Обществоведение

12.09.2018

Валерий Курочкин
Латвия

Валерий Курочкин

Специалист

Андрей

Андрей
 
     
Перед похоронами я подошел к матери Андрея, чтобы выразить соболезнования, но еще не успел ничего сказать, как она подняла голову, посмотрела на меня и спросила: «Правда, хорошо, что Андрей умер раньше меня?» А потом, увидев мою растерянность, добавила: «Ну как бы он жил дальше, если бы я умерла первой?»

Не скажу, что мы были такими уж близкими друзьями, но очень хорошими приятелями нас назвать было можно. Часто встречались, иногда вместе отмечали семейные праздники, наши младшие дети пошли в один и тот же первый класс. Безотказный, чрезвычайно открытый и общительный, Андрей был душой любой компании.

Со своей женой он познакомился в конце 80-х, во время срочной армейской службы, в одном из дальних российских городков. У обоих за плечами уже был ранний и короткий брак, у каждого по сыну. Приехали жить в Латвию, стали потихоньку обживаться.

Прошли тяжелые 90-е, начались двухтысячные, и все вроде бы шло неплохо, занялись мелким бизнесом, открыли небольшой автосервис, возили из Китая в свой маленький магазинчик какие-то безделушки, взяли в банке кредит, начали строить дом.

Напомню, что кредиты в то время давали без каких-либо серьезных подтверждений платежеспособности, а их сумма могла быть значительно больше реальной стоимости самой недвижимости.

Не отказался от возможности получить кредит с запасом и Андрей — когда я узнал, сколько денег ему выделил банк, сначала даже не поверил. «Излишки» он спокойно вкладывал в бизнес, ибо никакого контроля со стороны банка тоже не было.


Ну а потом неожиданно грянул кризис, доходы сервиса резко упали, а китайские сувениры стали никому не нужны. Идти работать «на кого-то» Андрей и его жена не хотели, а те минимальные доходы, что сохранились, еле-еле покрывали потребности в самом необходимом. Задолженность по платежам перед банком стала стремительно расти, и в какой-то момент Андрей перестал платить банку совсем.

Со временем остатки бизнеса развалились окончательно, а давление банка становилось все сильней. Недостроенный дом не покрывал и половины выданной банком ипотеки. И тогда семья решила переехать на постоянное место жительства в Россию, благо у супруги сохранилось российское гражданство, да и сам Андрей планировал отказаться от латвийского гражданства в пользу российского. Старший сын уже был взрослый и решил остаться в Латвии.

Ехали практически «в чистое поле», но Россия им казалась страной неограниченных возможностей, где умные и предприимчивые люди никогда не пропадут.

Так я потерял Андрея из вида на несколько лет. Правда, время от времени я навещал его родителей, оставшихся в Латвии, и хоть скупые, но кое-какие новости о нем все-таки получал. От них я знал, что семья Андрея остановилась в одном из зауральских городов, что снимают там жилье, что нашли партнёра-инвестора и пытаются открыть цех по копчению кур. А еще узнал, что изредка он приезжает в Латвию, но избегает старых знакомых, и что родители ежемесячно высылают ему часть своей и так не очень большой пенсии...

Было очевидно, что жизнь на новом месте не складывалась так легко, как хотелось бы.
 
...Я встретил Андрея совершенно случайно спустя пять-шесть лет. В очередной раз зашел навестить его родителей и увидел его — больного, разбитого и с полиэтиленовым мешочком для сбора мочи, привязанным к бедру.

Выяснилось, что в России у него начались проблемы со здоровьем, но так как российское гражданство он еще не получил, то ему приходится приезжать лечиться в Латвию. Правда, рассказал, что и в России, несмотря на его иностранный статус, самую необходимую медпомощь ему оказывают, причем почти бесплатно.

В Зауралье они не задержались — перебрались в Подмосковье, живут в съемном домике без удобств. Инвестор их кинул, жена работает кассиром в супермаркете, а сам он потихоньку коптит кур, прямо во дворе домика, и полулегально их продает.

До нашей следующей встречи прошло еще два-три года. За это время умер отец Андрея.


О его очередном приезде я узнал от своей тещи. Она рассказала, что пока я был в отъезде, приходил потрепанный и не очень трезвый Андрей и попросил у нее в долг немного денег. Должен сказать, что раньше Андрей не был пьяницей и выпивал не часто, правда, если уж пил, то останавливался не сразу...

Его самого я увидел спустя несколько дней, когда он пришел отдавать деньги. Выглядел плохо, намного старше своих пятидесяти лет, сильно похудевший, с неестественным цветом кожи. Признаюсь, в тот момент я нехорошо о нем подумал...

Оказалось, что в Латвии он уже несколько месяцев, что российское гражданство ему получить так и не удалось, где-то этому помешала российская бюрократия, а где-то собственные ошибки. Жена по-прежнему работает кассиром, дочь после девяти классов поступает учиться в техникум. До недавнего времени снимали маленькую однокомнатную квартирку, но стало трудновато ее тянуть — и временно переехали жить в строительный вагончик. Он сам сильно болеет и на нормальную работу устроиться не может, тем более при своем иностранном статусе. С женой, из-за хронической нехватки денег и постоянных упреков, они сейчас находятся в серьезной ссоре.

Рассказывая все это, Андрей не пытался себя оправдать, признавая, что и пивом иногда балуется, и жену с дочкой, бывает, незаслуженно обижает.

Еще рассказал, что в Латвии он оформил инвалидность, но учитывая его слабые налоговые платежи, государство ему отомстило, назначив пенсию в 68 евро. В настоящее время живет вдвоем с матерью, в ее однокомнатной квартире и фактически только на ее пенсию. О планах высказывался как-то туманно, лишь отмечая, что очень хотел бы наладить отношения с женой и дочкой, по которым очень скучает.

Так, немного пообщавшись, мы договорились в ближайшее время вновь встретиться.

А спустя неделю Андрей умер. Просто заснул — и больше не проснулся.

На похороны собралось много народу, кого-то я знал, а кого-то видел впервые. Из Норвегии приехал его брат, из Англии — старший сын от первого брака, был приемный сын, живущий в Риге... Казалось, собрались все, кто его знал.

Не было только жены и дочери.
                 
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

О любви, которой нет

А давай чаю попьём?

Долгиновская Санта-Барбара

Окончание

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Красный помещик

Рождённые в СССР

Дмитрий Торчиков
Латвия

Дмитрий Торчиков

Фрилансер

В приступе дикой виноватости

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    20
    121
  • Последняя реплика:

Феминизм: от контрацепции к гендерной идеологии

Правильно ли я Вас поняла, что если получил права на "механику", то на "автомате" ехать нельзя? Как-то странно звучит. Да и знаю многих, которые права сдали на "механике", но тепер...

Как правильно выбрать жену и тещу: старинные рецепты

Там это всё совсем иначе подано и без этих ваших гнусных подробностей. Отсебятина вас портит, и вашу репутацию заодно. Подозреваю - это вам по барабану, но тем не менее.

На ложном пути

Какой там вьюноша? Старый замшелый пень, обросший кучей комплексов.

Белорусская Одесса

Не приписывайте свои проблемы другим)

«Украинцы кровью заплатили за нашу стабильность»

Белоруссия России не нужна - отдать её Латвии. Латвия своё уже всё проела и вывела из "организма". конечно жаль белоруссов - мы в церкви свечку поставим. небольшую