Как это делается

16.12.2020

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Дело Автуховича: терроризм или оргпреступность?

Дело Автуховича: терроризм или оргпреступность?
  • Участники дискуссии:

    1
    1
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Будьте уверены — даже если у вас найдут автомат, тысячу патронов и гранаты РГД, боевые листки, типа «Нашей нивы» и TUT.BY, все равно начнут вас отмазывать. Именно эта участь постигла Николая Автуховича, которому вдруг начали лепить политическую биографию вместо биографии криминальной.

Напомню, ранее за аналогичные террористические действия были задержаны анархисты Дмитрий Дубовский, Игорь Олиневич, Дмитрий Резанович и Сергей Романов, но никому из них СМИ не пытались придумать легенду невинно пострадавших. В узких кругах анархисты, типа Олиневича и Дедка, давно и хорошо известны, и даже в радикальных организациях их всегда считали отмороженными. Автухович же — человек из девяностых, совсем другого склада ума и других понятий.

Записки из подполья

Вот последнее интервью с Автуховичем, где тот рассказывает, что уже более полугода живет в подполье, сменил место жительства, не появляется в публичном пространстве, не пользуется мобильной связью. По его словам, он был занят тем, что «составлял списки следователей, прокуроров и судей, по вине которых невинные люди оказываются за решеткой». И что характерно, это 2019 год, когда подготовка к Беломайдану уже активно велась, но знал о ней очень узкий круг лиц. Получается, что среди них был и наш Робин Гуд.

До ухода в нелегалы Автухович занимался правозащитной деятельностью и даже создал собственную организацию «ТаймАкт» (видимо, там и составлялись списки милиционеров). Ноу-хау было в том, что все учредители «ТаймАкта» были сидельцами, а некоторые на момент начала правозащитной карьеры даже не успели освободиться из колоний и занимались правозащитной деятельностью по переписке.

Сам же Автухович отсидел 8.5 лет — как в колонии, так и в тюрьме. Если вспомнить его уголовное дело, то начали там с теракта против гродненского губернатора, а закончили хранением патронов. Вообще, доказывать любой террористический состав очень сложно — необходимо чем-то подтвердить намерения, в практике это единичные случаи. Однако в 2020 шансы сесть за терроризм у него значительно выросли.

И надо сказать, что на фоне случайных людей, которые попали в протестное движение, Автухович — не просто политактивист, а человек, имевший деньги и авторитет в гродненском регионе, а значит — и свои интересы. Это как раз та яркая прослойка криминалитета, которая цветет цветом в России и Украине и активно претендует там на региональную власть, но у нас пока придавлена.
  

Терроризм по-белорусски

Деньги в «общаках» в девяностые водились немалые. Обложенные данью, с бандитами делились тысячи кооператоров, «челноков», валютчиков, проституток и прочих людей от бизнеса. Суммы от 10 до 50-100 долларов ежемесячно маленькими ручейками стекались в широченную реку. Свою долю от криминальной добычи отдавали квартирные и карманные воры, грабители, налетчики и другой воровской люд, знающий, что в тяжелую годину, определенную приговором суда, братва поддержит на зоне «гревом», поможет материально и после отсидки.

Тема эта исследована слабо, но желающие могут изучить по ссылке некоторые интересные материалы БЕЛАПАН.

У каждой группировки — от микрорайонной до городской — был свой «общак», из которого доля уходила в так называемый общереспубликанский, а тот в свою очередь «отстегивал» в общероссийскую воровскую кассу. Как говорят, сумки с деньгами белорусский криминалитет возил в Москву вплоть до конца 90-х. Что случилось потом — история умалчивает. По одной из версий, в виду тяжелого материального положения, вызванного атакой Лукашенко на криминалитет, белорусскую братву освободили от обязательной дани. По другой, из-за разразившейся в России межклановой войны стало просто непонятно, в чей «общак» надо отчислять деньги.

Аналитики МВД, изучив ситуацию с 1995 по 1999-й годы, пришли к выводу, что развитие организованной преступности в стране достигло угрожающих размеров, а масштабы развития оргпреступности приобрели такой размах, что угрожают внутренней безопасности. Речь шла о возможном завершении формирования в Беларуси единого криминального сообщества с жестко централизованной системой управления. По оценкам экспертов, это криминальное сообщество могло объединить около 200 разрозненных преступных групп общей численностью более 3 тысяч человек.

Точкой отсчета активизации борьбы с организованной преступностью следует считать череду событий, произошедших почти 25 лет назад.

6 октября 1997 года в Могилеве в результате теракта в подъезде своего дома от взрыва бомбы погибает председатель КГК Могилевской области и депутат Палаты представителей Евгений Миколуцкий. Его жена с тяжелыми ранениями была доставлена в больницу.

На следующий же день в Могилеве у Дворца пионеров и школьников Александр Лукашенко делает заявление: «Преступники долго подбирались к президенту — не получилось. Решили начать с людей, которые были рядом с ним, которые всегда выполняли его волю. Я понимаю, что это вызов. Он брошен. Тут, на могилевской земле, хочу этой нечисти объявить, что принимаю ее вызов. Я предупреждаю всех тех, кто совершил это гнусное преступление, что если через неделю властям не будут переданы те, кто заказал его, мы предпримем адекватные меры, которые будут еще жестче, чем это гнусное преступление. Я хочу обратиться, используя средства массовой информации, и к уголовникам: запомните, господа, земля будет гореть у вас под ногами».

21 октября 1997 года был подписан декрет Президента «О неотложных мерах по борьбе с терроризмом и другими особо опасными насильственными преступлениями». Декрет действовал до 18 апреля 2001 года и фактически подменял Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, а также дублировал закон от 27 июня 1997 года «О борьбе с организованной преступностью». Положениями декрета ужесточалась ответственность за ряд тяжких преступлений, совершенных лицами, «в отношении которых имеются достоверные данные о том, что они причастны к терроризму или иным особо опасным насильственным преступлениям либо руководят преступной организацией, организованной преступной группой или принадлежат к ним». Эту категорию фигурантов разрешалось задерживать без предъявления обвинения на срок до одного месяца.

Кого смогли — посадили. А вот что случилось с иными влиятельными авторитетами, достоверных сведений нет. Тем не менее, Щавлик, Траца и Лукаш — это лидеры, физическое устранение которых серьезно отразилось на планах криминалитета по консолидации разрозненных и порой мешающих друг другу ОПГ в единую структуру.

В апреле 2011 года, в выступлении с посланием белорусскому народу и парламенту Лукашенко, говоря о причинах теракта в минском метро, вновь вспомнил о бандитах: «Я вам честно рассказал, что еще 10 лет тому назад, что группировки, которые в свое время из советских штанишек выросли, связи у них были очень тесные с Москвой, мы их очень быстро прибрали к порядку. Тот, кто не подчинился, их уже и кости сгнили. У нас не может быть на криминальной основе этих разборок».

Политический терроризм

Однако криминал ранее никогда открыто не совался в политику. Какие-то попытки были у Санникова, но ранее действия оппозиции были настолько бесперспективны, что ни один воровской общак в них никогда бы не вложился. Однако все поменялось после появления Тихановского в кепке — политика вдруг заиграла новыми красками, а сидельцы всех мастей кинулись заниматься активизмом.

Мы уже писали о том, что территориальная сеть «Страна для жизни» почему-то строилась с привлечением большого количества ранее судимых лиц, которые вообще никогда не имели никакого отношения к политической оппозиции. Какие у них реальные лидеры и кого они будут считать авторитетом и «своим», независимо от исхода мятежа — думайте сами. Разумеется, это будет никакая не Тихановская.

Одновременно была решена проблема поиска рук для прямых насильственных действий. Ранее желающих не хватало: в лучшем случае, кого-то из радикальной молодежи обкатали через украинские добробаты или российских анархистов, но в большинстве своем эти лица были засвечены и обратно в РБ не совались.

Опять же, на Евромайдан принято смотреть только через призму смены политической верхушки. Но, кроме прочего, у них произошла ситуация, когда в «люстрированные» силовые структуры активно полезла вчерашняя преступность и «оборотни». Учитывая, что в Беларуси оргпреступность ликвидирована, понятно, что изменения будут выгодны очень многим.

Можно вспомнить и то, как совсем недавно носились с матерями-328, а теперь почему-то не носятся. Может быть, выполнили задачу и организовали новую социальную группу, в том числе из женщин? Все это очень интересные вопросы.  А еще обратите внимание, что наравне с  ОМОНом, почему-то из всех подразделений костью в горле протестующих стал ГУБОП — структура, которая первоначально создавалась именно для борьбы с оргпреступностью.

И еще один любопытный момент — связь матери Вероники Цепкало с уголовным делом взрованного в 1997 Миколуцкого, о котором мы писали выше. Евгения Шестерикова (мать), будучи зампредом облисполкома, тогда курировала открытие первого в Могилеве частного банка — «Коммерция-банк». А уволившись из облисполкома, руководила Могилевским филиалом коммерческого банка «Дукат» (в середине 1990-х объявлен банкротом).

Тогда под подозрение в заказе на убийство Миколуцкого» попал весь крупный местный бизнес. А Евгению Шестерикову задержали в течение семи дней, данных Лукашенко на выдачу заказчиков убийства Миколуцкого.

Опять же, оставим читателю вопросу, откуда в 90-е годы вообще брались частные банки и чей в них был капитал (напомню, для учреждения был нужен минимум 1 млн. у.е.) Самой выгодной схемой на тот момент было выставить огромный процент годовых, а потом «кинуть» вкладчиков, объявив себя банкротом. В 90-е годы по всему СНГ такие квази-банки формировались из бандитских общаков, а затем, по мере необходимости, их хозяева отстреливали кредиторов или конкурентов. Уйти в любой коммерческий банк с должности зампреда облисполкома — в те годы это была очень специфическая карьера. Тем не менее, мамку тоже кинули в костер цветной революции — Вероника, в составе женского трио, рассказывала на Бангалор, как мать пытали, приковав цепями к батарее (кстати, типичная ситуация для 90-х).

Интересно сложилась и судьба самого Валерия Цепкало, который, как оказалось, без тендеров нарезал подряды на строительство корпусов ПВТ, а потом непонятно на какие средства строил домик. Кстати, после избирательной кампании он обещал раскрыть страшные схемы государственной коррупции, но так ничего и не раскрыл. Да и домик ему, как видим, не пригодился.

В целом, главное отличие нынешней цветной революции, в отличие от попыток  1997, 2001, 2006 и 2010 — это где-то явная, а где-то скрытая связь с криминальными структурами. И это, кстати, хороший повод подумать, и из чего у нас будет формироваться «гражданское общество».

Ликбез. Кого террористами считать нельзя

Не стоит путать партизанскую войну, которую вели многие национально-освободительные движения, например, в коммунистическом Вьетнаме, и терроризм: при схожих методах достижения цели разнятся весьма и весьма. Партизанская война — целенаправленное уничтожение военных сил противника путем постепенного обессиливания, пусть и со своей спецификой. Терроризм — попытка вызвать ужас у мирного населения и верхушки противника, навязывая ему свою политическую волю. Терроризм может как использоваться, так и не использоваться в рамках партизанской войны. А попытка сделать их синонимами — старый американский политический прием. Им очень удобно вешать ярлык «терроризм» на любое антиамериканское партизанское движение.

К примеру, ранее клеймо террористов американская пропаганда старательно вешала на кубинцев. Но, для сравнения, Че Гевара вообще считал террор неэффективным. Фидель Кастро также не использовал террор массово, а планомерно уничтожал армию противника, обрастая сторонниками. В дальнейшем получилось так, что его группа оказалась вполне сравнима с вражеской, а последняя предпочитала сдаваться Фиделю при каждом удобном случае. Во многом такая ситуация сложилась благодаря отказу от террора и гуманному отношению к мирному населению и тем, кто сложил оружие.

Но, разумеется, если вы — целевая аудитория боевых листков, типа «Нашей нивы» и TUT.BY, то Фидель Кастро для вас — это что-то ужасное, а вот бывшие смотрящие, которые лезут в политику, размахивая автоматом — сплошь борцы за независимость, свободу и буржуазную революцию.


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

IMHO club
Беларусь

IMHO club

ПРЕССКОНФЕРЕНЦИЯ ПРОТАСЕВИЧА

БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

IMHO club
Беларусь

IMHO club

Интервью Протасевича

без комментариев

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Задержание Протасевича

cтечение обстоятельств или блестящая операция КГБ ?

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

ПРОВОКАТОР ДОЛЖЕН СЕСТЬ

Надолго

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.