19.06.2021

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

100 ЛЕТ КОМПАРТИИ КИТАЯ

Алеет Восток

100 ЛЕТ КОМПАРТИИ КИТАЯ
  • Участники дискуссии:

    9
    11
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Явно поспешил Френсис Фукуяма   объявить о “конце истории“,  полагая, что конкуренция двух противоположных систем держалась на башнях Кремля. 

Для  учёного восточного происхождения странно было не заметить, что вектор движения  не собиралась менять крупнейшая страна — Китай,   богатая история которой  не переписывалась и не подгонялась под интересы власть имущих, а отражала ход событий таким, каков он есть.
Накопленные веками факты и наблюдения, обобщаемые китайскими мыслителями, не имели целью загнать народ в русло беспрекословной покорности неким высшим силам, а  формулировали принципы гармоничной жизни людей, определяя качественные параметры тех, кому доверено управлять. 

Наиболее рельефно этот подход обозначен в трудах китайского философа и просветителя Конфуция.
Его  морально-этическое учение считало наивысшим смыслом существования людей достижение социальной гармонии в рамках мудро управляемого государства.  
Если человек почтителен, то его не презирают. 
Если человек обходителен, то его поддерживают.  
Если человек правдив, то ему доверяют. 
Если человек сметлив, он добивается успехов. 
Если человек добр, он может использовать других
- учил Конфуций.


 
Идеал чиновника — благородный государственный муж, который служит примером для всех  людей, поскольку имеет высокие моральные качества и соблюдает традиции.

Следует заметить, что кроме конфуцианства в древнем Китае существовало несколько поведенческих учений – даосизм, легизм и пр., но именно конфуцианство стало идеологической матрицей Востока. 

Нет ничего удивительного в том, что поначалу увлечённый марксизмом  лидер китайских коммунистов Мао  Цзедун в определённый момент обратился именно к учению Конфуция, разглядев в нём тождественность главным императивам социализма.  

В отличие от Европы Китай никогда не был ареной классовой борьбы и смены формаций в европейском понимании этих процессов. 
 
По большому счёту в Поднебесной существовали не классы, а два социальных субъекта – народ и государство. 

Эпоха колониализма  несколько изменила политический ландшафт – с развитием промышленности появились классовые противоречия. Но этот период был по китайским временным меркам краткосрочным и происходил в больших городах, в то время как подавляющее большинство населения жило в сельской местности, соблюдая  традиции прошлого. 

Капитализм не стал пылесосом в отношении жителей села, и их отток в города не был столь критичным, чтобы существенным образом повлиять на пропорции трудовой занятости и жизненную философию основной массы социума.  
 
Марксизм получил в Китае распространение потому, что он на тот момент являлся досконально проработанным элитарным учением и соответствовал скорейшей реализации главной цели — освобождению китайского народа от колониализма и японской экспансии. К тому же, он не противоречил традиционному китайскому мышлению, сложившемуся под влиянием идей Конфуция.

Пример Великого Октября, помощь СССР и  Коминтерна стали большим  подспорьем для китайских коммунистов. В итоге компартия Китая стала доминировать на политическом поле, так как потребительский подход и приоритет личной свободы не соответствовал ни конфуцианской системе воспитания, ни целеполаганиям социализма.

Демонстрируя приверженность марксизму-ленинизму, КПК поддерживала идею построения бесклассового общества, хотя для Китая это не было актуальным, но она никогда не заявляла о том, что её конечной целью является упразднение государства как такового. 

Наоборот, в организационном и политическом его укреплении состоял главный концепт партии, взявшей на себя ответственность за новый курс общественного развития.

“Китайская специфика“ построения социализма состоит в пропорциональном развитии государственного сектора и деловой инициативы. При этом общество опирается на торжество справедливости и высокоморальное поведение тех, кому доверено управлять государственными институтами.

“Потеря лица“ для чиновника здесь издавна означает  общественное осуждение и политическое самоубийство, а, порой, и расставание с жизнью. 

Традиционалистский Китай никогда не был закрыт для заимствований чужестранных идей, но он их не копировал, а воспринимал до определённого предела и “переваривал“ до неузнаваемости.

Как резонно отмечал известный востоковед Л.С.Васильев:
Выработанная веками, эта практика трансформации чужого интеллектуального потенциала создала определённые стереотипы, сущность которых сводилась к тому, что перенимается прежде всего то, что как-то созвучно своему, привычному, и что может укрепить хорошо известное своё, придав ему новые возможности.
К тому же китайская пропаганда имела веские основания утверждать, что многие ключевые идеи и великие изобретения — изначально китайского происхождения. В их числе — бумага, книгопечатание, порох, компас и др.

Прежде, чем остановиться на современном Китае, коротко обозначим основные этапы революционного движения.  

резиденция императоров Китая

Путь китайского народа к ликвидации колониальной зависимости, обретению суверенитета и стабильности  был нелёгким. 
В ХІХ веке он прошёл через период колониальной экспансии, народных восстаний тайпинов и ихэтуаней, противоречивых действий и лихорадочного цепляния за  власть манчжурской династии Цин,  разложение правящих элит, распространение коррупции и стяжательства.

Начало ХХ века принесло новые потрясения в связи с появлением на политической арене революционеров европейского толка, пытавшихся соединить традиции классического Китая с нововведениями, заимствованными у европейцев.

Лидер этого движения, высокообразованный и много повидавший Сунь ят-сен выдвинул доктрину “трёх принципов”:
- национализм, ориентированный на свержение династии манчжуров; 
- народовластие, т.е. установление республиканско-демократического строя; 
- народное благоденствие как главное целеполагание. 

Огромное влияние на настроения китайского общества и особенно — молодёжи оказала Великая Октябрьская социалистическая революция.

Версальский мирный договор, санкционировавший право Японии на германские владения в Китае, вызвал бурю негодования и положил начало массовому молодёжному движению “4-го мая”, поддержанному народом.

Движение погрузило в гущу революционной борьбы большое количество людей, потоки которых разделились между суньятсеновской партией Гоминьдан и созданной в 1921 году компартией Китая. 

Коммунисты приняли участие в работе І-го конгресса Гоминьдана, проходившем в Гуаньчжоу в 1924 году,  ядром которого на тот момент стала группа революционеров радикального толка. 

Это обстоятельство определило направление в Китай военных советников из СССР – М.М.Бородина, П.А.Павлова, В.К.Блюхера и др.,   создавших школу подготовки революционных командиров и комиссаров.
Смерть Сунь Ят-сена в марте 1925 года стала большой утратой, но не  помехой для разрастания революционного движения.

Вследствие  перегруппировки сил в Гоминьдане в 1926 году военная власть перешла в руки Чан Кай-ши, который предпринял свой знаменитый Северный поход, в разработке которого приняли активное участие советские военспецы, включая того же Блюхера.

По мере продвижения гоминьдановской армии из южных районов Китая на север её численность утроилась, поскольку в её ряды вливались разбитые  войска местных  генералов-милитаристов.

Весной Чан Кай-ши занял Шанхай и провозгласил собственное Национальное правительство, преодолев сопротивление как прежнего правительства, переехавшего в Ухань, так и региональных правителей. Таким образом, объединение Китая было фактически завершено.
 
Правительство Чан Кай-ши признали все политические силы, кроме коммунистов, резко осудивших переворот и начавших собственную борьбу на  северо-западе Китая.

На тот момент в экономике Китае лидирующее положение занимал английский и японский капитал – главные инвесторы в индустриальное и инфраструктурное развитие. Доля национальной буржуазии была невелика. Чан Кай-ши хорошо понимал, чем это грозит, потому стремился укреплять государственный сектор экономики, создавая предпосылки для развития государственного и смешанного  капитала. 

Под контроль государства были взяты банки, налоговые и таможенные сборы, страхование,  установлен жёсткий государственный контроль и планирование экономического развития, т.е. реализовывался некий прообраз НЭПа на восточный манер.
Прежние привилегии иностранного капитала шаг за шагом ограничивались. 

У амбициозного Чан Кай-ши и в мыслях не было ослаблять военную машину, что даёт  основания полагать о его намерении в будущем  установить личную власть сродни императорской. Недаром  в 1935 году он присвоил себе звание генералиссимуса. Возглавив в 1935 году КПК, Мао Цзедун не пошёл на тесное сотрудничество с Гоминьданом даже в условиях войны, развязанной в 1937 году японскими милитаристами, которые без особого труда вначале оккупировали восточное побережье с  крупнейшими городами Пекином, Тяньцзынем и Шанхаем, а вскоре захватили Ухань и Гуанджоу.

Переместившись с правительством в Чунцин, Чан Кай-ши начал военные действия против японцев, а Мао дистанцируясь от Гоминьдана, вёл борьбу с захватчиками самостоятельно.

КПК, закрепившаяся в северо-западных провинциях Китая со 100 — миллионным населением, смогла поставить под ружьё почти 0,5 миллиона человек.

Населению импонировала в коммунистах не столько  идеология, сколько их спаянность железной дисциплиной и политика восстановления социальной справедливости. В годы хаоса и безвластия этого было вполне достаточно, чтобы крестьянство активно поддержало КПК и её вождя, который демонстрировал личную скромность и тождество слова и дела.

Первые три года  Великой Отечественной войны были для китайских коммунистов, обосновавшихся в Особом районе Китая, весьма тяжёлыми из-за того, что Советский Союз не имел возможности серьёзно помочь вооружениями. Пользуясь этим, Чан Кай-ши даже потеснил коммунистов, однако после 1943 года ситуация поменялась, и Мао перешёл в наступление.
 
В августе 1945 года советские войска, объявив войну Японии, захватили Манчжурию, и Народно-освободительной армии Китая достались крупные военные трофеи, которые резко поменяли соотношение сил.

1945 — 1949 годы прошли под знаком наращивания сил НОАК и вытеснения Гоминьдана, элита которого вынуждена была бежать на Тайвань, где и попала под патронаж США. Чан кай-ши увёз с собой императорскую казну и обменял её на американские ценные бумаги, чем и обеспечил себе американскую защиту.
 
Создатель же Китайской Народной Республики Мао Цзедун, достаточно хорошо знавший суть  подходов Сталина к построению социализма в отдельно взятой стране, взял аналогичный курс, рассчитывая на помощь СССР. 

Период до смерти Сталина и некоторое время после был отмечен значительными успехами в модернизации экономики Китая, но политика Хрущёва и его окружения вызвала отторжение руководства КПК. 

Видя, что происходит в стране Великого Октября, Мао Цзедун категорически отверг хрущёвскую линию на развенчание так называемого “культа личности Сталина”, озвученную на ХХ съезде КПСС в феврале 1956 года. 

Президиум 2-й сессии VIII Всекитайского съезда КПК. В первом ряду слева направо — Лю Шаоци, Дэн Сяопин, Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай. Пекин, май 1958 г.

Хрущёвским ответом на критику стал внезапный отзыв в июле 1960 года 1600 советских специалистов, работавших в КНР по программе межгосударственного сотрудничества.  

Торговый оборот между странами упал втрое, поставки советской техники и оборудования китайской промышленности сократились в 40 раз, что привело к провалу политики “большого скачка”. 

По мнению многих авторитетных советских специалистов отзыв их из Китая был неоправданным. 
Эту акцию следует в первую очередь отнести к числу импульсивных, а проще говоря, безответственных действий лично Хрущева
- говорили они.

Ситуацию попробовали скорректировать на советско-китайских переговорах в сентябре 1960 года, однако они закончились безрезультатно.
На состоявшемся в ноябре 1960 года  очередном Совещании представителей коммунистических и рабочих партий члены Политбюро ЦК КПК Лю Шаоци и будущий реформатор Дэн Сяопин потребовали исключить из всех документов тезис об историческом значении ХХ съезда КПСС, но вынуждены были  подписать итоговый документ, поскольку китайскую позицию поддержали только албанцы.   
 
Это поведение им вспомнили в годы "культурной революции" (1966 – 1976 год).

Спрашивается, зачем в 60-70 годах Мао Цзедун  устроил прополку партии, заставил кадры изучать его цитатники и дал повод  западной и хрущёвской пропаганде представить его линию причудами постаревшего диктатора.  
 
Между тем,  это был жёсткий, но продуманный шаг, направленный на отрезвление  забуревшей  бюрократии, среди которой было немало бывших функционеров Гоминьдана. Об этом мало пишут, но в своё время Мао не пошёл по пути тотального истребления значительной  прослойки китайцев, сколотивших капитал. Не пострадали они и в период "культурной революции".
 
Перед богатыми было поставлено одно условие — продолжайте свою деятельность, но работайте честно и  не вмешивайтесь в политику. 

Недавно один мой приятель-чекист припомнил, как  в конце 50-х   в популярной тогда радиопередаче  "Москва – Пекин" прозвучали откровения одного китайского капиталиста, который сравнил свой выбор с поведением человека в туннеле, на которого медленно движется поезд. Оставалось либо запрыгнуть на подножку и следовать дальше, либо попасть под колёса.

Следует принимать во внимание и тот факт, что в восточных городах Китая послевоенного времени имелось  большое количество сторонников европейского выбора, а находящийся под боком Гонконг и Тайвань, транслировали американский образ жизни и были постоянными раздражителями.   

Чувствуя нарастающую опасность буржуазного перерождения, великий кормчий использовал метод борьбы с пожаром встречным огнём. 
Он и его окружение смогли оседлать бунтарский дух молодёжи  и развернуть её темперамент на слом бюрократического аппарата,   внедрив в сознание юности понимание, что либеральная мораль вседозволенности – не китайский вектор общественного развития. 
Молодые хунвэнбины на марше
Перегибов было много, вплоть до униформы, но факт налицо: — повзрослев, бывшие “красные хунвейбины” стали последовательными проводниками линии партии, в то время как наши поборники   перемен привели советское общество в состояние долговременной стагнации. 

Важным инструментом внушения поведенческих норм стали издававшиеся массовыми тиражами  цитатники Мао. 

памятник Мао Цзедуну

В СССР по этому поводу иронизировали. Но полистайте хотя бы один из них и сможете  убедиться в прозорливости кормчего и скрытой интерпретации нравоучений Конфуция. 

В то время они выполняли ту же функцию, что современные социальные сети, являясь действенным средством формирования общественных настроений.    

Как следствие, наигравшаяся в революцию молодёжь обрела идеологическую основу, которая сохранила её в орбите партийного влияния, а  "перевоспитание в деревне" стало серьёзным отрезвляющим фактором для бюрократов. Многие из тех, кто прошёл через эти испытания,  спустя какое-то время вернулись к прежней деятельности и даже стали у руля государства.
 
После развала СССР многие  востоковеды впали в заблуждение, полагая, что пришедший к власти Дэн Сяопин действовал вразрез идеям Мао и избрал вектор, ориентирующий Китай на капиталистический путь развития.

Дэн Сяопин

На самом деле это далеко не так.  
 
Коммунистический Китай никогда не порывал с использованием элементов конкуренции в хозяйственной сфере, а казавшиеся безрассудными новации Мао были в большей степени инструментом расчистки политического поля для реализации новой политики партии.

Анализируя складывающуюся в мире ситуацию, Дэн Сяопин прекрасно понимал, что Запад никогда не станет воспринимать поверженную Россию как равного партнёра, потому что его интересует сырьевая составляющая российской экономики и только. К тому же в поверженной стране Советов не было людей, способных грамотно осуществить реформирование, а предатели в Политбюро ЦК КПСС и обученная на Западе “андроповская” экономическая элита вроде Чубайса обслуживала иностранные интересы и была заточена на демонтаж отечественной экономики.

Дэн Сяопин

Другое дело — Китай, где капиталисты и банкиры не потеряли свою собственность, имели опыт конкурентной борьбы и серьёзное влияние на производственную и торговую сферу, но не на политику. Именно они стали той прослойкой, которая смогла организовать инвестиционный бум, возникший из-за дешёвых и неограниченных в численности китайских трудовых ресурсов.
 
К тому же, у зарубежного инвестора не было страха  по поводу возможной национализации его собственности, так как в Китае не было примеров её массовой экспроприации, а государство законодательно гарантировало её защиту.

Дэн Сяопин с семьёй

Смею предположить, что конфликт с Вьетнамом 1979 — 1990 годов из-за каких-то 60 кв.км. территории был в большей степени ориентирован на рубцевание уязвлённого самолюбия американцев  от ещё не забытого поражения в 1973 году и мотивирование финансовых кругов США  инвестировать в китайскую экономику.  
 
Результат мы видим налицо. Китайский бизнес получил финансовые вливания и опору на компетентных менеджеров и управленцев, понимающих тонкости бизнеса, в то время, как российский бизнес из-за отсутствия подготовленных кадров оброс криминалом и способствовал превращению России в сырьевой придаток Европы.
 
В итоге за пару-тройку десятилетий Китай из периферии технического прогресса и плагиатора технических новинок превратился не только в крупнейшего производителя широчайшего спектра товаров народного потребления, но постепенно сам стал генератором самых передовых технологических решений. 

В сфере роботизации, продвижения  ІТ и биотехнологий,  Китай выдвигается на лидирующие позиции. Его экономика оказалась стрессоустойчивой в период   мирового экономического  кризиса и потрясшей мир коронавирусной пандемии.

А что сельское хозяйство?

Европейцы не всегда осознают тот факт, что лишь около 15-20 %  общей площади территории Китая является пригодной для культивирования, а постоянно орошается только треть.  Эта проблема существовала на протяжении всей  истории страны, приводя к хронической нехватке продовольствия и голоду в неурожайные годы.
Сельскохозяйственные районы Китая

Как же реформировалось сельское хозяйство в КНР?

С 1952 года, было начато объединение крестьян в кооперативы с коллективной собственностью на землю, а с 1957 года началось структурирование сельхозугодий в крупные государственные хозяйства.
В 1958 году инициированная Мао Цзэдуном кампания “большого скачка” подчинила землепользование полному государственному регулированию.   
Всё это привело к большим проблемам, потому в 1962 году частные земельные участки в рамках коммун были восстановлены. 
В 1978 году в ходе кампании ”четырёх модернизаций” коммуны были распущены, а взамен создана система  ответственности домохозяйств за выполнение планов государственных поставок.   

Домохозяйства,  арендовавшие у государства землю, могли свободно использовать сельхозугодия так, как они считают нужным.  При этом государство финансово участвовало в ирригационных проектах, поощряло механизацию сельхозработ и использование удобрений. 
 
Для удовлетворения спроса домохозяйств на доступную по стоимости технику было создано или перепрофилировано несколько предприятий на выпуск небольших и недорогих  автомобилей, тракторов, уборочной техники и другой техники. 

В 1984 году правительство заменило принудительные поставки добровольными контрактами между фермерами и правительством, а в 1993 году отменило 40-летнюю систему нормирования зерна, что привело к тому, что более 90 процентов всех годовых сельскохозяйственных продуктов продавались по рыночным ценам. 

По мере того, как Китай продолжал индустриализацию в промышленности, город стал наступать на деревню и значительные площади сельскохозяйственных участков вокруг городов стали использоваться в промышленных целях.
В результате городской экспансии фермеры вынуждены были перемещаться или  трудоустраиваться на построенных заводах и фабриках.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Дубков
Латвия

Александр Дубков

Журналист

Запрет георгиевских ленточек

грозит ли Латвии дипломатический скандал с Китаем?

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Русский с китайцем братья вовек!

Подзабытая история

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Великий кормчий

к 125-летию Мао Цзэдуна

IMHO club

IMHO club

Мир постамериканской эпохи

Капитализм неминуемо ведет к войне

Это Ваша оценка деятельности северокорейского и полпотовского режимов. Кто-то с ней согласится. Но субъективно и тот, и другой считали и считают себя марксистско-ленинскими и увере

Торговля шла в гору

Неее, я про Латгалию историю изучал, там и наткнулся на ПЕРЕГОВОРЫ и договора 1920 года....точно помню из Латвии в Москву ездили, там и переговоры велись, а уж где...точно НЕ вспом

ГДЕ ПАПА?

Да, Европа уже накушалась всякими "халявщиками", которые стремятся сесть на европейский социал.Польша и Литва не граничат ни с Сирией, ни с Ираком. Откуда на их границе взяться беж

АМЕРИКА НА ПОРОГЕ РЕВОЛЮЦИИ?

Словоблуд словоблуда видит издалека:-)

Латвийский суд окончательно отменил решения Нюрнбергского трибунала

В том и дело, что идея и осуществление это разные явления. Можно и нужно критиковать ошибки реализации социализма или коммунизма, но на уровне идей у нацизма нет мирного решения.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.