А теперь серьёзно

11.01.2016

Антон Денисов
Беларусь

Антон Денисов

Историк, политолог, публицист, кандидат наук

Белорусский Майдан

Каким он может быть

Белорусский Майдан
  • Участники дискуссии:

    23
    101
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Майдан — слово арабского происхождения и означает в самом широком смысле «место сбора».

Таким образом, граждане любой страны могут в определенный момент собраться на какой-нибудь центральной площади по подходящему для них самих поводу.

И в этом нет ничего ужасного, поскольку для индоевропейцев всегда была характерна стихийная, вечевая демократия. Восточные же народы предпочитали на майдане торговать.

Другое дело, что в современных условиях это собрание может пойти по совершенно непредсказуемому сценарию.
 




В этом тексте я не буду касаться внешних сил, не буду описывать геополитическую борьбу континентов, политику госдепа США, планы Путина и прочие важные вещи.

Я лишь хочу остановиться на нашей внутренней ситуации, которой не стоит пренебрегать.

Почему-то многие забывают, что простые граждане Украины, которые принимали участие в выступлениях, не были агентами влияния, профессиональными оппозиционерами, радикалами или обезумевшими люмпенами.

Они протестовали против коррупции, произвола силовых структур, цинизма власти, кумовства, разгула преступности, лицемерия политиков, требовали европейских ценностей, иных стандартов жизни и культуры.
Иными словами, они выступали против своего экзистенциального угнетения.


Мои знакомые, очень милая пара, на мой вопрос о причинах их похода на площадь Независимости в декабре 2010 года, ответили, что им надоело окружающее хамство и бескультурье.

И я их прекрасно понимаю. При декларируемых у нас социальных достижениях и победах, мы можем наблюдать кризис ценностей, все более растущую пропасть между богатыми и бедными, неискренность официоза, автономное плавание части нашего государственного аппарата.

Стабильность экономики и избегание серьезных структурных реформ обернулись глубоким кризисом.

Не очень весомым аргументом для многих является уже и безопасность Республики Беларусь.

Да, двадцать лет относительного спокойствия — это серьезное достижение, особенно на фоне других постсоветских республик.

 

Но не следует забывать, что в стабильности и сытости общество начинает терять вкус к жизни и волю к деятельности.




Правление династии Антонинов в Риме (96 по 192 год н.э.) многие историки описывают как самый стабильный период в жизни Империи, время мира и процветания, а стоящих у власти императоров считают близкими к идеалу правителей.

Однако именно в этот период римское общество охватила апатия, глубокий кризис мысли, были окончательно похоронены принципы ранней республики и античной демократии.

Граждане, лишившись прямого участия в политической жизни, с головой окунулись в поиск чувственных наслаждений, накопление богатств и бегство от реальности.

Ну а затем, как известно, Рим в один миг рухнул на полстолетия в катастрофу анархии, заговоров и гражданских войн, когда императоры-однодневки сменяли друг друга с головокружительной быстротой.

Таким образом, за всё приходится платить.


Да, наше общество очень неоднозначно отреагировало на украинские события.

Одни с восторгом приняли киевское выступление, особенно его первый, романтический период. Они же полностью поддержали меры нового правительства и АТО.

Другие испугались беспорядков, волнений и проследовавшего за ним кровопролития с обеих сторон.

Третьи, во многом под влиянием российских СМИ стали болеть за Юго-Восток, Новороссию и проклинать украинских «фашистов».

К счастью, раскол у нас не оказался столь глубоким, к тому же разные социальные группы, имеющие разные позиции, предпочитают не контактировать друг с другом.

Многие уже давно стали осознавать, что затянувшийся украинский конфликт выгоден очень многим,

 

и ни одна из сторон (кроме разве что Беларуси) не заинтересована в его полном прекращении, какие бы заявления не звучали с трибун и телеэкранов в Киеве, Москве, Вашингтоне или Брюсселе.



Не в последнюю очередь Майдан повлиял и на нашу политическую ситуацию, выборы 2015 года прошли в атмосфере будничности и спокойствия.

Радикальная оппозиция не отважилась на какие-нибудь серьезные выступления, а власти отказались от жесткой реакции в адрес немногочисленных протестующих.

Тем не менее, это нисколько не страхует наше общество от массовых выступлений, которые могут стать реальностью при любых изменениях на политическом поле РБ.

Другое дело, что будут они, скорее всего, совершенно не такими как в Киеве. А будут иметь белорусский колорит.


Кто же может собраться на городских площадях?

Несмотря на явный экономический кризис и провисание государственного сектора экономики, надежды наших оппозиционеров на выступление голодного пролетариата не сбудутся. Качественный состав коллективов большинства фабрик и заводов не оставляет на это надежды.

За последние несколько лет произошел серьезный отток рабочей силы, в первую очередь здоровых, сильных, работоспособных мужчин в частный бизнес, строительство, сферу обслуживания или в трудовую миграцию.

Оставшееся большинство составляют люди пенсионного возраста, женщины или совсем уж маргинальные слои населения, люмпены.

Эта часть не способна на сколько-нибудь серьезное, организованное протестное выступление.

То же самое можно сказать в отношении большинства представителей частного бизнеса, ИП-шников.

 

Белорусский средний класс тесно связан родственными узами с госструктурами и чиновниками, больше всего боится потерять свое место, доходы, индивидуальную выгоду.



Отсюда становится ясно, что ИП-шники не склонны к серьезным шагам в область протеста. Разве что в область виртуальную. Даже разрекламированные «забастовки» на рынках не имели успеха.


Протестные круги в Беларуси составляет молодежь.

Это студенты, которые обладают большим запасом свободного времени, плотно общаются в социальных сетях и критически воспринимают власть, которая ассоциируется у них со старшим поколением и институтом принуждения.

Еще одну большую группу составляют разного рода околофутбольные, фанатские группы, которые также критически настроены к государственной системе, испытывают большое влияние аналогичных групп на Украине, России и Польше и готовы на силовые меры.

Склонным к протесту в нашем обществе является и так называемый «креативный класс».

Этот термин я использую очень широко. К нему относится часть нашей творческой элиты (программисты, инженеры, дизайнеры, юристы, ученые) и интеллигенция (художники, литераторы, музыканты, активисты медийной сферы, блогеры).

Эти люди обладают большим информационным и символическим капиталом и могут мобилизовать вокруг себя солидарные группы граждан.


Кроме этого в нашем обществе наблюдается одна интересная тенденция.

За пятилетний период между президентскими выборами (2001-2006, 2006-2010 и 2010-2015 гг.) в социальную активность каждый раз вступает новое, «непуганое» поколение молодежи, которое воспринимает сложившуюся ситуацию в Беларуси неоднозначно и готово на социальный протест.

Можно прибавить к ним и часть обычных граждан среднего возраста, которые тоже недовольны экономикой, руководством и несоответствием между декларируемыми принципами и своим реальным положением в обществе.

В итоге этого вполне достаточно для подобия Майдана.

Вначале молодежь и творческая интеллигенция выходят на мирную акцию протеста, воспроизводят информационный продукт и всевозможный креатив. Затем, при попытке властей разогнать толпу силовыми методами, в игру вступают бойцы и футбольные фанаты, которые держат оборону и контратакуют.

 

Сложно предположить, в каких масштабах это будет происходить, насколько сильным и резким будет противостояние.




Таким образом, недовольные у нас есть. А может ли кто-нибудь организовать антимайданное движение? Что же мы имеем в другом лагере?

Мы имеем чиновников, которые привыкли изображать видимость бурной деятельности и уделять большие внимание бюрократической стороне отчетов о проведенных мероприятиях.

Кроме этого мы имеем аморфную, апатичную массу так называемых работников бюджетной сферы, которые вынуждены играть роль статистов в массовых мероприятиях, боясь потерять место или лишиться своей скромной зарплаты.

Еще у нас есть так называемые политические партии, поддерживающие курс руководства. И общественные организации вроде «Белой Руси» или профсоюзов. Возглавляют их, как правило, чиновники, а рядовыми членами являются статисты-бюджетники.

Несмотря на относительную многочисленность, активными эти структуры становятся только в период выборов или других ключевых событий в политической жизни республики.

Ориентированные на организацию массовок, лишенные какой-либо политической практики в условиях мало-мальски реальной конкуренции, о ни вряд ли окажутся способными к серьезным прямым действиям в случае изменения ситуации.

Выражаясь словами Маяковского, «они упадут переспелою грушею, как только их потрясут».


Гражданское общество в Беларуси по-прежнему находится на стадии формирования.

И к сожалению, пока оно идет не по пути формирования добровольных союзов граждан и групп актуального действия, а по пути искусственно созданных официозных и неправительственных общественных организаций, которые зависят от внешнего финансирования и инструкций.

Тем не менее, именно последние гораздо лучше организованы, обладают мобильной структурой и минимальным опытом реального действия в политике и общественной жизни.

Конечно, внешние силы тоже не упустят возможности вступить в игру, направить народное выступление в выгодное для них русло.

 

Но все же, каким будет наш белорусский Майдан, зависит в первую очередь от самих белорусов.


 
Иными словами — превратится ли он в политический «базар» со всеми вытекающими отсюда последствиями: базарной руганью, политическим надувательством, собранием мошенников, играющих в политическую рулетку, агрессией и взаимным раздражением (есть известное выражение «талан на майдан!», то есть пожелание мошеннику удачи в его деле), или станет неким заводом по производству политической воли народа?

Может быть, он повторит минские события 1991 года?

Еще одно значение слова «майдан» — это погребальный курган. Что будет погребено в нем, тоже неясно. Может быть, наследие совка, а может — свобода и независимость.

Всё впереди.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Вадим Гилис
Латвия

Вадим Гилис

Бизнесмен, журналист

Почему народ ропщет

Бояре заигрались

Дмитрий Мануильский
УССР

Дмитрий Мануильский

IT-специалист

Дежавю

Думайте, люди, с кем вы идёте

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Что готовили радикалы в Беларуси

К сегодняшнему дню

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Что происходит в Беларуси

«Майдан» или социальные протесты?

МОЁ ОБРАЗОВАНИЕ В АНГЛИИ

Сантехнику Сидорову высшая математика пригодилась один раз в жизни. Когда он уронил связку ключей в унитаз, то, чтобы ее достать, он скрутил из проволоки интеграл.

Александр Шпаковский о задержании россиян в Белоруссии: Сейчас главное не обвинять друг друга

Что-то я не помню, что люди, родившиеся в СССР,голосовали за развал единой страны.И при первой возможности и Шушкевич и Кравчук потеряли свою власть.Обязательной мантрой на выборах

Аркадий Семёнович был влюблён

Нет, ну в ваших способностях поливать помоиями я и не сомневался.Одним словом - "талантище"!Ну а те, кому вы поете диферамбы, от "дружбы" с вами явно не выигрывают.

От человека к оппозиционеру и обратно к человеку

Очень хорошо сказано. И в предвзятости не упрекнешь.

«Если кандидат в Президенты призывает народ на площади, ему нельзя доверить страну»: Федор Повный

Все понимают что рынок РФ закрыт, ЕС готовится только принять. =====================Продукция Белоруси в ЕС давно присутствует. Навскидку: Трактора, обувь, пищевка, мебель и т

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.