Лечебник истории

09.08.2019

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Беларусь подчинила Польшу: какие мифы сочиняют белорусские националисты

Беларусь подчинила Польшу: какие мифы сочиняют белорусские националисты
  • Участники дискуссии:

    6
    18
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Замена реальной истории мифами стала неотъемлемой частью формирования новых государств на постсоветском пространстве. Свойственно историческое мифотворчество и Беларуси, хотя там придумыванием «своей истории» занимается не руководство страны, а националистическая оппозиция.

Однако взгляды националистов проникают и в государственные институты, подтверждением чему стала вышедшая в этом году в Национальной академии наук Республики Беларусь монография «История белорусской государственности».

О белорусском мифотворчестве аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН) Александр ГРОНСКИЙ.

— Г-н Гронский, у меня есть пара цитат авторов монографии «История белорусской государственности», сделанных на презентации этого труда. Одну из них я зачитаю: «Белорусский этнос, находясь в составе Киевской Руси, Великого княжества Литовского, Речи Посполитой и Российской империи, всегда выступал как составная часть государствообразующего процесса». Насколько научно это заявление? Опять же, тут упоминаются Киевская Русь и белорусский этнос. Корректно ли говорить про белорусский этнос в Киевской Руси?

— Один из основных признаков этноса, если не самый основной, — это самосознание. Здесь основная проблема в том, что белорусы, то есть люди, которые могли бы сказать «я — белорус», появились достаточно поздно.

Если говорить, что белорусский этнос имел в свое время другое самосознание, носил другое имя (русины, литвины или другие), то возникает много проблем. Потому что литвинами называли жителей не только славянских земель Княжества Литовского, но и вообще всех подданных Княжества. Всевозможные тутейшие (то есть здешние, местные) — это было самоназвание региональное, привязка к месту проживания, но не этническое самоназвание. В этом отношении существует большая проблема в поиске признаков этноса.

Одним из признаков этноса является также язык.
 
В Древней Руси даже диалекты не отличались настолько, чтобы можно было сказать, что там был белорусский диалект.
Отдельные признаки некоего протобелорусского диалекта в 13-м веке находят, но это касается написания определенных слов и никак не формируется даже в диалект, не говоря уже об отдельном белорусском языке. Так что заявлять о белорусском этносе в период Киевской Руси я бы не стал.

Но некоторые уверены в другом.
 
В 2001 году в одной из книг, которую написали представители белорусской диаспоры, говорилось, что белорусы являются одной из древнейших наций Европы. А далее идет упоминание неандертальцев.
Поэтому авторы «Истории белорусской государственности» не первые, кто видит белорусский этнос в Киевской Руси (если есть белорусская государственность, тогда есть и этнос, исходя из концепции, которую мы обсуждаем). Есть люди, которые его находят еще раньше.

— Есть версия, по которой у неандертальцев была своя государственность на территории современной Беларуси?

— Прямо этого пока не заявляют, но, судя по украинским примерам, все может быть. Я слышал версию, правда, от филолога, что белорусский этнос появился в мезолите.

— Это не история, это мифология, я бы сказал.

— Естественно, это мифология, но она может происходить из исторических кругов. Мне тоже недавно белорусская интеллигенция доказывала, что позитивный миф должен быть. И даже если миф основан на фальшивке, он дает возможность государственного строительства, а значит, он обязан существовать. Нужно придумать что-то, сфальсифицировать что-то, чтобы государство существовало.

Я не говорю обо всех, но у ряда людей такое представление есть. Они готовы что-то придумывать, чтобы доказать древность. Получается, что, по их мнению, реальными фактами свою древность не докажешь, поэтому приходится фальсифицировать.

— Вернемся к терминологическому вопросу «Древняя Русь — Киевская Русь». В той же монографии, но другой автор так объясняет отказ от термина «древнерусское государство»: против этого понятия выступили ученые еще с 1991 года, когда мы все оказались сами по себе. Видимо, имеется в виду распад СССР, и в тот момент, когда обсуждался второй вопрос: была ли еще древнерусская народность, та, которая объединила русских, украинцев и белорусов в единый народ. По этому поводу было много споров. То есть получается, что пересмотр этих терминов осознанно ведет к политическим соображениям в связи с распадом СССР и появлением новых государств, во всяком случае — в белорусской исторической науке?

— В 90-е годы были популярны «научные прорывы», когда свое национальное начинали находить непонятно где. Я помню такую брошюру, которая называлась «100 вопросов и ответов из истории Беларуси». Сначала она печаталась в газете «Звязда», а потом вышла отдельным изданием. Там был некий набор фальсификаций, который выводил белорусский этнос с достаточно древних времен; правда, там не было литвинской концепции (это был 1993 год), там была только славянская концепция белорусов, то есть белорусы — это славяне.
 
Тем не менее там было такое утверждение: когда появилась Речь Посполитая (Польша и Литва объединились в одно государство), это, оказывается, Беларусь подчинила Польшу.
Поляки якобы просили объединиться в одно государство, а белорусы решили, что, мол, давайте. Там было все очень здорово было перевернуто с ног на голову. Это можно, конечно, назвать национальным романтизмом, и, как говорят, ряд авторов данных текстов потом стыдился их.

Но самое интересное, что потом, когда этот национальный романтизм отошел и люди, даже оппозиционно настроенные, поняли, что «100 вопросов и ответов» — это мифология, вышла книга «50 вопросов и ответов из истории Беларуси». А потом «200 вопросов и ответов».
 
На этом закончилось, но в одной из этих новых книг было указано, что издатели понимают мифологический романтизм книги, то есть ее сфальсифицированную основу, но это необходимо для нации.
Возникает проблема: нельзя ли использовать какие-то реальные вещи, факты для того, чтобы обосновать становление этноса, нации или государства? Обязательно ли придумывать и фальсифицировать? На этот вопрос я слышал ответ, что подобное нужно, чтобы каким-то образом создать комфортную сказку, к которой хотелось бы быть причастными.
Плюс нужно учитывать наш менталитет: все привыкли жить в Российской Империи, в СССР, то есть в большом государстве, которым можно гордиться, которое побеждало, за спиной которого немало свершений.

Хорошо просматривается момент, когда люди тяготеют к тому, чтобы быть наследниками великой истории в большом государстве.
 
Миф о величии Великого княжества Литовского или о независимом Полоцком княжестве, которое по размерам было немаленьким, нужен для того, чтобы быть адекватным нашему «великому прошлому».
Это не только белорусский сюжет. Это и к Украине относится: вспомните, как украинцы говорят про украинскую империю в древности. Это и российские сюжеты, когда язычники 10 тысяч лет назад ищут русские или славянские империи, расположенные непонятно где, какие-то войны с Китаем, в которых русские побеждают.

То есть это проблема всех стран, только в некоторых из них этим занимаются маргиналы, как, например, в России. А в некоторых странах, как на той же Украине, в принципе вполне системные ученые.

— Если говорить о Полоцком княжестве с точки зрения исторической науки, то были ли в нем какие-либо существенные отличительные черты, которые дают основания рассматривать его вне общерусского контекста?

— По-моему, таких черт нет. Если смотреть исторические источники по началу 20-го века, то белорусское этническое самосознание было далеко не на всей территории Беларуси. Я могу вспомнить тексты белорусских националистов, которые весной 1917 года ходили на всевозможные съезды белорусских крестьян, учителей и так далее. То есть съезды, в названиях которых был термин «белорусский».
 

И впечатление у них у белорусских националистов было шокирующее: они писали, что съезды белорусских учителей — это некое собрание русских монархистов, которые проявляют верноподданнические чувства обожаемому монарху. Белорусские крестьяне также разочаровали националистов. Когда крестьянам начали рассказывать, что они белорусы, те чуть ли не с пеной на губах кричали о своей русскости.
 

И это не какие-то «российские домыслы» и тому подобное, это описание белорусских присутствовавших на местах националистов-очевидцев. Эти события происходили как раз в 1917 году, в период всплеска всего национального.

Могу еще сказать о воспоминаниях Дмитрия Жилуновича, одного из основателей БССР в 1919 году. Он рассказывал про весну 1917 года, когда на съезде белорусских национальных организаций встал вопрос, зачем нам белорусский язык. И в кулуарах не один человек усомнился, нужен ли он.

Что можно сказать про устойчивую этническую самоидентификацию, скажем, в 19-м веке, если такое было в 20-м?
 
Устойчивая самоидентификация появилась с советской властью: политика белорусизации, образование на белорусском языке.
Вот там можно сказать, что появилось некое устойчивое представление о себе как о белорусах. А когда показывают дореволюционную перепись 1897 года с указанием, сколько дворян признало белорусское наречие своим родным, сколько записалось белорусами, немного некорректно на нее ссылаться.

Дело в том, что переписываемые могут назвать себя как угодно, хоть тутейшими, а переписчики их записывали белорусами, потому что заканчивали гимназии, семинарии и имели представление о едином русском народе и о том, что именно на этой территории проживает белорусская народность. Поэтому нормативную запись о том, что тут белорусы, великороссы или малороссы, делали как раз переписчики.

Они не записывали ту идентичность, которую им называли переписываемые, потому что у переписываемых иногда было собственное определение, например, тутейший или пинчук, если человек жил около Пинска. Поскольку в перечне этносов таких названий не было, записывали то, которое было официальным, то есть белорус. Так что когда ссылаются на перепись, это не значит, что в то время достаточно большой процент людей, проживавших в белорусских и литовских губерниях, имел белорусскую идентичность.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Лев  Криштапович
Беларусь

Лев Криштапович

Доктор философских наук

Квазиистория под видом истории белорусской государственности

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

НеНаша гісторыя и Сало духа

Тихо не будет, это мы гарантируем

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Под флагом субкультуры

не следует говорить от имени всей нации

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Белорусские националисты как таран против России

К чему они приведут Беларусь?

«Нам нужна другая Франция»: всеобщая забастовка на родине революций

дело счастливчиков, вроде той белоруски в Дижоне, сказать за это "гран мерси". А она вместо того чтобы упиваться своим счастьем сказала "фе". Ну да ладно, она счастлива тем что Лу

Путь к единению

А не надо тут ничего изобретать - перейдет в премьер-министры. Так что никакие такие особые варианты не потребуются.

Реквием по мечте

""Гнать дальше" или для неуча уже достаточно незнакомых слов?"(с) - Не получится у тебя дружок -"гнать". Вижу ты совсем не копенгаген по вопросу, когда же нефтебазы и общепит в ССС

Союзное государство России и Беларуси: в поисках вектора развития

Кремлёвским "эффективным собственникам" и Россия не нужна. Им достаточно одной Трубы - гнать на Запад природные богатства, и вырученные за это бабки угонять туда же.Уйдёт измученны

Стало ясно, как Россия может победить WADA

Я что хотел, то и сказал, и не надо тут фантазировать, да ещё так убого.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.