Топ-5 причин, почему ВКЛ больше нет

Устами литвина-очевидца
 
Сегодня все больше становится модной эстетика Великого княжества Литовского. Рыцари, доспехи, замки, великие князья, гербы, карты с максимальными границами ВКЛ времен Витовта, валюта и многое многое другое.


В некоторых субкультурных и не только сообществах подобная любовь к эстетике ВКЛ превращается в фактическое его отождествление с современной Беларусью. Поэтому упадок ВКЛ, его увядание и закат многими представителями воспринимается эмоционально, нервозно и даже болезненно.

Виновными в развале «страны литвинов» объявляются извечные враги: москали, поляки или заговор одновременно всех недругов.

Совершенно другое мнение господствовало у современников ВКЛ, литвинов по факту, а не по эстетике.

Одним из документальных свидетельств того времени является произведение «О нравах литовцев, татар и московитян», написанное государственным служащим ВКЛ, дипломатом, послом ВКЛ в Крымском ханстве Михалоном Литвином. Он жил в разгар войн с Московией и был окружен всей атмосферой тех провалов во внутренней и внешней политике, которые настигали в то время ВКЛ.

ВКЛ XVI в. современные политологи окрестили бы не государством эпохи «золотого века», как это делают некоторые политические романтики, а «failed state» (несостоявшееся государство) с его постоянными войнами и поражениями, противостоянием, потерей большей части территорий, а также вынужденной утратой независимости и вхождением в состав Речи Посполитой на подчиненных условиях.

 

Михалон Литвин постарался дать свой ответ на вопрос, почему так произошло.

— Почему ВКЛ не может защитить свои границы?

— Почему ВКЛ не в состоянии дать отпор неприятелю?

— Почему система управления ВКЛ не выдерживает конкуренции с соседями?

— Почему экономика ВКЛ трещит по швам?

— Почему ВКЛ разваливается на глазах?



На эти «почему» Михалон Литвин нашел свои пять ответов. Причем его ответы любопытны тем, что автор не обвинял соседей «страны литвинов», не говорил, что они аморальные враги, «варвары» и «азиаты», разваливающие его страну. Для Михалона Литвина идеи в стиле теории заговора были чужды. Все причины упадка «государства литвинов» он искал, прежде всего, в самой стране.

Итак, топ-5 причин развала ВКЛ.



1. Пьянство и разврат





Михалон Литвин придерживался здорового, морально-нравственного образа жизни и видел корень большинства бед в ВКЛ от недугов пьянства и разврата на всей территории княжества.

Если раньше «наши предки избегали иноземных яств и напитков; трезвые и воздержаные, они полагали всю славу в военном деле, все удовольствие в оружии, конях, большом количестве слуг и вообще во всем, что проявляло твердость и храбрость, необходимые для успешного ведения войны», то в ХVI в. «в городах литовских самые многочисленные заводы — это бровары и винницы.

Литовцы возят с собою пиво и водку и в военные походы и даже тогда, когда съезжаются, чтобы присутствовать при богослужении. Они так привыкают к этим напиткам дома, что если во время похода случится пить воду, они, вследствие непривычки, гибнут от поноса и дизентерии. Крестьяне, не радея о земледелии, собираются в корчмах, пьянствуют там день и ночь, забавляясь пляскою ученых медведей под звуки волынки. Растратив таким образом свои средства, они испытывают голод и затем обращаются к воровству и разбою».

Для литвина-очевидца примером для подражания выступают не кумиры современных евроватников западные европейцы, а консервативные, воздержанные и набожные конкуренты — татары и московитяне.

По словам Михалона Литвина, в странах с передовыми евразийскими ценностями: «нигде нет кабаков, и если у любого домовладельца найдут хоть каплю горячего напитка, жилище его разоряют, имущество конфискуют, домашних и даже соседей подвергают телесному наказанию, а самого хозяина пожизненно заключают в тюрьму; с соседями поступают так жестоко потому, что считают их знающими о мерзком преступлении и потому как бы зараженными его язвою».

Среднестатистические литвины, нахватавшиеся западных ценностей, наоборот, погружаются во все тяжкие гедонизма: «еще лежа в кровати, кричат: «вина, вина!» и затем пьют этот яд мужчины, женщины и юноши на улицах, на площадях, даже на дорогах; омраченные напитком, они не способны ни к какому занятию и могут только спать; притом кто раз привык к этому излишеству, в том страсть к пьянству постоянно возрастает».


2. Коррупция и отсутствие дисциплины





Либеральные нравы позднего ВКЛ влияли не только на атмосферу в обществе, но и на качество работы аппарата государственной власти и в особенности армии.

Литвин не единожды замечает ее плохое состояние и фактическое моральное разложение. Ведь стыдно ему, послу государства, слышать, например, от татар их надменную беспечность и насмешки над армией своей страны, погруженной в постоянные средневековые фуршеты, корпоративы и пиршества. Татары и московиты даже выдумали соответствующую поговорку в адрес литвинских войнов: «Ты спишь, Иван! а я должен трудиться — вязать тебя».

Имидж гедонистов, чревоугодников и алкоголиков для вооруженных сил ВКЛ — это еще полбеды. Михалон Литвин указывает на постоянные дебоши и наиболее распространенную смертность в армии именно от них, а не от неприятелей.

Желая как-нибудь изменить ситуацию, литвинский служащий советует государственной власти ВКЛ как можно быстрее взяться за наведение порядка. И начинать эти изменения следует, по его словам, уже с воспитания молодежи с малых лет: «литовская и жмудская молодежь была бы пригоднее для войны, как вследствие врожденной храбрости, так и по крепости телосложения и стойкости нрава. Однако наши правители не обращают внимания на то, что государство ослабевает от праздности и что для юношей здоровее служить в войске, нежели оставаться дома».

Вторым недугом государственной системы ВКЛ Михалон Литвин считает повальную коррупцию. Не один лишь майдан, как некоторые сегодня думают, порождается коррупцией. Коррупция среди элит ВКЛ привела к Люблинской унии, когда часть элит просто из-за большей доли «шляхетских вольностей» в соседней западной стране решила изменить великокняжеской власти и податься в польское подданство.

Наиболее сильно коррупция поразила великокняжеский трибунал. В литвинских судах чиновники злоупотребляют властью над подсудимыми: «мучают их, уродуют, убивают без законного суда по случайному подозрению».

За пример для реформ Михалон Литвин предлагал взять передовой евразийский опыт московитян и татар: «Напротив того, у татар и москвитян ни одному чиновнику, кроме главных судий в столицах, не дозволяется убивать человека даже в случае очевидного преступления; между тем как у нас во всех селах и деревнях произносят смертные приговоры».


3. Феминизм





Гендерный вопрос не только сегодня считают источником многих бед. Не обошлось без него и в XVI в., когда западноевропейские нравы докатились и до ВКЛ.

Средневековым литвинам не нужно было дожидаться своего Зигмунта Фрейда или сексуальной революции 1960-х г. Они сами устроили восстание против традиционных ценностей своего общества, «поступая противно обычаям древних святых людей» и поддавшись «внушениям животной природы», как бы тогда назвали идеи сексуальной свободы.

Во множестве литвинских городов появились свои улицы красных фонарей и на этих литвинских Сен Дени мужчины во всю подходили «к одной женщине, не рассчитывая получить от такой связи ни родства, ни дружбы, ни потомства и не боясь Бога».

Особую обеспокоенность Михалона Литвина вызвало повальное распространение феминизма, который кое-где в ВКЛ начал перехлестывать в матриархат. Молодые литвинки, по его словам, «ищут приданого и красоты, которою гордятся и посредством которой привлекают и подчиняют себе мужей; женщины заботятся не столько о своей непорочности, сколько о богатстве и красоте, поэтому они и сочиняют ложную молву о своей зажиточности и красят себе лицо».

И все это даже закреплено «феминистскими положениями» литовского статута, «по смыслу которого в приданое дочерям назначается определенная доля наследства. После этого женщины сделались надменными, начали пренебрегать добродетелью, оказались строптивыми по отношению к опекунам, родителям и мужьям и стали подготовлять преждевременную смерть долго живущим…».

В некоторых приграничных местностях ВКЛ власть женщины настолько проявила себя, что они стали начальствовать «в крепостях даже пограничных с пределами московскими, турецкими, татарскими и молдавскими, которые должно было бы поручать только мужам великой храбрости».

Напротив же в моменты расцвета ВКЛ «предки вашего величества не дозволяли женщинам получать крепости по наследству и располагали в таких случаях браками наследниц по своему, а не по их усмотрению, выбирая им в мужья людей, знаменитых не богатством и не знатностью рода, но прославивших себя пролитием как своей, так и неприятельской крови… у нас иные господствуют над многими мужчинами, владея селами, городами и волостями, одни на правах временного пользования, другие потомственно. Объятые страстью господствовать, они живут разнузданно под видом девства или вдовства; обременяют своих подданных, одних преследуя ненавистью, других возвышая и истощая слепою любовью».

Для исправления ситуации Михалон Литвин предложил обратиться к евразийскому опыту, где «ни татаре, ни москвитяне не дают воли своим женам. У них есть поговорка: «кто дает свободу жене, тот отымает ее у себя»».


4. Наёмничество





Среди особых причин постепенного увядания ВКЛ называется и трудовая миграция, а если точнее, то замещение на рабочих местах коренного населения иностранцами-наемниками. Да-да. Это не только сегодня арабы и африканцы едут за лучшей долей в Евросоюз. В XVI в. ВКЛ также стремилось притягивать мигрантов на свой трудовой рынок. Особую проблему создавали наемники в великокняжескую армию, приезжавшие особенно интенсивно из Пиренейского полуострова.

В то время как лёгкие нравы развращали литвинскую молодежь, которая на глазах дипломата ВКЛ массово спивалась и была малоквалифицирована, ее место в армии занимали более квалифицированные и опытные португальцы и испанцы, которые при этом, особо не утруждали себя в битвах за ВКЛ.

Совершенно иной была евразийская политика по восточную сторону границы. По словам Михалона Литвина, «москвитяне никогда не упражняются у себя в военном деле и не обогащают своими деньгами иностранцев, которые во всякое время могут оставить страну, а стараются поощрять своих единоземцев к усердной и постоянной службе, заботясь не столько об уплате им жалованья, сколько об увеличении их наследственных поместий».


5. Политическая слабость





Главнейшей же причиной как сейчас, так и в XVI в. была модель политического устройства. Это сегодня модно рассказывать про демократию, права человека, разделение властей и выборы. Тогда же все это Михалон Литвин назвал бы причинами упадка ВКЛ, которые породила шляхта и магнатерия, открестившись от авторитарного стиля властвования Витовта.

Конкуренты же ВКЛ по восточную сторону, наоборот, «заимствовали у нас Витовтовы законы (leges Vitowdinas), которые мы сами теперь оставили». Они, «подражая нашему герою Витовту, отражают силу силою, искусство искусством, воздержанию и трезвости татар противопоставляют воздержание и трезвость своего народа».

Да и итог такого сохранения стиля руководства Витовта оказался вполне осязаем. Правнук Витовта Великого «великий князь Иоанн, дед ныне царствующего Иоанна Васильевича распространил свои владения, подчинив себе Рязань, Тверь, Суздаль, Волок и другие соседние уделы. Он же отнял и присоединил к своим наследственным владениям литовские провинции: Новгород, Псков, Северщину и другие

Столицу свою он украсил крепостью, выстроенною из кирпича, а свой дворец каменными изваяниями, подобными Фидиевым, и позолотил в нем некоторые купола часовен. Подобно ему и его сын, Василий, соблюдая трезвость и строгую дисциплину нравов, присоединил к своему наследству укрепленный город Смоленск, отнятый у нас 31 июля 1514 г. коварством Михаила Глинского. — После того он увеличил свою столицу Москву, построив близь нее слободу Налевки трудами наших наемных солдата, и дал ей имя, которое должно служить укором для нашего народа, склонного к пьянству, — имя заимствованное от слова «налей», что значить «infunde». — Точно так же сын его, ныне царствующий, хотя уступил нам одну крепость, зато выстроил в наших пределах три крепости: Себеж, Велиж и Заволочье».


 

P.S. История показала, что многие размышления государственного служащего «страны литвинов» были подтверждены временем. ВКЛ, оказавшись в заложниках польской политики, перестало быть самостоятельным субъектом международных отношений и полностью повторило путь гнилой системы «шляхетских вольностей» нашей западной соседки. За это оно, как неконкурентоспособное государство, было удалено с политической карты сильными мира сего, среди коих оказался и тот восточный сосед княжества, которого так настойчиво предлагал в качестве примера для подражания Михалон Литвин, дипломат и патриот своей Родины.

 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Петру Петровскому
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить