Иерархи верховного ареопага

Республиканские патриархи Сената США
 
Часть 1. Ареопаг последней великой державы. Как работает Сенат США 


Помимо семерки высших иерархов Республиканской партии в Сенате США, среди сенаторов от этой партии есть немало и других влиятельных лиц. Они могут не занимать руководящие посты, но с ними считаются. Среди них — такие патриархи, как Тэд Кокран, Чак Грассли, Ричард Шелби, Джон Маккейн, Джим Инхоф…



Тэд Кокран (William Thad Cochran) — 78-летний старший сенатор от Миссисипи (напарник Роджера Уикера), третий по стажу сенатор и второй среди республиканцев после Оррина Хэтча, очень популярный в родном штате. Он в Сенате с 1978 года и возглавляет один из ключевых комитетов — по ассигнованиям. В 2014-м переизбрался на седьмой срок (хотя и после непривычно напряженных праймериз со вторым туром). Это истинный южанин, бойскаут (удостоенный высших рангов), окончил университет родного штата со степенью бакалавра психологии и политологии, затем служил на флоте, получил еще и юридическую степень. Начинал карьеру как учитель и директор школы, одновременно практикуя право. Был женат пятьдесят лет. Овдовев, женился в прошлом году на своей долговременной помощнице.

Как и все южане в эпоху его молодости, вначале был демократом, но после реформ Линдона Джонсона перешел к республиканцам, причем руководил кампанией Никсона в штате в 1968 году. В 1972-м был избран в Конгресс — он и Трент Лотт, который потом вместе с ним представлял Миссисипи в Сенате, стали практически первыми республиканцами, избранными там за сто лет. Набрав популярность, дважды переизбирался в мрачные для партии уотергейтские времена, получая не менее 70%.

В 1978 году сенатор-демократ Истленд, заседавший шесть сроков, председатель Сената, решил уйти на покой. Кокран победил, так как демократы раскололись — опять же впервые за сто лет республиканец выиграл выборы в Сенат США от Миссисипи. Истленд ушел в отставку еще до нового года, и Кокран принес присягу раньше других новоизбранных. И затем постоянно переизбирался, получая все больше голосов (а в 1990-м вообще без соперника). А в 2014-м против него в родной партии выступил кандидат от «Чаепития», заставивший 76-летнего ветерана пройти через второй тур. К концу нынешнего седьмого срока он побьет рекорд среди сенаторов за всю историю штата.

Несмотря на триумфы в родном Миссисипи, Кокран не очень популярен в общенациональном масштабе. Но эксперты отмечают его закулисное влияние и стремление примирить крайности, дипломатично решать вопросы в тиши кабинетов, что успокаивающе действует на Белый дом. Он занимал ряд высоких постов в сенатской иерархии, руководил комитетами (например, по сельскому хозяйству и ассигнованиям). Журнал «Тайм» назвал его одним из десяти лучших сенаторов. После урагана «Катрина» он применил свое знаменитое «тихое убеждение», выбивая средства на устранение его последствий, и умудрился найти 29 миллиардов долларов — почти вдвое больше, чем обещал сам президент Буш. Его коллеги-сенаторы выразили свое уважение, постановив присвоить его имя экспериментальной садовой лаборатории в его штате. Кокран снова возглавляет комитет по ассигнациям и его подкомитет по обороне.

Он обрушился на реформы здравоохранения, предложенные Обамой, и на попытки усилить проверки покупателей оружия, содействовал охотникам и рыболовам. В 2005-м, один из немногих, отказался поддержать извинения Сената за отказ осудить линчевания на Юге за сто лет до того. Отказался поддержать и акт, осуждающий негуманное обращение с заключенными, в том числе в Гуантанамо, зато поддержал Акт о демократии в Беларуси 2004 года, вводивший санкции.

Связаны были с ним и скандалы — точнее, с его аппаратом. В 2009-м его помощница, работавшая с ним почти 30 лет, попала под суд за чрезмерное содействие скандальному лоббисту Джеку Абрамоффу в обмен на различные подарки, билеты на мероприятия и т.п. А в прошлом году другой ветеран его аппарата был арестован за перевозку наркотиков.



Еще один влиятельный старожил в рядах республиканских сенаторов — 82-летний Чак Грассли (Charles Ernest «Chuck» Grassley) из Айовы, заседающий с 1981 года, четвертый по стажу и второй по возрасту. До того 6 лет был конгрессменом и целых 16 — членом легислатуры штата. Всю жизнь прожил в Айове, где закончил колледж, работая на ферме и фабрике как простой рабочий, защитил степень в области политологии в местном университете и преподавал в колледже. В 1980-м был избран в Сенат, победив заседавшего там демократа на волне триумфа Рейгана. Затем переизбирался еще пять раз (в последний раз в 2010-м), став самым долгим по стажу сенатором в истории Айовы.

Грассли очень популярен в штате, хотя там наблюдается тяготение к демократам. Доминирует в местной политике и опирается на массовую лояльность земляков. Даже в 1992 году (триумфа демократа Клинтона) он был в очередной раз переизбран, набрав 69%. Правда, консерваторы и «Партия чаепития» и ворчат, что он чересчур «дрейфует влево». Его основные спонсоры — сфера здравоохранения, фармацевтические и страховые компании, юридические фирмы. Медики дали на его кампании более миллиона долларов.

Сенатор Грассли знаменит тем, что с 1993 года ни разу не пропустил пленарного голосования (и вообще лишь 35 заседаний). И ежегодно объезжает все 99 графств Айовы, так что даже возникло выражение «полный Грассли», т.е. когда кандидат в президенты проводит встречи во всех графствах этого ключевого для праймериз штата.

Грассли дважды возглавлял комитет по финансам, а сегодня — юридический комитет. Сопредседатель кокуса по международному контролю наркотиков. Заседает в ряде других комитетов и подкомитетов — по бюджету, финансам, сельскому хозяйству, здравоохранению, международной торговле и т.д. Его прозвали «супегерой налогоплательщиков» — он часто предлагал проекты законов о борьбе с нецелевым использованием бюджета. Так, в 2007-м опубликовал отчет о том, что более миллиарда долларов федеральных субсидий было выделено… умершим фермерам. Грассли старается добиться уплаты налогов американцами, работающими за рубежом, и добился принятия закона, обязывающего иностранцев, работающих на американских работодателей, платить федеральные налоги, даже если сами проживают за рубежом (хотя критики и говорили, что это снизит конкурентоспособность американских компаний за границей). В 2009-м прославился, заявив, что топ-менеджеры, получающие бонусы из выделенной банкам помощи, должны либо уволиться, либо сделать харакири, как самураи.

Сенатор Грассли знаменит своей поддержкой тех, кто сообщает в органы о преступлениях, и лично опекал некоторых. Занимался также борьбой с трафиком живого товара и выступал против легализации конопли в медицинских целях. Еще одна кампания, которую вел сенатор — с сектами и церквами, уклоняющимися от налогов, заставляя их подавать декларации. Несмотря на все финансовые вливания со стороны медицинских компаний, инициировал расследование, сколько неучтенных выплат производители лекарств делают в карман врачей и медучреждений, чтобы те рекламировали и прописывали их медикаменты. Оказалось — сотни миллионов долларов...

Поддержал поправку об уголовном преследовании за сожжение американского флага, голосовал против «Обамакэра», ограничения права на оружие и включения контрацепции в полисы страхования. Как сенатор от Айовы, он ратует за использование энергии ветра и других альтернативных источников и льготы для тех, кто перешел на них.

Сенатор Грассли — баптист, член ассоциаций, поддерживающих традиции — такие, как семейная молитва за завтраком. Женат уже более 60 лет, имеет много детей и внуков.



Немалым влиянием обладает еще один республиканский патриарх — сенатор-южанин Ричард Шелби (Richard Craig Shelby) от Алабамы, четвертый по возрасту (ему в мае будет 82), входящий в десятку самых долгих по стажу сенаторов (заседает с 1987 года). Это один из последних могикан, заставших массовый переход южан к республиканцам в 60-70-е годы. Он и сам вначале был демократом, причем аж до 1994 года, а затем сменил партию. Возглавляет еще один важный комитет Сената — по банкам, жилью и городским вопросам.

Шелби коренной алабамец, пресвитерианин, со степенью доктора права. Восемь лет был прокурором, заседал в городском магистрате, являлся помощником прокурора штата. В 1970-м 36-летний Шелби был избран в сенат штата, еще через восемь лет — в Конгресс США. Там он входил в группу консервативных демократов, все более сближавшихся с республиканцами при Рейгане. Его переизбирали три раза. В 1986-м Шелби выиграл жесткую гонку за место в Сенате США, когда штат все заметнее клонился к республиканцам. К тому времени он был почти республиканцем, поддерживая их по большинству вопросов и публично критикуя Клинтона за высокие налоги и расходы правительства. А два года спустя совершил решающий шаг и стал республиканцем, укрепив их перевес в Сенате. Это лишь добавило ему популярности у избирателей. С той поры у него не было серьезного оппонента, и он намерен переизбираться в 2016 году.

Он пользуется репутацией человека, умеющего настоять на своем. Долго заседал в комитете по разведке, завалив назначение Энтони Лейка директором ЦРУ и выступая за ужесточение борьбы с утечками секретной информации. Получил поддержку Буша, когда тот стал президентом. Но тут сенатор пошел вразрез с оружейным лобби, поддержав законопроект демократа Байдена об увеличении периода проверки при покупке оружия.

Заседает в целом ряде комитетов и подкомитетов, сопредседательствует в кокусе по национальной безопасности и входит в «Центристскую коалицию» Сената, куда входят умеренные представители обеих партий. Его влияние велико. Так, в 2010-м он заблокировал более 70 президентских назначений, когда не добился финансирования ряда проектов в области нацбезопасности, и разблокировал, когда его вопрос был решен.

В период кризиса сенатор был лидером тех, кто не желал тратить средства налогоплательщиков на спасение тонущих банков и корпораций. Выступает против надзора за банковской сферой как нарушения тайны вкладов. Был против финансовой поддержки автопрома, заявив: «Это французский путь, неправильный. Наш налогоплательщик не должен платить такую цену». В прошлом году предложил «закон Шелби», облегчающий ограничения для небольших банков, зато усиливающий проверки ФРС. Поддерживает «плоский налог» и их сокращение, объясняя этим свою смену партий.

Шелби часто ведет республиканцев в борьбе против предложений демократов. Он против абортов, «Обамакэра», однополых браков, роста иммиграции. Если по экономическим и внешним вопросам он часто голосует как демократ, то по социальным вопросам — как консерватор, редко поддерживая права человека и экологические меры. Знаменит он активным участием в борьбе с раком, помогая исследовательским центрам финансированием и льготами. За это его удостоили ряда премий и назвали в его честь (и его жены-профессора) несколько центров и корпусов колледжей Алабамы. Бывали с ним и курьезы: он пытался заблокировать назначение нобелевского лауреата по экономике в совет ФРС, заявив, что у того «недостаточная квалификация».



Один из самых влиятельных и известных американских сенаторов — безусловно, Джон Маккейн (John Sidney McCain III) из Аризоны, кандидат в президенты 2008 года, которому в этом году исполняется 80.

О нем известно больше, чем о его коллегах, поэтому не будем повторять общеизвестные факты. Лишь вкратце напомним, что он из семьи потомственных военных, сын и внук адмиралов. Его матери 104 года. Родился он в зоне Панамского канала, что едва не создало ему проблемы на президентских выборах — обсуждался вопрос, можно ли его считать уроженцем США.

Маккейн пошел по стопам отца и деда, окончил Военно-морскую академию, служил военным летчиком (отличаясь бесшабашностью и лихачеством), бомбил Вьетнам и попал в плен, где провел шесть лет (и подвергался пыткам, из-за которых утратил способность поднимать руки выше головы).

Освободившись из плена в 1973-м, стал знаменитостью, получил ряд наград. Женившись вторым браком на дочери крупного бизнесмена, вышел в отставку в звании капитана и с пенсией по инвалидности, и переехал в Аризону. Его жена имеет капитал свыше 100 миллионов долларов (с ней, помимо трех своих детей, он удочерил девочку из Бангладеш). В Аризоне, работая вице-президентом у нового тестя, получил поддержку местного бизнеса и республиканцев, которые убедили его идти в Конгресс в 1982 году.

Маккейн идеально соответствовал духу эпохи Рейгана. Аризона — республиканский штат, поэтому проблемы могли быть только на праймериз в своей же партии. Его обвиняли в том, что в штате он чужой, но он и это повернул в свою пользу, выступая как солдат, по долгу службы оказывавшийся в самых разных уголках света. В Конгрессе заседал два срока, зарекомендовав себя как ястреб, сторонник жесткой линии Рейгана. Все больше интересовался внешней политикой и стал членом внешнеполитического комитета.

В 1986-м был избран в Сенат (с перевесом в 20%), завоевав бывшее место символа американского консерватизма Барри Голдуотера, и переизбирался еще четыре раза, собираясь получить новый шестилетний срок в 2016-м. В Сенате он, естественно, попал в комитет по вооруженным силам, а также в комитет по делам индейцев. Будучи заядлым игроком, именно он помогал индейским племенам открывать казино на своих землях (что к 2000-му стало приносить до 23 миллиардов долларов в год).

Несмотря на свой консерватизм, Маккейн заслужил в партии репутацию чуть ли не диссидента, готового пойти вразрез с общей линией. При Клинтоне он сосредоточился на реформе финансирования избирательных кампаний, предложив вместе с демократом от Висконсина Файнголдом законопроект, запретивший получать деньги из-за рубежа на эти цели и вводивший другие ограничения. Возглавляя торговый комитет Сената с 1997 года, боролся с излишними федеральными расходами (хотя его уличали в получении средств от корпораций, которыми комиссия занималась). А также предлагал повысить налоги на табачные компании и за счет этого финансировать борьбу с курением.

Его рассматривали как возможного кандидата в вице-президенты еще в 1988-м, в связке с Бушем-старшим. Но тогда он угодил в скандал, получив взносы и разные бонусы от лоббиста, ради которого пытался влиять на федеральные органы. В 1996-м его опять рассматривали как возможного вице-президента уже в связке с Бобом Доулом. Он был одним из вожаков попытки импичмента Клинтону.

Интересно, что, несмотря на вьетнамский плен, Маккейн стремился наладить отношения США с этой страной в 90-е. Более того, навлек на себя гнев некоторых ветеранов, отрицая, что там могут все еще находиться пленные американцы. Но затем в полную силу проявил себя ястребом, агитируя за бомбардировки Югославии. Особенно заметно это стало после 11 сентября, когда он выступал за войну в Афганистане и Ираке до победного конца и за прочие подобные операции, требовал посылать туда больше солдат и предлагал ужесточить меры безопасности в аэропортах. Правда, как лично переживший ужасы плена, он боролся с пытками и издевательствами в Абу-Грейб и Гуантанамо. С 1993-го Маккейн возглавляет Международный республиканский институт, частично финансируемый из бюджета и насаждающий демократию по всему миру. К концу 90-х журнал «Тайм» числил его одним из 25 самых влиятельных людей Америки.


На выборах 2000-го Маккейн выступал как непримиримый борец с олигархами и дельцами от политики, стремящийся «вернуть власть народу». Это раздражало республиканский истеблишмент, сделавший ставку на Буша-младшего. Маккейн вел кампанию прямо на улицах, со ступенек автобуса, и давал море интервью журналистам независимых СМИ, часто говоря вещи, которые сложно ожидать от сенатора, что вызывало восторг репортеров. Когда он выиграл праймериз в Нью-Гэмпшире, против него была развернута жесткая анонимная кампания, куда включились многие группы интересов, обиженные им. Избирателей забрасывали факсами и емейлами, описывающими его как больного на голову, гомосексуалиста, предателя и т.п. Его жену объявили наркоманкой и утверждали, что его приемная дочь — на самом деле его внебрачный ребенок от связи с чернокожей. В итоге эмоциональный сенатор впал в депрессию и с грохотом проиграл праймериз.

Осадок был столь силен, что Маккейн какое-то время атаковал новую администрацию совместно с демократами, и даже поговаривали о возможной смене им партии. Однако затем он наладил отношения с коллегами и к середине 2000-х стал одним из наиболее влиятельных сенаторов. Особенно подружился он с демократом Джо Либерманом и республиканцем Билли Грэмом — этих ястребов прозвали «три амиго».

Вместе с Тедом Кеннеди выступил за ужесточение иммиграции и укрепление границы с Мексикой (Аризона — один из приграничных штатов). Активно включился в президентскую кампанию 2008 года, и, если бы победил, стал бы старейшим президентом США в истории. Но проиграл, как известно, Бараку Обаме, упустив не только «колеблющиеся» штаты, но и несколько традиционно республиканских. Он то демонстрировал, что он центрист и за диалог между партиями, то обрушивался на предложения новой администрации — в частности, по реформе здравоохранения, борьбе с кризисом и правам гомосексуалистов служить в армии. Если раньше был за снижение парниковых газов, то теперь — против аналогичных предложений Обамы. Стал выходить из себя прямо на трибуне, что вызывало комментарии о его психическом состоянии.

Будучи лидером оппозиции в военном комитете Сената, когда началась «арабская весна», Маккейн стал ведущим сторонником поддержки ее Америкой. Причем отрицал опасность прихода к власти исламистов. Настаивал на вторжении в Ливию (и даже оказался первым американцем такого ранга, посетившим повстанцев). Называл повстанцев «мои герои». Несмотря на свое неприятие жестокого обращения с пленными, внес законопроект, дозволявший держать в американских военных тюрьмах подозреваемых в терроризме. Стал ведущим агитатором за интервенцию США в Сирии. Был первым сенатором, лично посетившим сирийских повстанцев, ратовал за поставки им оружия, критиковал изоляционистов вроде сенаторов Рэнда Пола и Теда Круза. Стал главным сторонником Майдана, посетив его в декабре 2013-го, затем требуя вооружить украинскую армию для отпора «российской интервенции» и вводить все новые санкции против России. Он входит в сенатский кокус по Украине. Осудил налаживание Обамой отношений с Кубой и Ираном. А с учетом, что сегодня Маккейн возглавляет комитет по военным делам, его роль как верховного американского ястреба стала еще значительнее.

Он помог Джону Керри стать госсекретарем, завалив кандидатуру Сьюзен Райс. Сегодня стремится выступить в роли центристского лидера Сената, работающего с обеими партиями, и иногда поддерживает администрацию Обамы в схватках с республиканцами (например, при попытках отменить «Обамакэр»). Дошло до того, что республиканцы его же штата вынесли ему порицание за «недопустимый и вредоносный либерализм», а «Партия чаепития» считает его врагом. С Трампом у него тоже не сложились отношения: сенатор назвал его высказывания «невежественными и опасными для национальной безопасности», а тот сказал, что настоящий герой в плен не попал бы.

Один журналист определил Маккейна как «консервативного неконсерватора». Это, пожалуй, самый эмоциональный сенатор, нетерпеливый и прямолинейный, дающий волю своему темпераменту, хотя и способный признавать ошибки. Впрочем, говорят, что его буйство — чаще всего лишь маска, и он отлично умеет держать себя в руках.

Он когда-то был прихожанином епископальной церкви, но позже стал баптистом.



Замыкает галерею республиканских старожилов Сената Джим Инхоф (James Mountain «Jim» Inhofe) от Оклахомы, также весьма колоритный. Он пятый по возрасту — в ноябре исполнится 82 года. В Сенате с 1994 года. Председатель комитета по окружающей среде и ярый сторонник того, что глобальное потепление — просто миф.

Родился в Айове, но его семья вскоре переехала в Оклахому. Служил в армии, в отличие от большинства сенаторов не учился в университете в юности. Только уже будучи под 40, получил бакалавра. 30 лет проработал в бизнесе, в итоге дослужившись до кресла президента страховой компании. В 60-е стал активен в политике, возмутившись засильем либералов. Избирался в законодательное собрание и сенат штата, был там лидером меньшинства. Неудачно пытался стать губернатором в 1974-м (потеряв в ходе кампании 57 фунтов веса). В 1978-м был избран мэром на волне подъема республиканцев, а в 1986-м — в Конгресс, и неоднократно переизбирался (хотя и с небольшим перевесом).

В 1994-м Инхоф был избран в Сенат США и принес присягу досрочно, в ноябре того же года, за день до своего 60-летия. С тех пор неоднократно переизбирался.

Входя в военный комитет, он занимался скандалом с издевательствами над заключенными в тюрьме Абу-Грейб, отчего, по собственному признанию, впал в бешенство. Он заявил, что следует наказать виновных, но что и заключенные — убийцы и террористы. А в 2006-м был одним из всего лишь 9 сенаторов, проголосовавших против закона, запрещающего жестокое и бесчеловечное обращение в американских тюрьмах.

Инхоф — один из самых консервативных американских сенаторов. Подлинную славу ему принесло отрицание глобального потепления, на тему чего он издал ряд книг. Он называет его «самым грандиозным мифом, когда-либо навязанным американскому народу», и доказывает, что сложился всемирный заговор экологов, либералов, левых и конкурентов целого ряда отраслей производства и энергетики при поддержке мощного лобби в Вашингтоне и Голливуде. Сенатор убежден, что сама идея, что человек может воздействовать на то, что в руках Господа — это гордыня и кощунство. Правда, он не лишен юмора: участвуя в конференции по изменению климата в Милане, расписался на плакате экологических активистов с его цитатой, поблагодарив за точность цитирования. Инхоф напоминает, что в 60-е СМИ нагнетали тревогу, наоборот, по поводу глобального похолодания и нового ледникового периода, и доказывает, что наука склоняется к мысли о естественных причинах любых климатических пертурбаций, а человек тут ни при чем. За все это он получает поддержку от нефтяников, газовиков и прочих энергетиков.

Если не считать любимого конька, в целом сенатор Инхоф вполне охотно работает с оппонентами. Так, он предложил закон о защите некоторых видов животных, включая морскую черепаху. Он выступает за увеличение добычи нефти на морском шельфе и в Арктике, за борьбу с нелегалами и за провозглашение английского языка государственным (с последующей сдачей тестов желающими получить гражданство),

В международной политике Инхоф — убежденный защитник Израиля. Выступая как-то в Сенате, он привел семь причин, почему Израиль имеет право на свою землю, приводя и археологические свидетельства, и сельскохозяйственные успехи в пустыне, и Библию. Он подчеркивал, что Израиль является самым надежным союзником США в мире и эффективным щитом против терроризма, и заявлял, что 11 сентября — кара свыше за неспособность защитить Израиль. Он убежден, что политика США на Ближнем Востоке должна исходить из Библии: «Это вообще не политическая битва, а спор, верно Слово Господа или нет». Критикует бездействие в сирийском вопросе. Активно ездит по всему миру, причем не как сенатор, а как представитель церкви — он активный пресвитерианин.

Это самый жесткий сенатский противник гомосексуалистов. Он не просто голосует против расширения их прав, но и принципиально не нанимает их на работу в свой аппарат «во избежание конфликта ценностей».

Инхоф имеет лицензию на управление самолетом и часто использует собственный самолет в избирательных кампаниях, летая по всему штату. Как-то, в 75 лет, он вызвал скандал, едва не угробив при посадке рабочих какого-то техасского аэропорта. У него слава еще более отвязного ковбоя, чем у Маккейна, хотя сейчас у обоих возраст не тот.

 
Продолжение следует
       
загрузка...

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    24.04.2016 07:02
    №1 Владимир Иванов Россия
    Есть такая категория людей - всегда за войну. Я про Маккейна.
    Был вчера в бане, куда ходят в т.ч. военные-отставники. Захожу в парилку, там...
    - Зря Сталин не напал на Японию! Надо было их до конца дожать! Не было бы, как сейчас!
    /А что "сейчас" - я не понял/.
    Опят отрывок разговора
    -... я ему говорю - ты же дезертир. Если у вас там война, то иди воюй, едь в АТО, убивай врагов твоей страны! Что ты в России забыл?
    Этим бы людям предложить вопрос с компенсацией для Латвии.
     Подумалось, что Путин не нападает, а наоборот, сдерживает. Народ хочет, вытащить соотечественников из под власти бандеровцев - по территории бывшей Новороссии, президент это активно блокирует.
    Поддержали: Павел Потапейко
     
    •  
      24.04.2016 07:11
      №2 Jurijs Kiseļevs Латвия Владимир Иванов (№1)
      И там и тут не " Алё ". Но лучше тут  "Не Алё ", чем там АЛЁ 
      Поддержали: Павел Потапейко
       
    •  
      13.06.2016 09:50
      №4 Павел Потапейко Беларусь Владимир Иванов (№1)
      Да, уважаемый Владимир, есть такие матерые ястребы в любой большой стране. Но в США. думается, они особенно опасны в силу сочетания ряда факторов: уверенности в своей миссии, наличия опасных для дестабилизации других стран ресурсов и определенной недалекости и невежества. В то же время есть ведь и такая категория военных, которая. наоборот, знает, что такое война, и поэтому нередко именно они оказываются миротворцами. Такие тоже есть везде - вспомним хотя бы де Голля, не пожелавшего силой сохранять колонимальную империю. В США, к сожалению, военный-ястреб - более распространенная фигура, чем военный-миротворец.
      А что касается политики России, я полностью согласен - она только реагирует, а не наступает, не создает какие-то каверзы другим странам, в отличие от США, которые постоянно активничают. Крым ушел в Россию ведь после Майдана, а не наоборот. Просто в России власть уже не та, что была при Ельцине, как это ни печально для многих проатлантически мыслящих товарищей. Теперь Москва будет строго ждать повода. Хотя все равно обвинят во всех грехах.
       
  •  
    24.04.2016 12:04
    №3 Валентин Антипенко Беларусь

    Правильно сделали, что начали публиковать политические портреты власть придержащих в США.

    Надеюсь, Америкой редакция не ограничится.

    Поддержали: Марк Козыренко, Irena Snake, Павел Потапейко
     
    •  
      13.06.2016 09:54
      №5 Павел Потапейко Беларусь Валентин Антипенко (№3)
      Спасибо, уважаемый Валентин! Планируется также заняться Палатой лордов Великобритании. Интереснейшая структура! А вот во Франции меня давно интересует даже не их Национальное собрание (включая и сенат), а Французская академия с ее 40 Бессмертными. Вот это и есть средоточие элиты. Это далеко не только ученые, а герцоги, генералы, поэты, политики и много кто еще.
      Поддержали: Валентин Антипенко
       
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить