...Колонизация -- это в сущности естественно. Человеку присущ исследовательский инстинкт. Иначе как бы наш вид заселил всю планету? И территор

Интеграционный формат суверенности

Вы забыли про Александра Матросова, который грудью заслонил Европу от злых татар.

О чем пишут в Чехии

Может быть они покупают партиями с хорошей гарантией обслуживания, что во многом не доступно индивидуальному покупателю . Окромя особо модных брендов, типа Бугатти, Ролс-Ройс...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.