sek Бояре, шляхта и рыцари в ВКЛ :: IMHOclub - Территория особых мнений

Лечебник истории

08.10.2018

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Бояре, шляхта и рыцари в ВКЛ

Были? Не были?

Бояре, шляхта и рыцари в ВКЛ
 
 

В одном из моих прошлых материалов, посвященных проникновению оппозиции в среду белорусской реконструкции, я обещал, что рассмотрю, присутствовал ли термин рыцарство в наших землях, и если присутствовал, то в какой форме. Желания прибавилось и ввиду того, что многие белорусские реконструкторы полагают, что если они занимаются реконструкцией, то по умолчанию знают историю, а значит — могут делать утверждения, которые должны восприниматься всеми на веру.
 

  

 


Начнём с самих терминов «рыцарь» и «дворянин»


Наиболее часто под термином «рыцарь» понимают средневековый дворянский почётный титул в Европе. История появления рыцарства традиционно связывается с Франкским государством и развитием, так называемого, вассального договора.
 
Так, например, Жак ле Гофф утверждает, что в 971 г. появляется титул рыцаря, а начиная с 1030 г. получает распространение вассальный договор, после чего в 1032 г. исчезает понятие nobilis (знатный), чтобы уступить место понятию miles (рыцарь), далее, к 1075 г. рыцарство, поначалу группа, отличавшаяся богатством и образом жизни, стало наследственной кастой, истинной знатью (Жак ле Гофф. Цивилизация Средневекового Запада. — М.: Прогресс, 1992. — С. 92.).
 
Историк-медиевист Жорж Дюби полагал, что milites («воины») оформились в рыцарское сословие не ранее X века. И еще в IX веке milites — просто военные профессионалы, несшие вассальную, обычно конную, военную службу своему сеньору.
 
Ж. Дюби заметил, что для того, чтобы узнать о происхождении рыцарей, надо исследовать термины, которыми они обозначались в источниках. На основе анализа грамот он показал, что термины fidelis и vassus, vassalus, применявшиеся с эпохи Меровингов (V—VIII вв.) для обозначения дружинников и вооружённых слуг правителей, около 971 года были заменены в источниках термином miles. Употребление в источниках X века определений miles («рыцарь») и milites («воины») взамен vassus и fidelis свидетельствует о социальном оформлении рыцарского сословия (Смирнова Е. Д. Нобилитет как феномен западноевропейского средневековья (историко-историографический аспект) // Истор. фак. БГУ. — Мн., б. г. — С. 3.).
 
Жак Флори писал, что рыцари — это прежде всего солдаты. И еще в начале XI века, по его утверждениям, рыцарство не являлось ни общественным институтом, ни социальной группой, окончательно оформившись как сословие лишь к концу XII столетия (Смирнова Е. Д. Нобилитет как феномен западноевропейского средневековья (историко-историографический аспект) // Истор. фак. БГУ. — Мн., б. г. — С. 2-3.).
 
Французский историк-медиевист — невежда в сравнении с Алексеем Ральфом, открывающим караоке-бар, так как профессиональный историк полагает, что рыцари являются сословием, но Ральфу известно больше, и он безапелляционно заявляет, что рыцарского сословия не было. Да и про отсутствие юридического статуса у рыцарства тоже весьма смешно. Алексей не знает, что за представителями знати закреплялись определенные права, а это и есть присвоение юридического статуса. Собственно, титул тоже является юридическим статусом.



 

Хотя на самом деле, как говорится, не все так просто в Датском королевстве, например, в Германии министериалы, являющиеся представители мелкого рыцарства, владели небольшими земельными участками, на основе домениального права. Данные участки не являлись ленами, а министериалы не являлись вассалами своего господина в строгом смысле слова.
 
В XIII веке баварский закон, например, предусматривал, что министериалы не имели права занимать должности выше несущих обычную военную службу, только монарху и крупным феодалам было разрешено сохранить при себе министериалов. В течение XII—XIV веков из министериалов формируется часть мелкопоместного дворянства. В XV веке министериалы составили ядро немецкого рыцарства («Министериалы». БСЭ, 3-е издание; Arnold, Benjamin. German Knighthood 1050—1300 (Oxford: Clarendon Press, 1985).
 

Что же касается термина «дворянство», то данный термин вполне способен ввести в заблуждение неискушенного читателя. Это связано с тем, что некоторые исследователи пытаются разделить понятия рыцарь и дворянство, что, на мой взгляд, не совсем правомерно.
 


Традиционно под дворянством понимают господствующее привилегированное сословие светских землевладельцев, возникшее в феодальном обществе и ставшее государственно-образующей основой этого общества в средние века.
 
В эпоху феодализма возникла настоятельная необходимость создания четкой и обязательной для выполнения системы принципов и понятий, регулирующих отношения между вассалом и его сюзереном. Так возник класс дворянства, главной обязанностью которого была безоговорочная защита своего сюзерена и его интересов, как правило, с оружием в руках.
 

 
Есть исследователи, которые разделяют понятие рыцарства и понятие дворянства, есть, которые полагают, что это просто различные формулировки одного и того же явления, очевидно лишь одно — спор идет до сих пор. Стоит лишь отметить, что спор идет в научной среде, то есть в среде профессоров, а не обладателей диплома, полученного на заочке.
 
У обладателей диплома, кое-как полученного заочно, никогда не возникает никаких вопросов и всё всегда просто и понятно. Только думается мне, что это не от большого ума и не от огромного багажа знаний, а как раз наоборот.
 
Помимо всего прочего есть историки, которые утверждают, что термин рыцарь лишь с течением времени стал титулом, а до этого он характеризовал именно сословие. Еще, например, есть и такие нюансы, как баннереты (имеющие право вести в бой группу людей (часто также рыцарей) под собственным знаменем (баннером) с изображением его собственных геральдических символов).
 
Статус баннерета не обязательно означал принадлежность к дворянскому сословию, хотя большинство из них дворянами всё-таки являлись. Рыцарь-баннерет стоял выше по званию, чем рыцарь-башелье (бакалавры имели право сражаться только под чужими знамёнами, точнее, не имели права на своё собственное знамя), но ниже, чем барон или баронет.
 
В отличие от баронета, к примеру, баннерет не являлся подлинно дворянским титулом, так как рыцари относились к нетитулованному дворянству. С большего получается какой-то хаос — то рыцари являются неотъемлемой частью дворянства, то оказывается, что дворянство является неотъемлемой частью рыцарства. Вот вам наглядный пример отсутствия унификации.
 


Так или иначе, мы подошли к тому, что юридически термины рыцарь и дворянство существовали в Европе, а были или не были они синонимами — вопрос остается открытым и поныне. Я полагаю, что не совсем были, так как имелись примеры того, что не все дворяне являлись военным служилым сословием в полном смысле этого слова, а рыцарь — всегда воин.
 
Во всяком случае дворян, уклонявшихся от воинской службы, с течением времени и накоплением богатства, а также изменением юридических взаимоотношений в обществе, становилось все больше.
 
Даже из этого уже видно, что существует разница в термине рыцарь в разных землях, но еще видно то, что титул рыцарь тесно переплетается с понятием дворянства. И это, судя по всему, не связано с неточностями перевода, а связано, на мой взгляд, с отсутствием четко сформулированных в те времена юридических терминов. Все-таки право только еще начинало развиваться и юридическая терминология, явно хромала, причем даже не на одну ногу.
 

 

Рассмотрев происхождение и значение терминов «рыцарь» и «дворянин», перейдём к терминам...


«Шляхтич», «боярин» и «дворянство» в наших землях

 
Начнем со шляхты. Слово «шляхта» происходит от средневерхненемецкого Geschlecht (род, порода), или от Schlaht (битва). Из немецкого языка в XIII веке оно вместе с многими другими терминами из области государственно-правовых отношений проникло сначала в чешский, а затем в польский язык. В Польше в XIII — XIV веках словом «шляхта» стали называть формирующееся в это время военно-служилое сословие.
 
С заключением в 1385 году Кревской унии и началом публикации первых земских привилеев этот термин распространился также и на территории Великого княжества Литовского (ВКЛ). Здесь в это время имели хождение другие термины для обозначения военно-служилого сословия, среди которых важнейшая роль принадлежала «боярам». В течение XV — XVI веков различные термины в государственно-правовых документах бытовали параллельно. Но по мере эволюции политического устройства ВКЛ и оформления шляхты как единого сословия произошла постепенная унификация терминологии.
 
Боярин — высший слой феодального общества в X—XVII веках в Болгарии, Древнерусском государстве, Галицко-Волынском государстве, Великом княжестве Московском, Великом княжестве Литовском, Сербии, Хорватии, Словении, Молдавском княжестве, Валахии, до 1864 года в Румынии.
 
Высший разряд военнослужилых людей повета в ВКЛ образовали бояре и земяне. Боярство было довольно сложным явлением. В состав его входило боярство удельных русских областей, затем особая группа военнослужилых людей, образовавшаяся в среде боярства и соответствовавшая московским «детям боярским», и, наконец, те из простонародья, которых великий и удельные князья переводили с крестьянской на боярскую, то есть военную службу.
 
В. Б. Антонович («Монография», I, 249-50) ставит земян выше бояр, считая последних классом, переходным к мещанству и крестьянству; но М. К. Любавский видит в этих названиях только географическое различие и доказывает, что ко времени статута 1529 г. земяне от бояр первых двух разрядов не отличаются, а в статуте 1529 г. название «боярин» совершенно вытеснено названием «земянин» («обл. деление Л. госуд.», 534—544). Название бояр осталось с тех пор, по-видимому, только за третьим разрядом боярства.
 
Более подробно и детально изучить структуру княжеского двора, из которого и вышло боярское сословие, можно здесь. Княжеский двор возник в X веке вместе с появлением частновладельческого княжеского хозяйства. Изначально он представлял собой ближайшее окружение князя, которое составляли как зависимые, так и свободные люди, имевшие определённые обязанности.
 
В XII веке происходит расслоение дружины. Младшая дружина вливается в состав княжеского двора, принося в него «некоторые дружинные принципы». Старшая дружина, состоящая из бояр, феодализируется и обзаводится собственными дворами. Однако надо отметить, что термины «дружина» и «двор» могли применять как для обозначения ближайшего княжеского окружения (в том числе — невоенного), так и для личного войска князя.
 
Дворяне впервые упоминаются в «Повести об убиении Андрея Боголюбского» (Лаврентьевский летописный свод под 1175) в качестве участников грабежей в хоромах и волости князя после его убийства. Дворяне упоминаются и в старорусской берестяной грамоте XII века, и в новгородской №531 конца XII — начала XIII века, а также во многих более поздних берестяных грамотах.
 
Простым языком отличие дворянина от боярина на Руси описывается в этом материале.
 
Исходя из написанного выше, можно сделать вывод, что понятие «дворянин» у нас существенно отличается от европейского, как минимум в период средневековья. Поэтому не совсем правомерно сравнивать дворянство ВКЛ и Европы.
 
Более схожими определениями являются как раз бояре, что дает нам право утверждать о том, что рыцарское/дворянское сословия является аналогом именно боярского сословия, а не дворянского сословия ВКЛ, во всяком случае в период средневековья. Более детально изучить вопрос о социальных классах в ВКЛ можно здесь.
 

Разобравшись немного в путанице определений, перейдем ко второй части вопроса — было ли рыцарство в наших землях или не было?

Николай Шевченко приводит выдержки из трудов польского историка 15 века Яна Длугоша.
 




Забегая вперед, сразу скажу, что согласен полностью с кандидатом исторических наук, доцентом Новосибирского государственного педагогического университета Спесивцевой Верой Александровной, утверждающей, что позиция историка во многом определяется набором личностных характеристик и особенностями жизненного пути.
 
Ян Длугош действительно неоднократно упоминал рыцарей в своих трудах. Например, в своем труде «История Польши», он неоднократно упоминает этот термин, но остается непонятным в каком значении. Имеет ли в данном случае термин рыцарь литературный смысл или является определением принадлежности сословию или наличие титула, а может вообще неточность перевода. Это, скорее всего, так и останется неизвестным, так как Длугош вполне, как и многие специалисты того времени, мог именовать рыцарями вообще всех представителей знати просто из каких-то личных побуждений.




 
Также, например, неясности добавляет Вислицкий Статут 14 века, в вольном переводе которого упоминается шляхта и рыцари, причем точно также не ясно в каком значении употребляется термин рыцари. Слово рыцарь присутствует только в 11 главе, в нескольких главах присутствует обращение к шляхте.
 
Чуть позже появляется Кошицкий Привелей, который также, как и Вислицкий доступен простому читателю только в достаточно вольном переводе, в котором из-за этого также в непонятном значении употребляется термин рыцарь, и также фигурирует понятие «шляхтич».
 




Если заострить внимание, то к шляхте обращаются как к сословию, а термин рыцарь фигурирует самостоятельно. С одной стороны, нам это дает право предполагать, что термин рыцарь фигурирует в значении титула, а с другой стороны, что может быть употреблен в значении просто повествовательном.
 
Говоря простым языком, в наше время тоже много кого именуют рыцарями только за то, что помог сумки дотянуть. Вполне вероятно, что и в Вислицком Статуте этот термин может фигурировать в качестве обращения к знати. В любом случае, это прямо или косвенно свидетельствует о том, что в Польше могло быть рыцарство, именно как титул.
 
А уже в 15 веке, если быть точным в 1413 году, между Витовтом и Ягайло была заключена Городельская уния, в которой фигурировал термин бояре во всех актах унии.
 


 

Спустя 34 года Привелеем Казимира IV уравниваются в правах православные бояре Великого Княжества Литовского и дворяне-католики (Ключевский В.О. Лекция 45. // Полный курс лекций по русской истории). В Привелее уже опять фигурирует термин рыцари.
 
Правда опять не упоминается в каком значении — заезжие ли они, титулованные из местных или наемники, а может просто для красного словца. История, увы, об этом умалчивает.
 
Рассмотрим теперь основные юридические документы ВКЛ — Статуты ВКЛ. Статут 1529 содержит термины и рыцарь, и шляхтич, и боярин, причем бояре и шляхта указываются в пунктах документов, а рыцарь фигурирует преимущественно только в общих обращениях. Что уже наталкивает на некоторые мысли.
 
В Статуте 1566 года мне не удалось обнаружить термин рыцарь вообще, зато предостаточно упоминаний земян (сословие сродни боярам) и шляхты. Возможно тоже вольность перевода, так что выводы делать было бы поспешно.
 
В Статуте 1588 года мне также не удалось обнаружить употребление термина рыцарь, зато, опять же, предостаточно про бояр и шляхту.
 
Также следует отметить, что в «Переписи войска Великого княжества Литовского 1528 года» повсеместно упоминаются бояре и шляхта, а рыцари не упоминаются. Уж где где, а уж в таком документе, если они существовали как титул или сословие, то были бы явно упомянуты и неоднократно. Возможно я что-то пропустил, может при оцифровке что-то было пропущено, но факт остается фактом — бояре и шляхта там упоминаются, и упоминаются многократно.
 
Все это скорее свидетельствует не о наличии данного титула или сословия на территории ВКЛ, а об отсутствии реальной унификации понятий и наличию большого количества юридических неточностей, что не удивительно для того времени.
 
Есть и еще документы, которые косвенно указывают на существование данного термина в наших землях, но мне не удалось обнаружить ни одного, где это понятие было бы расшифровано и можно было бы сделать выводы о том, что данный термин мог применяться в значении сословия или титула, существовавшего параллельно терминам шляхта и бояре.
 
Таким образом, на данный момент утверждение, что рыцарское сословие присутствовало на территории ВКЛ, не совсем правомерно, во всяком случае по отношению к местной знати. Заезжие рыцари, перебежчики или наемники могли здесь быть, иностранные представители знати могли обращаться к местным представителям знати, называя их рыцарями — как, например, поляки сейчас всех зовут панами, этому есть свидетельства. Но это никоим образом не меняет общей картины — рыцарство здесь было пришлым и чужим в период средневековья.
 
А многим господам реконструкторам не ругаться надо с теми, кто по каким-то причинам с ними не согласен, и с важным видом везде и всюду всех несогласных поносить, пытаясь хоть как-то обозначить свою значимость, а реально приподнять уровень своих знаний и научиться вести себя прилично. Тогда, того и гляди, дело в гору пойдет и у самих.
          
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Вадим Елфимов
Беларусь

Вадим Елфимов

Политолог, кандидат исторических наук

Счастливое число истории

Историческая память — это то, что делает народ народом

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

Кто более матери-истории ценен?

Окончание

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Великий князь литовский Ольгерд: реалии против свядомых мифов

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Любовь, комсомол и самогон

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    4
    15
  • Последняя реплика:

Церковный раскол. История повторяется?

Впечатляет разница в менталитете французов и наших местных. Ведь все началось с повышения этого самого КОЗ (компонента обязательной закупки) для францкзов в цене топлива. Французы ...

Патриотизм как последнее прибежище — 2

Это у редакции надо поинтересоваться. Я тоже обратил внимание, но как-то не придал этому значения, подумал: какое-то временное затишье.

О диктатуре ущемляшек

Русские нашли способ борьбы с тотальной «латышизацией» Деловая газета «Взгляд» 3 часа назад Об этом сообщает Рамблер. Далее: https://news.rambler.ru/baltic/41421688/?utm_conte...

«Cтрана доверилась фашисту»

Сильная вещь! Перечитал с удовольствием и сохранил. Со всеми приложениями.

У Европы нет больше денег на «шпроты»

трампо-брехиты брешут из государств настолько национально пёстрых, что как аргумент национализирования никак не подходят