Лечебник истории

25.09.2016

Автор .
Беларусь

Автор .

Публицист

Человек, который заново открыл для нас забытую Белую Русь

Человек, который заново открыл для нас забытую Белую Русь
  • Участники дискуссии:

    1
    1
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
      

В этом году исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося белорусского историка, доктора наук, члена-корреспондента АПН СССР Лаврентия Семеновича Абецедарского, однако событие осталось практически незамеченным как белорусскими властями, так и местной общественностью.
 


Как всегда в подобных случаях, причины подобного пренебрежительного отношения к знаменитому ученому исключительно идеологические.

Последние два десятилетия представители так называемого «свядомага кола», в том числе и коллеги по цеху, обвиняли Абецедарского в конъюнктуре, идеологизированности, тенденциозности и даже в том, что он чуть ли не угробил белорусскую историческую науку.

Конечно, святым Лаврентий Семенович не был, но и таких резких оценок своей деятельности он тоже не заслужил.

В конце концов, во многом именно благодаря его усилиям история БССР стала изучаться как отдельная дисциплина.


Будущий историк родился в 1916 году в городе Горки Могилевской губернии в семье служащих. Детство его проходило на фоне гигантских социальных катаклизмов. Первая мировой война, революция, кровавая гражданская бойня, голод, разруха и нищета не обошли стороной и семью мальчика.
 

Неудивительно, что в подобных условиях у Абецедарского довольно рано сформировались его знаменитый жесткий характер и «левые» убеждения.
 

Уже в 15 лет он вполне осознанно занял должность инструктора Оршанского райкома комсомола. На этом поприще ему пришлось организовывать работу местных пионерских отрядов. Примерно в это же время он стал интересоваться историей. Ночью читал книги, а днем делился прочитанным со своими подопечными.

Вскоре Абецедарский понял, что монотонная комсомольская работа не для него — молодой человек стремился к знаниям. В 1937 году ему удалось поступить на исторический факультет БГУ.

Среди его преподавателей были такие выдающиеся ученые, как знаменитый востоковед и библеист Н.М.Никольский, германисты В.Н.Перцев и Л.М.Шнеерсон, исследователь русского средневековья А.П.Пьянков, специалист по истории развития капитализма в Беларуси Д.А.Дудков и другие. Большинство из этих людей прославились в научных кругах еще до революции, поэтому можно говорить о некоторой преемственности поколений.



Фонтан в сквере Университетского городка, 1939 год.


Учиться Абецедарскому нравилось, однако окончить университет ему помешала война.

В 1941 году БГУ был частично эвакуирован в Москву, а в 1942 году Абецедарский был призван в Красную армию. Служить недоучившемуся студенту пришлось на Дальнем Востоке, где в 1945 году он принял участие в Маньчжурской наступательной операции.

Любопытно, что участие в боях Великой Отечественной приняли и некоторые преподаватели Лаврентия Семеновича. Так, доцент Дудков служил в гаубичной бригаде Войска Польского на 1-м Белорусском фронте, а 64-летний академик Никольский некоторое время был членом партизанского отряда.

Демобилизовавшись из армии, Абецедарский вернулся в Минск, где наконец-то окончил университет в 1946 году, а спустя три года и аспирантуру.
 

В 1950 году он успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме «Барацьба ўкраінскага і беларускага народаў за ўз’яднанне з Расіяй у сярэдзіне XVII века».
 

В том же году Абецедарский стал заведующим кафедрой истории СССР в своем родном БГУ. На этом поприще ученый приложил максимум усилий для того, чтобы история Беларуси была выведена в отдельную дисциплину.

Долгое время он бомбардировал партийное руководство БССР докладными записками, в которых обосновывал необходимость создания в БГУ соответствующей кафедры. Получая раз за разом отказ, Абецедарский, тем не менее, смог проявить свой знаменитый характер.

В конце концов тогдашний Первый секретарь ЦК КПБ К.Т.Мазуров сдался, и в ноябре 1958 года в БГУ появилась кафедра истории БССР, которую Абецедарский возглавлял вплоть до своей смерти в 1975 году. В это же время он начал работу над докторской диссертацией, которую защитил в 1966 году.

Тема этого исследования была, можно сказать, магистральной для всей научной деятельности Абецедарского: «Борьба белорусского народа за соединение с Россией (вторая половина XVI—XVII вв.)».


В отличие от большинства других белорусских историков того времени, изучавших либо советский период белорусской истории, либо различные аспекты социальной борьбы, Абецедарский, обративший свое внимание на эпоху феодализма, совершил самый настоящий прорыв.

В своих работах Лаврентий Семенович пытался показать, что помимо угнетаемых белорусских крестьян в Великом Княжестве Литовском и Речи Посполитой жили еще и белорусские купцы, ремесленники, мещане и, наконец, шляхтичи.
 

Именно Абецедарский заново открыл для нас эту забытую Белую Русь.
 

В сферу его научных интересов входила эпоха второй половины XVI—XVII веков на белорусских землях. Особенно его интересовали русско-белорусские отношения, антифеодальные восстания и казацкие войны.

Вместе с тем Абецедарский был ярым критиком так называемого «золотого века» ВКЛ. С особенной страстью он отрицал наличие в ВКЛ и Речи Посполитой так называемой «шляхетской демократии», которую считал идеологической выдумкой поляков.

Можно по-разному относиться к позиции ученого по этому вопросу, но резко негативное отношение заведующего кафедрой истории БССР к любым попыткам найти хоть одно светлое пятно в истории Великого Княжества Литовского привело к тому, что белорусской исторической науке пришлось довольно долго топтаться на месте.



Историки И.С.Кравченко, Н.В.Каменская, Т.С.Горбунов, К.И.Шабуня, Л.С.Абецедарский (слева направо). 1960-е годы. Фото из собрания В.Скалабана.


За свою жизнь Абецедарский написал более пятидесяти научных трудов, среди которых был и учебник «История БССР», по которому белорусские школьники изучали историю своего родного края вплоть до самого развала Советского Союза.
 

В большинстве своих статей и монографий историк отстаивал тезис о многовековом стремлении белорусского и русского народов к воссоединению.
 

В принципе, для советской историографии в подобной постановке вопроса не было ничего нового, однако заслуга Абецедарского состояла в том, что он подкрепил свои утверждения крепкой доказательной базой.

Ученый поднял огромный пласт неизвестных ранее документов, благодаря которым у многих появилась возможность взглянуть на белорусскую историю с совершенно новой стороны.

Большинство открытых Абецедарским исторических источников были впоследствии опубликованы им в книге «Русско-белорусские связи: сборник документов (1570—1667)». В основном это были русские и белорусские таможенные книги, царские указы, путевые заметки иностранцев и различные челобитные.

В своей, пожалуй, самой известной работе «Белорусы в Москве XVII века» Абецедарский открыл неизвестный дотоле фрагмент из истории русско-белорусских отношений.

На основе богатого фактического материала ученый рассказал о вкладе выходцев из Белой Руси в развитие Русской державы того периода.


Сегодня часто приходится слышать негативные оценки этой и других книг историка: мол, он использовал лишь те документы, которые соответствовали тогдашней идеологии и концепции самого Лаврентия Семеновича.

К примеру, в вину Абецедарскому ставят то, что в книге «Белорусы в Москве XVII века» он, говоря о добровольном переселении белорусов в Московское государство, постарался опустить тот момент, что многие жители белорусских земель были насильно вывезены в Москву во время Тринадцатилетней войны (1654—1667).

Действительно, документы свидетельствуют о том, что подобное имело место быть, однако стоит помнить о том, что в те времена захват «полона» из числа мирного населения был в порядке вещей во время всех без исключения крупных войн.
 

В целом же нужно отметить, что, несмотря на частичную справедливость обвинений Абецедарского в некоторой «подгонке» фактов, работу он проделал колоссальную.
 

Не нужно забывать, что многие из суждений Абецедарского нередко шли вразрез с тогдашней официальной историографией.

Так, описывая уже упоминавшуюся Тринадцатилетнюю войну между Россией и Речью Посполитой, ученый писал о том, что белорусы с радостью встречали русские войска и оказывали им всевозможную помощь, однако при этом он довольно критично относился к действиям казаков Золотаренко на территории Белой Руси.

Абецедарский никогда не забывал о том, что историю творят не лубочные рыцари без страха и упрека, а живые люди, со всеми их страстями и недостатками.


Если говорить об Абецедарском как о преподавателе, то стоит отметить, что зачастую он был излишне строг со своими студентами. Зачастую эта строгость сочеталась у него с весьма своеобразным юмором.

С легкой руки белорусского писателя В.А.Орлова получил широкую огласку следующий случай.

Как-то на одном из экзаменов Лаврентий Семёнович задал своим студентам вопрос: какая рука поднята у Ленина, изображенного на памятнике перед Домом правительства в Минске? Всем, кто отвечал «правую» или «левую», Абецедарский ставил в зачетку два балла. Отвечая на недоуменные вопросы студентов, Лаврентий Семенович не без удовольствия ответил, что Ленин перед Домом правительства держится обеими руками за трибуну.

При этом практически все его бывшие студенты отмечают, что лекции строгого преподавателя были одними из самых запоминающихся.
 

Даже такой явный противник идей Абецедарского, как А.Е.Тарас, в одном из своих интервью рассказал, что слушал лекции ученого с неподдельным интересом.
 

Среди своих студентов Лаврентий Семенович пользовался огромным авторитетом. «Cпроси тогда нас, шумных юношей, как повинен выглядеть классический профессор, и мы в один голос ответили бы: «Как Абецедарский», — вспоминал один из учеников ученого, доктор исторических наук Н.С.Сташкевич.

Ныне в белорусской исторической науке принято обвинять Абецедарского во всех смертных грехах. Начало этой научной «ревизии» положил выдающийся археолог М.А.Ткачев, который, не отрицая того влияния, что оказал на него Лаврентий Семенович, до конца своих дней был обижен на Абецедарского за то, что тот якобы не пустил его в аспирантуру БГУ.

Если Ткачева, человека с безупречной профессиональной и моральной репутацией еще можно понять, то как понять тех обвинителей Абецедарского, которые во времена СССР защищали диссертации по истории КПСС, а сегодня пишут панегирики тем же Радзивиллам?

Думается, что ответ очевиден — никак.

Хочется верить, что со временем имя Абецедарского будет очищено от той грязи, которую на него вылили за 25-летний период нашей независимости.

Вечная память вам, Лаврентий Семенович!
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Литвин с польским сердцем

К 150-летию Юзефа Пилсудского. Окончание

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Иоанн Лойко. Принявший гибель во храме

100 имён Беларуси — 14

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Иван Зданович. Лучшая память — Ждановичи

100 имён Беларуси — 13

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Афанасий Ремнёв. Первый красный офицер

100 имён в истории Беларуси

2020: ПАНДЕМИЯ И ПЕРЕСМОТР ГЛОБАЛЬНОЙ ПОВЕСТКИ

И уже как-то писала вам, что мне искренне жаль, что у вас такая ситуация с работой, это вы, конечно, не заметили. Я тоже работаю здесь и плачу налоги, мне тоже не нравятся все эти

Корни агрессивного ислама и как с ними бороться?

60 человек не знают оба языка", надо заменить на 60 человек знают один только один язык. Да заметил я что так надо было написать. Да я уже запутался в понятиях англичанин-англ

Христиане идут

Но не двойной же. Снизить налоги для реального сектора невозможно из-за влияния российской кредитно-денежной политики.А что для Парка высоких технологий созданы тепличные условия

Евразийство или русский национализм?

Эрефия развалится - или ее просто прибьет НАТО и его союзники по всему миру, когда в США изобретут что-то особенно эффективное...Это аксиома и абсолютная неизбежность.Нажо понимать

Избираемые губернаторы в Беларуси — перемены к лучшему или опасный опыт?

Перед нами образец «конструктивного» подхода в нынешней политической дискуссии – не следует ничего ломать, можно немного только что-нибудь перестроить внутри здания. Никто спорить

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.