Они начали что-то подозревать

22.12.2016

«Белсат» штормит. Конец прекрасной эпохи

«Белсат» штормит. Конец прекрасной эпохи
  • Участники дискуссии:

    4
    7
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 

Весть о возможном резком сокращении бюджета польского телеканала для Беларуси «Белсат» и вероятном его переводе на русскоязычное вещание не стала особой новостью для всех, кто в курсе событий. Канал в последние годы периодически переживал серьезные проблемы с поиском средств и ожидание коллапса стало почти привычкой.
 


Интересно другое: дружный выброс эмоций заинтересованных лиц в связке с практическим отсутствием реального разбора ситуации. Очередная игра по схеме «громче лозунги, выше знамена!» способна поднять сочувствующих. Но не в силах предъявить внятный список возможных приобретений и потерь.

Начнем с очевидного: «Белсат» изначально был каналом для Беларуси — но не беларусским ТВ. Он создавался как инструмент «европеизации» синеокой и информационно-пропагандистский ресурс перемен. Заграничное ТВ-вещание на Беларусь работало, по сути, по тем же клише, что и «вражьи» радиоголоса конца прошлого века, вещавшие на СССР: критика, агитация, мобилизация. Альтернативная история. Поп-аттракционы. Ну и немножко культуры на десерт.

Речь о мировоззренческом программировании — впрочем, как и на любом другом телеканале. Но «Белсат» всегда строился, по большому счету, не беларусской стороной.
 


Финансирование Евросоюза. Польский топ-менеджмент и аналогичные стандарты вещания. Ротация беларусских кадров — как втихую говорят сотрудники — по принципу лояльности варшавскому руководству и способности вписаться в его креативные и финансовые расклады. Символический общественный совет из наших VIPов с нулевой способностью влиять на происходящее.
 


Все это фактически создавало европроект внешнего влияния на внутренний движ страны. Понятно, что точно так же работают у нас российские инфо-ресурсы. Но с одной мелкой поправкой: какой-нибудь REGNUM никогда не объявлял себя беларусским.

Яркая вывеска «першае незалежнае тэлебачанне ў Беларусі» создавала запланированный эффект «свойскости» — и, одновременно, иллюзию проекта местной прописки и происхождения. Наверное, поэтому новость о проблемах «Белсата» вызвала народную реакцию в стиле «это наше, верните нам наше!»

Не надо иллюзий: это не «наше». Хозяева проекта — по ту сторону границы. И они имеют полное право самим решать, куда и в каких объемах вкладываться.

А значит, главный вопрос: не как защитить «Белсат», а почему его вдруг стало нужным защищать?


Первый и самый очевидный ответ: смена политического курса западных соседей.

Наш бессменный лидер доказал свою редкую способность выживать вопреки всем санкциям, протестам, митингам и прочим болонским процессам — и тем самым подтвердил как стратегическую беспомощность западных друзей, так и отсутствие себе реальной альтернативы в качестве переговорщика по «беларусскому вопросу».

За последние лет десять все инструменты прямого действия (в том числе «Белсат») ощутимых результатов не дали. Ожидаемой быстрой трансформации политического ландшафта не произошло. Статуса первого игрока на беларусском поле Польша тоже не получила. Естественно, возник соблазн переключить регистр. И перенаправить ресурсы.

Добавим сюда и победу год назад на президентских и парламентских выборах консервативной партии Ярослава Качиньского «Prawo i Sprawiedliwość» — что привело, в числе прочих, к радикальным (и вызвавшим в Польше волну протестов) преобразованиям медиа-поля. Они идут по сей день. И, естественно, не могли не затронуть такой дискуссионный элемент польского ТВ-вещания как «Белсат».
 


Важно понять, что подобное неизбежно случается с дотационными проектами, целиком зависимыми от настроений доноров. Политическая ангажированность «Белсата» изначально была гарантией его поддержки европейскими партнерами — но именно она за эти годы превратила его в машину пропагандистского гона, где отдельные удачи (прежде всего в документальном кино) терялись в общем потоке саркастического новостного кабаре, разговоров ни о чем, хорошего чужого кино и наблюдений за сменой габаритов Валерины Кустовой.
 



При всех заверениях типа «з кожным годам усе болей беларусаў глядзіць «Белсат», «правильный» проект так и не стал по-настоящему действенным.

Девять лет. Пара десятков рабочих мест для беларусских кадров. Вечный транзит Минск—Варшава. Спорная программная политика. Так и не решенный за все эти годы вопрос легализации в стране.

И что в итоге? Что, собственно, мы собрались спасать (кроме рабочих мест для хороших людей)? Согласно сетевым репликам — не отличные программы, а «тэлебачанне на мове». Чего будет жаль нашему зрителю, если закроют «Белсат»? Самый частотный ответ: «дзіцячых мультоў па-беларуску»…
 


Если так — проще и вправду поставить точку. Не только на «Белсате», но и на прочих «внешних» олдскульных медиа с их боевыми агит-заготовками, безразмерным разговорным жанром и муз-пристрастиями времен московской Олимпиады. Это не вопрос свободы СМИ. Это вопрос их эффективности.
 


Можно негодовать, слать письма и собирать подписи. Но желания беларусской стороны тут никого особо не интересуют и звучат, в лучшем случае, как шумовой фон. «Белсат» играет польская сторона. Главные (и практически единственные на сегодня) фундаторы «першага незалежнага» решают вокруг и по поводу него свои проблемы — политические и финансовые. И как-то не склонны решать еще и наши — за нас.

Проблема явно больше, чем «Белсат». Три составляющих ситуации вокруг него — наш потребительский национал-романтизм, их циничный полит-прагматизм и cтранный менеджмент «вещания на вывоз». Вместе они не работают. Поскольку заняты разным: национал-романтизм хочет промоции за счет соседей, полит-прагматизм строит альянсы и считает финансы, а медиа-менеджмент озабочен защитой собственной жизненной ниши и ресурсов ее обеспечения.


В чем ирония момента? Защитники «Белсата» призывают к защите первого. На деле спасают третье. И напрочь забывают о втором. Решающем.

Сделайте нам телевидение. Снимите нам кино. Привезите нам свободу. Придумайте нам страну…

Хотите «Белсат»? Защитите его не от поляков, а от собственной консьюмеристской «беларускасці», партизанской зашоренности и вечной привычки к халяве.


Максим Жбанков, «Беларусский журнал»
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

КОЛОДУ ПОЛЬСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ СНОВА ТАСУЮТ

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Технологии дискредитации МВД

Как белорусская оппозиция отрабатывает политический заказ

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Польская дорога белорусской оппозиции: неземная страсть к Польше

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:

зачем полякам «сьвядомае кола»?

Дядя, купи Прибалтику: Трамп расширяет границы возможного в геополитике

Латыши были везде - всех в макслиниеки запихать не было никакой возможности. Это сейчас они поголовно чиновники, бизнесмены и полицаи. Один даже дворником работал, но его выперли -

Вымершие народы Прибалтики, которые зовут за собой

А "Украина понад усе!" и "Грузия - превыше всего!" слышали?

СЕКРЕТЫ ПРИБАЛТИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ: РАССЕКРЕЧЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВА МИД ЛАТВИИ

Вы опять накопипастили? Каков шельмец.

Черновые варианты Договора о ненападении между СССР и Германией

"...СССР снабжал немцев метеорологическими сводками, которые затем использовались "Люфтваффе" при бомбежке Англии..."Можно подумать, "бомбежка Англии" это что-то плохое.Вы к чему з

В украинском парламенте депутатам могут разрешить выступать на русском языке

внутренняя логика словообразования конечно есть - юг Украины осваивали и немцы-швабы, по екатерининскому указу, они много слов привнесли, например цукор, цукерки, = сахар, кон

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.