Клуб путешественников

14.04.2018

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Делфт и другие

Делфт и другие

 
Когда-то, на изломе эпох, в начале девяностых, как всегда летом, я приезжал в Ленинград, а позже и в Петербург. Именно тогда я вывел для себя абсурдную формулу посещения незнакомых мне мест.

Я прекрасно знал привычный дворцовый Питер, туристический. Очень любил также хмурые колодцы дворов с их бесконечными лабиринтами. Помню, было так приятно узнавать какие-то места в сериале «Бандитский Петербург» — он же снимался в этих самых дворах и переулках, где медленно кипела жизнь особых людей, называвших себя петербуржцами.

Но тётка моя работала, и сидеть дома было делом неблагодарным. Я оставлял Фрузу Константиновну и уезжал в свой Ленинград — просто садился на станции метро «Московская» в поезд и выходил на любой станции, где никогда до этого не был. Помню, когда мы после Невского проспекта нырнули под Неву, у меня с непривычки сильно заложило уши, и я с трудом расслышал название станции «Василеостровская». Я никогда там не был, для меня открылся совсем другой город. Не пафосный, не громкий, с чёткими геометрически правильными линиями. Рязановский такой, с одинаковыми блоками домов и магазинов по диагонали. Так я изъездил всё до самых окраин. Помню эти крохотные церквушки на подъезде в Ораниенбаум, Пулково с низколетящими самолётами, Кронштадт, где, собственно, вся заваруха-то и началась...

С тех пор я участвую в обязательной программе со всеми, но обязательно уделяю время путешествию в стиле «куда глаза глядят». Везде всегда найдутся люди, которые что-то расскажут, что-то подскажут — и скорее всего никто из приезжих этого не увидит.

Так я гулял и по Каталонии. В первый же день, а точнее утро, я забрался на ближайшую гору и уже оттуда осматривал окрестности. Так же и сейчас в Голландии я просто выбираю на карте точку — и ничего не читаю об этом месте. Пусть всё будет так, как будет. Всегда интересно идти по нехоженым тропам.

Пользуясь именно таким принципом, мы нырнули в Делфт.




Делфт. Крутая парковка.
 


Я кое-что знал о городе, но крайне поверхностно. Ну, Делфтский университет, например. Это крупнейшее учебное заведение в Голландии и, пожалуй, самое знаменитое. Но к нему мы пришли не сразу. Мы остановились у какой-то очень странной церквушки с каменным крестом на куполе. Оттуда мы и начали нашу обзорную экскурсию.

Через дорогу висела кричащая растяжка на заборе, которая поведала не только о наличии там ботанического сада, но и о том, что ему 100 лет. Весна в этом году в Голландии несколько задерживалась и на улице был минус и сильный пронизывающий ветер, поэтому в тот раз нам точно было не до ботаники.




Весна в этом году в Голландии несколько задерживалась.
 


Но русские пословицы никто не отменял даже в Европе, и у первого же прохожего я поинтересовался, где и что стоит посмотреть.

Знаете, эти жители негромких закоулков гордятся своими городками, деревнями, посёлками. Они знают, что над ними нависают такие туристические глыбы, как Амстердам, Роттердам, Гаага, поэтому стараются рассказать о своих местечках с особой теплотой и трепетом.

Вот мне и попался такой мужчинка моих лет с дочерью. Тут, к счастью, все говорят по-английски и можно было сразу начинать с главного. Он, помню, так вздохнул и чуть отвёл глаза, в которых пролетали его воспоминания. Ему так хотелось, чтобы нам понравился его город, что он начал сумбурно рассказывать, что и где, а потом вдруг засмущался и сказал, что сложно так объяснить, и даже как-то раздосадовался. Инициативу перехватила его дочь, пытаясь спасти репутацию отца. У неё получилось немногим лучше, но начинать надо было однозначно с городских ворот. Правильнее сказать — с ворот крепости.




Начинать надо было однозначно с городских ворот.
 


Когда мы дошли до моста, где и стояла каменная арка с двумя смотровыми вышками, сзади послышался знакомый голос. Это был тот же счастливый отец, который, очевидно, вознамерился исправить свой неудачный опыт экскурсовода и указал направление, в котором находился дом, где был убит тот самый «Оранжевый принц», благодаря которому этот цвет и является национальной визитной карточкой голландцев.

Во-первых, я ничего не знал об этой истории, и это было действительно интересно, — ну и какие-никакие актёрские способности сделали жителя Делфта абсолютно счастливым человеком. Я обернулся к нему: да что ж вы раньше-то, мол, это ж главная страница истории страны, — безбожно, но, как всегда, убедительно врал я.

Как же у него по лицу размазало счастье, надо было видеть! Он так искренне радовался тому, что таки сумел меня чем-то заинтересовать, что задвинул любимую дочь рукой себе за спину. Не мешай, мол, отцу собирать плоды собственной безупречности практически планетарного масштаба...


Мы зашли в ворота, построенные более семи веков назад, и я сразу погрузился в атмосферу. От ворот шли две параллельные стены с прорезями для стрелкового оружия. У меня хоть и нет обоняния, но даже я почувствовал запах отстрелянного пороха, настолько всё это было по-настоящему, не киношно. Дальше шли такие кособокие улочки, и дома как будто расталкивали друг друга локтями в виде черепичных крыш.

Вдруг как-то неожиданно за типично британской закусочной с названием «Fish&Chips» нашему взору предстала очень большая площадь, уложенная ровной брусчаткой. На ней с одной стороны стояла длиннющая церковь и крепкое, как боровичок, историческое административное здание.




Ньиве керк («Новая церковь») на главной городской площади, напротив здания муниципалитета, имеет высоту 108,75 м. Вот в этой церкви и был погребен пресловутый «Оранжевый принц», а впоследствии еще некоторые члены королевской семьи, включая русскую королеву Нидерландов Анну Павловну.
 


Надо признать, что было очень холодно, и даже моё вечно живое воображение несколько подмерзало. Мы зашли в крохотный бар согреться. И тут открылась прямо таллинская картина: бар уходил далеко в подвальчик, который был почти бесконечным. Там роилась местная публика, оживлённо о чём-то болтая. Мы уселись у самого окна, и уровень воды в канале за окном был буквально в сантиметрах от нижней части рамы.

Мы долго рассуждали с моим компаньоном, действительно ли это такие отсыревшие за века стены, или это всё-таки современные архитектурные проделки с элементами искусственного состаривания. В едином мнении не сошлись, но внешнее ощущение сырости было очень убедительным.




У входа в один из баров в Делфте стояло оно. Это фрагмент
корня какого-то индонезийского дерева. Очень впечатлило.

 


Когда мы наконец дошли до дома, где вершились судьбы этой страны и где был убит тот самый принц, у нас уже окоченели костяшки пальцев. И если мне это ещё было как-то интересно, то моему товарищу уже хотелось тепла и уюта. Где-то в глубине души мне стало не по себе оттого, что мы так и не зашли в дом, о котором с такой страстью рассказывал местный незнакомец. Он-то сейчас, поди, дома заливает матери своей дочери, как был великолепен в своих эпических рассказах об истории Делфта...

И тут мне подумалось: ну, он там врёт жене — а чем я хуже? И мы уехали. Но история-то и вправду интересная. А значит, есть повод вернуться.




Главная историческая достопримечательность Делфта —
дворец Принсенхоф, где в 1584 году был убит Вильгельм I Оранский.


 
 

Записки из Голландии
 

Дама из Амстердама и немного про торт
Пирог по-русски. Не без мата, словаря и бутылки вискаря

За сметаной. Дама из Амстердама — 2
Датч, гжель и Ван Хог. Голландцы нас не любят. Но терпят
Час расплаты. Как я готовил русское мексиканское рагу
Ла вида ес уна миерда. Это должно было случиться
Им неважно. Я вывел формулу среднеарифметического голландца
Денди идёт на интервью
Тут грешить невкусно
Он не будет взрывать самолёт, на котором я полечу

На «общаке». Как я побывал в шкуре голландского зайца
Объясни мне, брат... Ты по национальности — кто?!
Живой учебник истории
Помог! Хроника сомализации украинского борща
Ты помнишь, как всё начиналось? Четверть века назад
Особенности национальных уборщиц. Мир, труд, май и поговорить
Жизнь на воде, синяя орхидея и конь в пальто
Невыносимые трудности перевода. Двойной удар
В барбершопе
Как я нырнул в логово гомосексуализма
Первая круглая дата. Непросто бороться с нажитым за годы совковым нутром и мышлением
Велик, пятница, старушка
В гостях у Рембрандта. «Папа, мы тут надолго?!»
По ту сторону счастья. О вредных привычках
Руки вверх! Торт рождественский, со стразами 
Про Матушку. Я плюнул, теперь я русский, и трава не расти 
Fuck it в лёгком переводе. О странной Голландии
 
         
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Жизнь на воде, синяя орхидея и конь в пальто

Пусть живут пока

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Датч, гжель и Ван Хог

Голландцы нас не любят. Но терпят

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

Привычка

Если б он к кому-то другому подошёл, оно бы и ничего

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    5
    21
  • Последняя реплика:

Новая «Восточная политика»: чего Германия хочет от Беларуси

Что "потому и спрашиваю"? Вам может бить мерещирся, что вы тут с редакцией дельфи разговарываете? 

Что ждет отношения Беларуси и России в 2019 году: взгляд из Минска

=========И вот смотрите. Российские заводы после нефтяного маневра в 2024 году будут получать нефть по рыночной цене. Но им государство будет возмещать сумму разницы между себестои...

Литовская охранка на страже правильной истории

Нет уж, пусть Мария читает! Человеку, жёстко занимающему одну определённую позицию, всегда полезно знать, что и (главное!)почему думают люди, занимающие противоположную позицию.

Манкуртизация: Булак-Балахович в оппозиционном пантеоне

 Нет, нам такие герои не нужны, забирайте их себе, а мы теперь зато знаем кто вы, если у вас такие герои…У всех "свидомых", практически каждого малого народа, вся их русофобск...

Недоразумение, которое нужно как можно быстрее прекратить.

Так мир не нужен никому.1. Ополченцам. Если ВСУ отойдет, то займут все контролируемые Киевом территории (программа минимум) Луганской и Донецкой областей.2. Киеву. Перестанут воева...