Интеграция

02.04.2019

Александр Киселев
Беларусь

Александр Киселев

Историк, политолог, преподаватель

Белорусско-российские отношения. Достижения и проблемы

Белорусско-российские отношения. Достижения и проблемы
  • Участники дискуссии:

    7
    17
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Второго апреля народы Беларуси и России отметят двадцатилетний юбилей создания Союзного государства. Двадцать лет — для межгосударственных объединений срок относительно небольшой, но позволяющий подвести некоторые промежуточные итоги с белорусской, в моём случае, точки зрения.

Особенности белорусского элитогенеза

После завершения Великой Отечественной войны долгое время ключевые управленческие посты в БССР занимали «партизаны».

Партизанами они были в прямом смысле слова. В годы нацистской оккупации эти люди руководили Движением Сопротивления на белорусской земле. После окончания войны они заняли ключевые должности в государственном управлении.

Ярким представителем «партизан» был Петр Миронович Машеров, который в 1965—1980 годах занимал высший партийный пост советской Беларуси.

В 80-е годы ХХ в. представители «партизан» стали уходить на пенсию.

Ведущая роль в управлении республикой перешла к элитам, которые являлись представителями хозяйственной номенклатуры — директорат крупных промышленных предприятий БССР, прежде всего её столицы — Минска. В белорусской политологии возникло понятие «минская индустриальная группа».

К моменту распада СССР «минская индустриальная группа» была лидирующей элитной группой зарождающегося государства.

Распад СССР и начало «лихих 90-х» поставили под угрозу само существование белорусской промышленности. Она не могла существовать в условиях неолиберальных реформ и рыночного хаоса.

В частности, огромный ущерб был нанесен разрушением кооперативных связей с российскими предприятиями, поскольку исторически в БССР располагалась изрядная доля «финишного» производства Советского Союза: сырьё, материалы, заготовки, детали поступали на заводы Белоруссии, где проводилась их окончательная доводка и сборка готовых изделий (МТЗ, МАЗ, БелАЗ и т.д.). В начале 90-х поставки комплектующих из России или стали проходить с перебоями либо вовсе прекращались.

Интеграция с Россией и белорусские элиты в 90-е

Приход к власти Александра Лукашенко с командой, его курс на замораживание неолиберальных реформ и интеграцию с Россией в целом был поддержан представителями «минской индустриальной группы». Политика Лукашенко и белорусской политической элиты в целом нашла понимание у их российских коллег.

Во-первых, большинство стран СНГ выступало за расширение сотрудничества со странами Запада зачастую в ущерб российским интересам.

☞ Во-вторых, Россия середины 90-х годов ХХ века переживала всплеск сепаратизма. Шли боевые действия в Чечне, многие национальные республики (Татарстан, Башкортостан, Дагестан, Якутия и др.) выступали за переход части управленческих полномочий от федерального центра на места.
 

Курс же Лукашенко на интеграцию Беларуси с Россией выбивался из тогдашнего общего постсоветского тренда. Белорусские интеграционные инициативы позволяли правящим в России элитам заявлять о Москве как потенциальном центре объединительных процессов на постсоветском пространстве
 

☞ Во-первых, команда Лукашенко, опираясь на знания и опыт «минской индустриальной группы» принялась восстанавливать связи промышленной кооперации и размещать заказы на российских предприятиях, заказывая необходимое сырьё, компоненты и детали для поставки на белорусские заводы.

Российские предприятия вновь получили заказы, а их рабочие — работу а, соответственно, и зарплату. Это было очень важно, поскольку в России в 90-е невыплаты были обыденностью, а задолженность предприятий (по зарплате) достигала астрономических цифр.

☞ Во-вторых, были восстановлены поставки белорусских продуктов питания в Россию. С 1999 по 2009 годы объёмы экспорта белоруской сельскохозяйственной продукции в Россию увеличились в четыре раза — это значительная экономия валюты для белорусского народного хозяйства.

☞ В-третьих , на протяжении1994—1999 гг. через белорусскую территорию шло строительство газопровода Ямал-Европа. Александр Лукашенко был инициатором того, чтобы «Газпром» получил очень низкие тарифы на транзит топлива через Беларусь 0,75 долл. США за 100 км транзита по трубопроводам ОАО «Белтрансгаз» и 0,46 долл. США за транзит по трубопроводу «Ямал-Европа» (при среднеевропейской цене в 2 долл. США за 100км газового транзита).

Ввод в эксплуатацию магистрального газопровода Ямал-Европа содействовал экспансии «Газпрома» на европейском рынке. Если в 1999г доля российской кампании на газовом рынке ФРГ составляла 16%, то в 2005г — 25%. Обеспечение России твердой и стабильной валютной выручкой в период после кризиса 1998г было существенным фактором, который делал российское руководство партнером Беларуси по созданию Союзного государства.

☞ В-четвертых, Беларусь присоединилась к, подписанному 5 декабря 1994г., Будапештскому меморандуму. 27 ноября 1996 года с территории Республики Беларусь был выведен последний эшелон с ракетами РС-12М «Тополь» . Беларусь — первая в мировой истории страна, добровольно отказавшаяся от ядерного оружия в ущерб своим и оборонным, и финансовым интересам. Весь колоссальный и очень дорогостоящий арсенал был передан Российской Федерации.
 
Наличие вышеобозначеных направлений сотрудничества Беларуси и России достаточно благоприятно сказалось на прохождении в РФ пост-дефолтного периода
Во второй половине 90-х гг. ХХ в. были подписаны основополагающие интеграционные документы, вершиной которых стал договор 2 апреля 1999г. о создании Союзного государства Беларуси и России.

Представители «минской индустриальной группы» сыграли ключевую роль в разработке нормативной базы СГ.
 

До 2002 г. российско-белорусские отношения развивались достаточно конструктивно и неконфликтно. Проблемы с реализацией союзного договора начались с 2002г, когда Россия фактически отказалась от принципа равноправия сторон, а немного позже и от принципа равнодоходности цен на энергоносители.

С 2007г. цена на газ для Беларуси выросла с 46,6 долл. США за 1000 кубометров топлива до 100. Начались многочисленные газовые, нефтяные, молочные и другие торговые войны.
 

Для лучшего понимания сложившийся ситуации я целиком приведу текст статьи Владимира Мартьянова и Сергея Олехновича «Мухи и котлеты».

Сергей Олехнович ( далее С.О.) — Ставшая афоризмом путинская фраза о «мухах и котлетах» прозвучала летом 2002-го после встречи двух президентов в Санкт-Петербурге…

Владимир Мартьянов ( далее В.М.) — Да, Владимир Владимирович произнес ее 13 июня, выступая перед медицинским персоналом Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева.

С.О. — Х-м, мне почему-то казалось, что о мухах и котлетах Путин говорил на каком-то корабле…

В.М. — Так до этого президенты долго катались на прогулочном катере по Неве, любуясь красотами летнего Питера.

С.О. — Вот Владимиру Владимировичу голову-то и напекло.

В.М. — Напекло и, наверное, допекло. Ибо к тому времени Россия, похоже, всерьез устав в пустую строить непонятное образование, именуемое «союзным государством», предложила Беларуси наконец-то определиться.

С.О. — Причем в довольно жесткой форме: Путин, насколько помню, озвучил два варианта объединения — либо единое государство, либо интеграция по образу и подобию Евросоюза.

В.М. — Путиным было предложено три варианта. Первые ты озвучил верно, а третий — наиболее туманный и расплывчатый — звучал так: «работа по объединению на основе положений действующего договора о создании союзного государства». Такая вот хитрая формулировка, которую трудно расшифровать.
 
Но суть всех предложений Путина была одна: Россия недвусмысленно предлагала форсировать темпы создания союзного государства.

В середине августа президент РФ предложил провести в мае 2003 года в России и Беларуси референдум по вопросам окончательного объединения, а в декабре — выборы в единый парламент. Ну а весной 2004-го — выборы президента союзного государства. То есть весь процесс, по мнению Путина, должен был занять полтора года.

Кроме того, российский президент предложил уже с 2004 года ввести рубль в качестве единой валюты для двух государств — на год раньше, чем планировалось изначально.

С.О. — А что Лукашенко?

В.М. — Он заявил, что формулировка, предложенная Путиным для вынесения на референдум, является неприемлемой для Беларуси.

С.О. — И здесь, считаю, Лукашенко был абсолютно прав. Поскольку Путин предложил сформулировать вопрос примерно так: «Согласны ли граждане России и Беларуси с созданием такого государства, в котором были бы обеспечены права и свободы, а также равенство регионов России и Беларуси и создание органов власти в соответствии с Конституцией Российской Федерации?».

Нашей стране, по сути, предлагалось просто войти в состав России, что, понятно, повлекло бы за собой потерю суверенитета — независимости у нас осталось бы не больше, чем у Татарстана или Башкирии… Будем называть вещи своими именами: Россия целеустремленно шла к тому, чтобы поглотить Беларусь.

Поэтому я в принципе готов подписаться под каждым словом, сказанным Лукашенко в то время, во время встречи с тогдашним председателем Госсовета Дагестана Магомедали Магомедовым. «Даже Ленин и Сталин не додумались до того, чтобы раздробить республику и включить ее в состав СССР», — сказал президент Беларуси.

В.М. — Объединение по типу Евросоюза Лукашенко тоже не устроило: «Я не могу разрушить федеративный договор, который стоил мне больших пота и крови и который дорог не только мне, но и бывшему руководству России».

В итоге, все осталось, как было — эдакое вялотекущее строительство союзного государства, которое вряд ли когда-либо будет построено.

С.О. — Александру Григорьевичу надо отдать должное и поблагодарить за то, что он вольно или невольно, желая того либо нет, но отстоял независимость нашей страны. Ведь согласись он на предложенный Путиным референдум, суверенная Беларусь вряд ли дожила бы до совершеннолетия — думаю, на плебисците сторонники единого государства победили бы с огромным перевесом.

****

Таким образом, начался пересмотр основополагающих принципов строительства Союзного государства. Как правильно заметил российский обозреватель Максим Соколов.

После того как В.В. Путин изъяснил свое желание отделять в своих отношениях с Минском котлеты от мух в том смысле, что объединительная польза есть котлета, А.Г.Лукашенко же есть назойливая муха, все принялись ждать от союзника достойного ответа, благо, кусачесть осенних мух общеизвестна.

И белорусский ответ последовал…

Как государственники стали «рыночниками»

В середине нулевых начались существенные изменения российской внешней политики. В первые годы правления В.В. Путина сохранялась преемственность с ельцинским курсом внешней политики. Более того, после терактов, совершенных исламскими террористами 11 сентября 2001г на территории США, Россия стала активным членом «антитеррористической коалиции» во главе с США.

Однако после агрессии войск США и их союзников против Ирака и ужесточения критики России в области прав человека ситуация стала изменяться.

Президент России Владимир Владимирович Путин на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года. Выступление было посвящено критике однополярности современной мировой политики, видению места и роли России в современном мире с учётом нынешних реалий и угроз.

Ключевые тезисы речи Путина.

«Для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна».

«Вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединённых Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам».

«Единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы как последнего довода может быть только Устав ООН».

«Если сегодня новый министр обороны Соединённых Штатов здесь нам объявит, что Соединённые Штаты не будут прятать эти лишние заряды ни на складах, ни „под подушкой“, ни „под одеялом“, я предлагаю всем встать и стоя это поприветствовать».

«НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам, а мы, строго выполняя Договор, никак не реагируем на эти действия». —
о несоблюдении Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ).

«Что стало с теми заверениями, которые давались западными партнёрами после роспуска Варшавского договора?» — о гарантиях нерасширения НАТО на восток.

«Одной рукой раздаётся „благотворительная помощь“, а другой — не только консервируется экономическая отсталость, а ещё и собирается прибыль». — об экономической политике Запада в отношении стран «третьего мира».

«ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран».

«Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня».

Впоследствии, 24 октября 2014 года, Путин произнёс похожую по направленности «Валдайскую речь», которую многие аналитики сочли «продолжением мюнхенской». Мюнхенская речь вызвала неоднозначную реакцию на Западе.

Пятидневная Грузино-российская война в августе 2008 года ещё больше обострила отношения России со странами НАТО.
 
Россия потребовала от Беларуси признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Европейский союз стал угрожать жесткими экономическими санкциями в случае такого признания.
Мировой экономический кризис 2008 — 2009 гг. оказал значительный негативный эффект на белорусскую экономику прежде всего на её индустриальный сектор. Выяснилось, что без масштабных инвестиций белорусская промышленность не сможет обеспечить ту же норму прибыли, которую можно получить от сферы услуг.

Поскольку развитие сферы услуг требует меньшего объема инвестиций и на выходе дает быструю прибыль, более быструю оборачиваемость капитала, для белорусских элит привлекательной становится деиндустриализация белорусской столицы по образцу Москвы.

Тем более, что после прихода к власти нового Президента России Медведева Дмитрия Анатольевича белорусско-российские отношения оказались в состоянии если не кризиса, то определенно застоя. Так что на существенную поддержку РФ рассчитывать не приходилось.

17 марта 2010 г. Оппозиционный политик, экс-кандидат в президенты Республики Беларусь и популяризатор ультралиберальных экономических воззрений Ярослав Романчук пишет характерную статью вполне определённой направленности под названием «КРИЗИС. Новая идеология и экономика Беларуси».

Процитирую начальные строки из этой статьи:

«Тракторы, МАЗы, телевизоры, сельхозмашины — это прошлое белорусской экономики. Старые индустриальные «бурлаки» свою песню спели. Они не смогу вытянуть нас из кризиса. Тем более — обеспечить рост экономики на 11-13% в год. Более того, они требуют все больше бюджетных денег себе…

Трещит по швам старая экономическая модель. Приоритеты пятилеток выдохлись. Правительство пытается найти им замену. Ищет инновационно и комплексно, там, куда раньше вообще не заглядывало. Если стратегический план властей окажется успешным, Беларусь может существенно изменить как структуру своей экономики, так и природу власти.»

 

В момент выхода статьи её содержание казалось очередной информационной атакой представителя оппозиции на власть. Однако, последующие 9 лет развития белорусской экономики подтверждают правоту некоторых её тезисов. Знаменитая фраза А.Г. Лукашенко, ставшая мемом, — «рыночная экономика Мясниковича—Румаса» раскрывает суть происходящих в Беларуси экономических и социальных процессов.
 

Кстати, как видим, и Романчук выделил правительство (пытающееся найти замену, причём инновационно и комплексно), и Президент дистанцировался от этих «инновационных и комплексных попыток правительства».

Новый экономический курс и внешняя политика

Радикальная смена экономической модели не может происходить без изменений в других сферах жизни социума. Для запланированного перехода от индустриальной к сервисной экономике белорусским элитам необходимо изменение внешней политики. Это прежде всего кардинальное улучшение отношений с ключевыми странами Запада.

Наличие экономических санкций со стороны развитых стран исключает быстрое развитие третичного сектора
 
Однако, дипломатические попытки белорусского руководства наладить отношения на западном векторе принимаются в штыки в Москве.
Российская сторона выражает полное нежелание выполнять те договоренности, которые были заключены в процессе создания СГ и Евразийского экономического союза. Беларуси предъявляются претензии по поводу участия страны в программе Восточное партнерство и непризнание Абхазии и Южной Осетии в качестве суверенных государств.

Практическим результатом этих претензий является замораживание реализации договоренностей по созданию единого энергетического рынка ЕАЭС. Не прекращаются и «торговые войны», особенно активно в последнее время вытесняются белорусские производители с аграрного рынка РФ.

Наднациональные органы ЕАЭС не имеют достаточных полномочий, чтобы помешать недобросовестной конкуренции.
 
В таких условиях для определённой части белорусских элит наиболее привлекательным является курс на сближение со странами НАТО и конфронтация с Россией.

Новый экономический курс и социальная политика

Смена экономической модели приводит к масштабным социальным изменениям. К сожалению, негативным. Если в Минске ликвидированные в промышленности рабочие места можно частично заменить новыми в сфере услуг (что, на мой взгляд, тоже плохо, поскольку утрачивается профессиональная квалификация рабочей силы), то в белорусской провинции происходит настоящая катастрофа.

Растет безработица, снижаются доходы граждан, вновь напомнило о себе, казалось бы забытое в «лихие 90-е» явление как задолженность по зарплатам.
 
Индикатором негативных социальных процессов в провинции были прокатившиеся в начале 2017г. по стране протесты, известные как «марши тунеядцев». С тех пор экономическое положение глубинки только ухудшилось.
Ситуация подтверждает правоту г-на Романчука в том плане, что изменения экономические по части смены приоритетов влекут за собой перемены идеологические и политические. И далеко не всегда позитивные, добавим, поразмыслив.

Так кто же эти авторы текущих социальных потрясений? — зададимся мы риторическим, разумеется, вопросом. Президент, повторю, дистанцировался от этих «инновационных и комплексных попыток правительства» (как их обозначал г-н Романчук в 2010-м году), использовав термин «рыночная экономика Мясниковича—Румаса».

События в Украине и Союзное государство

В конце февраля 2014 года в Украине происходит государственный переворот, поддержанный ключевыми странами Запада. Президент Украины Виктор Янукович был свергнут и эмигрировал в Россию. В Украине к власти пришли националисты.

В ответ российские силы спецназа начинают занимать территорию Крымского полуострова. 16 марта 2014г. состоялся референдум о статусе Крыма. Большинство жителей проголосовала за включение Крыма в состав России. Украина и большинство стран мира не признали легитимность данного референдума.

В марте 2014 года, началось сепаратистское движение на Востоке Украины, поддержанное Россией. Образовались Донецкая и Луганская народные республики, которые провозгласили свою независимость от Киева. 11 и 18 мая в ДНР и ЛНР прошли референдумы о самоопределении.

Украинское правительство попыталось военной силой подавить сепаратистское движение, что привело к военному конфликту, жертвами которого стали более 10 тысяч человек.

В результате данного конфликта ЕС, США и ряд других государств наложили на Россию экономические санкции за поддержку правительств ДНР и ЛНР.

Беларусь в данном конфликте заняла взвешенную позицию и стала посредником в его урегулировании. 5 сентября 2014 года между представителями Украины и ДНР/ЛНР был подписан Минский протокол об условиях прекращения огня на Востоке Украины, который был дополнен 12 февраля 2015 года Вторым минским соглашением.
 

Не согласованное с Минском (коль скоро мы рассуждаем и о Союзном государстве), разрастание территории РФ за счет Крыма, а также острый конфликт со странами НАТО, который вылился на языке политологов во «Вторую холодную войну», усилил в Беларуси позиции тех сил, которые скептически относились к белорусско-российской интеграции.
 

Белорусско-российские совместные интеграционные проекты с 2014г. оказались замороженными. Придать новую динамику белорусско-российским отношениям должна была личная встреча Президентов в Сочи.

Сочинский саммит и люксембургские тезисы Д.А. Медведева

13−15 февраля 2019 в Сочи проходила встреча белорусского и российского Президентов. Она продолжалась три дня, что далеко от стандартного протокольного формата. На встрече обсуждались узловые точки белорусско-российских отношений. Основные результаты встречи не стали достоянием общественности, однако очевидно, что белорусско-российский саммит проходил в позитивной атмосфере.

Фактическим лейтмотивом данных переговоров стало заявление президента России о том, что «серьезные решения не терпят суеты». Решения Президентов продолжать диалог должны были стать отправной точкой для начала деятельности двусторонних рабочих групп, о создании которых было заявлено ещё накануне Нового года.

6 марта 2019 премьер-министр России Д.А. Медведев, находясь с официальным визитом в Люксембурге, сделал важное заявление по вопросам белорусско-российских отношений.

«Действительно, я посмотрел, было несколько высказываний... Сейчас о чем говорить, если президенты встречались и обсуждали возможные пути интеграции — так или сяк, глубже или менее глубоко. Мне кажется, над этим нужно работать, а не просто говорить о том, что явно Россия ничего не хочет, это всё для прикрытия. Если бы так рассуждали отцы-основатели Европейского Союза, то никакого Европейского Союза бы не было», — сказал Медведев.

Вот его второе высказывание.

«Что же касается будущего, то, на мой взгляд, я, на эту тему выступая, еще несколько месяцев сказал, что у нас существует два пути — реализовывать Договор 1999 года...

Этот путь продвинутый для России и для республики Беларусь, но только нужно создать те институты, которые не созданы, и тогда можно сказать, что этот Союз состоялся. Это может случиться, только если будет согласие двух сторон.

Насильно туда затянуть никого невозможно и бессмысленно говорить о том, где будет эмиссионный центр, как будет называться валюта. Пока не будет проведена скучная работа по согласованию основных документов, на базе которых этот Союз должен работать
», — заявил Медведев.

«Таким образом, мы можем остаться в рамках Договора и создать не очень объемный Союз, но который дает определенные преимущества обеим сторонам объединения... Второй путь — идти по тому договору, который был подписан, и реализовывать позиции, которые вытекают напрямую из договора», — добавил он.

Как мы видим, ответственность за проблемы в интеграции российский премьер-министр косвенно возлагает на белорусскую сторону. Кроме того, он выступает за скорейшее создание наднациональных органов СГ.
 

Однако, на примере ЕАЭС видно, что наднациональные органы работают неэффективно и представляют собой скорее синекуры для бюрократов, чем эффективные институты. Тезисы Медведева и их возможная реализация прямо или косвенно содействуют тем политическим силам в Беларуси, которые выступают за деиндустриализацию и переход к неолиберальной модели.
 

Что делать?

Нынешнее состояние белорусско-российских отношений полностью не соответствует тем планам и идеалам, которые виделись архитекторам СГ в далёком уже 1999 г. На мой взгляд, в условиях периодических межгосударственных конфликтов, растерянности бюрократии, и незаинтересованности элит важную роль должны сыграть общественные силы, которым не безразлично будущее белорусско-российской интеграции.

Экспертное сообщество и общественные активисты должны сказать свое слово.

Кроме того, ещё в прошлом году было принято решение о создании двусторонних рабочих групп по интеграции. Однако, до сих пор они так и не сформированы. Россияне и беларусы пока работают порознь. Это затягивает процесс и снижает позитивный эффект от сочинской встречи Президентов.

Нужно в кратчайшие сроки определить концептуальные цели белорусско-российского сотрудничества и его стратегию, а затем уже переходить к созданию конкретных институтов как инструмента реализации принятых решений.
 
Белорусы и россияне! Поздравляю вас с наступающим Днем единения. Я рад за те возможности, которые дает мне — гражданину Республики Беларусь, союзный договор и желаю успешного решения накопившихся проблем!

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Будущее Союзного государства России и Беларуси: интенсивная интеграция или сближение на малых скоростях?

Владимир Мамонтов
Россия

Владимир Мамонтов

Президент редакции газеты «Известия»

Валютные споры — ​последнее дело

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Белорусская доктрина евразийской интеграции: от Союзного государства до Большой Евразии

Иван Лизан
Россия

Иван Лизан

Публицист

Союз разных

Почему России необходимо «белоруссизироваться»

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.