Лечебник истории

30.04.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Баварская советская республика: как социалисты из Беларуси маршировали в авангарде немецкой революции

Баварская советская республика: как социалисты из Беларуси маршировали в авангарде немецкой революции
  • Участники дискуссии:

    3
    5
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Красные баварцы

В апреле 1919 года была провозглашена Баварская советская республика. Вскоре во главе ее стал Евгений Левинэ, ранее работавший в подпольных структурах партии социалистов-революционеров в Беларуси.

После поражения в Первой мировой войне Германия вступила в период тяжелейшего кризиса. Ноябрьская революция в Германии свергла династию Гогенцоллернов. Правда, последний император Вильгельм II смог избежать участи своего двоюродного брата Николая II и бежал в Нидерланды.

Характерно, что весной 1918 года, когда германская армия оккупировала Беларусь, Прибалтику и Украину, левый эсер Григорий Смолянский, из семьи мозырских купцов, предлагал немецким социал-демократам свою помощь в организации покушения на кайзера в его ставке в Спа. Разумеется, «спартаковцы» такое неожиданное предложение отвергли.

Однако в ходе ноябрьских боев 1918 года в Берлине и других городах власть оказалась в руках «умеренных» социал-демократов Шейдемана-Носке. Опираясь на консервативных добровольцев из «фрайкоров», они начали поход против революционных левых. Массы рабочих настаивали на вооруженном восстании. Но и леворадикальная «Независимая социал-демократическая партия», и недавно образованная КПГ долго не могли на это решиться.

В результате выступление берлинских рабочих было подавлено, а Карл Либкнехт и Роза Люксембург — убиты. Контрреволюция торжествовала.

Однако это был только первый натиск социальной бури…

Традиционно центры рабочего движения Германии находились в «красном» Берлине, Гамбурге, Рурском бассейне и промышленных городах севера. К весне 1919 года фокус активности левых радикалов несколько неожиданно сместился на юг — в аграрную Баварию.

Эта часть недавно объединенной Германии значительно отличалась от ее остальных земель. В Германской империи Гогенцоллернов Королевство Бавария с царствовавшей там династией Виттельсбахов было вторым государством после Пруссии, а ее население отличалось весьма сильным сепаратизмом. А вот баварский король Людвиг III в молодости славился изрядным либерализмом. Будучи принцем, он даже высказался за введение в Баварии всеобщего избирательного права, чем снискал симпатии лидера социал-демократов Августа Бебеля. Но в годы мировой войны Людвиг III слепо поддерживал Пруссию, надеясь на расширение Баварии за счет соседей. Именно за это «низкопоклонство перед Берлином» баварцы и невзлюбили короля.

Принц Леопольд Баварский был главнокомандующим немецкой армией на Востоке и возглавлял немецкую делегацию при заключении похабного Брестского мира. Генерал-фельдмаршал Леопольд Виттельсбах стал главным организатором оккупации Беларуси и Украины.

При этом баварцы отличались хорошо известным консервативным менталитетом. Католическая религия, бюргерский и бауэрский традиционализм делали их, скорее, мало восприимчивыми к революционной агитации. Разве что более южный темперамент мог подвинуть на какие то импульсивные выступления.

Тогда почему же Бавария вдруг стала «красной»?
 
☞ Во-первых, четыре года империалистической войны сильно перепахали и фронтовиков, да и оставшихся в тылу рабочих. Каждый третий баварский мужчина был отправлен в окопы. Ничто так не разрушает преданность престолу, как артиллерийский огонь неприятеля на войне, смысл которой перестает быть тебе понятен.

☞ Голод в тылу тоже был хорошим агитатором за революцию. При этом в годы войны в Баварии было построено много новых промышленных предприятий, и количество пролетариев увеличилось. Рабочих же очень раздражала военная дисциплина, введенная на заводах и фабриках, а баварских крестьян — принудительная регламентация в их хозяйствах, установленная из Берлина.

☞ Во-вторых — часть баварских военнослужащих успела побывать на советской территории и заразиться идеями «Советов».

☞ В-третьих — революция бушевала в соседней Австро-Венгрии. В Вене «красные сотни» социал-демократов стали реальной силой. Ну а революционные мадьяры и вовсе провозгласили Венгерскую Советскую республику. Возможно, какую то толику в этих настроениях сыграл и своеобразно преломившийся баварский «сепаратизм» — война в южной Германии ассоциировалась с ненавистными пруссаками. Свою роль могли сыграть и лево-католические представления о скором приближении «Царства Божьего».
 

Выборы в ландтаг и перестрелка парламентариев

Но самое главное — настроения против войны росли, как снег на вершине зимних Альп. И вот-вот грозили сойти революционной лавиной. Незадолго до Ноябрьской революции Мюнхен охватила антивоенная забастовка.

И вот 7 ноября 1918 года в Мюнхене вспыхнуло восстание, и баварский король был низложен. Инициативу в свои руки взяли левые радикалы из Независимой социал-демократической партии Германии, прокоммунистического «Союза Спартака» и революционного крыла Баварского крестьянского союза. К ним присоединились и анархисты. Мюнхенский Совет рабочих и солдатских депутатов провозгласил Баварию социалистической республикой, а «независимого» социал-демократа Курта Эйснера — премьер-министром и министром иностранных дел.

Малоизвестный факт — анархисты весьма активно проявили себя в бурных событиях в Германии 1918-1919 годов. Ведущий сотрудник Института всеобщей истории истории РАН, доктор исторических наук Вадим Дамье говорит:

— Анархо-коммунисты и синдикалисты, наряду с левыми социал-демократами, приняли самое активное участие в движении «революционных старост». Они и начали вооруженное восстание в Берлине в ноябре 1918 года. До Первой мировой войны одной из крупнейших анархистских организаций в Германии был «Социалистический союз» (Sozialistischer Bund), созданный по инициативе Густава Ландауэра.

В молодости Ландауэр был социал-демократом, но был исключен из партии за участие в оппозиции «молодых» и полностью перешел на анархистские позиции. Ландауэр пропагандировал создание в рамках существующего общества отдельных свободных общин и их федераций. Мюнхенскую группу «Социалистического союза» возглавлял поэт Эрих Мюзам, близкий к богемным кругам поэт и драматург. Он издавал журнал «Каин» и пытался организовать наиболее обездоленные слои населения, люмпен-пролетариев и деклассированные элементы.

В Мюнхене также существовала находившаяся под влиянием анархистов «Синдикалисткая рабочая федерация», состоявшая преимущественно из строителей
.

В годы Первой мировой войны анархистское движение было почти полностью подавлено репрессиями. Но Эрих Мюзам уже в 1916 году организовал в Мюнхене демонстрацию против голода и войны. Вадим Дамье сообщает — Мюзам стал и одним из лидеров восстания в Мюнхене 7 ноября 1918 года. Правда, и Ландауэр, и Мюзам первоначально выступали сами по себе — никаких анархистских организаций за ними тогда не стояло.

Характерно, что анархисты блокировались с коммунистами, образовав радикальную фракцию «Революционный рабочий совет» внутри Рабочего же и солдатского Совета Мюнхена. Левые радикалы делегировали контролеров во все министерства и официальные службы Баварии.

Однако очень скоро отношения между республиканским баварским премьером Куртом Эйснером и радикалами — испортились. Эрих Мюзам уже 9 ноября публично назвал его правительство «контрреволюционным». Вместе с коммунистами-«спартакистами» он организовал группу «Объединение революционных интернационалистов».

Анархисты и коммунисты считали решение Эйснера о проведении выборов в баварский ландтаг ошибочным, и бурно протестовали против него на улицах. Перед выборами 10 января 1918 года «независмый» социал-демократ Эйснер даже распорядился арестовать лидеров радикалов, однако после мощной демонстрации рабочих арестованных пришлось освободить.

Однако революция и «буржуазная» демократия действительно оказались мало совместимыми вещами. Большинство баварских обывателей остались чужды эйфории крутых социальных перемен. На выборах в январе 1919 года они предпочли проголосовать за консервативную Народную партию. Подчиняясь воле избирателей, Курт Эйснер уже подавал в отставку, как был застрелен прямо в ландтаге графом Антоном фон Арко-Валли.

Этот аристократ был ярым баварским монархистом, но вот в тайное общество «Туле» его не приняли из-за еврейских примесей в крови. В ответ на покушение охрана Эйснера также изрешетила Арко-Валли, но он выжил. А анархист Алоис Лиднер, близкий к коммунистам, тяжело ранил председателя баварского отделения СДПГ. В перестрелке были также убиты секретарь военного министерства и депутат от консерваторов.

При этом своим покушением граф фон Арко-Валли добился, видимо, обратного для себя результата — вместо мирной передачи власти Народной партии в Мюнхене началась вторая волна революции. Возмущенные рабочие и солдаты вывалили на улицу.

Ситуация на какое то время подвисла в воздухе. Как сообщает Вадим Дамье, неистовый Мюзам при поддержке коммунистов несколько раз выступал с предложением объявить Баварию Советской республикой. Но против «советизаци» в Центральном Совете голосовал даже анархист Густав Ландауэр.

Все решило требования улицы и забастовавших рабочих — 7 апреля была провозглашена Баварская Советская республика. На этот раз, правда, уже коммунисты выступили против этого решения. Поэтому декларацию о провозглашении власти Советов в Баварии пришлось писать анархистам Ландауэру и Мюзаму.


БСР на карте Германии

Первое правительство БСР возглавил студент Эрнст Толлер, член Независимой социал-демократической партии и драматург-экспрессионист по совместительству. В советско-баварское правительство входят и анархисты — Эрих Мюзам, Густав Ландауэр и Рет Марут.
 
Участие в исполнительной власти — немыслимое для анархистов дело. Однако увлеченные обаянием революции в России, немецкие либертарии видели в Советах путь перехода к полной свободе и коммунизму.
Министром (народным уполномоченным) народного просвещения БСР стал анархо-индивидуалист и философ Густав Ландауэр. Первым и почти единственным распоряжением министра-анархиста был запрет на преподавание истории в школе. По мнению философа, свободная личность сама должна была сформировать свое представление о прошлом.

Зато Эрих Мюзам деятельно проявил себя — он отвечал за контакты с советской Россией и Венгрией и стремился изо всех сил к объединению с ними. Как сообщает ведущий сотрудник Института всеобщей истории РАН Дамье, если Ландауэр критиковал большевиков, то Мюзам был близок к ним. И даже готов был поддержать своеобразно понимаемуюим «диктатуру пролетариата».

По иронии судьбы, анархист Рет Марут отвечал в БСР за информационную цензуру. Пресса была объявлена «социализированной» — отныне даже буржуазные СМИ должны были ставить статьи левых авторов. Но самое масштабное обобществление-«социализация» была намечена в промышленности — предприятия передавались под контроль самих рабочих. Социализация же земли грозила только очень крупным аграрным хозяйствам.

Тем временем реакция в Мюнхене тоже не дремала, и вскоре попыталась поднять мятеж, известный как «Путч Вербного воскресенья». Большинство гарнизона не поддержало путчистов, и к вечеру 13 апреля баварские красногвардейцы подавили мятежников.

Но первое советское правительство Баварии, состоявшее во многом из философов, экспрессионистов и других мечтателей, было заменено новым — на этот раз из коммунистов и «независимых» социал-демократов. Коммунисты там были в меньшинстве, но ключевые посты достались им. Во главе советской Баварии встал Евгений Левинэ. Если и многие прежние руководители красной Баварии были люди «не местные», но из Берлина и других регионов Германии, то Левинэ «с коллегами» прибыл — из России.

Наши люди в Германии

Евгений Левинэ родился в 1883 году в Петербурге в состоятельной еврейской купеческой семье. Отец скончался, когда Евгению было 3 года. После этого семья переехала в Германию. Левинэ учится в гимназии в Висбадене, в 1903 году поступает в Гельдербергский университет. Здесь он вновь сходиться с русскими студентами-социалистами, и в сентябре 1905 года возвращается в Россию для подпольной работы.

Молодой Левинэ присоединился к партии эсеров — отличавшейся наиболее радикальной тактикой и лозунгами.

В годы первой российской революции он действует в эсеровском подполье в Беларуси. Северо-западный областной комитет ПСР был одной из самых активных организаций эсеровской партии. В 1906 году царская полиция арестовывает Евгения, в 1908 году — снова арест и тюрьма.

В 1909 году Левинэ был вынужден вновь вернуться в Германию. Здесь он продолжает учебу в Гельдербергском университете и защищает диссертацию на тему «Типы и этапы развития профсоюзной организации рабочих». Одновременно он переходит на радикальные марксистские позиции, участвует в Мангейме в «Клубе Карла Маркса» и сотрудничает в социал-демократической прессе под псевдонимом «Гольдберг» (девичья фамилия матери).

В началом мировой войны Левинэ работает переводчиком в лагерях для русских военнопленных. Затем его самого призывают в ландштурм (ополчение), но впоследствии комиссуют по состоянию здоровья. В 1915 году он женился на Розе Бройдо из Белостока Гродненской губернии, в 1916 году у них родился сын.

В 1918 году Евгений Левинэ присоединяется к НСДПГ и к «Союзу Спартака», становиться сотрудником российского телеграфного агентства РОСТа. В 1919 году — вступает в КПГ. После поражения январского восстания в Берлине Левинэ перебирается в Брауншвейг, а в марте 1919 года — оказывается в Баварии

Еще одним лидером баварских коммунистов стал почти однофамилец Левинэ — Макс Левин. Он учился в немецкой гимназии Москвы и также в прошлом состоял в российской партии социал-революционеров.

Первым лидером Коммунистической партии Германии, образованной в начале 1919 года из «спартаковцев» и различных левых радикалов, так же был «наш человек» — уроженец Вильно Лев Иогихес (Ян Тышка, «Левка»). Один из лидеров социал-демократии Польши и Литвы, он за участие в революции 1905 года в России был посажен в тюрьму, откуда бежал в Германию.

«Мы смерти смотрели в лицо…»



Однако социальная реакция уже стягивала отовсюду все силы для подавления Баварской советской республики. После прихода к власти в Баварии коммунистов против нее был развернут карательный поход со всей Германии. Формально же боевые действия велись между армией правительства Германии во главе с социал-демократом Гофманом и коммунистическо-социал-демократическим правительством Баварии.

100 тысячам добровольцев-«фрайкоровцев» и регулярного рейхсвера противостояло 35-40 тысяч рабочих и солдат баварской Красной Армии. Однако баварские красноармейцы успешно наступали и столь же мужественно оборонялись. Их фронт не был поколеблен до самого последнего момента, когда конфронтация между коммунистами и «независмыми» социал-демократами окончательно не погубила республику.

Левые социалисты критиковали большевиков за диктаторские наклонности, считая, что они угрожают «самой идее Советов». Коммунисты называли «независимых» соглашателями и оппортунистами, «культивировавшими баварский сепаратизм».

В результате этих распрей в то время, как на фронте шли бои, в правительстве Баварской советской республики разразился кризис. 26-27 апреля фабзавкомы, выступавшие «за свободу слова», отказали в доверии Исполкому с участием коммунистов. И КПГ оставило власть.

Вместо «диктаторства» Евгений Левинэ заявил тогда:

«Сущность пролетарского правительства состоит в том, что оно ничего не может делать само, что оно может только апеллировать к вам, делать вам предложения; действовать дальше должны вы сами».

Впоследствии баварских коммунистов будут обвинять за это в «люксембургианском поклонении стихийности масс».

Характерно, что руководство Коммунистической партии Германии совершенно не поддержало советскую Баварию. А тогдашний лидер КПГ Пауль Леви прислал к главе республики Левинэ двух своих уполномоченных — с заданием «немедленно прекратить этот путч».

Этот кризис привел к дезорганизации командования баварской Красной Армии и развалу фронта. 1 мая «независимые» попытались организовать в Мюнхене мирную праздничную демонстрацию, а в это время «белые» части уже входили в город.

Командовавший дахаусским фронтов Эрнст Толлер выступал против расстрелов контрреволюционеров и даже отпускал пленных офицеров. Однако на противоположную сторону это никакого впечатления не произвело — ворвавшись в Мюнхен, «фрайкоровцы» учинили жестокую расправу.

В течение более недели в столице Баварии шли массовые аресты и убийства. Жертвами карательных частей становились не только коммунисты, социалисты или рабочие активисты, но очень часто — мирные и ни к чему не причастные люди. Например — верующие католики. Ведь на подавление красной Баварии пришли в основном добровольческие подразделения с протестантского севера. И «белый» террор временами здесь принимал характер религиозных войн наподобие Тридцатилетней. Количество жертв контрреволюции исчислялось тысячами.
 

В Красной Армии Баварии в то время служил никто иной, как Адольф Гитлер. Так случилось, что его полк оказался в то время в подчинении баварскому советскому правительству. При этом Гитлер был не просто рядовым красноармейцем — но даже депутатом революционного Совета от своего батальона!
 

Но будущему фюреру уже тогда было присуще верховое «политическое чутье», и он быстро перестроился. При вступлении «фрайкора» в Мюнхен из окна его казармы кто-то произвел несколько выстрелов в добровольцев. Недавний «красноармеец» Гитлер выдал стрелявшего, за что был замечен новой властью и лично будущим вождем СА Эрнстом Ремом.

Разговорчивый ефрейтор стал быстро делать карьеру в качестве пропагандиста германского национализма. Впоследствии именно Бавария стала одним из очагов формирования НСДАП.

А в ходе торжества реакции весной 1919 года весьма умеренный Густав Ландауэр, выступавший против всяких репрессий и веривший только в добровольное преобразование личности, будет забит до смерти. Левинэ также арестуют, но выведут на суд. И приговорят его к смертной казни. По всей Германии прошли протесты рабочих против этой расправы, но социал-демократическое министерство утвердило приговор.

Последними словами 36-летнего Евгения Левинэ перед расстрелом станут: «Да здравствует мировая революция!»

Эриха Мюзама тоже возьмут в плен, но тогда он останется в живых. Непримиримый бунтарь, мечтавший о всеобщем освобождении человечества, будет зверски замучен штурмовиками уже в 1934 году.

Впоследствии будет много написано о причинах поражения Баварской советской республики. Тут — и «ошибки молодой компартии Германии», и отсутствие правильной политики в отношении крестьянства Баварии, и традиционные обвинения в «левацких перегибах» и в умеренности и нерешительности — одновременно.

Практичных немцев обвиняли в том, что в свои Советы и фабзавкомы они посылали рабочих и специалистов, хорошо разбирающихся в производстве, а не твердокаменных большевиков, готовых железом и кровью утверждать «диктатуру пролетариата».

Впрочем, а какая правильная тактика и стратегия могла помочь горстке социальных романтиков, против которых ополчилась вся военщина и реакция — под прикрытием «социал-демократической» демагогии? На практике — только помощь рабочих других регионов Германии и других стран.

В случае же победы революции в Германии, с ее мощной культурой организованного рабочего движения и социалистической демократии, судьба советского строя и в самой бы России могла бы сложиться совершенно по-другому…
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как агрессор стал потерпевшим – Польша во Второй Мировой войне

Автор .
Беларусь

Автор .

Публицист

«На восток мы направим стопы»

К истории немецкой колонизации западнославянских земель

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

ХРУОДЛАНД НА БОЕВОМ ПОСТУ

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Ленин сделал первый шаг

БЕЛАРУСЬ. Матч жизни

Все закончится Майданом...Знаете, как молодые водители в поворот входят? Сперва на 70, вошел, пробует на 80, потом еще чуть-чуть..., еще... Хочется попробовать разные варианты. А у

О причинах расовой вражды

Литовцы курят на берегу, весь песок окурками перепачкали.Матерятся по-русски, уши вянут, особенно женщины.

Оправдание Путина

Не завидуйте (100% выигрыш), сходите на Рынок, там таких 100% лоторей...или в Москве на ВДНХ, там точно ВСЕМ предлагают.

БелАЭС превратит литовских поляков в белорусских

Я разве спорю, просто у Госдепа функции по-шире, чем просто Послов курировать....

Чем август не февраль?

Уругвай, Монтевидео я как свои пять пальцев знаю, у них молочка-настоящая сильнейший дефицит самих, у них шикарного мяса завались, это да. А так, уверен, что с местными Уругвайским

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.