Культурка

01.01.2020

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Ах, как бесславно мы умрём!..

Ах, как бесславно мы умрём!..
  • Участники дискуссии:

    21
    140
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Собираясь в кино, не читай заранее отзывы — гласит старинная мудрость. Эту же фразу произнесла супруга, мужественно пережившая вместе со мной два с половиной часа «Союза Спасения». Тем не менее, собираясь на фильм, я хотя бы одним глазком просмотрел то, что говорилось и писалось о картине. В общем, избежать этого было сложно, редкий фэйсбучный друг не высказал в эти дни своего мнения по поводу увиденного.

В целом отзывы воодушевляли: фильм, мол, масштабен, эпичен, в нем отличные актерские работы вообще и потрясающий Николай I в частности, а главное — он переворачивает привычную нам картину 14 декабря с головы на ноги. Недостатки, конечно, есть, но у кого их нет?..

Однако недаром существует и другая мудрость: лучше сто раз увидеть. Впрочем, в этом случае одного раза вполне достаточно…

Нет, «Союз Спасения» безусловно делался с замахом на шикарную эпику, и можно только воображать, сколько стоили все эти бесконечные мундиры и массовка. Присутствуют и драматичные, отлично поставленные сцены расстрела восставших на площади и на льду Невы. Но… Пожалуй, этим все хорошее, что можно сказать о фильме, и ограничивается (о еще одном положительном моменте отдельно скажу в конце).

Почему?..

Безусловно, любая попытка рассказать об историческом событии доступными широкой публике средствами достойна одобрения. Тем более если это — событие, которое оказало огромное влияние на дальнейшую судьбу страны (об этом справедливо рассуждают Пестель в середине картины и Рылеев — в ее финале).
 
Однако в этом конкретном случае замах получился на рубль, а удар — на копейку. Рассказать зрителю, который в лучшем случае помнит о том, что 14 декабря на Сенатской площади кого-то расстреляли из пушек, о причинах трагедии 1825 года не получилось от слова «вообще».
Конечно, можно сослаться на то, что кино — искусство внешнего, проанализировать и разъяснить сложные темы оно не могло никогда, в лучшем случае заменяя реальность своей выдумкой (классические примеры — «Броненосец «Потёмкин» и «Чапаев»). Но беда в том, что здесь ничего прояснить не удалось даже и поверхностно, внешне. Зрителя, как щенка, бросают в водоворот (вернее, винегрет) людей, событий, обстоятельств — и выплывай, как знаешь. Флэшбэки, бросающие нас из 1808-го в 1814-й, из 1820-го в 1825-й, скорее, топят пловца.

Иногда ему пытаются помочь спасательным кругом в виде маловразумительных титров, содержащих кучу ляпов и недоговорок (например, может сложиться впечатление, что Сергею Трубецкому единственному заменили смертную казнь на каторгу; в реальности же таких заговорщиков был 31 человек). В итоге на простой вопрос, заданный Рылееву Мордвиновым — «Зачем вы все это сделали?..» — ответ так и не прозвучит.
 
Мотивы действий бунтовщиков — внешне вполне успешных офицеров-аристократов — решительно неясны; хороши или плохи те, кто расправился с мятежом, также непонятно. Гражданской войны вроде бы избежали, хорошо, но что вообще происходило-то?..
Отдельно хочется высказать пару слов по поводу актерской игры. Ее в этом фильме я не увидел вовсе. Большую часть времени молодые актеры хмурили брови, то и дело произносили «Виктория» (похоже, это любимое старинное слово сценаристов, хотя на дворе начало XIX века, а никак не Екатерининская эпоха…) и изо всех сил делали серьезные лица — и только.

В образе Николая Павловича лично я не увидел ни силы, ни покорности Божьей воле, ни решимости идти до конца, ни, самое главное, преображения вчерашнего великого князя, не первого в очереди на престол, в полноправного Государя, — только тревожно-оловянные во всех обстоятельствах глаза, вперившиеся в зрителя (хотя, справедливости ради, это все же гораздо лучше, чем Ливанов, голосом Карлсона истеривший «Я вас на каторге сгною!»). И даже маститый Домогаров не сумел сделать своего Милорадовича львом, один вид которого воодушевлял солдат.
 
Похоже, что о своих персонажах актеры знали не больше, чем солдаты 14 декабря — о Конституции (скорее всего — жене Константина). Да и как их узнать, когда на экране — просто толпа людей в красивых мундирах, которых нам торопливо титруют (причем далеко не всех) с тем, чтобы мы через секунду забыли, кто это?..
Правда, авторы сценария все же попытались вычленить из кучи людей Сергея Муравьева-Апостола и сделать его главным героем истории. Почему именно его?.. Рискнем предположить, что на выбор повлияла прекрасная книга Натана Эйдельмана «Апостол Сергей» (1975; к этому же отсылает, скорее всего, и навязчивая наутилусовская тема про апостола Андрея).

Однако если уж ввязались, то надо было идти до конца и показывать Муравьева-Апостола не прекраснодушным идеалистом, зашагавшим навстречу врагам со знаменем в руках в надежде на мир, а точно таким же, как его соратники, — хладнокровным, жестоким, ради достижения цели готовым на все. Увы. Его зачем-то назначили положительным героем фильма, а потому историческая реальность в нем бодро съехала примерно на уровень «Адмирала»: там Колчак был командиром некоего «крейсера «Слава», здесь великий князь обращается к Милорадовичу «ваше сиятельство» — и ничего, все живы-здоровы. Так видит историческую реальность режиссер, и до свиданья.

Впрочем, будем справедливы — не все так уж и безнадежно. Самое главное, что можно записать «Союзу» в плюс, так это попытку дегероизации священных коров русского «освободительного движения» (что это такое, я не знаю, но словосочетание известно всем). Ведь декабристы у нас до сих пор воспринимаются в ореоле мучеников, героев без страха и упрека, рыцарей в сияющих доспехах, в честь убийцы Милорадовича Каховского до сих пор называются улицы, в том числе в Петербурге.
 
К счастью, на поводу у советских легенд создатели фильма не идут: от романтического посыла «Звезды пленительного счастья» в «Союзе…», слава Богу, нет ничего или почти ничего.
Однако сказав «а», создатели фильма не сказали внятное «б», т.е. не вывели на экран ярких, привлекательных, мужественных людей, верных присяге и Государю, готовых положить жизнь за Отечество. Те безымянные генералы, что окружают Николая Павловича, на полноценных протагонистов никак не тянут; зачем-то возведенный сценаристами в графы Николай Семенович Мордвинов производит скорее отталкивающее впечатление; а то введения в полотно таких персонажей, как Карамзин или Жуковский, которые могли бы выступить резонёрами и разъяснить происходящее с позиций государства и времени, никто не додумался.

И даже справку о том милосердии, которое проявил Николай I к осужденным, в титры никто не вписал.
 
Короче, «Союз Спасения» — это все что угодно: гигантский клип с по-голливудски настойчиво пиликающей музыкой; снятый на пленку «рекон», где каждый реконструктор в меру сил и способностей изображает своего персонажа, — только не полноценное кино.
В кино, как правило, есть Живые Люди — плохие и хорошие, добрые и злые, — за приключениями которых следишь с сочувствием. Здесь же сочувствия не было ни к кому — ни к восставшим, ни к власти. Потому что не веришь ни тем, ни другим. И даже очевидный продюсерский посыл — ребята, не надо ходить на площади, а то государь с печалью в голосе отдаст приказ вас расстрелять и будет, в общем-то, прав, — не звучит в этом фильме в полный голос — просто потому что в полный голос в нем не прозвучало ничего.

«Умрем! Ах, как славно мы умрем!» — восклицал один из персонажей драмы 14 декабря (кстати, почему-то эта вполне реальная фраза в фильм не вошла). Увы, «славной смерти» у героев «Союза Спасения» не получилось при всем желании. Получился тихий и бесславный провал, хоть и затеянный с безусловно добрыми намерениями.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Когда картон говорит о вечном

Почему украинский сериал «Крепостная» - это интересно и важно

Палачи живут долго

Что Рижская киностудия рассказала о преступлениях карателей полицейских батальонов

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

«Матильда»: нежная инъекция монархизма

Андрей Сорокин
Россия

Андрей Сорокин

Советник министра культуры России

Берия на Первом

Почему он вернулся вовремя

Ценный свидетель (Часть 6)

Удивительно то, что урок пошёл на пользу только Германии...

Мое открытие и закрытие Америки

Про изучение языка он всё верно написал. Не получится за своего себя выдать. Я всегда изучал языки теоретически. А общаться с нативными спикерми -- увольте. Хотя приходилось и

Кто хочет, пусть живет в стране полицаев. Я всегда жил и живу в стране героев!

Да, не все. Но- не дай Бог!-грянет гром и именно мужчины встанут первыми на защиту. Поэтому, за мужественность!

Кто собрался "свергать режим": что происходит в стане оппозиции?

Работа, уважаемый Константин, единственный вариант выживания народов, на чьей территории нет пользующихся спросом полезных ископаемых и для стран, доходы бюджетов которых не склады

Иван Черняховский и Беларусь: игрушки для командирской дочки и грузовики вместо «тягловых» коров

Не увидит, но подумать приятно. Как в анекдоте.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.