МИР КИНО

20.12.2020

Юрий Янсон
Латвия

Юрий Янсон

Экономист

Баллада о матери

Баллада о матери
  • Участники дискуссии:

    14
    34
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Я разбираю сейчас архив отца: рукописи воспоминаний о прошедшей жизни, пожелтевшие справки, газетные вырезки… Детство в Москве, арест родителей, детприёмник в Свято-Даниловом монастыре, рыбинский детдом, работа киномехаником на передвижке, фронт… И вот один интересный эпизод из тех воспоминаний.

Рассказывает Эвалд Кириллович Янсон (текст оставлен без изменений и улучшений):

«Запомнился мне один любопытный случай из той далёкой юности.

Демонстрация фильма «Разгром немцев под Москвой» была обязательной для нас и строго контролировалась со стороны партийных органов, как важное средство патриотического подъёма народа в Отечественной войне. В конце августа 43-го года я, как обычно, передвигался на перекладных с этим фильмом по хозяйствам Брейтовского района, находящимся на левом берегу реки Сить, впадающей в Рыбинское водохранилище. После того, как я показал фильм в колхозе «Красная зорька», ко мне обратились ребята с запиской от бригадира из колхоза им.Жданова Тимонинского сельсовета, расположенного на правом берегу реки, с просьбой показать этот фильм у них. Для меня это означало отклонение от намеченного маршрута с трудностями форсирования хотя и неглубокой, но реки, и я отказался. Но после повторной и настоятельной просьбы самого председателя колхоза, переданной вторым гонцом, я согласился, т.к. в записке было сказано, что в фильме участвует их земляк, Николай Фролов. Это показалось мне убедительным аргументом и я согласился.

На реке Сить меня ждала лодка и подвода, чтобы добраться до артели им.Жданова. Встретил меня председатель, кажется, по фамилии Жуков. Он сказал, что фильм «Разгром немцев под Москвой» имеет для них особое значение. Их земляк Николай Фролов – кадровый военный, командир артиллерийской батареи, написал своей матери, живущей здесь, что если погибнет, то его можно будет увидеть в кино, посвященном московской битве, его на фронте снимал кинооператор. Поэтому он просит показать этот фильм у них в деревне.

Деревня показалась мне обычной для тех мест: ни клуба, ни нормального сарая, старенькие избы, мужиков почти нет, одни бабы и дети. Единственное более-менее пригодное помещение для демонстрации фильма – конюшня.

В проходе между стойлами укрепили экран, расставили скамейки, собрался народ со всей деревни. Как обычно, я начал демонстрацию фильма с рассказа об историческом значении московской битвы – первой нашей победы после многих неудач. Фильм документальный, шёл кадр за кадром, которые говорили сами за себя. И вдруг возгласы в зале, крики: Колька! Колька! Давай!!! Я вначале не сообразил, о ком речь. На экране всего лишь промелькнул командир артиллерийской батареи, который со взмахом руки командовал: Огонь! – и дальше шёл показ этой батареи, залпы огня в сторону немцев.Оказывается, командиром этой батареи и был Николай Фролов – их земляк. Все его узнали сразу.

Дальнейшие события по разгрому немцев под Москвой уже меньше интересовали публику, все присутствуюющие обсуждали именно это событие – залп артиллерийской батареи.

Фильм окончен. Возбуждённые зрители не утихают. Ко мне подошла старушка со слезами на глазах и с деньгами в руках, просит: 

— Сынок, покажи ещё раз Коленьку.

— Успокойтесь, мать, сейчас покажу, вот только плёнку перемотать надо – отвечаю я.

Установил диски, перемотал плёнку, зарядил в аппарат, опять кручу ручку. Мелькают кадры наступления наших войск и вновь показ артиллерийской батареи. На переднем плане командир поднимает руку для команды «Огонь!» Зрительный заль ревёт: Колька! Давай! Бей их!! Бей их, гадов!!!

ГОЗовский аппарат позволяет на несколько секунд остановить движение плёнки, а значит и изображение на экране, что я мгновенно и делаю. На экране замирает командир батареи с поднятой рукой и раскрытым ртом… Публика бурлит неистово…

Долго плёнку под лучом света нельзя задерживать, может вспыхнуть… Прокручиваю эту часть дальше, до конца…

Опять подходит мать, просит: «Ещё раз покажи Коленьку». Я уже и не помню, сколько раз я перематывал плёнку и прокручивал эту часть. И каждый раз ревели женщины и кричали мужики и детвора. Ведь это был их земляк, их Колька, он громил немцев под Москвой…

На постой, т.е. на ночёвку меня пригласил к себе председатель колхоза. Пришла мать Николая Фролова с бутылкой самогона и закуской, и очень долго мы втроём сидели за столом, слушали рассказ матери о сыне Николае…

Проводили меня обратно через реку Сить, говорили благодарственные слова, напутствия.

И вот передо мной сохранившийся документ из далёкой моей юности, написанный от руки со штампом и печатью на обрезке бланка отчёта по трудодням (видимо, с бумагой у них было туговато):

Справка

Штамп. Дата 1 сент.1943 г.

Дана правлением к-за им.Жданова Тимонинского с/с киномеханику Янсон Э.К. в том, что колхоз объявляет большую благодарность за хорошую кинопостановку 30/VIII-43 г. «Разгром немцев под Москвой».

Председатель колхоза Жуков.

Просто, но трогательно.»

Эту историю я помню с самого детства, отец её неоднократно рассказывал. Поэтому песня Софии Ротару на стихи Андрея Дементьева «Баллада о матери» для меня окрашена ещё и очень личными красками.


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Палачи живут долго

Что Рижская киностудия рассказала о преступлениях карателей полицейских батальонов

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

РАЗМЫШЛЕНИЯ ИСТОРИКА

О торжестве «европейской культуры»

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Нацистский план голода: «уничтожив 30 миллионов славян, мы накормим каждого немца»

Владимир Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Командир пьет, а нам водки не достается. После первой русской атаки в наших окопах — никого: из дневника латышского эсэсовца 16 июля

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.