«Будьте не мёртвые, а живые души...»

Памяти Н.В. Гоголя. Часть 3
    

Культурная традиция как творческое начало. Памяти Н.В.Гоголя
Часть 1. Такие творцы подобны святым отцам

Часть 2. Просвещение как очищение души
 


Часть 3. Заслужить рукоплесканье на небесах


«Будьте не мёртвые, а живые души.
Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом…»
Н.В. Гоголь


Представленные Гоголем в сборнике «Выбранные места из переписки с друзьями» статьи призывали образованное русское общество вернуться к модернизации жизни на основе православной духовности. И это вызвало резкое неприятие, вплоть до обвинений писателя в гордыне и даже в помешательстве.

Сам он в 1847 году писал:
 


«Почти в глаза автору стали говорить, что он сошел с ума, и прописывали ему рецепты от умственного расстройства».
 


7 апреля 1847 года А. О. Смирнова писала В. А. Жуковскому о Гоголе: «В Москве его сочли совсем за сумасшедшего и объявили это во всеуслышание, разумеется, его друзья». Позднее, в 1912 году, оптинский старец Варсонофий напишет:
 


«Гоголя называли помешанным. За что? За тот духовный перелом, который в нем произошел и после которого Гоголь твердо и неуклонно пошел по пути богоугождения, богослужения».
 


В своих статьях писатель делает упор на том, как следует жить по-христиански, будучи тем, кем ты являешься — писателем, чиновником, помещиком и так далее.

Гоголь искренне надеялся, что читатели с интересом примут его книгу. Он даже писал в 1846 году своему издателю Плетневу: «…Она нужна, слишком нужна всем — вот что покамест могу сказать…» Он даже советует Плетневу запасать бумагу для переиздания, в котором он не сомневается: «Книга эта разойдется более, чем все мои прежние сочинения, потому что это до сих пор единственная моя дельная книга».


Но все получилось иначе.

У книги действительно были сторонники, например, Алексей Хомяков, князь Петр Вяземский, Иван Аксаков, но гораздо больше было противников. Причем противники были не только из лагеря «западников» — Герцен, Белинский, Грановский, Тургенев, Анненков, но и из «славянофилов» — Сергей Тимофеевич Аксаков, его сын Константин Аксаков.

Примечательно, что и русское духовенство встретило книгу Гоголя без какого-либо восторга. В чем же дело?

В сборнике представлен ряд статей, в которых предложены новые формы социокультурных отношений, вытекающие из православных идеалов и соблюдения духовных законов в общественных отношениях.

В статье «Христианин идет вперед (Письмо к Щ.....ву) Николай Васильевич дает такое обоснование необходимости модернизации общества по православным духовным идеалам:
 


«Перебери всех философов и первейших всесветных гениев: лучшая пора их была только во время их полного мужества; потом они уже понемногу выживали из своего ума, а в старости впадали даже в младенчество. Вспомни о Канте, который в последние годы обеспамятел вовсе и умер, как ребенок. Но пересмотри жизнь всех святых: ты увидишь, что они крепли в разуме и силах духовных по мере того, как приближались к дряхлости и смерти. Даже и те из них, которые от природы не получили никаких блестящих даров и считались всю жизнь простыми и глупыми, изумляли потом разумом речей своих».
 


В этом сравнении читателю предлагается задуматься о влиянии духовной жизни на интеллектуальный уровень человека и общества в целом.
 

Духовная жизнь делает человека не просто умным, что само по себе важно, она еще делает человека носителем духовной любви, что намного важнее ума.
 

Укрепление в себе духовного человека приводит к возрастанию духовной цельности до такого уровня, который позволяет творцу перейти от конкретной сферы творчества к социокультурному и показать определяющее влияние духовных идеалов на культурные и исторические события, их оформление в рамках национальных традиций.


В своих взглядах Гоголь отнюдь не стоял особняком в русской жизни, в русской культуре. Напротив, он определяет главную, магистральную линию великой русской литературы — линию Пушкина-Гоголя-Достоевского.

И Пушкин, и Гоголь, и Достоевский, пройдя через страдания, раздумья, покаяния, в процессе духовной жизни пришли к единому — иногда слово в слово совпадающему — выводу: только по закону Христову построенная жизнь может быть жизнью истинной.

В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» в десяти из тридцати двух глав книги национальная идея вынесена в заглавие. Однако и в тех главах, где имя ее отсутствует в названии, речь идет о России, а в предисловии Гоголь просит соотечественников прочитать его книгу «несколько раз» и «всех в России» помолиться о нем.

Общественная дискуссия должна была внести коррективы в предложенные Гоголем идеи и главное запустить следующий этап формирования духовного поля культурных традиций.
 

На основе полученных с откровениями духовных матриц — создание новых стандартов социокультурных изменений в обществе.
 

К тому времени в русском обществе уже работали творческие группы западников и славянофилов. Сборник мог в значительной степени усилить позиции последних, но далеко не всеми из них был принят как информация к дальнейшим концептуальным разработкам.


Общественная дискуссия началась, но не привела к реализации тех стандартов, которые Николай Васильевич предлагал в своем сборнике для укрепления культурных традиций.

Современники видели в Гоголе писателя, но никак не философа и тем более христианского социолога, который способен на основе духовной синергии и глубокого анализа социальной реальности, предложить новые стандарты для модернизации общественных отношений.

В «Авторской исповеди» Николай Васильевич, отвечая на упреки критиков, утверждавших, что в «Выбранных местах из переписки с друзьями» он изменил своему назначению и вторгся в чуждые ему пределы писал: «Я не совращался с своего пути. Я шел тою же дорогою… — и я пришел к Тому, Кто есть источник жизни».

По мере духовной синергии Николай Васильевич получал откровения с духовными матрицами, которые он оформлял в своих статьях в новые стандарты преображения общественных отношений.

Через духовную жизнь писателя традиция проявила себя как творческое начало, соединение духовных и умственных усилий человека с Божественными энергиями дало творческие результаты.

Гоголь это стал понимать еще до издания сборника, о чем свидетельствует его письмо поэту Николаю Языкову в июле 1843 года:
 


«В продолжение говения займись чтением церковных книг. Это чтение покажется тебе трудно и утомительно, примись за него, как рыбак, с карандашом в руке, читай скоро и бегло и останавливайся только там, где поразит тебя величавое, нежданное слово или оборот, записывай и отмечай их себе в материал. Клянусь, это будет дверью на ту великую дорогу, на которую ты выдешь! Лира твоя наберется там неслыханных миром звуков и, может быть, тронет те струны, для которых она дана тебе Богом».
 



В предисловии к «Выбранным местам из переписки с друзьями» Гоголь напишет, что своей новой книгой он хотел искупить бесполезность всего, доселе им написанного.

Эти слова вызвали немало нареканий и побудили многих думать, что Гоголь отрекается от своих прежних произведений. Однако о бесполезности своих сочинений он говорит в смысле религиозном, духовном, ибо, как пишет далее Гоголь, в письмах его, по признанию тех, к которым они были писаны, находится более нужного для человека, чем в его сочинениях.

Все его письма написаны после глубоких личных переживаний и молитв, в процессе которых происходило восприятие откровений, несущих духовные матрицы, которые писатель и воплотил в своих письмах и статьях.

Вот что он сам писал об этих переживаниях:
 


«Стоит только хорошенько выстрадаться самому, как уже все страдающие становятся тебе понятны и почти знаешь, что нужно сказать им. Этого мало; самый ум проясняется: дотоле сокрытые положенья и поприща людей становятся тебе известны, и делается видно, что кому из них потребно. В последнее время мне случалось даже получать письма от людей, мне почти вовсе незнакомых, и давать на них ответы такие, каких бы я не сумел дать прежде. А между прочим, я ничуть не умней никого».
 


Чтобы дать ответы, каких не сумел бы дать прежде, нужно иметь духовные основания, которые, вероятно, и были матрицами, приходящими с откровениями.

Своими публикациями писатель стремился просветить людей и понимал это таким образом:
 


«Просветить, — пишет Гоголь, — не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь».
 


Ведя земную жизнь, он уже понимал, что такое вечность и видел смыслы духовных подвигов.

В статье «Христианин идет вперед (Письмо к Щ.....ву) Николай Васильевич пишет:
 


«Но перед христианином сияет вечно даль, и видятся вечные подвиги. Он, как юноша, алчет жизненной битвы; ему есть с чем воевать и где подвизаться, потому что взгляд его на самого себя, беспрестанно просветляющийся, открывает ему новые недостатки в себе самом, с которыми нужно производить новые битвы. Оттого и все его силы не только не могут в нем заснуть или ослабеть, но еще возбуждаются беспрестанно; а желанье быть лучшим и заслужить рукоплесканье на небесах придает ему такие шпоры, каких не может дать наисильнейшему честолюбцу его ненасытимейшее честолюбие. Вот причина, почему христианин тогда идет вперед, когда другие назад, и отчего становится он, чем дальше, умнее».
 


И это возрастание мудрости становится все более и более заметным в трудах писателя.


В начале января 1850 года Гоголь прочел Аксаковым первую главу второго тома «Мертвых душ», но уже в переработанном виде. Иван Сергеевич, присутствовавший на чтении, писал родным из Ярославля 9 января того года:
 


«Спасибо Гоголю! Все читанное им выступало передо мною отдельными частями во всей своей могучей красоте... Если б я имел больше претензий, я бы бросил писать: до такой степени превосходства дошел он, что все другие перед ним пигмеи».
 


Через две недели, 19 января, Гоголь прочитал Аксаковым вторую главу. На другой день Сергей Тимофеевич спешил поделиться своим впечатлением с сыном Иваном:
 


«До сих пор не могу еще придти в себя... Такого высокого искусства: показывать в человеке пошлом высокую человеческую сторону, нигде нельзя найти... Теперь только я убедился вполне, что Гоголь может выполнить свою задачу, о которой так самонадеянно и дерзко, по-видимому, говорит он в первом томе...»
 



Заслужить рукоплесканье на небесах — вот цель, которую ставил перед собой Гоголь.

Такое рукоплесканье можно заслужить только строгой духовной жизнью и воплощением накопленного благочестия в своем творчестве. Но такое рукоплесканье невозможно без поношения в земной жизни, ибо несение духовного креста обрекает человека на земные страдания.

Благочестие Николая Васильевича было многим известно, он был примерным христианином, постником и молитвенником, жил скудно, от причитающейся ему доли наследства отказался в пользу матери и сестер, не имел даже своего дома, жил или на съемных квартирах, или у друзей.

Он постоянно помогал нуждающимся студентам, а после его смерти в 1852 году от него остались только книги, одежда да около сорока рублей денег — а между тем, созданный им фонд «на вспоможение бедным молодым людям, занимающимся наукою и искусством», составлял более двух с половиной тысяч рублей. Вот и все материальное наследие Гоголя.

Что касается духовного наследия, то оно огромно и его невозможно измерить.

Гоголь смог воплотить подаренные вечностью идеи в своих лучших письмах, статьях и литературных произведениях. И, несмотря на негативную оценку ряда известных общественных деятелей русского общества, его труды были в целом благосклонно оценены самыми строгими духовными наставниками.

И такие наставники были в Оптиной Пустыни.
       
 
Продолжение следует
        
           


При подготовке статьи использованы следующие источники:

1. Воропаев В.А. Николай Гоголь. Опыт духовной биографии
2. Восторгов И. И. Честный служитель слова /Речь на панихиде по Н. В. Гоголю по случаю открытия ему памятника в гор. Тифлисе, сооруженного городским самоуправлением // Полн. собр. соч.: В 5 т. Т. 2. СПб., 1995. С. 226—227.
3. Флоровский Г. В. Пути русского богословия. 3-е изд. Париж, 1983. С. 261).
4. Гоголь Н.В. Завещание
5. Мономенова М. Гоголь в Оптиной — путь в рай
6. Монахиня Вера Н.В. Гоголь в Оптиной Пустыне
7. Воропаев В.А. Святая Обитель. Гоголь в Оптиной Пустыне
8. Мельник В. Сокровенный Гоголь
9. Преподобный Макарий Оптинский
10. Чижов Ф.В. Воспоминания о Н.В. Гоголе // Кулиш. П.А. Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя, составленные из воспоминаний его друзей и знакомых и из его собственных писем: В 2-х т. Т. 1. СПб., 1856.
11. Феофан Затворник, святитель. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? Письма. 6-е изд. Л., 1991.
12. Варсонофий, схиархимандрит Оптинского скита]. Беседы… с духовными детьми. СПб., 1991.
13. Анненкова Е.И. Записки о Гоголе В.С. Аксаковой // Гоголь и русская литература XIX века. Л., 1989.
14. Моторин А. Монах в миру
15. Протоиерей Николай Булгаков «Будьте живые души!»
16. Преподобный Исаак Сирин Слова подвижнические
17. Д. А. Валуев

 

                                           

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Участники дискуссии: uke uke, Лаокоонт ., Валерий Бухвалов
Комментарии
  •  
    12 марта 06:43
    №1 uke uke Латвия

    Гоголя ужасала роль сатирика земли русской, навязанная ему революционно-демократической критикой. Писатель видел для себя иное предназначение в нравственном подвиге и молитве. Столь отрицательно относясь к смеху, Розанов видит в Гоголе воплощение ада. Он не верит писателю, считая последние его произведения очередной насмешкой. Гоголь от Сатаны, уверен Розанов. И если Мережковский в своей работе «Гоголь и Черт» доказывает, что писатель всю жизнь боролся с Чертом, то Розанов придерживается противоположного мнения: «В нем был легион бесов», — перефразирует Розанов Евангелие от Луки (VIII, 27-36), давая определение писателю. Сомнение вызывает у мыслителя и его религиозность.  Болезненно-мнительный Гоголь, испытывая страх смерти, искал успокоения в христианстве. Розанов же убежден, что причина душевных терзаний писателя в метаниях между язычеством и христианством, в страхе перед религией. Розанов верно подметил, что Гоголь шел к религии через страх, а не через любовь. Но публицист не верит в нравственное перерождение, видя в этом лицемерие Гоголя, потому что тот «…демон, хватающийся боязливо за крест» (В.В.Розанов. «Опавшие листья», к. 1-й, с. 273, в кн. В. В. Розанов. «О себе и жизни своей», М., 1990.) Где только не ищет Розанов разгадку Гоголя, обвиняя его даже, правда, гипотетически в некрофилии. Половой вопрос является одним из самых важных для мыслителя. Гоголь, не знавший плотской любви, живописует в своих произведениях молоденьких и хорошеньких мертвых женщин. Розанов предполагает: «…половая тайна Гоголя находилась где-то тут…» («Опавшие листья», к. 1-й). Затем он задается вопросом, чем же ему все-таки одолеть Гоголя и отвечает, шокируя читателя: «Чем же я одолел Гоголя (чувствую)? Фаллизмом. Только. Ведь он совсем без фалла». (В.В.Розанов «Мимолетное. 1915», с. 119.) Розанов резко критиковал христианство за аскетизм и безбрачие. Как известно, его работы на эту тему были запрещены святейшим Синодом. Преклонение Розанова перед фаллосом – это воспевание Жизни и торжество Добра и Света. Воспринимая Гоголя, как посланника Тьмы, сеющего разложение и смерть, он попробовал противопоставить ему жизнь, ведь «…у Гоголя поразительное отсутствие родников жизни — и «все умерло» («Мимолетное. 1915»). Увы, и это было тщетно. Подобное кощунственное предположение в сексуальной патологии не остудило пыла ненависти, который охватывал Розанова при оценке Гоголя.

    Попытка выявить основу гоголевского демонизма в творчестве привела мыслителя к выводу о специфике душевного состояния художника. Ссылаясь на Платона в статье «Отчего не удался памятник Гоголю?» (1909), Розанов предполагает наличие безумия у некоторых выдающихся людей, приводящего их к глубоким откровениям в жизни. Гоголь, по его мнению, обладал этим метафизическим качеством. В нем с детства «…жило, росло и развивалось это гениальное, особенное, исключительное безумие. Которое перед концом всем овладело, разлилось “вовсю”…» (В.В. Розанов «Отчего не удался памятник Гоголю?»)...

    Поддержали: Сергей Балунин
     
  •  
    12 марта 07:28
    №2 nota bene
    Валерий Алексеевич, а читали ли вы сами «Выбранные места из переписки с друзьями»? Полностью, а не отдельные письма?
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить