Сражение за Ближний Восток

Итоги года
 

 
Прежде всего

Вчера президент России Владимир Путин сообщил о достижении договоренности по прекращению огня в Сирии и о готовности руководства республики и вооруженной оппозиции начать мирные переговоры.

«Произошло событие, которого мы не просто долго ждали, но для приближения которого много работали. Подписаны три документа», — заявил Путин. По его словам, первый документ, одобренный сторонами, касается прекращения огня на территории Сирийской Арабской республики. Второй — комплекс мер по контролю за режимом прекращения огня. Третий документ — заявление о готовности к началу мирных переговоров по сирийскому урегулированию.

Отряды вооруженной сирийской оппозиции готовы присоединиться к общенациональному перемирию, предложенному Россией и Турцией, сообщил Reuters со ссылкой на заявление представителей группировок.
 

 

А теперь — итоги года на Ближнем Востоке от Равида Гора:
 
 

Окинув взглядом события уходящего года на Ближнем Востоке, мы сможем сделать осторожный прогноз на год наступающий. Чтобы примерно представить себе, какое будущее ожидает Ближний Восток, необходимо понимать расстановку сил между главными игроками в регионе, знать, кто с кем образует коалицию, и кто сейчас одерживает победы на полях сражений.
 

Примерно год назад, в январе 2016 года Саудовская Аравия и Иран разорвали дипломатические отношения. Предпосылкой стала казнь 2 января 2016 года в Эр-Рияде ведущего шиитского богослова шейха Нимра аль-Нимра, после чего в Тегеране вспыхнули массовые беспорядки, пострадало саудовское посольство в Тегеране и консульство в Мешхеде. В отместку саудиты в ночь на 6 января нанесли авиаудар по иранскому посольству в Сане.





Год назад мы наблюдали эскалацию конфликта между двумя ближневосточными гигантами, двумя странами, претендующими на лидерство и на контроль над регионом, ведущих борьбу друг с другом руками прокси-организаций. Саудовская Аравия претендует на роль лидера суннитского мира, Иран, в свою очередь, является бесспорным лидером шиитского мира. Обе стороны играют ва-банк — за легитимность, за веру, за географические завоевания и за своё будущее. Поэтому, борьба между Ираном и Саудитами не имеет границ и ограничений. Год назад гиганты сражались на равных, трудно было выявить более сильного игрока. Какова же ныне ситуация?

Асад, поддерживаемый российским контингентом и добровольцами из Ирана, Ливана, Афганистана, может в недалёком будущем провозгласить победу в Сирии. Тем временем, организации, финансируемые и контролируемые из Ирана, пожинают победы в Ливане, Йемене и в Ираке. Правительство Обамы пакует чемоданы, и в январе в Белый Дом въедет непредсказуемый Дональд Трамп с новой командой.

В Ираке правительственная армия продолжает захлопывать ловушку вокруг ИГ в Мосуле, проявляя целеустремлённость, исполнительность, терпение, способность к планированию. Армия получает внешнюю поддержку от западной коалиции в виде авиаударов по позициям ИГИЛ, а также от курдской Пешмерги на земле. Но основная помощь поступает от Ирана, в виде добровольцев из иракских шиитов, которых Иран, финансирует, вооружает их и тренирует. Таким образом, эти добровольные отряды более преданы Ирану, чем правительству Ирака.

Чем ближе дело к полному освобождению Мосула, тем громче слышны голоса, призывающие влить формирования добровольцев в армию. Иракский парламент выразил такое намерение, приняв закон, регулирующий мобилизацию ополчения в ряды армии. Таким образом, Иран приближается к тому положению, когда сможет управлять армией Ирака, которая была создана американцами после свержения и казни Саддама Хусейна в 2004 г.





В Ливане, после того как премьер-министр Саад Харири и его сторонники сопротивлялись в течение двух лет назначению Мишеля Ауна, приятеля шейха Насраллы, на должность президента, они сдали свои позиции под давлением шиитской общины, Хезболлы и её лидеров в целом и Хасана Насраллы в частности, и согласились на назначение Ауна. В Йемене также учащаются контакты между правительством и повстанцами-хуситами. Соглашение, которое вырисовывается, даст хуситам немалые дивиденты в политическом плане, а также контроль над частью территории страны.

Во всех этих странах — Сирии, Ливане, Ираке и Йемене — побеждают те стороны, участвующие в конфликте, которых финансирует, тренирует, снабжает и вооружает Иран, и все они шииты. Все стороны, терпящие поражения — связаны с саудитами.

Локальная победа Ирана является следствием некоторых факторов, склонивших баланс на его сторону, среди которых — важная роль России, которую та взяла на себя в Сирии, поддержав Асада, союзника Ирана. Против них стояли Соединённые Штаты, бессильные, неспособные исполнять свои обещания и осуществлять угрозы.

Факты говорят о том, что Кремль эффективно поддерживает всеми силами Асада и Иран, в то время как Вашингтон постоянно кидает Саудовскую Аравию и её союзников-террористов.





Второй фактор, работающий на Иран — это соглашение по иранской ядерной программе. Соглашение по ядерной программе вселило оптимизм в представителей иранского правительства, заставило двигаться шестерёнки иранской экономики, находящейся на грани коллапса по причине экономических санкций, наложенных на Иран мировым сообществом. Вдобавок правительство Обамы выплатило 1,7 миллиарда долларов как выкуп за захваченных в плен американских солдат. Эти деньги оказались очень кстати для приобретения современных вооружений, оружия, средств связи, подкупа политиков, что дало преимущество Ирану и его союзникам в борьбе с врагами, поддерживаемыми Саудовской Аравией.

Третий фактор — это поведение европейских стран, которые доказали своим поведением, что единственное, что их интересует, это сколько денег они смогут инвестировать в Иран после снятия санкций, даже в том случае, если эти деньги будут перенаправлены Ираном немного на другие нужды.

Четвёртый фактор — это сложное экономическое положение Саудовской Аравии, к которому привела европейская и американская поддержка Ирана и демонстрирование спины Саудовской Аравии. Цены на нефть упали до такого низкого уровня, который, если продержится ещё несколько лет, при сохранении нынешнего высокого уровня расходов на союзников, приведёт Саудовскую Аравию к дефолту, возможно в ближайшие пять лет или ещё раньше.

Пятый фактор — это развал союза между Саудовской Аравией и Турцией. Это случилось после того, как Эрдоган перестал поддерживать повстанцев в Сирии и ИГИЛ в прежнем объёме, что случилось в результате розыгрыша сложной партии, который мастерски провёл Путин. Египет тоже повернулся к саудитам спиной после того, как Абдул Ас-Сиси осознал, что коалиция, побеждающая на Ближнем Востоке — это сплочённая и активная коалиция Сирии, Ирана, Ирака и Хезболлы, а коалиция, которая терпит поражение — это коалиция с саудитами во главе, не имеющая поддержки и союзников.

Ситуация вырисовывается ясно, как никогда: восточная часть Ближнего Востока, ал-Машрик, которая находится восточнее Израиля, входит в зону влияния Ирана. Остальная часть государств Ближнего Востока, от Египта и на запад, до сих пор находится вне иранского влияния. Проникновение Ирана в Йемен, которое превратиться в официальное присутствие после подписания мирного договора в этом расколотом государстве, позволит аятоллам действовать системно и закрепиться в районе Баб-эль-Мандебского пролива, через который проходит большая часть мирового морского трафика.





Нынешняя ситуация выглядит так, что Иран является победителем в многолетнем противостоянии, а Саудовская Аравия является стороной, терпящей поражение. Ключевой фигурой в данной ситуации является правительство Трампа, поскольку США являются главной силой, способной поставить под угрозу интересы Ирана и России в регионе, либо усилив своё непосредственное военное присутствие либо вооружая многочисленные террористические организации. Но Трамп, судя по всем публичным заявлениям, видит в Путине уважаемого коллегу, и совсем не очевидно, что займёт позицию целенаправленного противодействия российской политике на Ближнем Востоке, и вряд ли США вступят в конфронтацию с Ираном.

Главный вопрос — что будут делать в данной ситуации два оставшихся сильных игрока?
Израильское руководство, ожидая изменение вектора внешней политики США при Трампе, начинает стремительно вооружаться: заказывает у Германии субмарины, способные нести ядерное вооружение — оружие последнего шанса, увеличивает заказ на самые современные истребители пятого поколения, рассматривает вопрос приобретения истребителей F-15, создает новые бригады специального назначения, интенсифицирует процесс испытания и разработки современных комплексов ПВО, проводит масштабные учения по нескольку раз в год.





У Турции, где Эрдоган удержался у власти после комичного путча, гораздо более амбициозные планы.

Идея неоосманизма всё ещё владеет умами турецкой верхушки, но теперь турецкая внешняя политика станет менее агрессивной и более осторожной, придерживаясь принципа «больше друзей, меньше врагов».

При этом турки будут пытаться выстраивать экономические и политические связи со всеми сторонами конфликта, ожидая шанса ударить в спину тем из политических и экономических партнёров, которых будет выгодно предать на сей момент, в лучших традициях восточной дипломатии.
 
загрузка...

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить