Вопрос на засыпку

04.08.2016

Елена Бреслав
Латвия

Елена Бреслав

Консультант по экономике и финансам

Что я хочу поменять в России

Которую люблю

Что я хочу поменять в России
  • Участники дискуссии:

    56
    483
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Ответ А. Кудрину и Б. Титову простого консультанта по экономике и финансам предприятия
 
От Председателя. Предуведомление. Наш спикер, бывшая рижанка Елена Бреслав три года уже живет и активно работает в России. Долго просил ее написать, как там – изнутри, глазами бывшего жителя ЕС. Написала, получилась не просто статья в стиле «что вижу – то пою», а целая полемическая монография. Рекомендую, это интересно.
 
 
Я люблю Россию. Но люблю я ее не по принципу «я ее люблю — значит, в ней все хорошо», а примерно так же, как я люблю своих детей – ругая за плохое, обучая хорошему, гордясь достижениями. Но исправить все недоделки, которые видны, одному человеку не под силу. Поэтому нужны СМИ как коллективные пропагандисты, агитаторы и организаторы – чтобы привлекать людей к обсуждению и действиям.
 
 
Причины написания этого ответа
 
Почему я, не так уж сильно разбираясь в макрокономике, решила ответить – ни много ни мало – на программы таких зубров, как А. Кудрин и Б. Титов? Тому есть несколько причин.
 
 
Причина первая – биографическая. В России мы живем относительно недавно, с декабря 2013 года, а до этого 25 лет прожили в Латвии. Причины отъезда оттуда, думаю, понятны – национализм и экономическая депрессия. Порознь это перенести еще можно, но вместе получается просто невыносимо. Полтора года перед переездом в Россию мы прожили в Казахстане, в Алматы, где я работала в частном университете — сначала зав. кафедрой, потом директором бизнес-школы.
 
Соответственно, глаз у нас еще не замылился, и мы смотрим на российскую действительность свежим взглядом плюс нам есть с чем сравнивать. Поэтому мы не считаем «законы своего острова законами природы» (несколько измененная цитата из пьесы «Цезарь и Клеопатра» Б. Шоу) и можем подсказать, что можно и нужно изменить.
 
Одно важное замечание: в России мы были практически ограничены Ярославлем. Поэтому в некоторых случаях мы не уверены, что имеем дело с особенностями России в целом, а не с местной спецификой. Поэтому будем признательны за дополнения.
 
 
Причина вторая – профессиональная. Отработав 14 лет консультантом по экономике и финансам, смею думать, я хорошо изучила особенности мышления предпринимателей (собственников) и руководителей (наемных топ-менеджеров). И отчетливо вижу, что программы и А. Кудрина, и Б. Титова написаны не для них.
 
Даже трудно сказать, для кого. Возможно, для экономистов-теоретиков. Эти программы наверняка полезны – но не показывают капитанам производства и рынка, «куды бечь». Им нужно излагать предложения и предъявлять требования на другом языке, более конкретном. Иначе они чувствуют себя посторонними в этой игре, рассматривают происходящее как капризы погоды и начинают искать ходы и выгоды в изменяющейся ситуации.
 
Например, «перераспределение бюджетных расходов в пользу развития человеческого капитала и инфраструктуры» (цитата из программы Кудрина) может запросто оказаться новой кормушкой, к которой надо найти способ доступиться и припасть к закромам родины.
 
 
Причина третья – преподавательская. Практически все знакомые мне россияне допускают в рассуждениях несколько грубых ошибок, которые стоит рассмотреть по отдельности, хотя встречаются они частенько всей кучей, образуя своего рода симптомокомплекс.
 
 
Часть I. Типичные ошибки суждений о России и не только
 
1. Неоправданное обобщение
 
Первое место по праву принадлежит такой ошибке, как неоправданное обобщение: рассматривается целое, хотя решения принимаются и процессы протекают на уровне отдельных частей, элементов или вообще отдельных субъектов.
 
Очень благодарна одному из своих консалтинговых клиентов, который в 2014 году заказал анализ динамики латвийского рынка торговли… ну, допустим, оборудованием. И этот анализ отчетливо показал, что из 15 выбранных им игроков рынка 3 пережили кризис очень плохо, пятеро – кое-как, один – более или менее, а шестеро кризиса просто не заметили. Не было его у них! Объем продаж у них только рос.
 
После этого анализ изменилось мое понимание кризиса. Сейчас я считаю его быстрым изменением внешних условий, к которым часть игроков оказывается не готова. Но другая часть либо «попадает в струю» сама собой, либо быстро перестраивается – и им «кризис» только в радость! Достаточно вспомнить белорусского сыровара, который заметно навеселе и в полном счастье рассуждал о санкциях.
 
Поэтому, рассуждая о кризисе в России, равно как и в любой другой экономике мира, надо задаваться вопросом: кризис где – в какой отрасли, сфере? Появились ли депрессивные регионы? Каков размер депрессивных территорий? Каковы конкретные причины кризиса на данной территории, включая субъективные и частные моменты? Ведь чем меньше территория, тем сильнее влияние случайных факторов.
 
Далее.
 
Кризис разразился в отрасли в целом, в какой-то ее части или для отдельных предприятий? Например, кризис у нас в полиграфии в целом (не факт), в полиграфии для СМИ (отчетливый кризис – идет кардинальная технологическая перестройка сферы СМИ) или это проблемы отдельных полиграфических предприятий? Есть ли предприятия, которые на этом фоне растут? И т.д.
 
Т.е. читатель, пожалуй, уже понял – кризис не бывает общим. Он может быть сильным и задеть очень многих. Но он все равно не заденет всех — как в пословице о войне, которая кому-то «мать родна».
Аналогичное рассуждение можно отнести к любому неоправданному обобщению, конечно.
 
 
2. Почему красивую хочется считать хорошей
 
Важный вариант предыдущей ошибки – это когда характеристика отдельного элемента переносится на другие элементы или на целое. Простой пример вынесен в заголовок – внешне привлекательных людей автоматически считают более способными и даже платят больше (см. результаты исследования).
 
Поясним этот же феномен на примере обществ. Например, идет обсуждение-сравнение одной и той же проблемы на Западе и в России – допустим, среднего образования. Российское образование сейчас принято ругать, и во многом есть за что. При этом используются аргументы типа «а вот во Франции, Германии, США и далее по списку) все иначе (подразумевается, что гораздо лучше)» — и после таких аргументов вся система рассматривается как безусловно лучшая не только по сумме баллов, но и в каждой отдельной детали.
 
Кстати, сводного обобщающего критерия в таких спорах часто тоже нет, т.е. точка отсчета отсутствует – но это уже так, просто реплика в сторону.
 
Оппонент находит встречный аргумент, т.е. находит некую деталь системы образования во Франции, Германии, США и далее по списку, которая хуже российской – и на ее основе как бы получается, что российская система вся, от киля до клотика, лучше западной.
 
Между тем, когда речь идет о сложной системе, то необходимо помнить, что аспектов и деталей у нее огромное количество, и почти всегда в одной системе лучше одно, в другой – другое, а сводный показатель может и должен различаться в зависимости от поставленной цели.
 
Скажем, при сравнении систем здравоохранения россияне почему-то убеждены, что если в США значительно лучше делают высокотехнологичные операции, то все остальные аспекты медицины там как минимум не хуже российских. И только когда они сталкиваются с колоссальной дороговизной, проблемами вызова врача на дом и т.п., начинает медленно доходить до сознания необходимость многокритериальной оценки и различие конкретных ситуаций.
 
Итоговым же показателем уровня здравоохранения является продолжительность жизни населения и уровень здоровья, которые зависят от очень большого числа факторов, где здравоохранение – только один из них. Это хорошо видно на сводной таблице, где Республика Ингушетия (1-е место по РФ) по продолжительности жизни находится между Данией и Кубой, а Москва (2-е место по РФ)  – между Мексикой и Марокко. (Тут использованы данные ЦСБД Росстата за 2015 г. и Википедии за 2012. Недостаточно корректное сопоставление, но для целей данной публикации более или менее приемлемое.)
 
Очень часто от россиян, особенно пожилых, доводится слышать, что они хотят медицину «как в США» для «старости как в США». Но в этом тезисе игнорируется цена, которую платят не только США (госдолг), но и весь мир за благоденствие их пенсионеров – между прочим, очень далеко не всех – и что эта система крайне неустойчива. Ее разрушение уже очевидно для специалистов, да и рядовым необученным осталось любоваться ею не более 5-7 лет (оценка интуитивная), а то и меньше.
 
 
3. Ностальгия – это сравнение лучшего в прошлом с худшим в настоящем
 
Эта ошибка тоже проявляется в очень разнообразных вариантах – как по отношению к России в целом, так и по отношению к отдельным явлениям или феноменам.
 
Традиционно почему-то Россию рассматривают через черные очки, а западные страны – через розовые. В этой цветовой дифференциации содержатся и неоправданное обобщение (ошибка 1), и смешение характеристик (ошибка 2), но все-таки главной является отсутствие базы для сравнения.
 
Автор предполагает, что «разноочковость» есть следствие многовекового управления Россией властителями, которые не были русскими, а в 20 веке – грубого развенчания культа личности. Культ личности то ли был, то ли нет, но само по себе охаивание героического пласта советской истории нанесло народу чудовищный вред. Это преступление еще ждет своего расследования и наказания виновных.
 
 
В чем именно Россия хуже? Лучше?
 
В чем или чем лучше запад, точнее – западные страны? Кстати, какая именно страна из числа западных?
 
Для кого лучше? Для человека? Но человека вообще не бывает. Для какого именно человека – какого возраста, пола, с каким языком, культурой, профессией, в каких обстоятельствах? И т.д.
 
Для чего лучше? Для малого бизнеса? Почему, в каких аспектах, какой сферы и отрасли? На какой стадии лучше – регистрации, развития, ликвидации? Чем лучше, можно ли это повторить? И т.д.
 
Если мы обратимся к феноменам помельче, то принцип сохраняется – база для сравнения (1) обязана быть и (2) обязана быть корректной.
 
Примеров полно:
 
— Когда жуткое российское захолустье (есть такое, конечно, есть) сравнивают с цветущими западными городками. Для корректного сравнения нужно сравнивать с аналогичным захолустьем, т.е. худшее с худшим, среднее со средним, лучшее – с лучшим;
 
— Когда рассуждают, что, живя на западе, получали бы [такую-то] зарплату и [такой-то] сервис, апеллируя к уровню жизни более чем среднего класса. А почему говорящий относит себя к этому слою? Корректно выяснить, как живет тот слой, к которому говорящий принадлежит по факту, а не в мечтах.
 

 
Ну и так далее…
 
Универсальный совет: если нет возможности найти корректную базу среди аналогов или в прошлом, используйте желательное, но реальное/достижимое состояние. Иногда такое реально-желательное состояние является лучшей базой для сравнения даже при наличии аналогов.
 
Так, куча критики сыплется на ЕГЭ – и, в общем и целом, есть за что. Его сравнивают с советскими выпускными и вступительными экзаменами, а нынешнюю систему образования – с советской. Но советское образование – некорректная база для сравнения. Почему? По очень простой причине – она работала на нужды очень стабильного народного хозяйства. (Кстати, поначалу стабильность народного хозяйства работала ему на пользу, а потом стала причиной его краха. Об этом тоже не стоит забывать).
 
Апелляция к замыслу вместо результатов – еще одна ошибка, которая рассмотрена ниже.Нужны были совершенно определенные специалисты, в известном количестве, знания и навыки которых тоже были известны заранее, причем в течение многих лет. И за много лет система образования имела возможность подстроиться и развиться под решение этих задач.
 
А вот если бы на нее обрушился ураган постоянно меняющихся требований работодателей, зачастую плохо сформулированных, путаных, бестолковых – не факт, что она справилась бы лучше нынешней. Вероятно, что и не хуже – но в любом случае значительную часть своего блеска она потеряла бы.
 
И если вдруг мы на следующий, 2017 год или даже 2018 откажемся от ЕГЭ и вернем экзамены, то получим не советскую систему, а ошалевшую от взяток и лазеек массовую сцепку родителей, желающих оплатить светлое будущее своих чад, и преподов, готовых им в этом помочь за долю малую от светлого будущего.
 
 
4. В мире причин и следствий всякое совпадение подозрительно. Но не более
 
Четвертая типичная ошибка описана во всех учебниках по введению в экономику, формулируется по латыни «post hoc ergo propter hoc» (после этого не значит — поэтому) и требует не путать хронологическую последовательность с причинно-следственной связью.
 
Утверждений типа «а вот они (чаще всего имеется в виду Запад в той или иной ипостаси) делают то-то и то-то, поэтому получают такие-то результаты» видимо-невидимо, точнее слышимо-неслышимо. Не стоит даже останавливаться, все понимают, о чем речь. Если мы подменяем реальный анализ причин хронологией, то получаем просто культ карго. Оно нам надо?
 
Если вернуться к той же таблице продолжительности жизни, то понятно, что нахождение, скажем, Чили на 22-м месте по продолжительности жизни явно не является следствием шикарной заботы правительства о здоровье населения. И, безусловно, стоит изучить повнимательнее, какие факторы работают на ее удлинение.
 
У этой ошибки есть и «обратная версия», когда история или важные моменты предшествующего развития игнорируются. Скажем, рассуждая о величии США и отставании Китая, забывают о том, что Штаты живут чуть не 300 лет без войны на своей территории, а Китаю пришлось пережить две опиумные войны и, что еще страшнее, их чудовищные последствия. Честному исследователю рекомендуется помнить, кто их организовал и получил от них выгоду. Ко Второй мировой это относится в той же самой мере.
 
Основные ошибки описали, пойдем дальше. Поговорим о специфике России и россиян – о ней обычно забывают. Скорее всего, просто потому, что данная специфика является постоянной или медленно изменяемой и потому привычной. Постоянная же информация часто «уходит в фон» и выпадает из анализа. Но для человека, который приехал в Россию недавно, это «отчетливая фигура». А уж для консультанта-экономиста, который привык к одним экономическим особенностям, а здесь, в России, видит другие – вдвойне и втройне.
 
(Справочка: фигура и фон – системообразующие понятия гештальт-терапии. Они обозначают информацию, которая для субъекта значима в данный момент, находится в поле его внимания и учитывается при принятии решений (фигура), и информацию, которая выпадает из поля зрения (фон). Фигура и фон могут меняться местами, нередко причудливо).
 
Сначала я их перечислю, а потом еще раз вернусь к описанию их проявлений, прежде всего проблемного толка, и возможных решений.
 
 
Часть II. Умом Россию не понять, аршином общим не измерить
 
У ней особенная стать…
 
Привожу эту знаменитую и набившую оскомину цитату Федора Тютчева без всякой иронии. Потому что акцент хочу сделать не на избитом «умом не понять», а на «особенной стати». Первое, что бьет в глаза, — это колоссальная витальность (жизненная сила) россиян. Обусловлена, видимо, необходимостью жить в суровом климате и историей, полной сражений. Слышна по радио: поначалу от постоянно высокого темпа забойного музона и рекламных скороговорок устаешь, а потом «нормальный человеческий» темп кажется скучным.
 
Все цитаты типа «Мы носим майки с надписью «No Fear». У них это написано в глазах» Джереми Кларксона отражают именно эту поразительную витальность. Именно она делает русских как лучшими в мире солдатами, так и очень неудобными подчиненными.
 
Высокая витальность неизбежно порождает повышенную агрессивность. Типичная реакция на указание, замечание, возражение любого рода – отпор, даже если этот отпор вреден самому его автору. Продавец, который учит потенциального покупателя жить, — типичное явление, хотя покупатель после этого покупать уже ничего не будет, потому что тоже россиянин и тоже хочет дать отпор.
 
По моим наблюдениям, и неорганизованность российского персонала, и упорство в отстаивании собственных взглядов, в т.ч. косных, и конфликты в коллективе, и пониженная клиентоориентированность – не отдельные черты национального менталитета, а следствие вот этой самой повышенной витальности.
 
Соответственно, относиться надо к ним не как к недостаткам, а как к продолжению достоинств и работать на использование этого достоинства: разъяснять, вовлекать и пр. По вышеуказанным причинам это тоже получается непросто, но зато преодоление барьера таки дает замечательные результаты: самые клиентоориентированные, самые доброжелательные, самые конструктивные люди, которые мне встречались, тоже были россиянами.
 
— Что требуется от государства: всячески популяризировать соответствующие кейсы и «истории успеха» с тем, чтобы высветить данную проблему и множество связанных с ней и найти и распространить весь спектр ее возможных решений.
 
 
Я не червонец, чтобы всем нравиться
 
Вторую особенность россиян очень интересно сформулировал один латвийский предприниматель после открытия филиала в Москве: «Россия не привлекательна». «Интересна» эта формулировка потому, что, с одной стороны, она кривоватая, а с другой – при всей кривоватости очень точная.
 
Речь идет не о том, что Россия непривлекательна (одним словом), а о том, что Россия в целом и россияне все вместе и каждый в отдельности не озабочены тем, чтобы быть привлекательными. Они НЕ привлекают, они не привлекательны (двумя словами). Они совершенно не работают на публику. Даже когда ситуация предполагает демонстрацию привлекательности, у русских это получается «не очень». Обратите внимание на актрис, моду, оформление фасадов и участков – примеров масса.
 
Но тут мы сталкиваемся с большой засадой: самим россиянам нравится «привлекательность». И вот эти самые фасады, ухоженные газоны, тщательно сделанные вещи, стильная одежда и обувь являются предметом зависти россиян к Западу. Они хотят так же и такого же, но не хотят / не могут / не умеют / не располагают соответствующими вкусом, знаниями и навыками.
 
Например, не понимают, что ровный газон требует стрижки раз в неделю, максимум две, а не раз в месяц (лучший случай, между прочим). И то, что ЖКХ не располагает деньгами для стрижки газонов с нужной частотой, на упрямую траву никак не влияет. Т.е. стричь у себя не собираемся, а «вот на западе…».
 
Проблема внешней привлекательности городов усугубляется официально зафиксированными правилами (порядком) организации благоустройства и содержания территории муниципалитета, в соответствии с которыми территорию, прилегающую к зданию (обычно 5 метров), обязан содержать собственник или арендатор (если это прописано в договоре аренды), а дальше – коммунальщики (по договору между муниципалитетом). И образуются «слепые пятна» между зданиями.
 
Дело доходит до абсурда. Спрашиваю руководителя крупной организации, расположенной в центре города в шикарном историческом здании, перед которым есть стоянка: «Почему бы вам не убрать снег, который сбросили с крыши на дорогу? Им заняты 3 стояночных места». И получаю ответ: «Наша территория – тротуар, за дорогу отвечает муниципалитет».
 
И сказано это было с такой твердостью и убежденностью, что следующие вопросы застряли у меня в горле. Рассуждать о том, что это имидж компании, а три (три!!!) стояночных места позволят за день запарковаться нескольким десяткам клиентов, было бессмысленно.
 
Частным, но показательным случаем «не-привлекательности» является очень специфическое, иначе не назовешь, отношение к оформлению входов. Да-да, именно входов. В Латвии ВСЕГДА видно, работает [магазин, парикмахерская, учреждение, организация] и как в нее войти: приоткрыта дверь, светится вывеска или фонарь над ней, ярко освещены окна и пр. Вход заметен сразу. В Казахстане и того хлеще: там запросто к парикмахерской, открытой на первом этаже хрущевки, может быть пристроено что-то типа барочного портика:
 

 
К сожалению, нелюбовь к «привлекательности» имеет более серьезный и неприятный вариант – нелюбовь к отделке деталей. Поэтому часть товаров и работ российского происхождения не дотягивает до качества, которое сами же россияне считают приемлемым.
 
То же рассуждение относится не к результату работы, а и к самой работе: очень трудно добиться рационализаторского подхода и к расходованию ресурсов, и к оптимизации бизнес-процессов. Множество анекдотов на эту тему, увы, имеют под собой основание – и хотя в очень многих странах дело обстоит не лучше (см. ошибку III), в России как-то очень бросается в глаза.
 
«Предельного развития» неоптимизированные процессы достигают в бюрократической сфере. Да, зарегистрировать или ликвидировать ИП (основная форма малого бизнеса) сейчас в России несложно. Но! Приходишь в «Мои документы» (это центры государственных услуг) и слышишь «Давайте заявление».
 
Ну, я по латвийской привычке отвечаю – «Давайте бланк». Не тут-то было! Бланк нужно где-то скачать, заполнить и принести – и все это для того, чтобы в твоем присутствии на основании заполненного тобой бланка оператор распечатала такой же и дала на подпись. Такой же, Карл!!!
 
А еще надо пошлину заплатить – и не здесь же, на месте, через POS_терминал, а почему-то обязательно в Сбербанке, технология работы и квалификация персонала которого ниже всякой критики. Почему нельзя заплатить из другого банка, а надо отстоять очередь в Сбере, загадка.
 
Вообще ситуация, когда один и тот же человек как клиент не готов покупать товар или услугу, которую он предлагает, как поставщик, крайне неприятна как для экономики, так и для отдельного предприятия. Ее требуется целенаправленно и активно преодолевать.
 
Давайте смотреть на вещи трезво: вряд ли удастся за короткий срок научить россиян вкусу, уборке территории, умению одеваться и т.п., тут требуется время. Но раньше сядешь – раньше выйдешь, типо начинать стоит пораньше.
 
Решения просматриваются по двум связанным линиям:
 
1) привлечение специалистов из других стран, которые это не просто умеют, а у которых это в крови – тех же латвийских и иже с ними архитекторов и дизайнеров, а также
 
2) популяризация на государственном уровне как «привлекательности», так и ответственности юридических лиц и простых граждан за состояние фасадов, дворов, подъездов и пр.
 
Результаты не заставят себя ждать: разворот моды в сторону «выглядеть красиво» и «а у нас лучше/посмотрите, как мы можем» произойдет максимум за 3-4 года. Опираться можно и нужно на вышеупомянутые витальность и конкурентность россиян.
 
 
Масштабы и разнообразие
 
Но рассмотренные два фактора – далеко не главные. Они, пожалуй, даже вторичны по отношению к географии России. А экономика, как бы ни хотелось многим, — есть следствие географии. И в плане пространственного размещения, и в плане располагаемых ресурсов и климата. А с позиций географии Россия уникальна: огромная и невероятно разнообразная.
 

 
 
Когда у меня спрашивают, как я оцениваю ситуацию в России, я затрудняюсь с ответом – в каком месте России? В какой отрасли (см. ошибку I)? Потому что все очень по-разному. Можно вернуться к таблице продолжительности жизни, там как раз отражены в т.ч. регионы России.
 
Особенно ярко масштабы России проявляются в ее дорогах. Их нужно много, а с учетом климата они должны быть не только хорошими (гладкими), но и долговечными. Значит, при нынешних технологиях – дорогими. И они становятся коррупционной кормушкой. Это отдельная беда, преодоление которой может стать так наз. «ведущим звеном» на ближайшие 5-7 лет (см. ниже).
 
Тем не менее одно можно сказать точно – Россия поднимается. Об этом свидетельствуют не только мои личные наблюдения, но и рассказы коллег, которые ездят в командировки (мы – бизнес-школа федерального уровня, коллегам приходится бывать по всей России)
 

 
Подробнее тут:
https://www.google.com/maps/d/viewer?mid=171YvtM9gBaYa6YwBshOT3t82co0
 
 
В частности, особо теплых отзывов за последнюю пару месяцев удостоились Йошкар-Ола и Ульяновск.
 

 
Еще фотоотчеты путешественников:
Дорога из Ярославля в Москву
Москва — Ярославль — Вологда (без ночёвки) — Кириллов
 
Безусловно, в России далеко не все сделано, мы в начале пути. Но Россия идет по нему, а не стоит. Если кому-то до зарезу нужна общая оценка, то вот она.
 
 
В одну телегу впрячь не можно
 
Россия – страна промышленности. Об этом надо помнить каждому, кто пытается сравнивать Россию с Латвией или иной страной/регионом/территорией, ориентированной на сервис. Помнить не только о различии масштабов, но и о различии структуры народного хозяйства:
 

 
График составлен по данным Федеральной службы государственной статистики РФ (использует в качестве постоянных цены 2011 г.) и Латвийского статуправления (использует в качестве постоянных цены 2010 г.).
 
 
Различия базового года не являются для данного сравнения принципиальными. Важнее различие структур: в Латвии ОТСУТСТВУЮТ добывающая промышленность, не отражается отдельной цифрой госуправление, но зато выделены в специальные статьи информационные услуги и отдых. Красноречиво, не так ли?
 
В том же Ярославле, где мы живем последние 2,5 года, сервис по сравнению с латвийским отвратительный. Общепит вообще, по-моему, как система отсутствует. То есть кафе и рестораны какие-то есть, и пообедать в рабочий полдень можно – но это либо невкусно, либо в лучшем случае дорого, либо невкусно и дорого одновременно. Народ к общепиту не приучен и питается дома. Но зато выбор продуктов в супермаркетах изумительный – куда лучше, чем в Риге. Здесь, в Риге, по сравнению с Ярославлем, собственно, в магазинах и выбора-то нет. Вот такой парадокс.
 
Так получилось, что я приехала в Ярославль на неделю раньше мужа и дочки (дело было в декабре 2013). Когда я привела их в гипермаркет Глобус, муж какое-то время молча по нему ходил, потом остановился посреди зала – стеллажи с одной стороны, 72 (!) кассы с другой — и мрачно сказал: «И эти суки недовольны Путиным?»
 

 
Обратите внимание на график работы (выделено мною – Е. Бр.).
 
Вот этот «промышленный» оттенок и нехватка людей для сервиса плюс связанное с этим отсутствие конкуренции усиливает природное нежелание россиян быть «привлекательными» (см. выше особенности 1 и 2). Получается плохо, потому что это еще один предмет для зависти к западу – и с ним надо что-то делать.
 
 
Учиться и лечиться
 
А вот с медициной дело обстоит очень специфично: высокотехнологичная медицина в России в целом слабее латвийской – исключительно по причине нелюбви к отделке деталей, потому что оборудование ничуть не хуже, а частенько лучше. Но «низовая» российская медицина значительно лучше – и в плане очередей, и в плане очень большой доли бесплатных услуг, и в плане сохранившейся и поддерживаемой ориентации на профилактику.
 
Россияне, кстати, этот момент здорово недооценивают: большинству из них кажется, что если сложные операции в Латвии делают лучше, то и все остальное там лучше. Ошибка № II.
 
Образование в России перестраивается, как и везде в мире. Перестройка идет как получается, и причин тому много – но образование, как и медицина, в значительной части бесплатное, в т.ч. высшее образование. Уровень обучения тоже выше. Наша дочь, имея двух родителей-инженеров, в Латвии по математике получала чистые, беспримесные четверки по 10-балльной шкале. В Ярославле она закончила школу, получив за ЕГЭ по так наз. профильной математике 72 балла – это соответствует примерно 8-9, и в итоге поступила в Горный университет. Бесплатно.
 
Окончание тут:

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Еще по теме

Европа вместо Победы

Смешной - ты . А полька , таки , научила правильному русскому языку без словесного мусора .

Глобальное охлаждение: у нового поколения исчезает основной инстинкт

Да и "жертвы" были те ещё . Повзрослевшая дочка рассказывала - Одним , надоедливым , бОльным дураками - пеналом промеж глаз(как папа научил) , а не некоторым - пусть дёргает , всё ...

Прыжок в одичание (Часть 3)

Наконец-то вышло продолжение. Всё ещё завязка. Жду кульминации. И счастливой развязки.

Он наводил беспорядок

Есть такая передача"Еще не Познер"В конце каждой передачи ведущий предлагает участнику "погадать" по сборнику стихов Летова  . Интересные стихи

Анисим должна покаяться!

Там , в самом конце , о новой дикости - школах двух уровней уже для ВСЕХ - окончательная победа над разумом .