Лечебник истории

18.07.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?
  • Участники дискуссии:

    30
    199
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Фото: Прибытие в Великобританию наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова : 20 мая 1942 г.

Предложение «дружба или война»

По мере приближения этой даты в ряде СМИ увеличивается количество публикаций, рассказывающих об ужасах советского вторжения в Польшу 1939 года. И о том беспросветном кошмаре, который будто бы наступил после воссоединения западно-белорусских земель с БССР.

Мы не станем отрицать фактов необоснованных и преступных репрессий — к великому сожалению, это тоже было. Но само воссоединение белорусского народа в рамках одной республики, развитие его экономики, социальной сферы, образования, науки, культуры? Как с этим быть? Тоже аннулировать — как одно из «преступлений большевизма»? Судя по тому, что сегодня происходит во многих постсоветских государствах — именно это и предлагается.

Разумеется, либеральные авторы и словом не упоминают ни изощренные истязания в польском концлагере Картуз-Береза, ни жестокость полиции и карателей во время «пацификаций» белорусских сел. Записных «патриотов» при этом совершенно не волнует судьба жителей Западной Беларуси, лишенных к 1939 году права на образование и культуру на родном языке. И тем более никто не говорит — какой могла быть альтернатива тому соглашению между Москвой и Берлином в преддверии Второй мировой войны?

Мы попробуем разобрать наиболее возможные альтернативы.

Пакт Риббентроп-Бек

Могло ли руководство СССР поступить иначе? А какие были варианты?

1 — Летом 1939 года Кремль заключает военный союз с Варшавой, Лондоном и Парижем.

В этом случае, вполне вероятно — Гитлер вообще не осмелился бы на агрессию. Ведь уроки войны на два фронта в Первой мировой войне еще были свежи в памяти у немцев.

И определенные предпосылки для такого союза были. Прежде всего — тесное военное сотрудничество с Францией действительно развивалось в те годы. Например, танковый комбриг Семен Кривошеин бывал по обмену опытом у своих французских коллег, общался с Де Голлем.
 
Не будь упрямого антикоммунизма Варшавы и Лондона, то герой войны в Испании мог встретиться в Бресте не с немецкими, а с французскими танками, пришедшими на помощь польским уланам.
Однако за год до этого, во время переговоров в Мюнхене, лидеры Великобритании и Франции не подержали прозвучавшие ранее советские инициативы о помощи Чехословакии против Гитлера. Более того — они пригрозили Праге военным вторжением в случае, если таковая помощь будет принята. А польская армия вместе с вермахтом приняла участие в оккупации Чехословакии, захватив Тешинскую область. В ходе этой операции было убито около 100 чехословацких полицейских.

И в 1939 году консервативное правительство в Варшаве пуще всего на свете ненавидело «московских коммунистов». Поэтому на таком варианте не мы, но сама история сразу поставила крест. И вина в этом целиком лежит на западных державах.

Конечно, иные могут сказать — для западной демократии сталинская диктатура выглядела не лучше гитлеровской. Но если судить по позиции ее лидеров в Мюнхене, это — не так.
 

Именно нацистам Даладье и Чемберлен отдавали явное предпочтение. И если бы в России и Беларуси социализм строили не через «диктатуру пролетариата», а по Кропоткину или Толстому, отношение международной олигархии к нему было бы не лучшим.
 

2 — Советский Союз отказывается от подписания мирного договора с Германией.

Именно это, по умолчанию, в качестве «альтернативы» имеют ввиду либералы, когда критикуют Сталина за пакт с Германией. А как они представляют это в реальности? Немецкий МИД выходит с предложением о мире, а Молотов — категорически их отвергает? Что это — как не фактический повод к войне? К масштабному вооруженному конфликту, к которому Красная Армия в 1939 году едва ли была готова. Но более того — совершенно не факт, что воевать в этом случае пришлось бы только с Германией.

И здесь могла вырисоваться еще одна альтернатива.

3 — Союзниками Германии против обрекшего себя на изоляцию Советского Союза могли стать Англия, Франция и Польша.

В 1939 году существовала высокая вероятность того, что империалистические государства выступят против СССР единым фронтом. Скорее всего, в этом случае на Дальнем Востоке их бы поддержала Японская империя.

О вероятности такого сценария говорят следующие факты — на протяжении 20-30-х годов самые напряженные отношения у советской страны были именно с националистическим режимом Польши. Компартия в Речи Посполитой была запрещена — в отличие от стран западной демократии. Польская разведка до 1926 года забрасывала на территорию БССР диверсионные группы и повстанческие отряды, советская сторона — отвечала ей тем же.

В то время как между двумя странами-«изгоями» — Веймарской республикой и Советами, складывались достаточно партнерские отношения.

Великодержавные политики в Варшаве со своим планом восстания в СССР «Прометей» были одними из лидеров антисоветского движения. Пока в Германии к власти не пришли национал-социалисты. Впрочем, министр иностранных дел Польши Бек в 1934 году заключил с Берлином договор о ненападении, согласно которому вермахту был обещан свободный проход через территорию Польши в восточном направлении, в обмен на что Берлин гарантировал «новые польские границы» на Востоке.

Сложиться антисоветскому блоку всех крупнейших государств Европы помешали их собственные противоречия и политические, экономические и территориальные притязания к друг другу. Достичь консенсуса под флагом паневропейского национализма им тогда не удалось. Поэтому нацистский «рейх» и претендовал на создание объединенной Европы германской силой.

Ось Москва-Варшава-Париж

После нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года прошло 17 дней, прежде чем РККА начала свой поход в Западную Беларусь и Западную Украину. С чем была связана такая пауза? Очевидно, с мобилизацией воинских соединений для предстоящего выступления, подготовкой тыловой базы, да и общественного мнения. Не будем забывать — еще недавно нацистский режим в Германии оценивался у нас как «злейший враг рабочего класса и советской страны», и внезапный поворот внешней политики надо было как то объяснить населению.

Но возможно предположить, что советское руководство выжидало еще по одной причине. А что, если Германии не удастся сразу сломить Польшу? Как поведут себя ее союзники? И тут мы можем описать еще одну альтернативу.

4 — Вермахт вторгается в Польшу, но встречает не просто ожесточенное, но и эффективное сопротивление.

В Варшаве происходит восстание, и прогнивший режим «санации» свергнут. Создается широкое коалиционное правительство Национального спасения, в который входят социалисты из ППС, крестьянские партии и даже один коммунист, освобожденный из тюрьмы.
Белорусам и украинцам обещано национальное равноправие. Из рабочих Варшавы и Лодзи формируются ударные батальоны, на захваченных территориях разворачивается повстанческое движение. Элитная польская кавалерия, вместо бессмысленных атак и такой же обороны с легким вооружением, переходит к тактике глубоких рейдов в немецком тылу, перерезая коммуникации наступающим частям немцев, окружая и уничтожая отдельные из них. На реке Бзуре Войску Польскому удается остановить немцев, а затем нанести им чувствительный контрудар.

Но самое главное — Англия и Франция отказываются от тактики «странной войны». Французская армия сразу же переходит в наступление, а во втором эшелоне высаживаются британские союзники. Созданные по настоянию генерала Де Голля крупные бронетанковые соединения прорываются в глубь Германии. Конечно, вермахт отчаянно обороняется. Он останавливает свое продвижение к Варшаве, и переброшенные на Запад танки Гудериана и Гота отбрасывают французов и англичан к старой государственной границе. И тогда Париж, Варшава и Лондон обращаются с тайным посланием к Москве…

И вскоре механизированные и кавалерийские корпуса РККА уже движутся по польским дорогам мимо костелов и распятий на перекрестках. Тяжелые бомбардировщики ТБ-3 бомбят Берлин и Кенигсберг. Италия заявляет о нейтралитете, Венгрия и Румыния присоединяются к союзникам. Накануне 7 ноября 1939 года спешившиеся казаки 6-й Чонгарской кавалерийской дивизии и уланы Велькопольской бригады прорываются к рейхстагу. В западные предместья Берлина входят французские зуавы и шотландские полки.

После капитуляции Германии в Западной Украине и Западной Беларуси проводят референдумы, как это предлагали белорусские эсеры еще в начале 1920-х годов. По результатам плебисцита отторгнутые ранее области воссоединяются с БССР и УССР, Польша получает западно-польские земли и Восточную Пруссию. В связи с ослаблением внешнего враждебного окружения жесткий политический режим в СССР — несколько смягчается…

Фантастично? Признаюсь, что во многом — да. Но — не во всем. Если абстрагироваться от консервативных и антисоветских предрассудков западных политиков, то это был прекрасный технический план закончить Вторую мировую войну уже к декабрю 1939 года.
 

Но к сожалению, в то время нацизм и фашизм — эффективное антикоммунистическое средство, совершенно не претил политической и экономической элите Европы. Даже в английской королевской семье, как ныне стало известно, он снискал немалые симпатии. Пока не вышел за отведенные ему рамки…
 

При всей натянутости такого поворота событий заметим одно — примерно через два года на той части демократического Запада, что не была еще оккупирована нацистами или не оказалась под пятой марионеточных и собственных фашистских режимов, именно такой план и примут. Только теперь затяжная война с «рейхом» и его многочисленными союзниками будет стоить огромных жертв…

Но историю, конечно, нельзя переиграть. Тем более — не нужно это делать сегодня. И всякие разговоры о денонсации пактов, незаконности границ и прочее нагнетание международных распрей грозит еще более страшным повторением мировой трагедии…
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Василь Владимирович Герасимчик
Беларусь

Василь Владимирович Герасимчик

Учитель

Между Сталиным и Пилсудским

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Освобождение Болгарии: старая правда и новая ложь

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Как трактуют важнейшее событие белорусской истории

80-летие воссоединение Восточной и Западной Белоруссии, как ни странно, получило полярные оценки в СМИ

Суд над победой. Специальный репортаж

Почему в Латвии пошли войной на Путина и Армию России

Не знаю как там у них в магазине торгового центра, но в интернет-магазине Black Star Wear Tallinn с Путином и МиГ-ом ничего в помине нет... хотя ассортимент там должен бы быть поши

Как трактуют важнейшее событие белорусской истории

Благодарю.

Освобождение Болгарии: старая правда и новая ложь

А кто кого любит? Правильные страны, наверное, Америку, но только за деньги. Или безвозмездно, то есть даром?)

С двумя годовщинами!

Почему - собрались? Битва уже идет вовсю - пока на идеологических и юридических фронтах. Уже есть пострадавшие и "пленные", в числе последних и наш Председатель с подброшенными ему

Черемош

Я же говорил о всесоюзном, а не местном  уровне. Разумеется, в каждой деревне есть свои первые парни и девки. Но не всех берут в район. У латышей были не одни только Артмане и

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.