В мире прекрасного

09.10.2016

Александр Морунов
Беларусь

Александр Морунов

Историк фотографии

Четыре стиля мастера Булгака

Фотографика и пиктореалиста

Четыре стиля мастера Булгака
  • Участники дискуссии:

    9
    22
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

6 октября 1876 года, 140 лет назад, в имении Осташин (сейчас это в Кореличском районе Гродненской области, Беларусь) родился Ян Брунон Булгак — фотограф, фотохудожник, а точнее фотографик, как он называл себя сам.
 


Сейчас наиболее известны его работы, главным образом выполненные в эстетике пикториализма — (англ. pictorialism, от англ. pictorial — живописный) — течения в фотографическом искусстве, приближавшее фотографию к живописи и графике, а в первую очередь — к импрессионизму. Отсюда второе название — фотоимпрессионизм.

На снимках — сады и усадьбы, памятники истории, пейзажи, виды и улицы городов. Благородная старина в лучах заходящего солнца. Львиная доля фотографий, сделанных Яном Булгаком, относится к этому стилю и подобной тематике, однако его наследие куда более разносторонне, только отделено от нас границами государств.

Далее речь пойдет про фотографа Яна Булгака и его работы, а не всего-лишь о том, что он успел снять в наших белорусских границах. Об этом и так пишут у нас достаточно. Первоначально статья замышлялась как обзор жанрово-стилистического спектра фотохудожника Яна Булгака с контекстуализацией его в мировом пространстве художественной фотографии.

Все это действительно было сделано, причем с акцентом на малоизвестные для белорусской аудитории и не характерные для основного направления творчества Яна Булгака фотографические опыты. Но в результате все получилось несколько глубже не только о фотографии первой половины прошлого столетия, но также contemporary.

Мастера художественной фотографии Яна Булгака знают и почитают за ее отца и родоначальника в Литве и в Польше. Так ведь он же наш, с Новогрудчины — справедливо заметят иные. Надо сказать, что белорусской фотографии Ян Булгак приходится скорее уж дедом. Не потому, что фотография в Беларуси имеет более давнюю историю по сравнению с соседними странами. Отнюдь. Это вопрос преемственности.

Просто все в той же Польше после войны Ян Булгак смог оказать эффект на более молодых фотографов, даже, ни много ни мало, на национальные особенности соцреализма. Фотографы после Булгака продолжили, развили, переосмыслили его школу по сегодняшний день. Но в БССР Булгак был надолго забыт.

Вспомнили здесь о нем в 1990-е годы, уже в новых реалиях — и, под впечатлением открывателей, многие вдохновились на собственное творчество по мотивам и под влиянием. Так просыпаются дремавшие до поры гены, и внуки бывают больше похожи на своих дедов, чем на родителей. Но много ли знаем мы об этом наследии?

Редкий белорус заглядывал дальше родных краявидов да уютных виленских арочек. Это нам близко. Мы сами любим снимать подобное. И для Мастера-фотографика эта тема была лейтмотивом почти полвека. Мы не знаем, и, видимо, не очень хотим знать другого Булгака. Но наш — значит наш. И нам следовало бы полностью и разносторонне попытаться понять нашего великого земляка — чтобы лучше понять себя самих, наконец.

Встречая другие работы другого Булгака, мы не верим своим глазам. Достоверные, подлинные, атрибутированные снимки признаются нами как факт, но отчуждаются нашей эмпатией. Возможно, и сам автор, делая нехарактерные для себя вещи, подсознательно отказывался признавать их своими. Кто знает?

Но почему? Почему Ян Булгак был столь консервативен, что, несмотря на отдельные, нетипичные для себя, но не менее талантливые серии работ, до конца жизни оставался по большому счету все тем же «фотографиком» — не «фотографом»? Почему этот стиль так любили польские власти до и после войны? Почему элегическая эстетика Булгака так близка нам теперь?

На эти вопросы я попытаюсь ответить в своей статье.



Адам и Ева (1911-1912)1


Эдемский сад. Мир и благоденствие царят вокруг и повсюду. Мягкая светотень, обнаженные дети под летним солнцем. Отправная точка. Этот снимок и должен быть таким — момент, тут же превращенный в светлое воспоминание. Пикториальная техника идеальна для передачи подобных сюжетов — очищенные от деталей, впечатления, ассоциации…

Ян Булгак начинал свой творческий путь как восторженный фотограф-любитель, случайно ставший фактическим обладателем камеры, подаренной его жене Анне в 1905-м. В 1911-1912 гг. Булгак учился в Дрездене у фотографа пикториалиста, портретиста Хуго Эрфурта, переписывался с французским пикториалистом Констаном Пюйо.

В Вильно Булгак познакомился с живописцем Фердинандом Рущицем. «Он ввел меня в живой город, и на каждом шагу он показывал мне то, о чем я понятия не имел раньше. Я еще не видел достаточно, но это не было присуще слепоте: мое отношение к природе свидетельствовало даже о противоположных склонностях. Это было наподобие эндосперма, вызванного прежней средой и обыкновением жить». (Булгак нескромно напомнил Рущица в 1913-м.)2

Весь этот период действительно напоминал счастливую и живописную утопию. Но было предчувствие «то постоянное чувство, что нечто вокруг меня минует безвозвратно, что некая высокая красота, некое бесценное добро проходит мимо нас незамеченным, а оно такое простое, повседневное и близкое, его нельзя разглядеть, как не видно воздуха, пока он чист и ничем не побеспокоен. Я ощущал, что нужно было описывать нашу сторонку, наш край»…17,11

«Знал ли я, что среди тех вековых деревьев буду когда-нибудь искать силой мечты и воспоминаний Дом, родное гнездо, огонек на припечке, лампу над столом, тени отца и матери? Что эти воспоминания, легкие, как осенняя паутина, обовьют мое сердце крепкой сетью и по их следам я буду возвращаться назад через всю жизнь — до единственного наипрекраснейшего во всем свете «края детских лет», до тихого счастья дома»17,12.

Вскоре началась Первая мировая война. Усадьба Булгаков в Осташине оказалась на самой линии фронта, проходившего по речке Сервеч.

1915 год превратил Яна Булгака из белорусского помещика в польского интеллектуала, но навсегда оставил его ностальгирующим романтиком.



Виленский суп, 19152 фотография из коллекции Национального Музея во Вроцлаве


Виленский суп. Другая предкамерная реальность. Другая фотографическая техника. Идет Первая мировая. В 1915-м Ян Булгак делает серию документальных фотографий благотворительных кухонь и их посетителей. Серия включает несколько портретов и жанровых сцен, местами формально напоминающих сцены званных обедов в высшем обществе, где бывал фотограф.

Однако «аристократическое» исполнение мизансцен резко контрастирует здесь с грубой предкамерной реальностью и строгим репортажным стилем самих кадров, далеких от романтичной пикториальной манеры. На иллюстрации, несмотря на небольшой размер снимка, можно видеть взгляды людей, почувствовать их настроение. Человек на переднем плане, отделенный от толпы глубиной резкости, вот-вот заговорит со зрителем.



Вильно, 1921-1924 Репортаж из военного следственного изолятора командного корпуса окружной тюрьмы в барочном дворце Слушков3


Репортаж из тюрьмы. И здесь натура диктует стиль. Вероятно, заказчики съемки хотели продемонстрировать через серию фотографий, что в польской военной тюрьме в Вильно практикуются отнюдь не варварские методы обращения с заключенными, что видно, если смотреть альбом.

И снова мы видим совершенно другой стиль фотографии — здесь нет человеческих характеров и настроений, как на предыдущем фото. Здесь есть ритм, четкая композиционная геометрия, высокая детализация изображения. Это человеческая машина, где все выполняют положенные функции. В каком-то смысле перед нами индустриальный пейзаж. На снимках заключенные и охранники во время повседневной деятельности и отдыха, гимнастические упражнения в огороженном дворе, кухня, цеха, мастерские, и т. д. Подробное документальное описание всех аспектов деятельности пенитенциарного учреждения. Настроение снимков как будто бы лишено эмоций, они выполнены в светлой, немного холодной тональности, не вызывая ассоциаций, привычных для слова «тюрьма».

Такие снимки с наибольшей вероятностью соответствовали запросам заказчика. Их можно было продемонстрировать руководству, иностранным журналистам, показать близким, не чувствуя себя при этом «тюремщиками».

Человек. Мы видим на трех предыдущих снимках людей. На всех трех эти люди представляются компонентами образа, композиции, городской среды, организованной системы. Зная Булгака в первую очередь как пейзажиста, мы не удивляемся, однако вот перед нами примеры портретов:



4



Портрет вильнюсского еврея, 19165


В этих портретах можно узнать школу Хуго Эрфурта. Пикториальные каноны уступают здесь место психологизму, который подчеркивается работой со светом и пространственной композицией.

Считается, что портрет как жанр не занимал основного внимания Яна Булгака. При этом следует заметить, что фотоателье Булгака в Вильно финансово окупалось в первую очередь благодаря снимкам для документов. В таком случае нам в самом деле трудно судить о Булгаке-портретисте.

Известно, что мастерская была уничтожена во время бомбардировок Вильно в 1944-м. Дошедшие до нас портреты демонстрируют высокий уровень мастерства и — художественности — категории, принципиально важной для пикториальной фотографии, к образцам которой относится большинство портретов работы Булгака. К тому же известны многие документальные портреты из научных экспедиций.



6



7


Игра в модернизм. В 2007 году в Верхнесилезском музее (Бытом, Польша) прошла выставка «Ян Булгак. Земля Силезия 1936». На выставке были представлены 96 стеклянных негативов, сделанных в 1936 году по заказу Департамента искусства при воеводстве Силезском и Региональной комиссии по туризму.

В 1938 году была проведена выставка «Красота земли Силезской», экспонировались в общей сложности 523 снимка сорока семи авторов. В конкурсной части авторству Яна Булгака прнадлежат 14 работ. Сам Булгак получил на конкурсе 2-е место8.

Здесь мы видим совершенно нехарактерные для его творчества индустриальные мотивы, на отдельных снимках — при полном отказе от пикториальных канонов, как, например, на двух верхних.

По своему исполнению, строгой геометрии форм, отчетливости фактур и деталей, ритмичности, они перекликаются с более ранним репортажем из виленской военной тюрьмы.

Не претендуя на лучшие достижения ни самого Булгака как автора, ни жанра индустриального пейзажа и модернизма, они, тем не менее, вполне органичны.



8


На двух других они вновь проявляются. Это выглядит как газетный репортаж, вдруг написанный языком Лермонтова. «Выхожу один я на дорогу; В облаках опора ЛЭП стоит»… Пейзажи с линией электропередач и заводскими трубами выполнены в фирменном стиле Яна Булгака — фотографика. Натура в данном случае не диктует стиль — она с ним конфликтует. Этот диссонанс, вероятно, и повлиял на решение жюри в конкурсе 1938 года, где Булгак не получил первого места.

Удивление, даже большее, чем сам факт проведения Булгаком индустриальной съемки, вызывает использование пикториальной манеры в индустриальном пейзаже. В конце концов это был государственный заказ: наряду с природой, архитектурным наследием, отразить в фотографии промышленное развитие страны. Отчасти это и было сделано в соответствующей эстетике. Мы уже видели, как Булгак проявлял значительную стилистическую гибкость, но здесь создается впечатление, что он превращается в автора-догматика.

Это совсем не так, и проблема не в догматизме. Когда еще в 1907-м Булгак смутно предощущал какие-то перемены, возможно катастрофические, те же кубисты вовсю пророчествовали о них. Новые машины, изобретения, изменения в обществе… мировая война стала потрясением для всех, кого коснулась.

Для тех, кто предполагал нечто подобное, это было потрясением понимания «за что боролись», но для Булгака, как и для многих его коллег и земляков, война стала наподобие непостижимого бедствия необъяснимой природы. Оставалось радоваться ее окончанию и попытаться зажить по-старому.

Индустрия, машины — все это было чем-то привнесенным и чуждым, что не стало еще частью ментальной реальности. Еще в 1920-е годы можно было проследить два явно разграниченных формата в фотографии и фотографике Булгака.

В одном случае это не претендующие на художественность визуальные документы, фактически фотоопись строящихся новых зданий, улиц, например в Новогрудке. В другом — прекрасные пейзажи. Рабочая съемка и съемка «для себя» — нормальная практика для многих фотографов. Здесь произошло смешение этих форматов.

Польский исследователь Войцех Вильчик (Wojciech Wilczyk) пишет об этих снимках: «Разработчик «отечественной фотографии» с упорством, достойным лучшего применения, по-прежнему применяет те же трюки, композиции взяты непосредственно из эстетики живописи Молодой Польши. Да, есть несколько снимков, вдохновленных фотографическим авангардом 30-х годов (например, снимок фасада церкви святого Иосифа в Забже10), но это реальное исключение, и без каких-либо последствий, возникающих после работы»9.
 
Можно не согласиться с утверждением об отсутствии последствий. Несколько работ, выполненных в новой, никогда ранее не свойственной Булгаку манере, близкой к абстракционизму, появились всего за пару лет до смерти автора.

В 1948 году Яну Булгаку было уже 72 года. И в этом возрасте происходит прорыв собственной многолетней традиции. Снимки не выглядят как несмелые эксперименты с постоянными отсылками к прежнему опыту. Это мощные, уверенные работы, как будто принадлежащие другому автору. Но перед нами Ян Булгак. Игра в модернизм завершилась победой старого мастера в новом стиле.



Ян Булгак, Костел св. Иосифа в Забже, 194810



Ян Булгак, Иглица, 194811


Дым Отечества. Ян Булгак не единожды продемонстрировал: несмотря на сильное пристрастие к пикториальной эстетике, он не чужд экспериментам и новаторству. Большинство подобных опытов отразились в нехарактерных, но от этого не менее достойных фотографических работах.

Однако не они принесли ему славу, и запомнился он как мастер, вопреки всему оставшийся верным своему старому стилю. Снимки, отличные от этого канона, существуют на обширном фоне прекрасных пикториальных работ. Дважды в его жизни война меняла все вокруг до неузнаваемости, вызывая желание, нет, не начать с чистого листа, но вернуть время вспять, средствами фотографии, остановить время хотя бы в отдельных его кадрах-фрагментах.



Ян Булгак, Пожар в Вильно 1916, бромовое тонирование9


На этом снимке пожара в Вильно 1916 года бромовая техника дает достаточно необычный эффект. То, что на фотографии отображен именно пожар, понимаешь не сразу. Силуэт города на заднем плане, фрагмент крыши, высокие дымоходы, кажется, плывут в облаках, находясь высоко в небе. Перед нами весьма оригинальный пейзаж, близкий к сюрреализму, но никак не событийная съемка.



Вроцлав12



Варшава 194512



Мальборк, 1946-194713



Вильно, 194414



Кадр пожара в Вильно 1916 года и снимки послевоенных польских городов не случайно поставлены рядом. Перед нами, если так можно выразиться, примеры несобытийной военной хроники. В первом случае событие было запечатлено в несобытийной эстетике и несобытийными средствами.

Следующие два кадра сняты как документальные в технике прямой фотографии. Однако в них легко узнаваем почерк «классического» Булгака с его композиционным построением и проработкой светотени. Несмотря на брутальную реальность послевоенных руин, эти снимки производят похожее впечатление с видами виленских двориков…



15


Все так же графично. Присутствующее в кадре движение контрапунктом оттеняет статичность архитектуры. Особенно заметно это на двух других приведенных здесь послевоенных снимках. Тут ко всему прочему добавляется легкий пикториальный налет размытости мелких деталей. Кажется, что на снимке не последствия едва прекратившихся боевых действий, а памятники античности, неизменные вот уже многие века.

Отечественная фотография (Fotografia ojczysta («Native Photography»)) — под таким названием вышла в 1951-м, уже после смерти автора, одна из последних его теоретических работ.



Ян Булгак и Януш Булгак, Жниво 194916



Ян Булгак и Януш Булгак, 194616



В наши дни многих смущает программный манифест «Суть Отечественной фотографии» 1936 года: «Сегодня отечественная фотография не вызывает сомнений, что нынешний здоровый национализм является заботой всей Европы, с любознательным стремлением ко всему национальному, чем вы владеете, исследовать, визуализировать, показать, а затем — преумножить, превознести, расширить и обогатить. Сегодняшняя фотография добровольно занята на службе идеи великой державы, идеи служения государству, в тесном контакте с народом и родиной». [http://archiwum-obieg.u-jazdowski.pl/recenzje/1031]

Действительно, этот манифест тесно перекликается с современными ему идеями австрийской Heimat Photographie, призванной прославлять традиционные ценности ретроспективной австрийской идентичности. (В той же степени, как перекликается с мотивами мемуаров: запечатлеть, сохранить, передать пока не поздно, пока не разрушено.) Для Heimat Photographie также были характерны идиллические картины нетронутых горных склонов, виды сельской местности, портреты крестьян и лыжников. Все это приветствовалось властями, в том числе после войны, используясь в утилитарных идеологических целях и для развития туризма.

По-видимому, в пикториальной эстетике в сочетании с пейзажем или бытовой зарисовкой, есть нечто хтоническое, вневременное. В этом секрет симпатии любых националистов к такой фотографии: обращение к корням, к истории, стабильность и самобытность. Войцех Вильчик сравнивает Хаймат и Отечественную фотографию с одной стороны и, с другой — фотографию так называемой новой объективности, а также советскую пропагандистскую фотографию 1930-х годов и объявляет нокаут пикториальной эстетике.9

Но в той же статье он упоминает о том, что, например, Союз польских фотохудожников ZPAF до сих пор вполне успешно продолжает эту пикториальную линию. В 2005 году при государственной поддержке была проведена выставка «Где мы находимся», на которой пикториальная, по сути, эстетика, уже в цифровом исполнении, но с явными чертами преемственности от Отечественной фотографии, была представлена весьма основательно.

Стоит ли говорить о том, что в белорусской фотографии популярность пикториальной эстетизации пейзажа, темы исторического наследия, является ничуть не меньшей.

Это все то же обращение к корням и к истории, ассоциации с родным культурным ландшафтом, поиск аутентичности, стремление к постоянству и традиционализму. Как и в 1920-30-е годы, в Восточной Европе происходит период национального строительства. Вот почему нас не слишком интересуют репортажи о виленском благотворительном супе, военной тюрьме, индустриальные пейзажи, абстракции.

Именно «классический» Булгак находит отклик у зрителя, у современных фотографов, у государства для пропаганды и рекламы туристических достопримечательностей.

Критики, как Войцех Вильчик, видят в этом опасность пересечения очень тонкой грани, за которой начинается шовинизм, а искусство фотографии превращается в инструмент идеологии. Впрочем, подобная опасность, скорее всего, сильно преувеличена, а возможные претензии относятся никак не к художнику, но к его интерпретаторам.

Пристрастие Яна Булгака к лирическому пейзажу, выраженному пикториально, вызвано «прежней средой и обыкновением жить» человека, чье детство и юность прошли в небольших загородных имениях, а формирование художественного видения пришлось на эпоху пикториальной фотографии, когда привнесенное резонировало с внутренним. Оно связано с желанием вновь обрести связь со своим родом и домом, который утрачен.

В то же время творческое наследие Яна Булгака свидетельствует о широте его взглядов. Можно насчитать как минимум четыре стиля, в которых он создавал свои произведения, работая подчас вопреки мейнстриму, не опасаясь быть старомодным и не отказываясь от новаторства.
 
 


Источники

1. JAN BUŁHAK Fotografik Fotografia Album 1961 Opis (numer 963298195) [Электронный ресурс] // http:// allearchiwum.pl / — Режим доступа : http://allearchiwum.pl/jan_bulhak_fotografik_fotografia_album_1961_opis-963298195.html. — Дата доступа : 29.09.2016
2. Vilnius Soup Kitchens — Jan Bułhak [Электронный ресурс] // http:// culture.pl / — Режим доступа : http://culture.pl/en/work/vilnius-soup-kitchens-jan-bulhak. — Дата доступа : 29.09.2016
3. Nieznane zdjęcia znanego fotografa: z więzienia w Wilnie [Электронный ресурс] // http:// warszawa.wyborcza.pl / — Режим доступа : http://warszawa.wyborcza.pl/warszawa/51,34889,12342937.html?i=0&disableRedirects=true. — Дата доступа : 29.09.2016
4. Fotografika — Jan Bułhak [Электронный ресурс] // http:// culture.pl / — Режим доступа : http://culture.pl/en/work/fotografika-jan-bulhak. — Дата доступа : 29.09.2016
5. Galleries: Wooden synagogues [Электронный ресурс] // http:// heuright.eu / — Режим доступа : https://heuright.eu/galleries/wooden-synagogues/ : 29.09.2016
6. Jan Bułhak. Ziemia Śląska 1936 [Электронный ресурс] // http:// ultramaryna.pl / — Режим доступа : http://www.ultramaryna.pl/wydarzenie.php?id=9785 : 29.09.2016
7. Jan Bułhak. Ziemia Śląska 1936 [Электронный ресурс] // http:// www.esil.pl / — Режим доступа : http://www.esil.pl/jan-bulhak—ziemia-slaska-1936—wystawa-w-muzeum-gornoslaskim-w-bytomiu,imprezy,e,2801,d,2007-06-6.html: 29.09.2016
8. Jan Bułhak i «Piękno Ziemi Śląskiej» [Электронный ресурс] // http:// hiperrealizm.blogspot.com.by / — Режим доступа : http://hiperrealizm.blogspot.com.by/2013/01/jan-buhak-i-piekno-ziemi-slaskiej.html : 29.09.2016
9. Piktorialne zauroczenie [Электронный ресурс] // http:// archiwum-obieg.u-jazdowski.pl / — Режим доступа : http://archiwum-obieg.u-jazdowski.pl/recenzje/1031 : 29.09.2016
10. Jan Bułhak w MHF — część druga [Электронный ресурс] // http:// www.fotopolis.pl / — Режим доступа : http://www.fotopolis.pl/newsy-sprzetowe/wydarzenia/6810-jan-bulhak-w-mhf-czesc-druga : 29.09.2016
11. Urzekająca paralaksa. Fotografia i jej obrazy [Электронный ресурс] // http:// niezlasztuka.net / — Режим доступа : http://niezlasztuka.net/news/urzekajaca-paralaksa-fotografia-obrazy/ : 29.09.2016
12. Dolny Śląsk / Niederschlesien Wroclaw / Breslau [Электронный ресурс] // http:// www.timediver.de / — Режим доступа : http://www.timediver.de/Suedwest-Polen_Niederschlesien_Breslau_Wroclaw.html : 29.09.2016
13. Zaraz po wojnie. Wystawa w warszawskiej Zachęcie [Электронный ресурс] // http:// www.bryla.pl / — Режим доступа : http://www.bryla.pl/bryla/51,90857,18928109.html?i=11 : 29.09.2016
14. Lietuvos Nacionalinis muziejus kviečia į istorijos vakarus. «Dingęs 1944-aisiais? Vilniaus senamiesčio griovimas ir atstatymas» [Электронный ресурс] // http:// www.madeinvilnius.com / — Режим доступа : http://www.madeinvilnius.com/lt/vilniaus-miesto-studija/lietuvos-nacionalinis-muziejus-kviecia-i-istorijos-vakarus-dinges-1944-aisiais-vilniaus-senamiescio-griovimas-ir-atstatymas/i/ : 29.09.2016
15. Как объяснять картины мертвому зайцу. Фотограф Ян Булгак (Bulhak, Bulhakas) [Электронный ресурс] // http:// chingizid.livejournal.com / — Режим доступа : http://chingizid.livejournal.com/1508693.html : 29.09.2016
16. Wystawa «Jan Bułhak — ojciec fotografii polskiej» oraz mój wykład (28.10.2015) w Galerii Negatyw w Katowicach [Электронный ресурс] // http:// jureckifoto1.rssing.com / — Режим доступа : http://jureckifoto1.rssing.com/chan-6281749/all_p7.html : 29.09.2016
17. Булгак, Ян. Край дзіцячых гадоў / Я. Булгак. — Мінск: «Беларусь»; Мінск. : 2004. — 412 с.

 

           

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Морунов
Беларусь

Александр Морунов

Историк фотографии

Между фактами

Фотограф Софья Хоментовская

Елена Фрумина-Ситникова
Канада

Елена Фрумина-Ситникова

Театровед

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Эльвира Мирсалимова
Беларусь

Эльвира Мирсалимова

Публицист

Писатели без Родины

Олег Озернов
Латвия

Олег Озернов

Креативный инженер-предприниматель

Роскошь классики

Старые мысли о главном

Страны Балтии зачищают СМИ: "лучшие практики" зомбирования

Это десятая копия отчёта. Первая легла на стол куратора. Майор с добрыми, но усталыми глазами пробежал текст, подчеркнул красным карандашом осточертевшие фамилии, тяжело вздохнул и

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии (Часть 2)

Жил в Приекуле Лиепайского района. Там земля так нашпигована осколками и взрывчаткой, что разминирование было очень сложным. Пацаны знали где есть взрывчатка, снаряды, и по весне п

СОЮЗНОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Вообще-то союзная интеграция нужна и России. Если бы не была нужна, никаких союзов она бы не инициировала, в том числе, ЕАЭС.

Страшно представить

"Давно разработанные". Ну, наконец, дошло. Кстати, а почему вы так не любите "Роскосмос" в целом, и Рогозина в частности? По роду занятий не должны пересекаться, вроде бы. Он вам

Что Лариса Удовиченко рассказывала мне о любви и о том, что ценит в мужчинах

На самом деле она ведь фонд какой-то создала и детей от онкологии средствами, собранными этим фондом, лечит. Не всё так просто под луной ...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.