Без России у Беларуси нет позитивного будущего

И у нас это понимают
 

Кавказский геополитический клуб проводит традиционный опрос экспертов, подводящих итоги 2016 года и прогнозирующих развитие событий на 2017 год. О ситуации в Беларуси и мире рассказывает политолог, главный редактор портала IMHOclub.by Алексей Дзермант (Минск).
 


— Каковы, на ваш взгляд, три главных события 2016 года (и в стране, и в мировом масштабе)?

В Беларуси я бы выделил следующие события:

1. Выборы в парламент. Они еще раз показали, что белорусская политическая система устойчива.

Подавляющее большинство мест в нем заняли представители системных, прогосударственных сил. И это закономерно. В обществе существует запрос на стабильное, эволюционное развитие и результаты выборов прямо свидетельствуют о том, с какими партиями и общественными движениями избиратели это связывают.

Кроме того, если и дальше будет общественно-политический запрос на более активную роль партий в белорусской политике, вполне возможно, что мы придем к формированию классической полуторапартийной системы в виде большой и влиятельной центристской силы (сейчас на эту роль претендует общественное объединение «Белая Русь»), системной оппозиции слева (КПБ) и справа (ЛДПБ).

Впрочем, пока еще рано говорить, будут ли изменения в избирательном законодательстве и пройдут ли следующие парламентские выборы уже не по мажоритарной, а по смешанной системе.

2. Деноминация и в целом финансовая стабилизация. На мой взгляд, это важный символический и практический шаг в укреплении национальной экономики. Появление новых денег, исчезновение лишних нулей имеет благоприятный психологический эффект, кроме того, они стали более удобными и понятными, в том числе для гостей нашей страны.

3. Визит Александра Лукашенко в Китай в сентябре 2016 года и в целом позитивное развитие белорусско-китайских отношений.

Республика Беларусь и КНР достигли очень тесного, стратегического взаимодействия практически по всем важнейшим сферам: в экономике, политике, военно-техническом сотрудничестве. Лукашенко встречался во время последнего визита не только с Председателем КНР Си Цзиньпином, но и с Ли Кэцяном — лидером «комсомольцев», к которому прочат переход власти в КНР после Си Цзиньпина.

Это значит, что Беларусь рассчитывает на долговременные отношения с КНР при любом руководстве.

Наиболее важные события в мире:

1. Избрание Дональда Трампа 45-м президентом США. Его избрание может стать началом реальной разрядки и перезагрузки в мире и в Северной Евразии.

Если России удастся договориться с новой администрацией и снизить градус напряженности в отношениях с коллективным Западом, то это пойдет на пользу всем, в том числе и Беларуси.

Для Восточной Европы, которая все больше походит на линию фронта новой холодной войны, такая разрядка жизненно необходима.

2. Brexit и очевидный кризис ЕС. Результаты референдума о выходе Великобритании из Европейского союза красноречиво свидетельствуют о том, что это интеграционное объединение теряет привлекательность даже для наиболее экономически и политически влиятельных его членов. Значит, серьезные проблемы назрели в самой конструкции этого союза, в принципах, на которых он стоит.

Ослабление ЕС и утрата им морального преимущества в отстаивании своих ценностей являются для России, Беларуси, ЕАЭС вызовом и возможностью. Надо суметь правильно этим воспользоваться и нарастить силу, прочность и влияние наших интеграционных союзов.

3. Успех России в Сирии. Очень важное событие с точки зрения региональной и планетарной безопасности. По сути, Россия — единственная из мировых держав, которая реально успешно ведет в этой стране борьбу против идеологической чумы XXI века — исламского экстремизма и фундаментализма.

Россия решительно вступила в эту битву и побеждает. Это имеет колоссальное значение для всего человечества.
 

Кроме того, это еще раз покажет западным партнерам, что с Россией надо договариваться по-хорошему, а не пытаться давить или устраивать хаос у ее ворот.
 


— Каковы основные тенденции уходящего года в Беларуси и на территории «евразийской интеграции» в целом? К чему они приведут в ближайшем будущем?
— Тенденции в Беларуси и на пространстве евразийской интеграции противоречивы. В основном это связано с экономическими факторами.

2016 год был неплохим для белорусской промышленности, в частности, для машиностроения, где наблюдался рост. Например, БелАЗ вышел на первое место в мире по производству большегрузных тягачей, пошли в гору дела у МТЗ. Но мы сильно просели по нефтепродуктам, что было связано с затянувшимся белорусско-российским нефтегазовым спором.
 

Поскольку спор продолжается, это говорит о том, что пока нет четких механизмов ни в рамках Союзного государства, ни в рамках ЕАЭС для их разрешения. Хотя именно этого и хотелось бы ожидать от евразийской интеграции.
 


— Каковы перспективы самой «евразийской интеграции»? Каковы они у проекта без идеологической составляющей — или в современном мире это совершенно не важно?

— Лично я отношу себя к евразийским оптимистам и полагаю, что, несмотря на все сложности и пробуксовки, евразийская интеграция необратима, она реально приносит пользу, выгоду и может принести её ещё больше. Конечно, для этого нужны работающие институты, выполнение уже достигнутых договоренностей, согласованное планирование промышленной, финансовой, инвестиционной политики.

Что касается идеологии — ЕАЭС возник в качестве чисто экономического объединения на рыночной основе. Для текущего момента, видимо, это оптимальный для всех вариант. Но с моей точки зрения, он не должен оставаться именно таким всегда. Элементы политической интеграции тоже необходимы.
 

В связи с этим неизбежно возникнет вопрос и о собственных ценностях, целях, то есть вопрос об идеологической надстройке.
 

Она необходима. Она есть у всех значимых субъектов международных отношений: ЕС, США, КНР, исламского мира.

В полуартикулированном, неофициальном виде есть она и у нас. Необходимо уже начинать работать по её актуализации, хотя бы пока на экспертном уровне и через структуры гражданского общества стран ЕАЭС, которые, кстати, тоже надо совместно развивать.


— В последнее время в России все чаще отмечают определенную отстраненность Минска, нежелание белорусских коллег принимать участие в проектах с заметной российской составляющей. Нам кажется, или в Беларуси действительно держат — и увеличивают — некоторую дистанцию? Не услышат ли в Москве в скором времени, что «Беларусь — це Европа», со всеми вытекающими из этого последствиями?

— В Минске присутствует некоторое разочарование темпами и результатами евразийской экономической интеграции. Как говорится, было гладко на бумаге, не заметили овраги.

До сих есть проблемы с доступом на рынки всех стран ЕАЭС, факты откровенного протекционизма, лоббирования, недобросовестной конкуренции, постоянно возникают торгово-экономические споры.

Кроме того, на этом фоне некоторые крупные российские СМИ на волне «украинского синдрома» пытаются подверстать сюда и Беларусь. Здесь это вызывает закономерное недоумение и раздражение.

«Дистанция» Беларуси от России прямо пропорциональна отношению России к своим союзникам — советуются ли с ними по важнейшим вопросам, касающимся, в конечном итоге, всех, принимают ли их мнение во внимание, готовы ли реально выстраивать взаимовыгодные кооперационные связи и запускать проекты развития.
 

В целом я не вижу никаких серьезных оснований, что Беларусь может отказаться от тесного союза с Россией. Без России у Беларуси нет позитивного будущего. И у нас это понимают.
 


— Ваш прогноз на будущий год? Куда идем?..

— Многое будет зависеть от того, удастся ли России заключить Большую Сделку с США и на каких условиях. Для России, как мне кажется, прежде всего важен вопрос Украины и ее пацификации, поэтому надо договариваться по ней.

Очень важна конфигурация решения по Сирии с участием России, Турции и Ирана. Если она будет прочной и удачной, то это надолго может стабилизировать Ближний Восток.

Очень важна динамика отношений России с Китаем, практическая реализация сопряжения ЕАЭС и Экономического пояса Нового шёлкового пути.

Я бы обратил больше внимания на работу со странами, которые так или иначе могут быть вовлечены в орбиту евразийской интеграции: Молдова, Грузия, Узбекистан, Таджикистан, Монголия. С каждой из них свои нюансы, проблемы, но их нужно и можно решать, в том числе с привлечением экспертного сообщества из всех стран Евразийского союза.
 

Беседовала Яна Амелина,
секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Алексею Дзерманту
  •  
    11 янв. 09:49
    №3 Андрей Красильников Ватикан
    Было ли недавнее решение о краткосрочном "безвизе" для прилетевших в РБ неожиданным? Какими могут быть дальнейшие шаги по "открытию дверей" для западников?
     
    вопрос спикеру
    •  
      11 янв. 09:54
      №4 Алексей Дзермант Беларусь Андрей Красильников (№3)
      Неожиданным не было, переговоры, в частности с ЕС по упрощению визового режима велись давно. Дальнейшие шаги зависят от действий партнеров по переговорам: будет с их стороны снижение стоимости визы с 60 до 30 евро, пойдут ли на уступки в соглашении о реадмиссии.
       
Комментарии
  •  
    11 янв. 08:09
    №1 Андрей Карпов Россия
    1. Я тоже отношу себя к оптимистам в плане евразийской интеграции. Вопрос только в том в чьей логике пойдет эта интеграция - в логике процесса оформленного как ЕврАзЭС или в логике китайской инициативы "One Belt, One Road" (OBOR).
    Позитивно, что обе стороны осознают необходимость "сопряжения", однако от осознания необходимости до реального "сопряжения" большая дистанция, а дьявол, как известно, прячется в мелочах (и, я бы добавил, в реальных интересах, не всегда совпадающих, что само по себе нормально).
    2. Что касается "Большой сделки" (некоторые в западных СМИ называют её "Ялта 2.0"). Я бы не обольщался насчет Трампа - думаю, что в рамках "Ялты 2.0" у России появится признаваемая зона геополитической ответственности и какие-то серьезные стратегические договоренности будут достигнуты, однако, на мой взгляд, Трамп будет гораздо жестче, чем Обама или Клинтон, следить за тем, чтобы Россия оставалась в рамках достигнутых договоренностей. Дисциплины будет больше и реакции будут более жесткие.
    При этом само избрание Трампа повысило мое личное уважение к политической системе США и американскому народу - по моему мнению это свидетельствует о том, что американский народ не утратил пассионарности и способен адекватно реагировать на изменения в окружающем мире, совершая довольно крутые повороты.
     
    •  
      11 янв. 09:00
      №2 Алексей Дзермант Беларусь Андрей Карпов (№1)
      1. Именно так. Все зависит о расставленных акцентов и реального исполнения.

      2. Согласен. Трамп - не подарок, но новая возможность. Воспользоваться ей - политическое и дипломатическое искусство.

      3. Вот и нам нужно приобретать качество высокой адаптивности политических систем, со своей спецификой, конечно, чтобы не быть заложниками одного человека или партии.
       
  •  
    11 янв. 11:15
    №5 Виктор Юрчик Беларусь
    Только вне России у Беларуси есть позитивное будущее. ЕАЭС давно пора реформировать, убрать "политическую составляющую" и перейти к понятным и равноправным экономическим отношениям. :-)
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить