Гонка вооружений 30-х

Часть 2. Противотанковое оружие пехоты
 

Гонка вооружений 30-х: лидеры и аутсайдеры
Часть 1. Винтовки, пистолеты и пулемёты

 
 
 


Германская императорская армия — единственная, которая в годы Мировой войны (тогда ещё — просто Мировой, без порядкового номера) испытала на своей шкуре, что означает «массированная танковая атака», которая на практике почувствовала, что происходит с даже наилучшим образом окопавшейся, обученной, умелой, самоотверженной пехотой, когда на поле боя вываливается сразу полтысячи бронированных самоходных огневых точек, ежесекундно изрыгающих сотни снарядов и тысячи пуль. И первая сделала соответствующие выводы...
 



Конечно, первое применение англичанами своих громоздких железных ящиков на гусеницах 15 сентября 1916 года в ходе сражения на Сомме вряд ли можно назвать успешным — но уже в следующем году танки стали ночным кошмаром немецких генералов.

Хотя немцам и удалось свести к ничьей битву у Камбре, несмотря на ввод в бой англичанами почти полутысячи танков — сражение у Амьена 8 августа 1918 года расставило все точки над i.

Танки стали фактором военного искусства — и с этим надо было что-то делать...

И Второй рейх делал. Мало, поздно и не совсем то — но надо учитывать ситуацию: ресурсов нет, наработок нет, специалистов нет, и что именно из лихорадочно разрабатываемого оружия выстрелит в цель, а что станет напрасным расходованием средств — неизвестно.

Только практика — под огнем врага и гусеницами его танков. Такие вот условия лабораторных исследований — а других нет...

И надо сказать, что сумрачный германский гений даже в такой, практически безвыходной, ситуации — выход нашел. В виде маузеровского противотанкового ружья Tankgewehr M1918 и противотанковых пушек фирмы «Рейнметалл» обр. 18 и системы Фишера обр. 18 (калибра 37 мм).



Союзники позируют с противотанковым Tankgewehr M1918 на фоне немецкого блиндажа.


Правда, это Германской империи помогло мало, 11 ноября 1918 года ей пришлось свернуть шарманку — но опыт-то не пропьёшь, хоть союзники и запретили немцам даже думать о противотанковой артиллерии... Но наработки-то остались! На их основе фирма «Рейнметалл» в 1926 году создала первый опытный образец 3,7-см противотанковой пушки обр. 26.

От 3,7-см противотанковой пушки обр. 18 новая пушка отличалась лучшей баллистикой. У пушки обр. 18 снаряд весил 0,46 кг и имел начальную скорость 506 м/с, а у пушки обр. 26 эти цифры составляли 0,68 кг и 762 м/с. На дистанции до 800 м новая пушка могла пробить броню любого современного (на тот момент) танка с противопульной броней.


Что характерно — пушка эта создавалась «в металле» на территории СССР. Формально немцы этим не нарушали Версальский договор, запрещавший разработку нового оружия на территории Германии. Но за это пришлось «брать в долю» русских — которые вежливо попросили продать им опытные образцы и чертежи нового противотанкового орудия.

Для этого руководство фирмы «Рейнметалл» с ведома и содействия германского правительства и командования рейхсвера создало в начале 30-х годов подставную фирму — Общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений» (сокращенно БЮТАСТ) — классическую подставную контору для сомнительных махинаций.

Которые не заставили себя долго ждать...


6 августа 1930 года начальник Государственного орудийно-оружейно-пулеметного объединения товарищ Будняк и руководитель фирмы БЮТАСТ господин Гуго Фрейзенштейн заключили в Берлине договор о технической помощи.

Фирма БЮТАСТ обязалась оказать техническую помощь в организации производства в СССР шести артсистем, созданных фирмой «Рейнметалл»:
 


1) 7,62-см зенитной пушки;
2) 15,2-см миномета;
3) 3,7-см противотанковой пушки;
4) 2-см автомата;
5) 15,2-см гаубицы;
6) 3,7-см автоматической зенитной пушки.
 


По условиям договора СССР за всю эту музыку выплачивал фирме 1 125 000 американских долларов.

В договоре были специальные статьи, согласно которым СССР не должен был разглашать ни условий сделки, ни данных германских орудий, а Германии, соответственно, запрещалось разглашать сведения о советских артиллерийских заводах.

В рамках этого договора фирма БЮТАСТ поставила в СССР двенадцать 3,7-см противотанковых пушек, а также комплекты деталей и полуфабрикатов на несколько артсистем и полную технологическую документацию.



3,7-см противотанковая пушка образца 1935/1936 года — Panzerabwehrkanone 35/36.

Изготовление 3,7-см противотанковых пушек фирмы «Рейнметалл» было начато в 1931 г. на заводе №8 в подмосковной деревне Подлипки, где пушка получила заводской индекс 1К. Приказом Реввоенсовета от 13 февраля 1931 г. пушка была принята на вооружение под наименованием «37-мм противотанковая пушка обр. 1930 г.».

Кстати, выстрелы советской и германской пушек были полностью взаимозаменяемы...

Но до прихода нацистов к власти в Германии говорить о каком-то серьезном насыщении рейхсвера противотанковой артиллерией было бы просто смешно — с 1931 по 1935 годы дитя Ганса фон Секста получило в общей сложности 264 такие пушки (СССР в 1931-1932 годах наклепал таковых 499 штук, не считая дюжины купленных у немцев).

По-настоящему за производство 3,7-см Раk 35/36 немцы взялись после официального рождения вермахта — и как взялись! К августу 1939 года в немецкой армии насчитывалось 11 250 таких пушек! Больше, чем у французов, поляков и англичан, вместе взятых! Не говоря уж о том, что 22 июня 1941 года в вермахте было 15 515 Рак 35/36...


Зачем немцам столько противотанковых пушек? Чтобы воевать со странами, у которых в избытке ТАНКИ.

Цейхгаузы французских арсеналов, набитые, как бочка сельдью, новенькими FT-17, вышедшими из сборочных цехов и тотчас же поставленными на длительное хранение — виделись немецким генералам в самых страшных кошмарных снах.

Три тысячи бронированных машин! Не считая полутысячи польских танкеток, трехсот чешских танков и военного железа «просвещенных мореплавателей», которого тоже было немало...



Французские танки Renault FT-17 в период между мировыми войнами.


Как со всем этим бороться, не приведи Бог войны? Только и единственно — делать противотанковые пушки! Только обилие Рак 35/36 в боевых порядках войск давало (теоретически!) вермахту хоть какие-то шансы на успех в случае начала военных действий.

Кстати, пехотная дивизия вермахта «пехотной» была только по названию. Реально она была ПРОТИВОТАНКОВОЙ.

Кроме противотанковых рот пехотных полков (в каждой — по 12 орудий), в дивизии был отдельный противотанковый батальон (36 Рак 35/36), в отличии от остальной артиллерии дивизии — полностью моторизованный. Плюс три пушки были в разведбатальоне дивизии — итого в ней было 75 противотанковых орудий (для сравнения — во французской дивизии артиллерия ПТО насчитывала 52 25-мм и 8 47-мм противотанковых орудий. Тоже неслабо, но немцы все же круче).


Таким образом, подводя черту под темой, можно сказать, что в чём в чём, а в противотанковой артиллерии немцы перед войной очевидно превзошли всех своих потенциальных противников — если не по качеству (47-мм орудия французов были куда как мощнее «дверных колотушек» Рak 35/36), то по количеству — точно.

Если французская армия имела в строю 4225 единиц 25-мм пушек SA34, 1285 25-мм пушек SA37 и 1094 47-мм орудия Canon de 47mm Mle1937, а поляки располагали 1730 37-мм противотанковыми орудиями «Бофорс» — то немцы помимо собственных 11 250 Рak 35/36 и 350 австрийских 47-мм пушек Бохлера располагали ещё и чешскими орудиями (1540 37-мм и 750 47-мм), что делало противотанковую оборону вермахта достаточно крепкой.

Что на собственной шкуре испытали французы в мае-июне 1940-го у Арраса, Мобёжа, Сен-Кантена и на Маасе...

Что характерно — из опыта Французской кампании немцы вынесли один полезный вывод: пехота на поле боя должна иметь максимум противотанкового оружия — возможный на данный конкретный момент.

Если есть в боевых порядках батальона парочка РАК 35/36 — хорошо, есть под рукой рота ПТО — отлично, но если пушки доставить не удалось, если роты переправились через речку или канал налегке, с винтовками и пулеметами в лучшем случае — у пехоты должны быть хотя бы противотанковые ружья. О которых до этого никто всерьез не думал...


И немцы, надо отдать им должное, довольно быстро насытили пехотные роты легким противотанковым оружием — если к началу Второй мировой количество ПТР в войсках равнялось нулю (ну, если относиться к вопросу въедливо — шестидесяти двум штукам), то к моменту вторжения в СССР их число превзошло двадцать пять тысяч штук.

Каждая немецкая пехотная дивизия располагала девятью десятками единиц PzB-39 — пусть калибром всего 7,92 мм, но зато с начальной скоростью пули в 1180 м/с.




Да, против Т-34 или КВ они были бесполезны, а вот Т-26 или БТ-5 были им вполне «по зубам»...
 
 
Продолжение следует
              

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить