Авария в США превосходит Фукусиму

Что происходит в Хэнфорде
 

Вторую неделю в США развивается трагедия, по своим масштабам и драматизму превосходящая японскую Фукусиму.
 

Министерство энергетики США заявляет об отсутствии причин для беспокойства, вместе с тем еще 9 мая был поднят по тревоге Центр экстренных операций, а более тысячи работников по сей день находятся под землей в противорадиационном убежище, которое к тому же обесточено. Кроме того, наблюдается расширение провалов грунта над тоннелем.

В общем, этим бы можно было и ограничиться, если бы не богатое историческое прошлое Хэнфордского комплекса, с которого фактически начиналось все нынешнее ядерное могущество США и, судя по происходящему, там же оно и закончится.


Звезда Манхэттенского проекта

Хэнфордский комплекс возник в 1943 году как место, где был построен первый в США промышленный атомный реактор по производству оружейного плутония. Именно из его продукции состояла основная начинка первой атомной бомбы, взорванной на полигоне в Аламогордо и бомбы «Толстяк», сброшенной на японский город Нагасаки в августе 1945 года.

На пике своего величия в Хэнфорде работали девять реакторов, которые в сумме произвели 64 тонны оружейного плутония, что составляет более 80% общего американского запаса этого материала. По сей день три из каждых четырех атомных боезарядов США родом из этого городишки на берегу реки Колумбия в штате Вашингтон.

Начавшись как практическое воплощение теоретических выкладок физиков-ядерщиков, комплекс разросся до 1740 квадратных километров режимной территории, состоящей из трех основных зон и полосы отчуждения, охватывающей их по периметру.

В зоне-100, расположенной на берегу реки Колумбия, находятся реакторы, в зоне-200 — завод по химическому обогащению ядерных материалов, в зоне-300 — вспомогательные и обеспечивающие предприятия. С юго-востока к комплексу примыкает обширная агломерация Трай-Ситиз, состоящая из городов Ричленд, Кенневик и Песко, в которой сейчас проживают примерно 200 тыс. человек.

В сущности, Хэнфордский комплекс является их градообразующим предприятием. На нем работают 9 тысяч из примерно 70 тысяч их трудоспособного населения.
 



Лаборатория в Хэнфорде
 


Когда в 1942 году американское правительство искало место для возведения промышленного объекта опасного производства, среди прочих главным требованием была безлюдность территории.

Например, в радиусе 30 километров не должно было находиться населенных пунктов с населением более 1 тысячи человек, а ближайшая автомобильная или железная дорога должна была проходить не менее чем в 15 километрах.

Словом, искали самую настоящую глушь, но всего за три года (с 1943 по 1946 г.) и с 230 миллионами еще тех, полновесных и обеспеченных золотом долларов, силами 50 тысяч рабочих, здесь построили 554 здания, включая три ядерных реактора, 3 линии переработки плутония, химический обогатительный завод, 4 электороподстанции, 621 км автомобильных и 254 км железных дорог, а также несколько резервуарных полей для хранения радиоактивных отходов по 64 резервуара каждое.

Они-то и предопределили дальнейшую судьбу комплекса.


Ржавый ядерный пояс

Сначала все шло хорошо: Манхэттенский проект был детищем Министерства обороны и предназначался для решения единственной задачи — скорейшего создания большой ядерной дубинки.

Роковым для Хэнфорда оказался сентябрь 1946 года. К этому моменту ядерный проект шагнул далеко за рамки чистых исследований и превратился в огромное, сложное и многоукладное промышленное предприятие. Не желая возиться с уже явно большим бизнесом, Пентагон передал объект в подчинение корпорации General Electric, а для надзора за их деятельностью в области стратегических государственных интересов была создана Комиссия по атомной энергии США.

Считалось, что прославленный и опытный частник (а GE в те годы являлась примерно тем же, чем было Министерство среднего машиностроения и Министерство электронной промышленности в СССР, только частное) сумеет быстро и недорого нарастить промышленные мощности комплекса.

После ядерной бомбардировки Японии у США имелось всего менее десятка боезарядов, в то время как разработанный Пентагоном план войны с СССР (известный под кодовым наименованием «Дропшот») требовал применения не менее двух с половиной сотен атомных бомб. Для их изготовления требовалось очень много плутония, и мощностей трех существующих реакторов для производства такого количества не хватало.

General Electric поручили построить еще два реактора, потом еще два. Далее модернизировать существующие и построить еще два. В итоге к 1963-му году в Хенфорде их стало девять. По ходу дела число обогатительных линий выросло до пяти, а общее количество разнообразных зданий и лабораторий достигло 900.

И все для того, чтобы собрать 60 тысяч атомных боезарядов (боевых частей баллистических, крылатых и оперативно-тактических ракет, атомных бомб и даже зарядов для возведения в Европе так называемого противотанкового ядерного вала).

Затем начался классический конфликт интересов государства и частного бизнеса. Коммерсанты желали наращивать прибыль и расширять производство, заодно повышая расценки за свои услуги, в то время как государство сообразило, что, во-первых, даже в богатых США столько денег нет, а во-вторых, уже имеющегося арсенала достаточно для многократного уничтожения всего живого на планете и дальнейшее наращивание запасов потеряло здравый смысл.




Цепочка ядерных реакторов Хэнфордского комплекса, расположенных вдоль берега р. Колумбия, в январе 1960 года. На переднем плане — «Реактор N», позади него — два однотипных реактора «KE» и «KW». Исторический «Реактор B», первый в мире реактор для промышленного производства плутония, виден на заднем плане.
 


Несмотря на сопротивление частного владельца, с 1965 года началось свертывание проекта. После 1971-го в строю остался единственный реактор (Реактор N), проработавший до 1987 года как простая общественная электростанция штата Вашингтон. По мере остановки реакторов отключались и линии по обогащению плутония, а также прочие элементы этой сложной системы.

Финальной точкой стала передача комплекса Министерству энергетики США в 1977 году. С этого момента и начался обратный отсчет начала трагедии.


Чемодан без ручки

Эффективный частник, сообразивший, что источник жирных государственных заказов пересох, а огромный промышленный комплекс превратился в обузу, с радостью переложил проблему ликвидации комплекса на шею государства, которое плохо понимало, что с ним делать.

По самым скромным расчетам выходило, что рекультивация территории будет съедать не менее двух третей бюджета министерства энергетики на протяжении 25—30 лет. Чиновникам и бюрократам такое понравиться не могло, и они искали разные возможности превратить недостатки в преимущество. И такая возможность нашлась.

После того как атом вышел за чисто военные рамки, в США начала активно развиваться атомная энергетика. Энергоблоки росли как грибы. Но это также создавало серьезную проблему для хранения и переработки ядерных отходов.

Низкоактивные МАГАТЭ рекомендовало просто закапывать. Очень короткоживущие — выдерживать в пристанционных хранилищах для снижения уровня радиоактивности, — не полного, конечно, а хотя бы до уровня среднеактивных отходов (САО), которые возможно хранить в контейнерах на глубине в 10 метров.

Так как добрая треть инфраструктуры Хэнфордского комплекса представляла собой огромную паутину подземных тоннелей, проложенных примерно на глубине 10 метров, их стали использовать как хранилище для отходов. К тому же собственное хранилище уже существовало, и за относительно небольшие деньги его оставалось только расширить.

Так появился «гениальный» план: жидкие САО проходят переработку в стекловидную массу (так называемое стеклование) и заливаются в контейнеры, где должны выдерживаться до лучших времен, по ходу дела остывая (как в переносном — снижение радиоактивности, так и прямом — снижения температур — смысле).

Для удобства хранения контейнеры помещались в специализированные железнодорожные вагоны, которые по существующим, в том числе еще с 1940-х годов, тоннелям загонялись в подземные стоянки.

На бумаге все выглядело просто, бюджетно и легко реализуемо. Жизнь оказалась сложнее.




9 мая в лентах информагентств появились скупые сведения об объявлении тревоги на самом крупном в США подземном хранилище радиоактивных отходов в штате Вашингтон.
 


Давно ожидавшееся ЧП

Происходящее сейчас в Хэнфорде — закономерный итог полувека вакханалии популизма и элементарной непоследовательности. Сказав «А», нужно было говорить и «Б», но США предпочли остановиться на вагонах и не думать, что со всем этим богатством произойдет потом.

Закрытый производственный комплекс в Хэнфорде очень быстро превратился в крупнейшее хранилище ядерных отходов США. Сегодня по его подземным стоянкам в 177 контейнерах находится 204 тыс. кубометров жидких высокоактивных ядерных отходов. Да, планировались только среднеактивные, но с 80-х годов там стали захоранивать и ВАО.

Проблемы начались в начале нулевых, когда истек гарантийный срок эксплуатации самих контейнеров. Производитель давал гарантию в 20 лет на конструкцию, утвержденную Министерством энергетики США.

Даже в остеклованном виде САО, не говоря уже о ВАО, являются химически агрессивной гадостью. Так что партии, переработанные для хранения, на протяжении конца 70-х — начала 80-х годов к началу нулевых стали проедать стенки контейнеров. К 2011 году проблема приобрела массовый характер.

Министерство энергетики решило ее за счет перехода от одностеночных контейнеров к двустеночным и начало процесс перепаковки содержимого в емкости нового типа. Правда, к этому времени, по оценкам американских экологов, примерно 2% объема хранения оказались в земле. Вследствие чего более 320 кв. км территории комплекса являются строго закрытой зоной для доступа внутри самого комплекса.

Однако хуже всего, что все это хозяйство не ремонтировалось капитально с момента своей постройки, то есть на протяжении более 25 лет, поэтому начинает разрушаться — это и произошло.




Тоннели для хранения ядерных отходов в Хэнфорде частично обрушились
 


Сначала под железнодорожным полотном в одном из тоннелей началось разрушение бетонного основания. Вероятно, под ним размыло грунт и образовались трещины на общей площади более 50 кв. м, а потом стал разрушаться и свод тоннеля. Причем так серьезно, что эвакуировать персонал комплекса удалось лишь частично.

Из трех тысяч человек дежурной смены под землей находится тысяча. Они не могут пробраться через образовавшийся завал, и им рекомендовано закрыться в противорадиационных убежищах. Судя по фоторепортажам, на поверхности земли началось масштабное проседание грунта, местами достигающее полутора метров, причем уже над несколькими тоннелями.

В некоторых из них стоят заметно фонящие составы с ожидающими переработки отработанными ТВЭЛами.

А хуже всего то, что происходит все это в непосредственной близости от берегов реки Колумбия, протекающей по территории объекта на протяжении 80 км.

Если разрушение подземных тоннелей продолжится и тем более затронет отстойные каморы, то велики опасения, что контейнеры не выдержат. На данный момент, как установили дистанционно управляемые роботы, текут четыре контейнера.

А Колумбия — это не просто река, это 14 дамб и ГЭС плюс серьезный объем транспортного и пассажирского судоходства. В расположенных ниже по течению населенных пунктах проживают более 2,3 млн человек, в том числе город Портленд с населением в 619 тысяч.

И самое печальное, что официальные власти США демонстрируют прежде всего стремление просто замести мусор под ковер.

Как показала история с Фукусимой, это далеко не самая верная стратегия.

 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить