Мнение специалиста

27.04.2018

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Чернобыльский опыт Беларуси

Чернобыльский опыт Беларуси
  • Участники дискуссии:

    4
    7
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Окончание. Начало здесь

 
В дополнение к четырем этапам преодоления последствий чернобыльской катастрофы, описанным в работах профессора Д.М.Демичева, обозначим пятый этап (2005 г. — современный период), который характеризуется коренным преобразованием системы финансирования чернобыльской тематики и увеличением объёмов бюджетных расходов на эти цели.

В конце 2005 года произошло изменение порядка финансирования чернобыльских Госпрограмм с передачей средств республиканского бюджета в областные бюджеты в виде субвенций.

Путём многочисленных реорганизаций аппарат госслужащих, занимающихся проблемами Чернобыля в составе обновлённого МЧС, был оптимизирован и сокращён более чем в пять раз.

Нам, ветеранам Комчернобыля, волнительно порой видеть то, к чему приводит передача рычагов управления в другие руки, однако эту данность игнорировать нельзя, памятуя, что побеждать нужно не числом, а умением.

К тому же ситуация облегчена тем, что придание большей самостоятельности регионам в сочетании с согласовательным принципом корректировок финансирования сыграло в плюс и постепенно вошло в норму жизни, обеспечив безусловное выполнение чернобыльских государственных программ.
 


На последних двух этапах реализации мер по преодолению последствий чернобыльской катастрофы весомой добавкой к республиканским программам стала реализация российско-белорусских чернобыльских программ в рамках Союзного государства.
 



Что касается чернобыльского международного сотрудничества вне рамок Союзного государства, то весьма позитивен тот факт, что благодаря не правительствам, а людям, с 1990 года около 30 стран приняли на оздоровление свыше миллиона белорусских детей, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Почти половину из них отдыхало в Италии.

По данным 2016 года, в 12 зарубежных стран выезжали на оздоровление без малого 15,2 тыс. детей.

Примечательно, что начиная с 2002 года число отдыхающих за рубежом неуклонно снижается, поскольку интерес к этой теме угасает.

К тому же в стране действует разветвлённая сеть детских реабилитационно-оздоровительных учреждений, где дети помимо отдыха усиленно питаются, обследуются и лечатся при наличии патологий.

Сотрудничество же в практической плоскости сегодня не столько привлекает своей финансовой составляющей, сколько способствует международной огласке проводимой в республике работы, а иностранцы получают пользу от совместно проводимых экспериментов.

Взаимодействие по чернобыльской тематике налажено практически со всеми авторитетными международными организациями, научными европейскими центрами, но наиболее плодотворно Беларусь взаимодействует с МАГАТЭ.

Вполне естественно, что основное количество международных проектов реализуется в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике, представляющем собой уникальный научный полигон. В настоящее время здесь ведутся работы по пяти международным проектам.

Если раньше отмечалась высокая активность ПРООН, то сейчас её деятельность сбавила обороты, как, впрочем, и вся нынешняя деятельность Организации Объединённых Наций.

Весьма примечателен пример реализации Страновой программы ПРООН для Беларуси на 2016-2020 годы, включающей проект по развитию и координации деятельности информационных центров и точек, созданных в пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС районах.

До настоящего времени коллеги в ПРООН так и не смогли найти доноров для финансирования указанного проекта.
 


За весь период, по самым оптимистическим подсчётам, общий объем средств, инвестированных в Беларусь в рамках международных соглашений по минимизации последствий чернобыльской катастрофы, составил около 85 млн. долларов США.

По сравнению с почти 19 миллиардами долларов, потраченными республикой на эти цели, эта сумма не столь значительна.
 



Чернобыльский опыт Беларуси

Каковы же результаты реализации мер по преодолению последствий чернобыльской катастрофы?

Во-первых, в стране создана совершенная нормативная база, включая три базовых закона и приведенные в соответствие с ними нормативно-правовые акты, регулирующие все сферы деятельности по ликвидации последствий Чернобыля.

Во-вторых, организован эффективный мониторинг состояния окружающей среды и радиационный контроль.




Продукция белорусских производителей дозиметрического и радиометрического оборудования “Атомтех”, “Полимастер”, “Тимет” не только обеспечила своевременное обновление приборной базы наших лабораторий, но и поставку их за рубеж, включая Японию, пострадавшую от аварии на АЭС в Фукусиме.
 


В-третьих, белорусская научная школа в области сельхозрадиологии является одной из самых передовых в мире.

Благодаря преспециализации проблемных хозяйств и защитным агротехническим мерам, обеспечивающим существенное снижения уровня радиоактивного загрязнения сельскохозяйственной продукции, а также разработанным методикам переработки загрязнённого сырья, достигнут уровень, исключающий поступление в торговую сеть некачественных по радиационному фактору продуктов питания.

Не случайно, после аварии на АЭС в Фукусиме сотни японских специалистов, местных управленцев и даже простых граждан стали приезжать за опытом не куда-нибудь, а в Беларусь.

Когда этот поток визитёров стал создавать проблемы в работе чернобыльского департамента МЧС, туристические организации нашли выход — организовали доставку организованных групп японцев в страну и стали проводить семинары в гостиницах, приглашая наших профильных специалистов на лекции в режиме “вопрос — ответ”.

Сегодня японцы продолжают активное взаимодействие со специалистами Полесского государственного радиационно-экологического заповедника и финансируют некоторые исследования.

В-четвёртых, в стране создана эффективная система мониторинга здоровья населения, проживающего на пострадавших территориях.

Практически все граждане периодически проходят диспансеризацию, что позволяет на ранней стадии выявлять патологии и принимать своевременные меры лечения.

Особое значение в здравоохранении приобрёл крупнейший на постсоветском пространстве Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, построенный с привлечением средств Союзного государства в Гомеле.

Сюда на осмотры, консультации и лечение ежегодно приезжают тысячи граждан Беларуси и России. В необходимых случаях оказывается помощь и украинцам, проживающим на пострадавших территориях.

По данным Минздрава усреднённые уровни заболеваемости онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями в пострадавших и чистых регионах страны почти не отличаются.

В-пятых, социальная защита пострадавшего населения ныне обращена в сторону адресной поддержки людей, наиболее нуждающихся в государственной помощи (инвалиды и дети), что позволило высвободить средства на решение инфраструктурных задач в пострадавших регионах.
 


Пострадавшему населению предоставлены:

бесплатное санаторно-курортное лечение или оздоровление (дети, проживающие на пострадавших территориях в возрасте 3-17 лет, инвалиды 1-2 групп, граждане, перенесшие лучевую болезнь).Только в 2016-2017 годах санаторно-курортное лечение и оздоровление прошли 188 тыс. граждан, в том числе 169,7 тыс. детей;

бесплатное питание для школьников, обучающихся в школах, расположенных на территориях радиоактивного загрязнения;

целый пакет льгот для «ликвидаторов», инвалидов Чернобыля и граждан, подпадающих под 18 и 19 статью закона о социальной защите.
 


Большой объём капитального строительства позволил преобразить облик райцентров и существенно улучшить условия жизни на селе.
 


В 1986—2017 годах в пострадавших районах построено:

68,8 тыс. квартир;

амбулаторно-поликлинические учреждения на 21,5 тыс. посещений в смену;

больниц на 5 тыс. коек;

157 школ на 48 тыс. мест;

116 детских садов на 19 тыс. мест.

Газовиками проложено 3,7 тыс. км газопроводов. К газовым сетям подключено 20,6 тыс. жилых домов.

Построено 2,3 тыс. км сетей водоснабжения.

К населённым пунктам проложены асфальтированные дороги.
 





Дома для чернобыльцев.
 


В-шестых, одновременно в стране предпринимаются меры, чтобы минимизировать количество людей, проживающих в зоне отчуждения, и исключить приток беженцев из горячих точек.

Если по состоянию на 1 сентября 1988 года в зону вернулось примерно 6,5 тыс. так называемых «самосёлов», то к 2002 году их количество уменьшилось до 904 человек, а в настоящее время там проживает всего 64 человека в основном пожилого возраста.
 

* * *

Говоря о чернобыльской катастрофе, нельзя обходить острые углы и сохраняющиеся проблемы. Их ещё много, но они решаются — и народ видит это.

Оценивая ситуацию, надо учитывать также те процессы, которые волей-неволей сыграли в плюс белорусскому обществу.

Да, тысячи люди лишились родных мест, перенесли много горя и в определённой мере повторили путь тех, кто в предвоенные годы был сослан или депортирован, потеряв всё нажитое.

И всё же посмотрите фотоальбомы о Чернобыле.

Заброшенный коммунизм вы сможете увидеть только на фотографиях 1986 года в городе атомщиков — Припяти, где работники ЧАЭС снабжались по первой категории.
 


На всей белорусской части отселённой территории вы почти не встретите заброшенного добротного жилья и дворовых построек, приличной мебели и бытовой техники. Зато ветхое жильё и убогая утварь — сплошь и рядом.
 


Порой у непосвящённых людей создаётся неверное впечатление, что Чернобыль породил эту отсталость и бедноту, заросшую кустарниками и высокой травой.

Нет, господа. Это была среда естественного обитания полешуков — древняя и забубенная, мало чем отличающаяся от жизни их предков.

Лишь здания заброшенных домов культуры, школ и колхозных контор более или менее соответствовали стандартам нового времени, потому как строились по типовым проектам. Да ещё памятники землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.




Для пожилых людей переезд на новое место жительства действительно был хуже пожара. Потому 6,5 тыс. человек и вернулись обратно.
 


Но на чистых территориях остались их дети и внуки, которые, пройдя через адаптацию, постепенно привыкли к совершенно другим условиям и ритму жизни, получили льготный доступ к образованию, достойные места работы.
 


Белорусская нация в постчернобыльский период перемешалась как зерно в бункере комбайна и стала более однородной и монолитной, знакомой с трудностями и способами их преодоления.
 


Надо также понимать, что основная масса переселенцев пополнила трудовые ресурсы загибающегося села в чистых районах страны и оказалась там очень кстати.

Конечно, не обошлось без притирки менталитетов, временного неприятия на местах той прямолинейности, которая характерна для полешуков.

Сложным оказался путь тех, кто был назначен руководить — у них были взлёты, были и падения. Но с течением времени жизнь расставила всё на свои места.

Белорусские чернобыльцы не двинулись искать счастье за границей. На зов малой родины они массово откликаются в день поминовения усопших, посещая кладбища и вспоминая прежние времена.

 
Есть и ещё одна тема, к которой не может быть равнодушным воспитанный человек.

Так случилось, что за многие годы наблюдений и научных исследований учёными и специалистами не получено никаких доказательств пагубности влияния радиации на флору и фауну загрязнённых территорий.

Наоборот, растительность будто приобрела дополнительный стимул к росту и воспроизводству. Дикий животный мир тоже оказался биологически защищённым от воздействия радиации.

Генетических мутантов в зоне не появилось.

Более того, животный мир лишился постоянной тревоги за своё существование, опасаясь человека, а некоторые твари божьи избрали местом жительства заброшенные строения.
 


Таким образом, в центре Европы образовался огромный по размерам кусок поросшей лесом и заболоченной земли, где природа живёт по своим, гораздо более совершенным и справедливым законам: здесь выживает сильнейший без подлостей и лицемерия.
 





 
Человек на территории Полесского государственного радиационно-экологического заповедника не вмешивается в природный баланс, а только наблюдает и помогает тем группам, которые были на грани исчезновения, а теперь набирают силу.

Наличие такого места на европейском континенте сегодня можно рассматривать как подарок судьбы животному миру, а с ним — и человеку.

Заповедник — это великолепный полигон для научных исследований. Это то место, где вопреки всем тенденциям на земле начался процесс восстановления видового разнообразия флоры и фауны.

Именно сюда устремляется всё живое, которому не хватает пространства и покоя для нормального существования и выращивания потомства.

Кто мог подумать, что в Беларуси объявятся табуны лошадей Пржевальского, расплодятся черепахи, мохнатые пауки-тарантулы, исчезающие виды птиц и растений?

Этот вынужденный мир между людьми и животными сам по себе уникален и крайне необходим для сохранения природы и воспитания лучших качеств в самом человеке.



 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

30 лет после Чернобыля

Катастрофа и её последствия

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Чернобыль, который мы пережили

Не до конца

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Батькины уроки. Политграмота от Лукашенко глазами эксперта

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

По ту сторону железного занавеса

Почему жители Латвии едут в Белоруссию

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.